Форум » Болтушка » Стихи, которые мы любим » Ответить

Стихи, которые мы любим

Джулия: Тащите сюда свои любимые стихотворения, рассказывайте о том, что вас с ними связывает. Можно поговорить или поспорить о творчестве поэтов разных эпох...

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Мари де Лин: Nika, а я его учила год назад на литературу!!

Nika: Дык, Самойлов наше все

Мари де Лин: Цветаева. С. Э. Я с вызовом ношу его кольцо! - Да, в Вечности - жена, не на бумаге. - Его чрезмерно тонкое лицо Подобно шпаге. Безмолвен рот его, углами вниз, Мучительно-великолепны брови. В его лице трагичес ки слились Две древних крови. Он тонок первой тонкостью ветвей. Его глаза - прекрасно-бесполезны! - Под крыльями раскинутых бровей - Две бездны. В его лице я рыцарству верна, - Всем вам, кто жил и умирал без страху!- Такие - в роковые времена - Слагают стансы - и идут на плаху... Пояснять надо?

Мари де Лин: А вот эта шедевральщина (другого слова не нахожу) которую неделю ходит по аське. Читала, под столом лежала, теперь и вам того же желаю. Чудны дела твои, ассоциация... Зайку бросила хозяйка, Обманула стерва зайку, Поиграла и забыла, Сердце зайкино разбила. Он запил и опустился, Но с обидой не смирился, От предательства хозяйки Зайка в монстра превратился. Отомстил он ей жестоко- Изрубил ее в капусту. Потому что надо было УВАЖАТЬ ЧУЖИЕ ЧУВСТВА!!!!!!!!!!!!!!!!!

Atenae: Мария Семёнова Я когда-нибудь стану героем, как ты. Пусть не сразу, но всё-таки я научусь. Ты велел не бояться ночной темноты. Это глупо - бояться. И я не боюсь. Если встретится недруг в далёком пути или яростный зверь на тропинке лесной - попрошу их с дороги моей отойти! Я не ведаю страха, пока ты со мной. Я от грозного ветра не спрячу лицо И в суде не смолчу, где безвинных винят. Это очень легко - быть лихим храбрецом, Если ты за спиною стоишь у меня. Только даром судьба ничего не даёт... Не проси - не допросишься вечных наград. Я не знаю, когда, но однажды уйдёт и оставит меня мой защитник, мой брат. Кто тогда поспешит на отчаянный зов? Но у края, в кольце занесённых мечей, Если дрогнет душа, я почувствую вновь Побратима ладонь у себя на плече. И такой же мальчонка прижмётся к ногам, Как теперешний я, слабосилен и мал, И впервые не станет бояться врага, Потому что героя малец повстречал.

Мари де Лин: Сегодня - международный День Матери. Поздравляю всех мам форума. А еще Европа начала праздновать День Победы. Пользуясь этим, выкладываю одно из моих любимых стихотворений, которым два года назад поздравляла наших школьных мам: Ю. Павкин «Мадонны России» Ночь растворилась в предутренней сини – вижу знакомую с детства звезду… Думы мои – о мадоннах России, Что пережили войну и беду. Вы сохраняли поля плодородные, Лишь навалилась на плечи война, – Чувства рождали в сердцах благородные Руки мадонн и волос седина!.. Грозы неслись над родными сторонками… В путь провожая мужей, сыновей, Как каменели вы над похоронками В горькой судьбе материнской своей!.. В этой судьбе – беспокойной, капризной, В ваших глазах, измеряющих даль, В ваших морщинах, прочерченных жизнью, Видел не радость я – боль и печаль!.. Я не скрываю, что видел порою, Как в беспощадном, кромешном аду Даже бесстрашные, даже герои «Мама!» - кричали в предсмертном бреду!.. …Да, мы за многое в жизни в ответе!.. Жизнь! На твоих поворотах крутых Часто встречал я следы лихолетий, Скорбные лица, как лики святых!.. Участи избранных вы не просили В грозной напасти лишений и бед! …Как я желаю вам, мамы России, Чистого неба, безоблачных лет! Может, у бога просили вы милости, Перекрестив уходящих на рать… Горше не видел я несправедливости: В муках родить, чтоб затем потерять?! Все пережили вы – боли и были, Оберегая и землю, и дом, В том, что мы выжили и победили – Доля немалая наших мадонн! Бед и несчастий раздвинулись горы – Вроде давно отгремела гроза, Но на Российские наши просторы Снова лихие пришли времена!.. Войны, разруха и наши огрехи Родину-мать постигали не раз!.. Чтоб залатать наши дыры-прорехи, Есть у России надежда на вас! …Ночь растворилась в предутренней сини, Гаснет знакомая с детства звезда!.. Милые, добрые мамы России, Пусть вас минует любая беда!

stella: Только медленно... Владимир Добин Только медленно... Так дольше жизнь продлится. Не торопись... Ничему никуда не деться. Сделать пару шагов, кое-чему научиться – вот и прошло оно, твое детство. Если покажется вдруг, что ты – в десятке, а все прочее где-то далеко-далёко, не забудь, что у жизни вечность в остатке, и там точно так же, как здесь, одиноко. Не гневи судьбу – все, что даст на вырост, ты на свете этом обязан исполнить. Не спеши, душа. Ночью мне приснилось что-то очень важное... И я должен вспомнить.

stella: Отец Владимир Добин Он читает газету и слушает РЭКУ. Время вечности вброд переходит, как реку. По утрам он спускается медленно в парк, где над влажными тропками стелется пар, а в траве, не смолкая, тревожатся птицы: воробьи, трясогузки, воронье да синицы, и он слушает их несмолкающий хор, будто впрямь понимает, о чем разговор. Это солнце так было желанно когда-то, нынче лучшее время – лишь после заката, как и лучшее время той жизни, что прожил (но об этом писать, даже думать негоже: все, что в жизни случается, важно и ценно,и прожить надо все – до конца, постепенно, не как в школе учили: чтоб не было жаль, а душе чтоб открылись и время, и даль). Он идет по тропинке... Как держится прямо! И живет точно так же он: стойко, упрямо, гордо, но без желанья обидеть другого: словом можно убить, может вылечить слово. И я долго гляжу ему вслед, забывая, что всю жизнь его вижу, а стало быть, знаю. Словно день этот новый – для нового взгляда, и мне снова узнать и понять его надо.

stella: Маме Владимир Добин Да, я боюсь аллей пустынных, когда накрапывает дождь и солнце розовое стынет так далеко, что не дойдешь. Боюсь песочниц опустевших, без крика детского дворов и рано постаревших женщин, не услыхавших нежных слов. Но во сто крат боюсь однажды вдавить рыдающий звонок и отвернуться, не дождавшись за дверью возгласа: "Сынок!"

stella: И еще его же * * * Я к жизни сбоку подходил и подходил анфас. Я в жизни многое любил, но и терял не раз. Но жив я, сколько б ни терял! Отец мой, стало быть, добротный выбрал матерьял, чтобы меня скроить.

Atenae: Александр Дольский Баллада о без вести пропавшем Меня нашли в четверг на минном поле. В глазах разбилось небо, как стекло. И всё, чему меня учили в школе, В соседнюю воронку утекло. Друзья мои по роте и по взводу Ушли назад, оставив рубежи, И похоронная команда на подводу Меня забыла в среду положить. И я лежал и пушек не пугался, Напуганный до смерти всей войной. И подошёл ко мне какой-то «гансик» И наклонился молча надо мной. И обомлел недавний гитлер-югенд, Узнав в моём лице своё лицо. И удивлённо плакал он, напуган Моей или своей судьбы концом. О жизни не имея и понятья, О смерти рассуждая, как старик, Он бормотал молитвы ли, проклятья, Но я не понимал его язык. И чтоб не видеть глаз моих незрячих, В земле немецкой, мой недавний враг, Он закопал меня, немецкий мальчик. От смерти думал откупиться так… А через день, когда вернулись наши, Убитый «ганс» в обочине лежал. Мой друг сказал: «Как он похож на Сашу. Теперь уж не найдёшь его, а жаль…» И я лежу уже десятилетья В земле чужой. Я к этому привык. И слышу - надо мной играют дети. Но я не понимаю их язык…

Калантэ: Юлий Ким. Многие его знают как автора песен веселых и шутливых. А ведь это далеко не так... Что-то флаги на башнях повыцвели, Что-то ржавчина съела доспех, И мужчина, пустившийся в рыцари, Вызывает досаду и смех. Ох, не рыцарский выдался век ему! Все великое стало смешно. И довериться вроде бы некому, И не верится — ни во что. Дульсинеи Тобосские канули В незапамятные времена. Дон Кихоту с его великанами Обозначена твердо цена. Зазвенела разменная денежка И рассыпала золото в медь, И надеяться вроде бы не на что Ни теперь, ни тем более впредь. Но и в черное время вражды и о6мана, Когда сердце в печали и холод в крови, – Знай, что есть и любовь, и Прекрасная Дама! Не пройди... оглянись... угадай... позови!...

Калантэ: И еще немного любимого Юрия Лореса. Тут даже и истории немножко есть, хотя, увы, не истории его поэмы, а истории моего с ней знакомства. Когда-то, уже очень давно, мне эти стихи читали наизусть. Их на самом деле куда больше, это ведь целая поэма, или сюита, "День шестой". Вот с начала до конца их и читали. И как читали! Лучше я не слышала ни до, ни после. И с тех пор очень люблю Лореса. ...А живу я, огромную цену за жизнь заломив, И всегда недоволен собою. Потому я оставлю тебя, Суламифь, Чтоб почувствовать власть над судьбою. Я как будто бы царь в этой древней стране. Слишком щедро я богом одарен — Полземли повелителя ищут во мне, Чтобы вдоволь настроил пекарен. Погляди, как для храма везут доломит, И в бессмертный народ превращается племя... Потому я оставлю тебя, Суламифь, Что с тобой я не слышу, как движется время. Да, конечно, я знаю, что будет полынь Пробиваться сквозь стены, которые рухнут, Зов горячего ветра Синайских пустынь Будут переводить как "томление духа"... Но не всякая жизнь сквозь шуршанье олив В изначальное Слово вплетается слогом. Потому я оставлю тебя, Суламифь, Чтобы вынести все, что даровано Богом. И страна превращается в пепел и хлам, Если сеятель думает только о хлебе... Но десницей моей воздвигаемый храм, Троекратно сожжен, отражается в небе. И безвестный пророк — сочинитель молитв — Все от ветра берет и бросает на ветер. Потому я оставлю тебя, Суламифь, Что увидел в любви воплощение смерти. А это - то, которое дало название всей поэме. "Шел день шестой. " Шел день шестой. В последнем звуке гаммы из глины, воздуха, воды, огня по прихоти своей Господь творил Адама, а в нем тогда уже лепил меня. Все то, что в праотце кипело и болело извечной болью, грешной и земной, печально долгим звуком гаммы пело, уже тогда все это было мной. Шел день шестой. Но длани простирая в грядущее, навеки прокляня, Господь Адама изгонял из рая, А вместе с ним Он выгнал и меня. Рай обернулся кровью, потом, хлебом, Поверил я, что мне не нужен Храм - Но до сих пор ладони тянет к небу во мне живущий праотец Адам. И в день шестой, склонившись над строкою, который век я жду седьмого дня. Душа болеет жаждою покоя: воды и глины, воздуха, огня.

stella: Я плохо запоминать стала, но у нас есть на радио серия передач об исторических местах Израиля( а других и не водится) и ее сопровождали стихами Лореса. Потрясающий поэт.

Мари де Лин: Александр Сергеевич Пушкин. ПОЭТУ Поэт! не дорожи любовию народной. Восторженных похвал пройдет минутный шум; Услышишь суд глупца и смех толпы холодной, Но ты останься тверд, спокоен и угрюм. Ты царь: живи один. Дорогою свободной Иди, куда влечет тебя свободный ум, Усовершенствуя плоды любимых дум, Не требуя наград за подвиг благородный. Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд; Всех строже оценить умеешь ты свой труд. Ты им доволен ли, взыскательный художник? Доволен? Так пускай толпа его бранит И плюет на алтарь, где твой огонь горит, И в детской резвости колеблет твой треножник.

Калантэ: Автора не нашла, такая жалость, но стихотворение совершенно бессмертное. Оно было, есть и будет (еще долго-долго, хотя это и грустно) - актуальным... Вспыхает небо, разбужая ветер, Проснувший гомон птичьих голосов. Проклинывая все на белом свете, Я вновь бежу в нетоптанность лесов. Шуршат зверушки, выбегнув навстречу, Приветливыми лапками маша... Я среди тут пробуду целый вечер, Бессмертные творения пиша. Но, выползнув на миг из тины зыбкой, Болотная зелёновая тварь Совает мне с заботливой улыбкой Большой орфографический словарь.

Мари де Лин: Алексей Толстой. (надо будет потом поместить на страничку ВКонтакте) *** Двух станов не боец, но только гость случайный, За правду я бы рад поднять мой добрый меч, Но спор с обоими - досель мой жребий тайный, И к клятве ни один не мог меня привлечь; Союза полного не будет между нами - Не купленный никем, под чье б ни стал я знамя, Пристрастной ревности друзей не в силах снесть, Я знамени врага отстаивал бы честь!

Джулия: И опять Александр Сергеевич... Обожаю это стихотворение - и часто цитирую. Перестрелка за холмами; Смотрит лагерь их и наш; На холме пред казаками Вьется красный делибаш. Делибаш! не суйся к лаве, Пожалей свое житье; Вмиг аминь лихой забаве: Попадешься на копье. Эй, казак! не рвися к бою: Делибаш на всем скаку Срежет саблею кривою С плеч удалую башку. Мчатся, сшиблись в общем крике. Посмотрите! каковы?.. Делибаш уже на пике, А казак без головы. Делибаш (по-турецки буквально — отчаянная голова) — конный солдат турецкой армии.

Мари де Лин: Марина Ивановна Цветаева. Я знаю правду! Все прежние правды – прочь! Не надо людям с людьми на земле бороться! Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь. О чем – поэты, любовники, полководцы? Уж ветер стелется, уже земля в росе, Уж скоро звездная в небе застынет вьюга, И под землею скоро уснем мы все, Кто на земле не давали уснуть друг другу.

stella: Вот от такой " дуэли" на душе светлее.



полная версия страницы