Форум » Болтушка » Стихи, которые мы любим » Ответить

Стихи, которые мы любим

Джулия: Тащите сюда свои любимые стихотворения, рассказывайте о том, что вас с ними связывает. Можно поговорить или поспорить о творчестве поэтов разных эпох...

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Раулина: Atenae пишет: Судьба моя свои забросила игрушки, Сменила адрес и инкогнито живёт. или не только моя ассоциация? Atenae пишет: Пропали боги, пересохли даже строфы. Ничто явилось и ушло себе Ничем. Я в книжных храмах не ищу себе кумиров. Мои друзья запропастились по мирам. Злодеи мирно спят на лаврах по квартирам. Святые глухи к опустевшим небесам. о... нет, ничего не буду говорить. Только испорчу. Январская сказка. Светилась колдуньина маска, Постукивал мерно костыль... Моя новогодняя сказка, Последняя сказка, не ты ль? О счастье уста не молили, Тенями был полон покой, И чаши открывшихся лилий Дышали нездешней тоской. И, взоры померкшие нежа, С тоской говорили цветы: "Мы те же, что были, всё те же, Мы будем, мы вечны... а ты?" Молчите... Иль грезить не лучше, Когда чуть дымятся угли?.. Январское солнце не жгуче, Так пылки его хрустали...

Мари де Лин: Раулина, АННЕНСКИЙ?! Раулина пишет: или не только моя ассоциация? Нет. Не только ваша. Тогда тоже Анненский Петербург. Желтый пар петербургской зимы, Желтый снег, облипающий плиты... Я не знаю, где вы и где мы, Только знаю, что крепко мы слиты. Сочинил ли нас царский указ? Потопить ли нас шведы забыли? Вместо сказки в прошедшем у нас Только камни да страшные были. Только камни нам дал чародей, Да Неву буро-желтого цвета, Да пустыни немых площадей, Где казнили людей до рассвета. А что было у нас на земле, Чем вознесся орел наш двуглавый, В темных лаврах гигант на скале, - Завтра станет ребячьей забавой. Уж на что был он грозен и смел, Да скакун его бешеный выдал, Царь змеи раздавить не сумел, И прижатая стала наш идол. Ни кремлей, ни чудес, ни святынь, Ни миражей, ни слез, ни улыбки... Только камни из мерзлых пустынь Да сознанье проклятой ошибки. Даже в мае, когда разлиты Белой ночи над волнами тени, Там не чары весенней мечты, Там отрава бесплодных хотений.

Джулия: Прсмотрела тему: мама родная, я все еще ничего не сказала про обожаемого мною Игоря-Северянина! Ну, вот. Янтарная элегия Деревня, где скучал Евгений, Была прелестный уголок. А. Пушкин Вы помните прелестный уголок — Осенний парк в цвету янтарно-алом? И мрамор урн, поставленных бокалом На перекрестке палевых дорог? Вы помните студеное стекло Зеленых струй форелевой речонки? Вы помните комичные опенки Под кедрами, склонившими чело? Вы помните над речкою шалэ, Как я назвал трехкомнатную дачу, Где плакал я от счастья, и заплачу Еще не раз о ласке и тепле? Вы помните... О да! забыть нельзя Того, что даже нечего и помнить... Мне хочется Вас грезами исполнить И попроситься робко к Вам в друзья...

Джулия: Стихи, где упоминается что-то, что тебе отлично знакомо и даже дорого, запоминаются почти помимо воли. Масса чудесных стихов про Москву и Петербург - это классика. Куда реже пишут про провинцию. Одно такое стихотворение про город Череповец, где я жила еще полгода назад, прочитала, охнула... и запомнила. В неведенье, в невиденье Деньгу копил купец. Как барышня на выданье, Скучал Череповец. И пахла жизнь лабазами, Трестою и треской, Пронырами, пролазами, Уездною тоской, Добытыми с оказией Романами Дюма, Старинною гимназией И страстью без ума. Душевною обидою, Слезами, бегством в лес. Я много в жизни видывал Диковин и чудес. Клубится над полянами Ночь белая ясна. Гружеными белянами Колышется Шексна. Кипит стальное варево, Клокочет и поет. В полгоризонта зарево Над домнами встает. И новыми поселками Оттиснутый в конец Под липами и елками Притих Череповец. С молитвами отпетыми Забился в уголок, Кредитными билетами Оклеив потолок. Он жизнь кончает праздную, Совсем уходит в тень. А я сегодня праздную Со всеми новый день. И, русый чуб поправивши, На весь душевный жар Аккордеон за клавиши Потрогал сталевар. На перламутре плавится Литого солнца медь. “…Зачем тебе, красавица, Одной в саду сидеть…” Михаил Дудин

Джулия: И еще из Северянина. ...То ненависть пытается любить Или любовь хотела б ненавидеть? Минувшее я жажду возвратить, Но, возвратив, боюсь его обидеть, Боюсь его возвратом оскорбить. Святыни нет для сердца святотатца, Как доброты у смерти... Заклеймен Я совестью, и мне ли зла бояться, Поправшему любви своей закон! Но грешники - безгрешны покаяньем, Вернуть любовь - прощение вернуть. Но как боюсь я сердце обмануть Своим туманно-призрачным желаньем: Не месть ли то? Не зависть ли? Сгубить Себя легко и свет небес не видеть... Что ж это: зло старается любить, Или любовь мечтает ненавидеть?.. ЧТО ШЕПЧЕТ ПАРК О каждом новом свежем пне, О ветви, сломанной бесцельно, Тоскую я душой смертельно, И так трагично-больно мне. Редеет парк, редеет глушь. Редеют еловые кущи... Он был когда-то леса гуще, И в зеркалах осенних луж Он отражался исполином... Но вот пришли на двух ногах Животные - и по долинам Топор разнес свой гулкий взмах. Я слышу, как внимая гуду Убийственного топора, Парк шепчет: "Вскоре я не буду... Но я ведь жил - была пора..." Вот это - мое любимейшее. ВСЕ ОНИ ГОВОРЯТ ОБ ОДНОМ С. В. Рахманинову Соловьи монастырского сада, Как и все на земле соловьи, Говорят, что одна есть отрада И что эта отрада - в любви... И цветы монастырского луга С лаской, свойственной только цветам, Говорят, что одна есть заслуга: Прикоснуться к любимым устам... Монастырского леса озера, Переполненные голубым, Говорят: нет лазурнее взора, Как у тех, кто влюблен и любим...

Atenae: Александр Дольский Стремись в заоблачные выси! Спеши, дорога коротка. И ты пришёл не на века - на миг расцвета чувств и мысли. И всё, что было до тебя прими, как милостыню нищий. Раздай ту радость, что отыщешь, печали пряча и копя. Поставь себе любой предел. Перешагни его, и снова... И пусть в сердцах осядет слово, которое сказать посмел! Не позволяй лениться телу. Уму не должно отдыхать. И праздность сладкая опять вернёт к начальному пределу. Вгрызайся в мелочи и сны. Ищи частиц элементарных - в природе, в "измах" элитарных, чтоб стали гении ясны. Не уворуй чужих ключей, но постучись в любые двери - предошущение проверить, что корень истины ничей! Найдя в скелете мирозданья, который сам построил ты, ячейки чёрной пустоты, разрушь его до основанья! Как муравей, начни опять искать гармонии единой. Не утешайся половиной, где можно целое объять. Будь у наитий в кабале, но поверяй их ритмом чисел. Стремись в заоблачные выси, но стой при этом на земле!

Мари де Лин: Очень долго думала, выкладывать это или нет... Просто для меня это больше чем просто любимое стихотворение. Такой... неофициальный гимн в стихах. И дорог он мне неимоверно. Баратынский. "Коншину". Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам, Не испытав его, нельзя понять и счастья: Живой источник сладострастья Дарован в нем его сынам. Одни ли радости отрадны и прелестны? Одно ль веселье веселит? Бездейственность души счастливцев тяготит; Им силы жизни неизвестны. Не нам завидовать ленивым чувствам их: Что в дружбе ветренной, в любви однообразной И в ощущениях слепых Души рассеянной и праздной? Счастливцы мнимые, способны ль вы понять Участья нежного сердечную услугу? Способны ль чувствовать, как сладко поверять Печаль души своей внимательному другу? Способны ль чувствовать, как дорог верный друг? Но кто постигнут роком гневным, Чью душу тяготит мучительный недуг, Тот дорожит врачем душевным. Что, что дает любовь веселым шалунам? Забаву легкую, минутное забвенье; В ней благо лучшее дано богами нам И нужд живейших утоленье! Как будет сладко, милый мой, Поверить нежности чувствительной подруги, Скажу ль? все раны, все недуги, Все расслабление души твоей больной; Забыв и свет и рок суровой. Желанья смутные в одно желанье слить И на устах ее, в ее дыханьи пить Целебный воздух жизни новой! Хвала всевидящим богам! Пусть мнимым счастием для света мы убоги, Счастливцы нас бедней, и праведные боги Им дали чувственность, а чувство дали нам.

Калантэ: Прошу прощения, но почему-то навеяло... Исключительно любимая пьеса в стихотворной форме, исключительно любимая оттуда цитата... ("Гусарская баллада"). Надеюсь, Баратынский меня простит... Шурочка Азарова - Я вам задам еще один вопрос: Вы плакать любите?! Поручик Ржевский: - Я-с? Ха! Шурочка (укоризненно): - Слаще чистых слёз нет в мире ничего! Вы "Вёртера" читали? Поручик: - Нет, сей я тоже не читал роман! Шурочка (презрительно): - Прочтите обязательно, шарман! Поручик: - Где дядя ваш? Шурочка (с надеждой): - А может, вы мечтали С предметом сердца при луне в печали Сидеть, и слёзы лить в печали идеальной? Коль мечтали вы, открою вам секрет... Лакей: - Вас, сударь, барин просит в кабинет.

Джулия: Ирина Снегова Я еду не к тебе. Так много время смыло! Я еду не к тебе. Ты в мой расчёт не взят. Я еду в тишину. Протяжно и уныло. Стучат колёса, двигаясь назад. Я еду во вчера. Обратно. Наугад. Туда, где ничего ничто не изменило, Где мы уже не властны всё подряд Ломать своей сегодняшнею силой. Я еду не к тебе. Когда всё это было?... Ты можешь тихо спать, как праведники спят. Я еду в осень. В ту, что окропила Меня огнями с головы до пят. Я еду к той земле, что так меня томила, Где всё, кроме тебя, из-за тебя мне мило.

Atenae: И снова мой любимый Дольский. Жаль, звуковой файл не выложить - с гитарой и голосом оно куда как богаче! Постигаю я терпение, мой друг! Чистоте пытаюсь слово научить. То, что кажется нам тёмным поутру, высветляют предзакатные лучи. Если мысли не уместятся в тетрадь, этих птиц в неволе памяти держи. Это страшно - опыт сердца рифмовать. Видишь, я ещё не умер, но не жив! Ну, а если нет ни счастья, ни судьбы, ну, а если непонятно всё кругом? Ты начни опять с мечты и ворожбы. Не грози пустому небу кулаком! И уверуй - вера каждому дана. Будет радость, еали множить грусть на грусть! Пусть же люди, снисходящие до нас, полагают, что нас знают наизусть! Есть на каждую беду страшней беда. В утешениях себя ты не неволь. Мы и счастливы бываем, если боль отпускает нас на время, иногда. Всё не наше: ни начала, ни концы. Наша жизнь - она и есть та соль земли... А счастливыми бывают мудрецы, что свой путь через несчастия прошли.

Раулина: Наверно, в свете того, что сегодня день рождения Александра Николаевича Романова, царя-освободителя, мое настроение играет в сторону исторических или просто символических в этом отношении стихов. Надсон. Не говорите мне «Он умер» - он живет! Пусть жертвенник разбит – огонь еще пылает! Пусть роза сорвана – она еще цветет, Пусть арфа сломана – аккорд еще играет!

stella: Раулина, ухмылка истории: Когда еще моя дочь училась, этого царя проклинали, как могли. И никому из школьников не давали даже задуматься, как много он сделал.

Мари де Лин: Раулина пишет: сегодня день рождения Александра Николаевича Романова, царя-освободителя Ах! На костер меня! Совсем забыла!!! Шляпа я последняя, а не романовоманка!!! Бехтеев. Царская Россия – кротость и смиренье, У икон столетних жаркие молитвы, Жажда покаянья, сладость всепрощенья, Жертвенная доблесть бескорыстной битвы. Царская Россия – говор колокольный, Средь боров дремучих древних келий срубы, Радость и веселье встречи хлебосольной, О любви заветной шепчущие губы. Царская Россия – общий труд и служба, Твердая охрана мира и порядка. Всех ее сословий и народов дружба, Вековой избыток щедрого достатка. Царская Россия – это быт былинный Это лад семейный, это строй свободный. Наш язык могучий, наш уклад старинный, Удаль и отвага пляски хороводной. Царская Россия – вера в подвиг ратный, В торжество и славу мудрого правленья. Богом данный свыше, жребий благодатный, Родине великой честного служенья. Царская Россия – помощь нищей братье, Смелая защита от чужой угрозы. Матери счастливой нежные объятья, Доброю рукою вытертые слезы. Царская Россия – наша песнь родная, Без конца и края большака дорога. Царская Россия – это Русь святая! Та, что ищет правду, та, что верит в Бога! stella, да, уж что-то, а в этом отношении история оскалиться любит...

stella: Девочки, так любую историю можно превратить в сахарный сироп! Кстати, нет на свете народа, который не считал бы, что ему свыше дан свыше жребий богоданный. это -само по себе-повод , перерезать друг другу глотку. Кто богоданнее-чем не спор?

Джулия: Уж тогда вот вам мой любимый венценосный поэт. Р.К. Ох, хорош! Опять томит очарованьем Благоуханная весна, Опять черемухи дыханьем Ее краса напоена. Нежнозеленою, сквозистой Оделись дымкою леса, Струей повеяло душистой, Лаская, греют небеса. Мне запах милый и знакомый Былое в сердце воскресил: Объятый тайною истомой, Прилив учуя свежих сил, Дышу черемухи дыханьем, Внимаю жадно соловью, Весь отдаюсь весны лобзаньям И — очарованный — пою. Отдохни, отдохни! Совершая Утомительный жизненный путь, Ты устала, моя дорогая! Не пора ли тебе отдохнуть? Среди всякого зла и гоненья, Всякой злобы и желчи людской Не нашла ты себе утешенья В этой грустной юдоли земной. Как волна беспокойного моря, Вез тревоги ты жить не могла: Если б даже и не было горя, Ты сама бы его создала! Но вглядись: в нашей жизни печальной Разве нет и хороших сторон? Ведь не все слышен звон погребальный, Раздается ж и радости звон. Помирись же с судьбою суровой, Горемычной земли не кляни И, сбираяся с силою новой, Милый друг, отдохни, отдохни! Поэту (Служа поэзии святой...) Служа поэзии святой, Благоговейно чти искусство; Ему отдайся всей душой, Дари ему и ум, и чувство. Будь верен долгу своему И, гордый званием поэта, Преследуй песнью ложь и тьму Во имя истины и света. На лад возвышенный настрой Свою божественную лиру, О небесах немолчно пой Их забывающему миру. Во зле лежит он искони, Но люди жаждут обновленья — К добру и правде их мани Могучей силой песнопенья. Пой о любви толпе людской, Пой величаво, вдохновенно, Священнодействуя смиренно Перед поэзией святой. Вот ссылочка на статью про Константина Константиновича Романова:http://www.liveinternet.ru/users/3850401/post155716841/

Мари де Лин: Джулия пишет: Среди всякого зла и гоненья, Всякой злобы и желчи людской Не нашла ты себе утешенья В этой грустной юдоли земной. Как волна беспокойного моря, Вез тревоги ты жить не могла: Если б даже и не было горя, Ты сама бы его создала! Боже... каково... Джулия пишет: На лад возвышенный настрой Свою божественную лиру, О небесах немолчно пой Их забывающему миру. *:-)%3))* С ума сойти... Джулия, спасибо огромное!

stella: Тонкая душа была у человека. Такие-не для властных структур. Кажется так теперь это называют?

Atenae: Мисак Мицаренц В горах, в монастыре песнь колокола плачет. Газели на заре на водопой спешат. Как дева, впившая мускатный аромат, пьян ветер над рекой и кружится, и скачет На тропке караван на склоне гор маячит, и стоны бубенцов, как ночи песнь звучат. я слышу шорохи за кольями оград и молча солнца жду, что лик свой долго прячет. Весь сумрачный ландшафт, ущелье и скала, похож на старого гигантского орла, что сталь когтей вонзил в глубины без названья. Пьянящий запах мне бесстрастно шлёт заря. Мечтаю меж дерев, томлюсь, мечтой горя, что пери явится - венчать мои желанья.

Nika: Еще Давид Самойлов. По натроениям кое-что напоминает... ПЕСТЕЛЬ, ПОЭТ И АННА Там Анна пела с самого утра И что-то шила или вышивала. И песня, долетая со двора, Ему невольно сердце волновала. А Пестель думал: "Ах, как он рассеян! Как на иголках! Мог бы хоть присесть! Но, впрочем, что-то есть в нем, что-то есть. И молод. И не станет фарисеем". Он думал: "И, конечно, расцветет Его талант, при должном направленье, Когда себе Россия обретет Свободу и достойное правленье". - Позвольте мне чубук, я закурю. - Пожалуйте огня. - Благодарю. А Пушкин думал: "Он весьма умен И крепок духом. Видно, метит в Бруты. Но времена для брутов слишком круты. И не из брутов ли Наполеон?" Шел разговор о равенстве сословий. - Как всех равнять? Народы так бедны,- Заметил Пушкин,- что и в наши дни Для равенства достойных нет сословий. И потому дворянства назначенье - Хранить народа честь и просвещенье. - О, да,- ответил Пестель,- если трон Находится в стране в руках деспота, Тогда дворянства первая забота Сменить основы власти и закон. - Увы,- ответил Пушкин,- тех основ Не пожалеет разве Пугачев... - Мужицкий бунт бессмыслен...- За окном Не умолкая распевала Анна. И пахнул двор соседа-молдавана Бараньей шкурой, хлевом и вином. День наполнялся нежной синевой, Как ведра из бездонного колодца. И голос был высок: вот-вот сорвется. А Пушкин думал: "Анна! Боже мой!" - Но, не борясь, мы потакаем злу,- Заметил Пестель,- бережем тиранство. - Ах, русское тиранство-дилетантство, Я бы учил тиранов ремеслу,- Ответил Пушкин. "Что за резвый ум,- Подумал Пестель,- столько наблюдений И мало основательных идей". - Но тупость рабства сокрушает гений! - На гения отыщется злодей,- Ответил Пушкин. Впрочем, разговор Был славный. Говорили о Ликурге, И о Солоне, и о Петербурге, И что Россия рвется на простор. Об Азии, Кавказе и о Данте, И о движенье князя Ипсиланти. Заговорили о любви. - Она,- Заметил Пушкин,- с вашей точки зренья Полезна лишь для граждан умноженья И, значит, тоже в рамки введена.- Тут Пестель улыбнулся. - Я душой Матерьялист, но протестует разум.- С улыбкой он казался светлоглазым. И Пушкин вдруг подумал: "В этом соль!" Они простились. Пестель уходил По улице разъезженной и грязной, И Александр, разнеженный и праздный, Рассеянно в окно за ним следил. Шел русский Брут. Глядел вослед ему Российский гений с грустью без причины. Деревья, как зеленые кувшины, Хранили утра хлад и синеву. Он эту фразу записал в дневник - О разуме и сердце. Лоб наморщив, Сказал себе: "Он тоже заговорщик. И некуда податься, кроме них". В соседний двор вползла каруца цугом, Залаял пес. На воздухе упругом Качались ветки, полные листвой. Стоял апрель. И жизнь была желанна. Он вновь услышал - распевает Анна. И задохнулся: "Анна! Боже мой!" 1965 г

Atenae: Спасибо! Я это стихотворение тоже очень люблю. Самойлов - это вообще...



полная версия страницы