Форум » Бюсси! Кто, кроме Бюсси? » Можно ли простить? » Ответить

Можно ли простить?

Вильгельмина: Предистория этого произведения такова: мне приснился сон, и в этом сне я увидела все, что вам предстоит прочесть. Сразу скажу: это не сказка, это жизнь. Ничего не смешного в этой истории нет. Жанр ее: драма. Главные герои: Франсуа д’Эпине де Сен-Люк – переводчик с французского на русский. Молодой, симпатичный, счастливый и веселый – в начале истории. Жанна де Косе-Брисак – жена Сен-Люка, которую он очень любит. Работает стюардессой. Генриетта де Сен-Люк – младшая сестра Сен-Люка, 21 год. Работает психологом. Очень любит брата и очень переживает, когда он страдает. Жак-Леви де Келюс – симпатичный молодой человек, окончил Медицинский институт, работает фармацевтом. Сначала друг, затем – муж Генриетты. Луи де Клермон, граф де Бюсси сеньор д’Амбуаз – молодой человек, который настолько смелый, что вообще не думает, что что-то может стоить ему жизни. Выбрал себе соответствующую профессию – автогонщик «Формулы-1». Диана де Меридор, затем графиня де Монсоро, затем графиня де Бюсси – в конце концов, ставшая женой Бюсси, и из-за которой все беды и случились. В-общем, несчастная женщина. Итак, Франция, Париж, наши дни. В Париже живут наши молодые и веселые герои. Франсуа де Сен-Люк долго ухаживал за симпатичной Жанной и, наконец, он решился сделать ей предложение. Жанна очень любила Франсуа и сразу согласилась. Они вскоре поженились и стали жить счастливо. Свидетелями на их свадьбе стали один из друзей Сен-Люка – Жак-Леви де Келюс и сестра Франсуа – Генриетта. Генриетта была особенно счастлива – она видела, как сильно любит ее брат Жанну и часто говорила ему: - Послушай, сделай Жанне предложение, не бойся! Ведь если ты его не сделаешь, она уж точно не станет твоей женой! Рискни! Франсуа рискнул и стал счастливейшим человеком на свете. В то же время лучший друг Франсуа – Луи де Клермон граф де Бюсси встретил молодую вдову Диану де Монсоро. Диана недавно похоронила своего мужа, графа Бриана де Монсоро, которого она не любила, но вышла за него замуж, потому что он единственный, кто о ней заботился после смерти ее отца, барона Огюстена де Меридор. А больше всего на свете Диана боялась остаться одной, потому что она не умела самостоятельно принимать правильные решения, а если она и принимала какие-нибудь решения, они оказывались неправильными. К счастью для Дианы Луи полюбил ее за красоту и очарование, сделал ей предложение. Луи был симпатичным, и Диана согласилась. Они тоже сыграли свадьбу. В семье Франсуа и Жанны царили уют, веселье и взаимопонимание. Франсуа всегда с интересом слушал рассказы жены о ее профессии, о том, как у нее прошел рейс, что интересного видела она в других городах и странах. Сам Франсуа большую часть времени проводил в Париже, переводя романы современных французских писателей на русский язык, который он знал, так как у него был один друг из России. Этот друг научил Сен-Люка азам русского языка, затем Франсуа специально поступил в русский университет и получил диплом переводчика. Но жить в России он не собирался – он ездил туда только на время учебы. Окончив институт с золотой медалью, Франсуа понял, что переводить официальные документы ему неинтересно, и стал заниматься переводом художественной литературы. Он постоянно консультировался со своим русским другом Александром Петровым – русский язык богат идиомами и пословицами, русская культура богата и разнообразна – чтобы сделать красивый и правильный перевод, нужно знать все эти тонкости. По вечерам Франсуа читал Жанне свои переводы с русского языка, которые он делал для себя. И ей было очень приятно, что у нее такой умный и веселый муж. Ведь помимо переводов Сен-Люк рассказывал Жанне анекдоты. В семье Бюсси и Дианы отношения строились на бурных страстях. Луи был очень романтичным, а Диана мечтала, чтобы в ее честь писали стихи, и говорили, как сильно ее любят – желательно, каждую минуту. А вот сама она скупилась на признания в любви. Луи был богатым, все в его доме делали слуги, так что Диане не приходилось вести домашнее хозяйство. Вообще-то, она не умела этого делать. Если Бюсси забывал вовремя сказать, какая она красивая, Диана отказывалась с ним разговаривать. Но Бюсси так сильно любил свою жену, что не обращал внимания на ее глупое поведение. А вот Генриетта которая вместе с братом и его женой, часто навещала семью графа, очень удивлялась, видя, как Бюсси ведет себя с женой. Не выдержав, она позвала его в сторонку и спросила: - А тебе не кажется, что твоя жена тобою манипулирует? - Нет, - отвечал Бюсси. – Она – самая красивая девушка в мире. Я очень ее люблю. - Мало быть самой красивой девушкой в мире, - качала головой Генриетта. – Надо быть еще и умной – жизненно умной, в смысле. Бюсси не понимал Генриетту, и она отстала от него. Сама Генриетта встречалась с другом своего брата – Жаком-Леви де Келюсом. Жак окончил Медицинский институт и сейчас работал фармацевтом в аптеке. Генриетта с детства интересовалась психологией, и она поступила на психолога. И теперь она пыталась по мере своих сил и возможностей помогать людям в трудных жизненных ситуациях. С Жаком у нее полное взаимопонимание – он умел и выслушать ее, и посочувствовать ей, был надежным, общительным, любил пошутить, был очень требовательным к себе и, в то же время, старался понять мотивы поступков людей. Генриетта очень ценила в нем эти качества. Она любила готовить, дом содержала в чистоте… хотя все они были людьми состоятельными, и многое за них делали слуги. И вот Жанна и Диана сообщили всем радостную новость – они скоро станут матерями. И Франсуа, и Луи были просто на седьмом небе от счастья. Генриетта была счастлива за брата, и еще она любила золовку. Но она не могла представить в роли матери Диану – ей самой нужна была нянька. Когда Жанна и Диана были на седьмом месяце беременности, Луи отправился участвовать в гонках «Формулы-1». Франсуа в то же время решил съездить к своему лучшему другу из России. А у Келюса и Генриетты совпали отпуска, и они укатили в Германию. Врачи говорили, что у Жанны и Дианы родится двойня, и что беременность обеих женщин проходит прекрасно. Именно поэтому мужья решились на время их оставить. А Луи немного подустал от Дианиных претензий. И тут грянул гром. Диана и Жанна смотрели телевизор, а там шли «Новости», и ведущий сообщил, что машина графа де Бюсси вылетела за ограждение, несколько раз перевернулась и взорвалась. Естественно, граф погиб. - Ой, что же теперь со мной будет, кто же теперь обо мне позаботится? – воскликнула побледневшая Диана. – Как же дети мои будут расти без отца? А надо сказать, что Диана была счастлива, что станет матерью. Ведь желание стать матерью – естественное желание женщины, а Диана чувствовала, что пора и ей о ком-нибудь заботиться. Так что узнав, что она снова стала вдовой, Диана перепугалась, и тут у нее начались преждевременные роды. Жанна спешно вызвала «Скорую помощь». Приехали врачи и увезли Диану в роддом. Жанна поехала с ними – она была лучшей подругой Дианы. Диана вскоре потеряла сознание, и ей стали делать кесарево сечение. Жанна взволнованно ходила по холлу и думала, что же теперь будет с Дианой. От таких переживаний у нее тоже начались схватки. Ее тоже увезли в операционную. Через несколько часов грянул второй гром: Диана родила двойню – мальчика и девочку – и дети умерли. У Жанны тоже родилась двойня – тоже мальчик и девочка. Дети Жанны выжили, но сама Жанна скончалась. Когда Диана очнулась от наркоза, врач очень осторожно сообщил ей о смерти ее детей. Диана сильно побледнела и тихо спросила: - А как Жанна? Врач сообщил, что Жанна де Сен-Люк скончалась, ее дети живы. Обидно стало Диане: ее дети умерли, ее муж умер, а в семье Сен-Люков умерла только жена. Значит, Франсуа де Сен-Люк более или менее утешится, воспитывая своих детей, а она будет одна. «Нет, так не будет! – крикнуло ее втрое «Я». – Сделай так, чтобы и мужу Жанны стало так же плохо, как тебе сейчас! Ты достойна лучшей доли! Если Всевышний лишил тебя ее – восполни это – даже если будет подло!». И Диана решилась на подлость. Она разрыдалась (вполне искренне, между прочим) и крикнула: - Доктор, я без детей жить не смогу! Сделайте вот что – отдайте мне детей Жанны, а ее мужу скажите, что они умерли! - Вы в своем уме? – возмутился врач. – Я понимаю ваше горе, но вы сейчас сами не понимаете, что говорите! Сейчас мы поставим вам укольчик, приведем вам психолога – постепенно вы придете в себя! Вы – молодая женщина, у вас еще будут дети! - Не хочу! – завопила Диана. – Вы ничего не понимаете! Сделаете так, как я вас прошу, иначе я брошусь из окна, и моя смерть будет на вашей совести! – И она подскочила к окну. Когда видишь перед собой человека, ведущего себя неадекватно, сам таким становишься. Врач перепугался, ответил: «Хорошо» и выполнил требование Дианы. Врач вскоре позвонил мужу Жанны и сообщил ему о смерти его семьи. Дальнейшие пять лет долго описывать нет необходимости. У Сен-Люка началась депрессия. Он просто окаменел от горя, ел и пил только тогда, когда Генриетта силой заставляла его это делать. Он почти ни с кем не разговаривал. Он постоянно перелистывал странницы фотоальбома, просматривая фотографии, где он был с женой. Он собрал в своей комнате все вещи своей покойной жены – от зубной щетки до манто и постоянно держал эти в руках и рыдал. И самое главное: он постоянно обращался к Богу со словами: - Боже, соедини меня с женой! Я не могу без нее жить, не могу, не могу!!! Жанна, любовь моя!!! – А потом он бился головой о стенку и в изнеможении падал на кровать. Вот именно эти молитвы и пугали Генриетту и Келюса. Келюс поселился у Генриетты, потому что одна она уследить за братом не могла. Она очень страдала, видя горе брата, прекрасно его понимала, но она также понимала, что так продолжаться не может. Она пыталась убедить Франсуа хотя бы снова начать общаться с людьми, но он выставлял ее из своей комнаты. О том, чтобы посоветовать Франсуа встретить новую любовь, Генриетта даже не думала – она знала, что брат любил, любит и будет любить только Жанну. У Дианы все было неплохо. Как ни странно, она очень хорошо воспитывала детей Сен-Люка и Жанны, назвав их Луи и Жанна. Но проблема в том, что дети росли и все больше становились похожи на своего отца. Сен-Люк детей Дианы не видел – он вообще никого не хотел видеть. А вот Генриетта иногда навещала Диану и приметила странное сходство ее детей со своим братом. Диане она ничего не сказала. Вернувшись домой и убедившись, что Сен-Люк забылся коротким сном, Генриетта решила откровенно поговорить с Келюсом. - Послушай, - начала она. – Сегодня я ходила в гости к Диане и видела ее детей. И знаешь, что? Почему-то ее дети похожи не на нее и не на Бюсси, а на моего брата. Странно, да? - Генриетта, что ты такое говоришь? – опешил Келюс. – Как дети Бюсси и Дианы могут быть похожи на Сен-Люка? - Жак, нас не было рядом с Дианой в тот день, когда произошли те страшные события, - тихо ответила Генриетта. – И мы не знаем, что случилось на самом деле! Поверь, я сама не ожидала, что Луи и Жанна так будут похожи на Франсуа! И я теперь думаю: ПОЧЕМУ? - И почему? – еле слышно спросил Келюс. - Я подозреваю, что это дети моего брата и мои племянники, - ответила Генриетта. - Как они могли оказаться у Дианы? – не понял Келюс. - Я буду молиться о том, чтобы Бог восстановил справедливость. – Ответила Генриетта. – Потому что иными способами мы ничего не узнаем. Потому что если Диана что-то знает – она нам не расскажет. Если об этом знает врач, принимавший роды – он тем более ничего не расскажет – он же тогда получается преступником. Так что единственный, кто может поставить все на свои места – это Бог. И ты тоже молись, Жак! И Жак, и Генриетта начали молиться Богу о том, чтобы он восстановил справедливость. И он ее восстановил. Дело в том, что Диана часто слышала то от Келюса, то от Генриетты, то сама наблюдала – горе Сен-Люка. В такие моменты ей становилось очень стыдно перед ним, она поняла, что она поступила неправильно. Что пословица «На чужом несчастье своего счастья не построишь» верна. Но признаться в этом поступке Диана боялась. Она понимала, что тогда Сен-Люк ее попросту прибьет. И, конечно же, отберет детей. А детей она любила. Однажды Диане приснился сон. Она увидела своего мужа и Жанну – жену Сен-Люка. Они строго на нее смотрели и качали головой. Диана проснулась в холодном поту и решила ни за что не встречаться с Сен-Люками. Тогда на следующую ночь ей снова явились муж и Жанна. Они строго ей сказали: - Мало того, что ты толкнула человека на такие страдания – которых он не заслужил – ты продолжаешь трусить и рассказать о своей подлости. Ты боишься, что Сен-Люк тебя прибьет. А чего ты от него ожидаешь? Ты лишила его последней радости. Хотя это не он отнял у тебя меня и наших детей (Эту фразу сказал Луи). Если ты завтра же не пойдешь к Сен-Люку и не расскажешь ему обо всем, если опять побоишься услышать о себе всю правду, то тебя не люди покарают – Бог! Так что решай! Диана была в ужасе, но все равно никому ничего не рассказала. И на следующий день она заболела раком желудка. Каждую ночь приходили к ней ее муж и Жанна и говорила: «Признайся, признайся – тогда ты выздоровеешь!» - но Диана не слушалась – боялась. Через полгода ей стало совсем плохо, и она почувствовала, что умирает. За детьми она следить не могла – их забрали Сен-Люки. Дети очень горько плакали, и Генриетта с Келюсом все время проводили с ними. Даже Сен-Люк стал с ними возиться – он понимал, как тяжело терять близкого человека. Но сам он не понимал, не видел – что это его дети. И вот однажды соседка Дианы прибежала к Сен-Люкам и сообщила им, что Диана их зовет. Сен-Люк не хотел идти к Диане, но Генриетта настояла на том, чтобы он все-таки пошел – долго они все равно там не задержатся. Диане было очень плохо. Она сильно похудела, ее терзала сильная боль, и ей было очень страшно. Накануне ей снова приснился Луи и сказал ей: - Признайся во всем Сен-Люку, попроси у него прощения – и я возьму тебя с собой! Ты попадешь в Рай! И вот Диана решилась. - Спасибо, что вы пришли, - проговорила она с трудом. – Мне надо вам сказать кое-что важное. Я совершила страшный по отношению к вашей семье! Франсуа, - повернулась она к Сен-Люка, - прости меня! Когда я родила своих детей, они умерли…. И я решила, что… я вправе распоряжаться чужими судьбами. Я… подговорила врача, который принимал роды у меня и у Жанны и… заставила его с помощью шантажа… отдать мне детей Жанны, а тебе сказать… что они умерли. И вот теперь я… расплачиваюсь! Прости меня, прости! – Тут ей стало очень больно, она громко закричала. Келюс тоже подозревал, что дети Дианы – дети Сен-Люка. И Генриетта укреплялась в своих подозрениях. Но они и представить не могли, что Диана знала об этом. Генриетта все-таки предпочитала думать, что это какой-нибудь подлый врач совершил такой поступок. Но теперь…. И Генриетта посмотрела на Сен-Люка. А Сен-Люк, услышав сие признание, почувствовал такую боль, будто его ударили ножом в живот. Он никак не мог осознать то, что ему сказала Диана. Наконец, он это осознал и начал говорить – сначала тихо – затем все громче и громче: - Зачем? Что я тебе сделал? Ты думаешь, своим признанием ты вернешь мне все эти годы? Все эти годы, которые провел не только вдовцом, но и осиротевшим отцом? Ты признаешься мне во всем, говоришь мне: «Прости», и считаешь, что этого достаточно? И ты думаешь, что я тебя прощу? Ты у меня украла детей и ждешь от меня прощения? Ну так вот – его не будет! Никогда!!! – И он выскочил из дома Дианы. - Так же нельзя! – испугался Келюс. Он тоже был потрясен. Но он видел, как страдает Диана физически. Он не сомневался, что это кара Божья, но так же он верил, когда человек во всем раскаивается – его надо простить. Поэтому он побежал за Сен-Люком. Генриетта осталась рядом с Дианой. Она тоже слышала о том, что раскаявшихся людей надо прощать – но она видела, как страдал ее брат Сен-Люк. И у нее к Диане были свои претензии – страдания брата. Многое говорить она не стала. Она лишь сказала: - Какая же ты… - И вышла. Диана лишилась чувств. В доме Сен-Люка происходило следующее. Франсуа де Сен-Люк рыдал, а Келюс поил его валидолом и говорил: - Нельзя так. Франсуа! Прости Диану! Она раскаялась! На это Сен-Люк выкрикивал: - Наплевать! Она украла у меня детей! Тут как раз пришла Генриетта. Келюс обернулся к ней и сказал: - Вот пусть Генриетта тебе скажет, что надо простить Диану! - Жак, пусть он сам решает, - ответила Генриетта. – Я не могу дать ему совет – простить Диану. Я знаю, как это трудно сделать после того, что она сделала. Единственное, чего я не скажу, это: «Не прощай Диану». Пусть мой брат успокоится, обдумает все – и сам примет решение. Вечером к Генриетте в комнату вошел ее брат. Он помолчал и спросил: - Я пришел к тебе как к психологу. Дай мне совет – простить Диану, или нет? - Я тебе отвечу как психолог и как сестра, - ответила Генриетта. – Как сестра я видела твои сучения – с этой стороны я говорю тебе «Нет». Но со стороны психолога я скажу тебе: «Реши сам». С одной стороны Диана поступила с тобой жестоко, хотя ты ничего ей не сделал. С другой стороны – она воспитывала твоих детей, любила их, она во всем раскаялась, ей сейчас плохо. Сейчас ты обдумай мои слова и прими решение. У тебя сейчас появилась цель в жизни. Ты – мудрый человек, и когда ты спокойно все обдумаешь – ты примешь правильное решение! Сен-Люк кивнул и обдумал всю эту ситуацию. На следующий день он пришел к Диане и сказал, глядя ей в глаза: - Я прощаю тебя – прощаю от всей души! Умри с миром! – И вышел. Вечером Диана умерла и попала в Рай – так как все Сен-Люки ее простили. Сен-Люк воспитал своих детей. Им было очень тяжело поначалу без мамы, но со временем они привязались к своим кровным родственникам – они их так любили! На следующий год Генриетта и Келюс поженились. У них родилась дочь Диана. Здесь я заканчиваю эту историю. Благодарю, что вы ее прочли. Я очень надеюсь, что написана она не зря, и каждый из вас извлечет из нее урок.

Ответов - 5

Вильгельмина: Я прошу вас высказать свое мнение...

Эжени д'Англарец: Что тут можно сказать? У меня первая мысль была - какая жуть... Бедный Сен-Люк, бедная Жанна, бедный Бюсси и бедная Диана! Ну и все остальные. Грустная и тяжелая история. Урок понятен, и все же, ИМХО, стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных. (с)

Люсьет Готье: Автор, ну вы сами попросили:))), мнения:)) - так что без обид, ОК? В общем, мне в целом, можно сказать, что нравится. История сама по себе...да, грустная и жизненная. Но вот одного я не поняла: при чем тут Сен-Люк, Бюсси, Диана и прочие? ИМХО (ИМХО! ИМХО! и только) назовите их, например, Петя, Ваня, Катя, ну или там...Пьер, Жан и Катрин - что изменится? Да все, на мой взгляд изменится, получится самостоятельный рассказ о жизненных перипетиях двух французских(/русских/немецких/японских семей. без привязки к героям "Монсоро", которая тут не понятно вообще зачем и почему.

Вильгельмина: Люсьен Готье пишет: В общем, мне в целом, можно сказать, что нравится. Это уже что-то у меня получилось. Люсьен Готье пишет: Но вот одного я не поняла: при чем тут Сен-Люк, Бюсси, Диана и прочие? Знаете, когда мне этот страшный и такой запоминающийся сон приснился, у меня в этом сне были именно они. Мне как будто Бог говорил: "Сделай так". Но вообще-то, вы правы. В следующей истории (серьезной, а не сказочной) которую я выложу примерно через два дня будет все в том времени, которое у Дюма Большое Вам спасибо! Эжени д'Англарец пишет: ИМХО, стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных. (с) Мне тоже было грустно, я не хотела их убивать, но... я не привыкла отступать от своих снов. Дюма ведь тоже заканчивал свои романы грустно. Это я говорю не в свое оправдание.

Эжени д'Англарец: Возможно, вы правы. Не берусь судить, вам виднее. В любом случае, как сказано в Библии, «еже писах, писах».



полная версия страницы