Форум » Болтушка » Стихи, которые мы любим » Ответить

Стихи, которые мы любим

Джулия: Тащите сюда свои любимые стихотворения, рассказывайте о том, что вас с ними связывает. Можно поговорить или поспорить о творчестве поэтов разных эпох...

Ответов - 282, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Grand-mere: А Окуджаву любим?.. (Кстати, он краешком своей судьбы связан с Тагилом.) Еще он не сшит, твой наряд подвенечный, И хор в нашу честь не споет... А время торопит — возница беспечный, И просятся кони в полет. — 2 раза Ах, только бы тройка не сбилась бы с круга, Бубенчик не смолк под дугой. Две вечных подруги — любовь и разлука – Не ходят одна без другой. Две вечных подруги — любовь и разлука – Не ходят одна без другой. Мы сами раскрыли ворота, мы сами Счастливую тройку впрягли, И вот уже что-то сияет пред нами, Но что-то погасло вдали. — 2 раза Святая наука — расслышать друг друга Сквозь ветер на все времена! Две странницы вечных — любовь и разлука — Поделятся с нами сполна. Две странницы вечных — любовь и разлука — Поделятся с нами сполна. Чем дольше живем мы, тем годы короче, Тем слаще друзей голоса. Ах, только б не смолк под дугой колокольчик, Глаза бы глядели в глаза! — 2 раза То берег, то море, то солнце, то вьюга, То ласточки, то воронье... Две вечных дороги — любовь и разлука — Проходят сквозь сердце мое... Две вечных дороги — любовь и разлука — Проходят сквозь сердце мое. Меня эти строчки поражают простотой и точностью.

Орхидея: Проникновенно верно. Я сейчас раза три перечитывала. Раньше, слушая песню, многого не замечала. У Окуджавы мне многое нравится.

Диана: Камбурова пела в фильме, который позабыла, как называется.

stella: А мне проза Окуджавы в свое время даже больше нравилась, чем поэзия. Но поэт он удивительный: простой в словах, но мудрость какая!

Grand-mere: Диана, это фильм "Нас венчали не в церкви" с Галибиным и Вавиловой.

Орхидея: Мне у Окуджавы очень нравится "Исторический роман": В склянке темного стекла из-под импортного пива роза красная цвела гордо и неторопливо. Исторический роман сочинял я понемногу, пробиваясь как в туман от пролога к эпилогу. Были дали голубы, было вымысла в избытке, и из собственной судьбы я выдергивал по нитке. В путь героев снаряжал, наводил о прошлом справки и поручиком в отставке сам себя воображал. Вымысел - не есть обман. Замысел - еще не точка. Дайте дописать роман до последнего листочка. И пока еще жива роза красная в бутылке, дайте выкрикнуть слова, что давно лежат в копилке: каждый пишет, как он слышит. Каждый слышит, как он дышит. Как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить... Так природа захотела. Почему? Не наше дело. Для чего? Не нам судить.

Диана: Орхидея, это всем нравится

Grand-mere: Орхидея, я начинаю белой завистью завидовать Вашему учителю литературы: он счастливый человек, если у него есть хотя бы несколько таких увлеченных и чутких учеников, как Вы. А Вам нравятся эти уроки?..

Орхидея: У нашего класса сменилось пять учителей за шесть лет, и только у двоих мне уроки литературы нравились. Хотя в любимчики я умудрялась попадать у всех, благодаря любви к поэзии.)) От уроков литературы удовольствия мало, потому что не с кем обсуждать то, что понравилось, и личные соображения и наблюдения редко удаётся выразить. Читаю и размышляю над тем, что нравится как правило самостоятельно, иногда с родными. А наша нынешняя литераторша слишком увлечена русской классикой, к которой я пока равнодушна. Возможно, не распробовала. Уроки не в кайф, но, вообще, разбирать разную литературу люблю. Думаю, штука в том, что в школах её обычно не так преподносят. Читателю надо давать полёт мысли. А мысли то у всех разные.

Орхидея: А вот тоже из Окуджавы. Тоже Камбурова пела. Капли датского короля. В раннем детстве верил я, что от всех болезней капель Датского короля не найти полезней. И с тех пор горит во мне огонек той веры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Капли Датского короля или королевы - это крепче, чем вино, слаще карамели и сильнее клеветы, страха и холеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Рев орудий, посвист пуль, звон штыков и сабель растворяются легко в звоне этих капель, солнце, май, Арбат, любовь - выше нет карьеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Слава головы кружит, власть сердца щекочет. Грош цена тому, кто встать над другим захочет. Укрепляйте организм, принимайте меры... Капли Датского короля пейте, кавалеры! Если правду прокричать вам мешает кашель, не забудьте отхлебнуть этих чудных капель. Перед вами пусть встают прошлого примеры... Капли Датского короля пейте, кавалеры!

stella: Ой, моя любимая.

Grand-mere: Орхидея, жаль, конечно, что в школе у Вас сложилась такая ситуация, но не вините сильно своих учителей: они поставлены в очень жесткие рамки многочисленных циркуляров; надо быть незаурядной Личностью, чтобы "плыть против течения". А с классикой, надеюсь, Вы еще "найдете друг друга". В свое время у меня над доской было крупными буквами написано: "Чтение - это сотворчество". Есть талантливые писатели, а есть талантливые читатели - такие, как Вы. (Впрочем, эти два состояния вполне совместимы.)

Орхидея: "Чтение - это сотворчество". Действительно замечательная фраза. А с русской классикой петрушка в том, что сплошная раздольная тоска и безысходность.) А энергия и великие деяния, красоты природы далеко не везде встречаются. Как результат, люблю то, где нахожу подобные струнки. Навскидку вспомнить, например, "Тарас Бульба" нравится. Может какие произведения посоветуете? Grand-mere, а сами Вы в школе учителем не работали?

Grand-mere: Орхидея, я 29 лет отстояла у доски, о чем вспоминала в "Школьных мемуарках". Советовать ничего не буду: сами придете к тому, что Вам близко. А "энергия и великие деяния, красоты природы" - так это же Лермонтов: стихи и поэмы, личность и судьба. Вот не удержусь все-таки и порекомендую его художественную биографию: М. Сизова "Из пламя и света". В Вашем возрасте я над ней рыдала. Понимаю, что вещь не новая, возможно, на многие факты сегодня смотрят иначе, но там за каждой строчкой столько любви к поэту... Успехов Вам!

Grand-mere: К 190-летию восстания декабристов. Стихи посвящены Михаилу Бестужеву, среднему из пяти братьев ( очень люблю их, особенно старшего, Николая - моряка, писателя и художника) и его невесте Анне Михайловской, дочери адмирала. Кстати, в книге Н. Эйдельмана "Большой Жанно" есть эпизод, когда состарившиеся в сибирской ссылке И. Пущин и Н. Бестужев говорят о романе А.Дюма "Виконт де Бражелон" - понятно, что худ. домысел, но почему бы нет?.. А вообще, если кто-то интересуется этой темой, рекомендую повесть О. Елисеевой "Последний часовой" - достаточно своеобразный взгляд на события, облеченная в художественную форму точка зрения Я. Гордина. Можно много спорить о политических программах, стратегии и тактике "первенцев свободы", но меня в первую очередь привлекают ЛИЧНОСТИ. Итак, Н. Коржавин. НЕВЕСТА ДЕКАБРИСТА 1950 Уютный дом, а за стеною вьюга, И от нее слышнее тишина... Три дня не видно дорогого друга. Два дня столица слухами полна. И вдруг зовут... В передней — пахнет стужей. И он стоит, в пушистый снег одет... — Зачем вы здесь? Входите же... Бестужев!.. И будто бы ждала — «Прощай, Анет!..» Ты только вскрикнешь, боль прервет дыханье, Повиснешь на руках, и — миг — туман... И все прошло... А руки — руки няни... И в доме тишь, а за окном — буран. И станет ясно: все непоправимо. Над всем висит и властвует беда. Ушел прямой, уверенный, любимый, И ничему не сбыться никогда. И потекут часы тяжелых буден... Как страшно знать, что это был конец. При имени его, веселом,— будет Креститься мать и хмуриться отец. И окружат тебя другие люди, Пусть часто неплохие — что с того? Такой свободы строгой в них не будет, Веселого не будет ничего. Их будет жалко, но потом уныло Тебе самой наедине с судьбой. Их той тяжелой силой придавило, С которой он вступал, как равный, в бой. И будет шепот в мягких волнах вальса. Но где ж тот шепот, чтобы заглушил «Прощай, Анет!..» и холод, что остался, Ворвавшись в дверь, когда он уходил... Ты только через многие недели Узнаешь приговор... И станешь ты В снах светлых видеть: дальние метели, Морозный воздух. Ясность широты. В кибитках, шестернею запряженных, Мимо родных, заснеженных дубрав. Вот в эти сны ко многим едут жены... Они — вольны. Любимым — нету прав, Но ты — жива, и ты живешь невольно. Руки попросит милый граф-корнет. Что ж! Сносный брак. Отец и мать — довольны. И все равно «Прощай!.. Прощай, Анет...». И будет жизнь. И будет все как надо: Довольство, блеск, круженье при дворе... Но будет сниться: снежная прохлада... Просторный воздух... сосны в серебре.

Диана: Вообще, могла рвануть следом: не одна невеста и даже не невеста так уехала. Упорство и желание было бы.

stella: Grand-mere , а не помните, что именно обсуждали Пущин с Бестужевым о " Виконте".

Nika: Grand-mere пишет: Кстати, в книге Н. Эйдельмана "Большой Жанно" есть эпизод, когда состарившиеся в сибирской ссылке И. Пущин и Н. Бестужев говорят о романе А.Дюма "Виконт де Бражелон" - понятно, что худ. домысел, но почему бы нет?.. Эйдельман, конечно, мог такое навернуть! А вобще же чем не идея для фика в раздел о "Не по Дюма." stella , Этоя вам тонко намекаю.

stella: Я безразлична к декабристам.

Орхидея: Nika, идея для фика неплохая. Но нужны герои, которые возьмуться.)) в книге Н. Эйдельмана "Большой Жанно" есть эпизод, когда состарившиеся в сибирской ссылке И. Пущин и Н. Бестужев говорят о романе А.Дюма "Виконт де Бражелон" Если это то, что я успела найти, полистав эту книгу в интернете, то там есть упоминание про губительную любовь Рауля к Лавальер. Может я плохо искала, и там ещё что-то пообъёмистей о "Виконта де Бражелоне". Grand-mere, разрешите мои сомнения.



полная версия страницы