Форум » Болтушка » Стихи, которые мы любим » Ответить

Стихи, которые мы любим

Джулия: Тащите сюда свои любимые стихотворения, рассказывайте о том, что вас с ними связывает. Можно поговорить или поспорить о творчестве поэтов разных эпох...

Ответов - 282, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

stella: То, что долго вынашивается, почти всегда кончается патологией!)))) Мне сама книга " Волкодав" понравилась, хотя к Семеновой равнодушна. А вот фильм помню смутно: там Куценко играл? И была еще такая обалденная то ли шутиха, то ли кикимора. Я тогда еще книгу помнила, но вот мне показалось, что в фильме была какая-то отсебятина.

Камила де Буа-Тресси: stella, у нас "Трудно быть богом" шел в кинотеатрах. Я хотела посмотреть, но побоялась идти в кино. А дома так руки не дошли хотя бы из любопытства глянуть. А "Волкодав" сняли просто бред бредом на мой взгляд. Да и вообще. У Семеновой такие книги, что лучше вообще их не снимать (ИМХО).

stella: Девчата, вы правы: меня хватило на 5 минут: дальше это просто смотреть нельзя. А я человек терпеливый. Я при поиске случайно включила фильм 89 года. так вот он, на этом фоне, прямо талантлив.

Grand-mere: Стелла, абсолютно согласна с оценкой двух экранизаций "Трудно быть богом". А с "Волкодавом" Вы, возможно, что- то спутали: там вроде никаких кикимор не было, а был (Не)Летучий Мыш ( единственный, к кому у меня лично претензий не возникло), Куценко точно не было, а был Бухаров.

stella: Grand-mere , значит я попутала. Все же лет 10 прошло, а я на нем не зациклилась, как на Дюма.)))

Ленчик: Муж продолжает жечь: Жили у бабуси Два веселых гуся. Гусей звали Гра и Фуа, Чтобы были в курсе

Камила де Буа-Тресси: Ленчик, а я почему-то прочитала стишок и вспомнила рассказ детский про двух страусят: Фу и Фи

Grand-mere: ОДИССЕЙ И врагов лишившись, и друзей, Времени испив хмельную брагу, Это был уже не Одиссей, Старец, возвратившийся в Итаку. Пусть еще крепки его слова, Простыни отброшены в постели, Воздух сотрясает тетива, Если он стрелу отправил к цели. Пусть еще и сила есть, и власть, И суровы пепельные брови. Но уже в глазах остыла страсть, Ветры погасили отблеск Трои. И, сойдя на берег с корабля, Медленный, сутулый и высокий, Понял он, что пережил себя, Сдвинув расстояния и сроки. И пока он верен был стреле, И пока он втянут был в скольженье Паруса и весел - на земле Все ушли, сменилось поколенье. Где они, в какой лежат воде, На каком песке, в котором веке, Сильные, привыкшие к беде, Верные и ветреные греки? Только Одиссею суждено Вырваться из пламени и пены. С кем ему хмельное пить вино, Вспоминая красоту Елены? С кем зимой стоять на берегу, Кутаясь в одежды одиноко? Кто сумеет разделить тоску Роком сотворенного пророка? Вот идет он, как уставший конь. Кудри закипают белой пеной. Он вернулся. Но погас огонь, Просиявший в сумраке вселенной. Автор - Р. Ольшевский. Как мне кажется, это о поколении "ретро".

stella: Это не стихи, но все же!!! Дона Мария Джило, дама 92 лет, маленькая и настолько элегантна, что каждый день в 8 утра уже одета, хорошо причесана и со скромным макияжем, несмотря на слабое зрение. И сегодня она переехала в дом престарелых: ее муж, с которым она прожила 70 лет, недавно умер, и у нее не оставалось другого выбора. После того, как она терпеливо ждала в течение двух часов, чтоб увидеть комнаты, она все еще красиво улыбалась, когда из обслуживающего персонала пришли сказать, что ее комнаты готовы. По дороге к лифту, представитель описал ее маленькие комнаты, даже назвал цвета занавесок, которые украшали окна. Она прервала его с энтузиазмом маленькой девочки, которая только что получила щенка в подарок: - О, я люблю эти шторы ... - Дона Мария Джило, Вы даже не видели еще вашей комнаты ...Подождите ... - Это не имеет никакого значения, - она сказала, - счастье то, что вы, в принципе все решили. Нравится ли мне моя комната или нет, не зависит от того, какая мебель будет там стоять ... Все будет зависеть от того, как я готовлю мои ожидания. И я решила, что обожаю! Такое решение я принимаю каждый день, когда я просыпаюсь. Вы знаете, мы можем провести весь день в постели, прислушиваясь к боли, которые имеем в определенных частях тела, которые не работают ...Или же можем встать с постели, поблагодарив другие части, которые по-прежнему подчиняются нам. - Как это? - Не так уж сложно людям иметь самообладание, и каждый может научиться. Мне потребовалось некоторое "обучение" в течение года, и я хорошо знаю, что могу теперь выбирать и направлять свои мысли и, следовательно, чувства. Спокойно она продолжала: - Каждый день - как подарок, и как только я открываю глаза, я прихожу в новый день, а со мной - и счастливые воспоминания, которые были в моей жизни. Старость, как банковский счет: вы можете снять только то, что вы сохранили. Так что мой вам совет внести много радости и счастья на счет вашей памяти. И, кстати, спасибо за этот депозит в мой банк памяти! Как видите, я все еще продолжаю вкладывать на счет, и я считаю, что независимо от того, насколько сложна жизнь, мудрым будет не усложнять ее. Тогда я попросил ответить: Как оставаться молодым? 1. Не задумываться над числами, которые являются несущественными. Возраст,например... 2. Поддерживать отношения только с веселыми друзьями. Недовольные и ворчуны тянут вас вниз.. (Помните, если вы один из этих ворчунов!) 3. Продолжайте учиться: Узнайте больше о компьютерах, ремеслах, садоводстве, - что угодно. Не позволяйте мозгу лениться. "Праздный мозг является мастерской немецкого. И немецкому имя Альцгеймер! 4. Цените каждую мелочь - Больше цените. 5. Чаще смейтесь, громко и долго. Смейтесь, пока дыхание перехватит. И если у вас есть друг, который заставляет вас смеяться, проводите больше времени с ним/с ней! 6. Бывают слезы: Держись, скорби, и двигайся дальше. Единственный человек, который с нами всю нашу жизнь - это мы сами. Живи, пока ты жив. 7. Окружите себя всем, что вы любите: Будь то семья, животные, растения, хобби, - что угодно. Ваш дом - ваше убежище. Не бросайте его... 8. Позаботьтесь о своем здоровье: Если оно хорошее, - так держать. Если оно неустойчиво, - надо его улучшить. Если вы не можете улучшить его, - обратитесь за помощью. 9. Не возвращайтесь туда, где чувствуете вину. Съездите в магазин, даже в другую страну, но НЕ туда, где есть вина. 10. Скажите любимым, что вы их любите и что используете любую возможность, чтобы быть с ними.

Ленчик: stella пишет: Все будет зависеть от того, как я готовлю мои ожидания. Вот эту фразу распечатать большими буквами и на стену!

Орхидея: Про Одиссея стихи очень понравились. Догадайтесь, кто мне вспоминается?

stella: Орхидея , догадались.

Орхидея: stella, а такой рецепт молодости, как у Доны Марии Джило в принципе работает в любом возрасте, в нём главное - оптимизм.

Ленчик: Орхидея пишет: Догадайтесь, кто мне вспоминается? Ну да, ну да! А мы все о том же

Grand-mere: А мне вот это очень нравится: Старость, как банковский счет: вы можете снять только то, что вы сохранили. Так что мой вам совет внести много радости и счастья на счет вашей памяти. И, кстати, спасибо за этот депозит в мой банк памяти! Как видите, я все еще продолжаю вкладывать на счет, и я считаю, что независимо от того, насколько сложна жизнь, мудрым будет не усложнять ее. В мои студенческие годы у нас был замечательный преподаватель зарубежной литературы; его потом пригласили в Ленинград. Через 40 с лишним лет мы встретились. Ему 82 года, все еще преподает в университете и пользуется любовью студентов, публикуется, выступает на международных конференциях...

Grand-mere: К 35-летию смерти В. Высоцкого: Валентин Гафт ХУЛИГАН Мамаша, успокойтесь, он не хулиган. Он не пристанет к Вам на полустанке. В войну (Малахов помните курган?) С гранатами такие шли под танки. Такие строили дороги и мосты, Каналы рыли, шахты и траншеи. Всегда в грязи, но души их чисты. Навеки жилы напряглись на шее. Что за манера – сразу за наган?! Что за привычка – сразу на колени?! Ушёл из жизни Маяковский-хулиган, Ушел из жизни хулиган Есенин. Чтоб мы не унижались за гроши, Чтоб мы не жили, мать, по-идиотски, Ушёл из жизни хулиган Шукшин, Ушёл из жизни хулиган Высоцкий. Мы живы, а они ушли Туда, Взяв на себя все боли наши, раны. Горит на небе новая звезда – Её зажгли, конечно, хулиганы.

Grand-mere: К очередной годовщине гибели Лермонтова... Не помню точно, кто, кажется, Кривицкий писал: "Люблю Лермонтова. Люблю его имя, отчество и фамилию. В них словно кодовое обозначение чуда русской литературы." Так и я. Люблю Лермонтова. Люблю его стихи, прозу, его самого - резкого и незащищенного, надменного и не по-юношески мудрого. Влюбилась еще школьницей, потом в моем чувстве появилось что-то материнское, теперь уже в бабушки гожусь. Но та давняя трагедия так и остается моей личной болью. Андрей Дементьев Бабушка Лермонтова Елизавета Алексеевна Арсеньева Внука своего пережила… И четыре чёрных года Тень его Душу ей страдальческую жгла. Как она за Мишеньку молилась! Чтоб здоров был И преуспевал. Только бог не оказал ей милость И молитв её не услыхал. И она на бога возроптала, Повелев убрать из комнат Спас. А душа её над Машуком витала: "Господи, почто его не спас?!" Во гробу свинцовом, во тяжёлом Возвращался Лермонтов домой. По российским побелевшим сёлам Он катился чёрною слезой. И откуда ей достало силы — Выйти за порог его встречать… Возле гроба бабы голосили. "Господи, дай сил не закричать…" Сколько лет он вдалеке томился, Забывал между забот и дел. А теперь навек к ней возвратился. Напоследок бабку пожалел.

Grand-mere: В. Заславский. Варенька Бахметева. ...- Убит!.. -Убит?.. -Ужель на свете нет ЕГО?..- А ей вся радость - где-то ОН живет... И слабо вскрикнет Варенька Бахметева И в обморок - при муже - упадет. Как горько плачет маленькая женщина!.. Но дни идут... ЕГО не воскресить... И будет письма Лермонтова жечь она, Чтоб старому ревнивцу угодить. И в доме тишь. И в доме благолепие. И больше нету дела никому, В чем по ночам она губами пепельными Самозабвенно кается ЕМУ... (Как мне представляется, В. А. Лопухина-Бахметева - самое глубокое и горькое чувство Лермонтова.)

Орхидея: Недавно распробовала Эдуарда Асадова. Это то, что особенно пришлось по душе. Романтики дальних дорог Прихлынет тоска или попросту скука Однажды присядет к тебе на порог, Ты знай, что на свете есть славная штука - Романтика дальних и трудных дорог. Конечно же, есть экзотичные страны: Слоны и жирафы средь зелени вечной, Где ночью на пальмах кричат обезьяны И пляшут туземцы под грохот тамтамов, При этом почти без одежды, конечно. Экзотика... Яркие впечатленья. Романтика с этим не очень схожа. Она не пираты, не приключенья, Тут все и красивей гораздо и строже: Соленые брызги, как пули, захлопали По плитам набережной Севастополя, Но в ночь штормовую в туман до утра Уходят дозорные катера. А возле Кронштадта грохочет Балтика. Курс - на Вайгач. Рулевой на посту. А рядом незримо стоит Романтика И улыбается в темноту. А где-то в тайге, в комарином гуде, Почти у дьявола на рогах, Сидят у костра небритые люди В брезенте и стоптанных сапогах. Палатка геологов - сесть и пригнуться. Приборы, спецовки - сплошной неуют. Скажи о романтике им - усмехнутся: - Какая уж, к черту, романтика тут?! Но вы им не верьте! В глухие чащобы Не рубль их погнал за родимый порог. Это романтики чистой пробы, Романтики дальних и трудных дорог! Один романтик штурмует науку, Другой разрыл уникальный храм, А кто-то завтра протянет руку К новым созвездиям и мирам. Вот мчит он, вцепившись в кресло из пластика, Взор сквозь стекло устремив к луне, А рядом незримо висит Романтика В невесомости и тишине... Скитальцы морей, покорители Арктики! А здесь, посреди городской толкотни, Есть ли в обычной жизни романтики? Кто они? Где? И какие они? Да те, кто живут по макушку счастливые Мечтами, любимым своим трудом, Те, кто умеет найти красивое Даже в будничном и простом. Кто сделает замком снежную рощицу, Кому и сквозь тучи звезда видна, Кто к женщине так, между прочим, относится, Как в лучшие рыцарские времена. Немного застенчивы и угловаты, Живут они так до момента, когда Однажды их властно потянут куда-то Дороги, метели и поезда. Не к пестрой экзотике - пальмам и зебрам Умчат они сердцем, храня мечту, А чтобы обжить необжитые дебри, Чтоб вырвать из мрака алмазные недра И людям потом подарить красоту! Мешать им не надо. Успеха не будет. Ведь счастье их - ветры борьбы и тревог. Такие уж это крылатые люди - Романтики дальних и трудных дорог! Эдельвейс (Лирическая баллада) Ботаник, вернувшийся с южных широт, С жаром рассказывал нам О редких растениях горных высот, Взбегающих к облакам. Стоят они гордо, хрустально чисты, Как светлые шапки снегов. Дети отчаянной высоты И дикого пенья ветров. В ладонях ботаника - жгучая синь, Слепящее солнце и вечная стынь Качаются важно, сурово. Мелькают названья - сплошная латынь - Одно непонятней другого. В конце же сказал он: - А вот эдельвейс, Царящий почти в облаках. За ним был предпринят рискованный рейс, И вот он в моих руках! Взгляните: он блещет, как горный снег, Но то не просто цветок. О нем легенду за веком век Древний хранит Восток. Это волшебник. Цветок-талисман. Кто завладеет им, Легко разрушит любой обман И будет от бед храним. А главное, этот цветок таит Сладкий и жаркий плен: Тот, кто подруге его вручит, Сердце возьмет взамен. - Он кончил, добавив шутливо: - Ну вот, Наука сие отрицает, Но если легенда веками живет, То все-таки, кто его знает?.. Ботаника хлопали по плечам, От шуток гудел кабинет: - Теперь хоть экзамен сдавай по цветам! Да ты не ученый - поэт! А я все думал под гул и смех: Что скажет сейчас она? Та, что красивей и тоньше всех, Но так всегда холодна. Так холодна, что не знаю я, Счастье мне то иль беда? Вот улыбнулась: - Это, друзья, Мило, но ерунда... - В ночи над садами звезды зажглись, А в речке темным-темно... Толкаются звезды и, падая вниз, С шипеньем идут на дно. Ветер метет тополиный снег, Мятой пахнет бурьян... Конечно же, глупо: атомный век - И вдруг цветок-талисман! Пусть так! А любовь? Ведь ее порой Без чуда не обрести! И разве есть ученый такой, Чтоб к сердцу открыл пути?! Цветок эдельвейс... Щемящая грусть... Легенда... Седой Восток... А что, если вдруг возьму и вернусь И выпрошу тот цветок?! Высмеян буду? Согласен. Пусть. Любой ценой получу! Не верит? Не надо! Но я вернусь И ей тот цветок вручу! Смелее! Вот дом его... поворот... Гашу огонек окурка, И вдруг навстречу мне из ворот Стремительная фигурки! Увидела, вспыхнула радостью: - Ты! Есть, значит, тайная сила. Ты знаешь, он яростно любит цветы, Но я смогла, упросила... Сейчас все поймешь... я не против чудес, Нет, я не то говорю... - И вдруг протянула мне эдельвейс. - Вот... Принимай... дарю! Звездами вспыхнули небеса, Ночь в заревом огне... Люди, есть на земле чудеса! Люди, поверьте мне!

stella: Асадовым очень увлекались в 60-е. Тогда была вера в прекрасное далеко. Если она еще есть у молодых теперь- это вселяет надежду. А эдельвейсы стоят у меня дома, залитые в пластик. Подарок с окрестностей Монблана. Жалко их, лишенных неба.



полная версия страницы