Форум » Я мстю, и мстя моя страшна! » ПИСУНЫ. Орк-опера » Ответить

ПИСУНЫ. Орк-опера

M-lle Dantes: ПИСУНЫ Хохмическая опера по мотивам романа Александра Дюма «Граф Монте-Кристо» в 9 картинах с 3 интермедиями, прологом и финалом

Ответов - 28, стр: 1 2 All

M-lle Dantes: М-да, я сделала то, чего не смог и не собирался смочь СанСаныч: заставила моих читателей полюбить троицу доносчиков)))) КАРТИНА 8 Декорации картины 6. Та же камера, только темнее и уже без табуретки. Эдмон стоит, прислонившись к стене. Вид у него ещё более запущенный. [«Над Канадой», А. Городницкий] Эдмон: За решёткой, за решёткой Солнце низкое садится… Как приплыл сюда на лодке, Так с тех пор мне и не спится. *Вот уж сели, так уж сели! Замок Иф – не новоселье… Хоть похоже, что в Марселе, Только всё же не в Марселе… (2р) [«Ламентация Золушки», х/ф «Золушка»] Эдмон (расстроенно, опустив голову): Я не знаю, что со мною, Только вижу, вижу я, *Что заведует тюрьмою Настоящая свинья! (2р) Внезапно задняя стенка начинает трястись. Эдмон отскакивает, потом поворачивается и в полном изумлении смотрит на неё. За стенкой раздаётся голос. [«Ноль семь», В. Высоцкий] Фариа (за сценой): Я уполз за пределы закона, И не сплю по ночам я, как сыч. Я не ставлю в подкоп домофона И вынимаю сотый мой кирпич! Тук-тук! Здравствуйте! Кто-нибудь дома? С долотом в руках я жду, дыханье затая… Быть не может! Неужели? Мы же не знакомы… Номер двадцать семь! Здрасьте. Это я. В стене появляется дырка (заранее прорезанная), летят кирпичи. На четвереньках из неё выползает аббат Фариа. Дюма: Аббат Фариа. Он же № 27. Изобретатель, учёный, философ, а в душе – кладоискатель. Имеет репутацию сумасшедшего. Характер стойкий. Не женат. По определению. Не обращая внимания на Эдмона, Фариа встаёт, отряхивается и начинает петь. [«В городском саду», В. Берковский – Б. Окуджава] Фариа: Кругло у камеры окно, и все углы двугранны, И ряд зарубок на стене – без празднеств и обид. Но утешенье есть одно – что жизнь непостоянна: Когда-нибудь и в замке Иф всё обретёт свой вид. Всё станет на свои места, ученье – свет, я верю! Когда бы не было наук – на чёрта белый свет! К чему сидеть, худеть, седеть, смотреть на эти двери И эту мрачную тюрьму, которой сноса нет? Не всё ль равно, в каком шато копаются подкопы? Не всё ль равно, кого и как в какой кладут мешок? Не всё ль равно, какой карман богаче всей Европы И что ценнее – интеллект иль золота горшок? Но, чтобы было всё не так, чтоб всё иначе было, Наверно, именно затем, наверно, потому, Чтоб мы учились размышлять на совесть, не вполсилы, Для нас придумали мозги, а может, и тюрьму. Ах, комендант, мой комендант! Вздыхаешь, да не знаешь, Что есть свобода, есть и клад, который я нашёл! Когда ты палец свой к виску с усмешкой поднимаешь – *Ах, комендант, мой комендант! – ты сам с ума сошёл! (2р) За это время Эдмон немного приходит в себя и обращается к Фариа. [«Хорошо на тихой речке», х/ф «Трое в одной лодке»] Эдмон: На словах всё чин по чину, и такой вы молодчина, Признаю, что перед вами я – ничто. Но, прошу вас, помогите и понятно объясните, *Почему я оказался здесь в шато? (2р)

M-lle Dantes: Фариа вынимает из-под сутаны рыбий скелетик и, расхаживая по камере, помахивает им в такт музыке, как указкой. [«Если видишь на картине», Г. Гладков – А. Кушнир] Фариа: Если видишь ты в трактире Вдруг чернила на столе Вместо выпивки в графине Или розы в хрустале, И с наклоном влево почерк – Ниже пояса удар, Обязательно доносчик Прозывается… Эдмон: Данглар??? Фариа: Если вдруг к твоей невесте Конкурент ходил домой, На твоём хотел быть месте Иль жалел, что нож тупой, И бегом бежал куда-то, Запихнув донос в карман, Обязательно соавтор Прозывается… Эдмон: Фернан??? Фариа: Если вдруг в событьях этих Был замешан некий мсье, То учти – на белом свете Целых два есть Нуартье, И отец – бонапартюга, А сыночек – прокурор… Обвинитель твой, садюга, Прозывается… Эдмон: Вильфор??? Объяснение производит на Эдмона эффект разорвавшейся бомбы. На его лице появляется мстительное выражение, и он начинает энергично двигаться по камере (может даже потанцевать брейк-данс). [«Ах, если бы», м/ф «Летучий корабль»] Эдмон: Я с вами в замке как-нибудь вместе, Лишь бы нашёлся случай для мести! Дайте свободу – я им устрою! Так ведь и стану… главным героем! Ах, если бы сбылась моя мечта, Какая жизнь настала бы тогда! Ах, если бы мечта сбылась, Какая жизнь тогда бы началась! Застывает в центре сцены. Фариа подходит к нему и кладёт руку на плечо. В это время на стене вспыхивает карта острова Монте-Кристо (с помощью графопроектора или гирлянды). [«Александра», Ю. Визбор и С. Никитин – Д. Сухарев] Фариа: Не сразу всё устроится, Подкоп не сразу роется, Слеза в тюрьме не действует, Но ты ведь не один! Нас дело ждёт не быстрое, Но верное и чистое: Мы ход подземный выстроим И в карту поглядим! Монте-Кристо, Монте-Кристо – Этот остров наш с тобою! Станет нашей он судьбою, Ты взгляни, что есть на нём! Что бы ни было в начале, Он оплатит все печали – Мы вдвоём к нему причалим И сокровища возьмём! Под музыку песни «Чему учат в школе», Фариа ходит по сцене, простукивая стены. На задней стенке высвечиваются разные учёные формулы и правила. Эдмон стоит (может двигаться), переваривает информацию. Наконец Фариа становится на четвереньки и уползает в подкоп. Эдмон следует за ним. ЗАНАВЕС

M-lle Dantes: ИНТЕРМЕДИЯ 3 На сцену выходят Эдмон и Фариа. Фариа становится в центре, его освещает прожектор. [«Надежды крашенная дверь», Б. Окуджава] Фариа: «Резерва» крашенная дверь, Ажана твёрдая походка, У прокурора, верь – не верь, *Всегда припрятана наводка, (2р) *И пусть видна она нечётко, Но замок ждёт тебя, поверь! (2р) Окошко в камере одной, Единственной, неповторимой, То непростительно пустой, *То так заботливо хранимой, (2р) *Но за подкоп в углу любимой Иль за мешок – совсем чужой… (2р) Придут иные времена И новости иного рода, И ты увидишь из окна, *Что ждёт тебя за ним свобода… (2р) *Какого дня? Какого года? Не вспомнишь – не твоя вина… (2р) Пошатывается. Эдмон помогает ему уйти. Свет гаснет. Музыка замирает.

Джоанна: M-lle Dantes, да что ж Вы со мной делаете?!

M-lle Dantes: "Этот шарик - последний.." (с) КАРТИНА 9 Камера аббата Фариа. Обстановка такая же, как у Эдмона, но с табуреткой, и стены изрисованы формулами и чертежами. В задней стене точно такая же дырка. На кровати лежит мешок с аббатом Фариа. Под грустную-прегрустную мелодию из дырки вылезает Эдмон. Подходит к кровати и становится рядом на колени. [«Баллада об уходе в рай», В. Высоцкий] Эдмон: Тебе плевать, и хоть бы хны – Лежишь, миляга, принимаешь вечный кайф. И нет забот, и нет вины, Ты молодчина, на мешок тюрьму сменяв! Мешок пустой – как в рай билет… Боюсь, тебе там не придётся заскучать: Я не хочу ждать столько лет – Уж может, лучше сразу мне концы отдать? Жаль, не сбывается всё, что пророчится: Уходишь, клада не найдя – счастливый путь! Ах, как мне хочется, на волю хочется, Но, знать, я там в мешке лишь окажусь! Музыка обрывается. Барабанная дробь. Вспышка (якобы в мозгах Эдмона). Эдмон встаёт и начинает расхаживать по камере, пытаясь собраться с мыслями. [«Перекаты», А. Городницкий] Эдмон: На завтрак килька, на ужин килька – Глаза б мои не видели! *Бежать-то надо, но я забыл, как, И сомневаюсь, выйдет ли. (2р) А я ведь плавал, я мог когда-то! (Данглар желтел от зависти). *Но я не в форме – такой, как надо, И это мне не нравится. (2р) (Уже увереннее) Пускай в мешке, но из замка выйду! Тюремщик скажет: «Помер он», - *И подавать я не должен виду, Что он ошибся номером. (2р) Ну что ж, а если бежать не лень мне – К чему пыхтеть и мучиться? *Летать я буду до приземленья, А дальше – как получится… (2р) Подходит к кровати, вскрывает мешок и в ну очень глубокой задумчивости смотрит на Фариа. [«Ах, пане, панове», Б. Окуджава – А. Осецка] Эдмон: До свиданья, мой друг. Всё одно к одному – Нынче оба мы с вами покинем тюрьму. Пусть сокровище и не найдётся, Но Эдмон в замок Иф не вернётся! Я – куда б ни попал – за себя не боюсь: Вы привили мне самый изысканный вкус. Только в замке всё как-то тревожно, И тюремщик глядит осторожно… *Но в уно моменто (3р) Я их всех перехитрю: *Займу ваше место – (3р) Тюремщики, адью!

M-lle Dantes: Под мелодию второй части припева Эдмон извлекает аббата из мешка и затаскивает за ширму. Возвращается, подходит к столу и, вертя в руках пустую тарелку, поёт с иронической улыбкой. [«Нам бы выпить перед стартом», Ю. Визбор] Эдмон: Я поел бы до побега, но тюремщик помешает: Вдруг ему ума достанет раскусить мой хитрый план? *Пусть с подкопом не выходит, всё ж я буду на свободе – Вы меня подбросьте сами, так что здравствуй, океан! (2р) Всем назло, живой-здоровый, я в мешке замаскирован. Тут про ужин бы и вспомнить – не получится ж потом! *Только нет в мешке, ребята, ни сосисок, ни салата, И попробуй пообедай с присобаченным ядром! (2р) В этот вечер (ближе к делу!) состоится вынос тела В персональной упаковке под названием «мешок». Тут поесть бы, между прочим, но меня-то бросят, впрочем, До еды ли, право слово? Я упал – вот это шок! Что ж, поплавали, и хватит! Мне Данглар за всё заплатит! Был бы клад на прежнем месте, а уж я б его нашёл! Скажут в замке: «Как ужасно! Он свихнулся, это ясно: Натощак сбежал из замка – и к обеду не пришёл!» Сообразив, что время-то идёт, Эдмон начинает упаковываться в мешок, не прекращая, однако, петь. [«Прощание с Польшей», Б. Окуджава] Эдмон: Прошу у вас прощенья за раннее прощанье, За скверное сиденье, за грубые слова… *Я даже не подумал оставить завещанье – Настолько от свободы кружится голова… (2р) К концу куплета он совсем упаковывается, так что последние строки звучат несколько приглушённо. Входят тюремщики – Антуан и Поль, с носилками и ядром. [«Песенка Джимми и Билли», д/с «Алиса в Стране Чудес»] Тюремщики: Мы в замке служили, мешки выносили – Давай, не зевай, разверни, поднимай! Мы в замке служили и то позабыли, Когда на мешки был такой урожай! Мы в замке служили и дружно решили Мешок в море выбросить в поте лица, Ядро прикрепили, сказав: «Или – или; Бросай, чтоб закончилась путаница!» Привязывают ядро, кладут мешок на носилки и несут к выходу. И тут в полной тишине (и с очень тихим аккомпанементом) из мешка раздаётся пение. [«Воин вереска», гр. «Мельница»] Голос из мешка: И не замкнуть меня на сто замков, И не боюсь я моря и дождя, И не ищи – ты не найдёшь следов, Что узник замка Иф оставил, уходя. И не ищи в февральской мгле следов, Что узник замка Иф оставил, уходя! Тюремщики в растерянности застывают. Антуан (мешку): Вы, кажется, что-то сказали? Голос из мешка: Нет-нет, что вы! Антуан (с облегчением): Показалось… Покряхтев, тюремщики решительно уносят носилки со сцены. Слышен шум моря. Тюремщики (за сценой): Ап-тудап! Громкий всплеск. Оркестр играет туш. ЗАНАВЕС

M-lle Dantes: ФИНАЛ Перед занавесом с изображением замка Иф появляются Дюма и комендант. [«На ясный огонь», Б. Окуджава] Дюма: Устал, притомился, тюрьма для меня – тёмный лес. Зачем вы меня привели в этот мрачный подвал? Комендант: Когда-то давно, моя радость, сидел здесь Дантес, Сидел здесь Дантес, моя радость, но он убежал. Дюма: Но как он сбежал, чёрт возьми, я понять не могу! Скажите, пожалуйста, будьте добры, как он смог? Комендант: На тёмный подкоп, моя радость, взгляните в углу, Взгляните в углу, моя радость, поймёте без слов. Дюма: Но он, говорят, в этот тёмный подкоп не попал! И как же тогда он сбежал – не пойму я умом! Комендант: Тюремщик был должен смотреть, а тюремщик-то спал, Тюремщик уснул, моя радость, а я ни при чём. (Задумчиво) Я помню ту ночь и мешок, полетевший во тьму (А как же ещё, раз ядро привязали к ногам?). «Куда ж ты летишь, моя радость?» - кричу я ему, А он мне ответил: «Ах, если б я знал это сам!» Расходятся в разные стороны. Занавес открывается. Остров Монте-Кристо. На сундуке с сокровищами сидит Эдмон. [«Зелёный поезд», В. Ланцберг] Эдмон: Тюремный сторож прошёл и замер, Опять планиду свою кляня. Вдали чернеет гранитный замок – Теперь остался он без меня. Тюремщик – к замку, а я – налево, Пусть чертыхается комендант: *Хоть мало шансов есть для побега, Не зря же дан мне такой талант! (2) Хор негров (за сценой): *Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла, (3р) Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла. Эдмон: Мне было в замке сидеть неловко, Мне всё казалось, что вижу сон. Я объявил им там голодовку, А все считали, что я пижон. А я не гордый, я просто в замке, Я в этой банке, как шпрот, зажат, *И, словно деньги в швейцарском банке, Все планы мести во мне лежат. (2) Хор негров (за сценой): *Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла, (3р) Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла. Эдмон: Сегодня в замке стреляет пушка – Кого-то мало, кого-то жаль. А я бы мог им шепнуть на ушко, Зачем хотелось мне убежать. Грызите локти в связи с разлукой, Ищите ядрышки и следы – *Я убежал (вот такая штука!), Сухим смог выйти я из воды. (2) Хор негров (за сценой): *Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла, (3р) Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла. Эдмон: Тюремщик – к замку, а я – налево, Пусть чертыхается комендант: Хоть мало шансов есть для побега, Не зря же дан мне такой талант! Чего мне мало, куда мне надо, Зачем залез я в чужой мешок? *Вдали чернеет гранитный замок, Но мне не нужен теперь замок! (2) Хор негров (за сценой): *Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла, (3р) Ла-ла-ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла-ла. Пока негры поют последние строчки, на сцену выходят все действующие лица (включая Дюма), а также хор негров и хор тюремщиков (которые в худшем случае суть одно и то же). Их задача – повторять за солистом последние две строчки каждого куплета. [«Синий перекрёсток», Ю. Визбор] Эдмон: Ищи меня сегодня среди морских дорог, За островами, за большой водою, За каменной площадкой, где кончился мой срок, За самой незапамятной тюрьмою. Все: За каменной площадкой, где кончился мой срок, За самой незапамятной тюрьмою. Эдмон: Здесь карта сохраняет старинную печать, Здесь много так и вместе с тем – так мало! Я здесь нашёл свой остров, где можно отыскать Конец, и цель, и средства, и начало. Все: Я здесь нашёл свой остров, где можно отыскать Конец, и цель, и средства, и начало. Эдмон: Не присылали б писем – ступали б сами в суд, Не спрашивая тонкого совета. На улицах Парижа вас всех, конечно, ждут Сюрпризы от заката до рассвета. Все: На улицах Парижа вас всех, конечно, ждут Сюрпризы от заката до рассвета. Эдмон: Давно – или недавно? – качался на волнах, А нынче – стал разбрасывать алмазы! Что проку, право, в лишних газетах и домах? Поймёте вы и это, но не сразу. Все: Что проку, право, в лишних газетах и домах? Поймёте вы и это, но не сразу. Эдмон: Кто часто натыкался на острые углы, Тот всё равно надеется на приз там. Я точно знаю адрес двенадцатой скалы, Второй пещеры – остров Монте-Кристо! Все: Я точно знаю адрес двенадцатой скалы, Второй пещеры – остров Монте-Кристо! ЗАНАВЕС КОНЕЦ ХОХМИЧЕСКОЙ ОПЕРЫ

Natasha: Хочу выразить восхищение проделанной работой! Это сколько ж надо было песен подобрать и переделать! Браво, M-lle Dantes!



полная версия страницы