Форум » Болтушка » Стихи, которые мы любим » Ответить

Стихи, которые мы любим

Джулия: Тащите сюда свои любимые стихотворения, рассказывайте о том, что вас с ними связывает. Можно поговорить или поспорить о творчестве поэтов разных эпох...

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

stella: А у меня интерес к нему быстро остыл. А уж переписывать себе в тетрадку: я этого никогда не делала: мне это казалось чем-то старорежимным. Мечты о прекрасном будущем я уважала только в советской фантастике. К концу шестидесятых взахлеб могла читать только Евтушенко. А потом вообще стала смотреть трезво на мир. Да и действительность сама за себя всегда говорит. Это не значит, что все плохо, но розовые очки - не мой фасон.

Grand-mere: Стелла пишет: А уж переписывать себе в тетрадку: я этого никогда не делала: мне это казалось чем-то старорежимным А что "старорежимного" в желании иметь у себя любимые стихи, недоступные ни в каком ином виде (об интернете не слыхивали)? Со временем в этих тетрадях появились и тот же Евтушенко, и Брюсов, и "нелегальные" Цветаева, Ахматова, Гумилев (а в других - отрывки из романов Дюма). Вырезки же очень пригодились в профессиональной деятельности; до сих пор тематические папки занимают несколько полок - рука не поднимается выбросить.

stella: Для того, чтобы писать и выписывать в тетрадь, надо любить поэзию. Единственное, что я в своей жизни переписала, это была "Андромаха" Расина; нам ее наш учитель литературы дал почитать. Но я ее оформила, как книгу. А потом мы ее с подругой учили на память и разыгрывали в лицах. А в остальном мне хватало того, что мне давали почитать. Желания возвращаться к прочитанному у меня почти не возникало. Исключение составляли Дюма и шедевры фантастики. И пьесы французских драматургов. Книги собирала долго и упорно, но вот если у нас и есть в доме поэтические сборники, то это заслуга моего мужа. В пятидесятые на раскладках лежали такие собрания сочинений, что руки чесались, но мне не давали на них денег, хотя и стоили они копейки. А потом, когда я начала зарабатывать сама, нужны были связи, чтобы купить что-то интересное. Мама как-то нашла какого-то спекулянта и он в году 64 принес нам несколько собраний сочинений: Толстого, корешки на Фейхтвангера, всего Гарина- Михайловского( вот кого любила!), Трилогию Дюма и Диккенса( но не всего) . Нам шкаф пришлось покупать и сколько у меня было радости, что у меня свои книги! Именно книги. Может, я просто избалованный столичный ребенок была, но в те времена радость общения мне все равно заменяли книги, кино и потом, театр. Мандельштама, Цветаеву, Черного открыла для себя лет в 28, восхитилась, но, прочитав раз, больше к ним не возвращалась: у меня стихи в голове не задерживаются, и не будят мое воображение настолько, чтобы я их пыталась запомнить. Увы, но я сухарь.

Grand-mere: Стелла пишет: что я в своей жизни переписала, это была "Андромаха" Расина У меня тоже есть несколько таких рукописных самодельных книг, среди них - "Сирано". А из французских классицистов больше всего люблю "Сида". И не наговаривайте на себя, что Вы "сухарь" - с Вашим-то мощнейшим творческим потенциалом!..

Диана: Для меня в 80-90-е были доступны Ахматова (к которой я в большей части равнодушна), Мандельштам. Цветаеву я покупала сама старшеклассницей. А вот Евтушенко, Рождественского я в середине 90-х брала в библиотеке и переписывала в тетрадку, т.к. дома их не было. Так же переписывался Лорка, пока его не удалось приобрести.

Камила де Буа-Тресси: Орхидея, спасибо! Чудесные стихи.

Grand-mere: Не совсем стихи, точнее, совсем не... Для любителей творчества Марии Семеновой: вышла новая книга - "Тайный воин", первая из цикла "Братья". Кто-то читал?.. - я жду очереди, когда прочитает сын.

Камила де Буа-Тресси: Grand-mere, спасибо за информацию! Побегу искать и читать)

Grand-mere: Камила, потом обменяемся впечатлениями?.. Кстати, Вы тогда клип "Одинокая птица..." нашли?..

Камила де Буа-Тресси: Grand-mere, обязательно! Только я скоро не обещаю прочитать, у меня такая осень, что все любимые писатели понаписали новых книжек, и теперь целая очередь на прочтение:) Нет, увы, не нашла.

Grand-mere: Камила, я уже почти половину прочла. Это мир Волкодава задолго до Волкодава, есть и некоторые повторяющиеся мотивы. Вчитывалась трудно (на мой взгляд, автор чрезмерно усложнила язык, но это ее мир - и ее право), теперь отрываться тяжело. Прошу прощения за любопытство: если не секрет, каких авторов Вы еще читаете?.. Попытаюсь дать ссылку на клип

Grand-mere: Ерунда какая-то получилась - понять бы еще, почему... Я для поиска набирала в Гугле: клип "Одинокая птица над полем кружит"; их там несколько, мне больше всего нравится анимационный.

Grand-mere: В. Рождественский: Стареют книги... Нет, не переплет, Не тронутые плесенью страницы, А то, что там, за буквами, живет И никому уж больше не приснится. Остановило время свой полет, Иссохла старых сказок медуница, И до конца никто уж не поймет, Что озаряло наших предков лица. Но мы должны спускаться в этот мир, Как водолазы в сумрак Атлантиды,— Былых веков надежды и обиды. Не только стертый начисто пунктир: Века в своей развернутой поэме Из тьмы выходят к Свету, к вечной теме.

stella: Здорово! Мне очень нравился Рождественский, но , грешна: взять вот так, и читать сборник автора не могу.... Не воспринимаю сразу больше двух , трех произведений.

Диана: Слава Богу, stella, нашлось что-то из Советского периода, что вам нравится! Да еще Рождественский! Это для меня просто олицетворение всего лучшего, что было именно в советских людях.

Grand-mere: Дамы, мне почему-то показалось, что вы вспомнили поэта-песенника Роберта Рождественского, которого я тоже очень люблю, но в данном случае приведено стихотворение Всеволода Рождественского.

Grand-mere: Баллада о красках Был он рыжим, как из рыжиков рагу. Рыжим, словно апельсины на снегу. Мать шутила, мать веселою была: «Я от солнышка сыночка родила...» А другой был чёрным-чёрным у неё. Чёрным, будто обгоревшее смолье. Хохотала над расспросами она, говорила: «Слишком ночь была черна!..» В сорок первом, в сорок памятном году прокричали репродукторы беду. Оба сына, оба-двое, соль Земли — поклонились маме в пояс. И ушли. Довелось в бою почуять молодым рыжий бешеный огонь и черный дым, злую зелень застоявшихся полей, серый цвет прифронтовых госпиталей. Оба сына, оба-двое, два крыла, воевали до победы. Мать ждала. Не гневила, не кляла она судьбу. Похоронка обошла её избу. Повезло ей. Привалило счастье вдруг. Повезло одной на три села вокруг. Повезло ей. Повезло ей! Повезло!— Оба сына воротилися в село. Оба сына. Оба-двое. Плоть и стать. Золотистых орденов не сосчитать. Сыновья сидят рядком — к плечу плечо. Ноги целы, руки целы — что еще? Пьют зеленое вино, как повелось... У обоих изменился цвет волос. Стали волосы — смертельной белизны! Видно, много белой краски у войны. (Одно из любимых у Роберта Рождественского. Стелла, Вы, как художник, наверняка оценили эту игру цветовыми эпитетами.)

stella: Очень любила эту песню. Да, я подумала на Роберта. Меня надо просто носом тыкать в хорошие стихи: сидеть с томиком я все равно не буду, поэзию я воспринимаю мелкими дозами. И если рядом положат Пушкина и Дюма, честно говорю: выбор будет не в пользу гениальности поэта.

Орхидея: "Баллада о красках" пробирает меня обычно почти до мурашек. А "Стареют книги... Нет, не переплет..." очень понравилось, так она и есть.

Grand-mere: А Окуджаву любим?.. (Кстати, он краешком своей судьбы связан с Тагилом.) Еще он не сшит, твой наряд подвенечный, И хор в нашу честь не споет... А время торопит — возница беспечный, И просятся кони в полет. — 2 раза Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга, Бубенчик не смолк под дугой. Две вечных подруги — любовь и разлука – Не ходят одна без другой. Две вечных подруги — любовь и разлука – Не ходят одна без другой. Мы сами раскрыли ворота, мы сами Счастливую тройку впрягли, И вот уже что-то сияет пред нами, Но что-то погасло вдали. — 2 раза Святая наука — расслышать друг друга Сквозь ветер на все времена! Две странницы вечных — любовь и разлука — Поделятся с нами сполна. Две странницы вечных — любовь и разлука — Поделятся с нами сполна. Чем дольше живем мы, тем годы короче, Тем слаще друзей голоса. Ах, только б не смолк под дугой колокольчик, Глаза бы глядели в глаза! — 2 раза То берег, то море, то солнце, то вьюга, То ласточки, то воронье... Две вечных дороги — любовь и разлука — Проходят сквозь сердце мое... Две вечных дороги — любовь и разлука — Проходят сквозь сердце мое. Меня эти строчки поражают простотой и точностью.



полная версия страницы