Форум » Кардинал ел бульон » КАРДИНАЛЬСКАЯ ВАЛЕРЬЯНКА » Ответить

КАРДИНАЛЬСКАЯ ВАЛЕРЬЯНКА

Ad Astra: Кардинал Ришелье был недоволен своими гвардейцами, и в данный момент занимался тем, что рассказывал им, насколько именно он недоволен. Сравнения, которые кардинал употреблял в своей речи, были, прямо скажем, не очень лестными. - Мне следовало набрать в роту вместо вас кошек! – возмущался Ришелье. – Они и то справились бы со своими обязанностями лучше! Г-н де Жюссак, которому была адресована эта фраза, угрюмо смотрел в пол. Справедливость разноса он сознавал: поражение, уже не в первый раз понесённое его отрядом от тех же самых неразлучных мушкетёров, действительно было ужасно. К счастью, на этот раз все остались живы, но позорное завершение последней стычки было во стократ страшнее смерти. А кошки, которые не хуже кардинала были осведомлены о позоре гвардейцев, строго и насмешливо смотрели со стола на беднягу Жюссака, мысленно проклинавшего того, кто наделил весь кошачий род таким взглядом. - Я понимаю, - продолжал бушевать кардинал, - если бы вас убили, ранили, оглушили, наконец. Но вас арестовали! Будьте любезны объяснить мне, как такое могло произойти! Чтобы успокоиться. Ришелье опрокинул стаканчик валерьянки. Кошки, привлечённые запахом, активизировались и потянулись мордами к хозяину. Им тоже хотелось валерьянки, но кардинал не спешил делиться. Де Жюссак принялся спутано объяснять, как, по возможности представляя себя и стоящих рядом подчинённых в наиболее выгодном свете. В голове у него уже сложился дьявольский план мести. План начали приводить в исполнение сразу же, как отделались от нотаций его высокопреосвященства. День катился к полудню. Господа гвардейцы в ближайшем кабачке тщательно обсудили детали дьявольского плана. - Это будет чудесная шутка, - заметил Каюзак, согласившись взять на себя самое сложное дело: найти ведро валерьянки.

Ответов - 16

Ad Astra: Но мало найти валерьянку – надо суметь ей воспользоваться. К вечеру, когда для чудесной шутки всё было готово, добрая половина парижских кошек воспылала к компании гвардейцев нежной любовью. Настолько нежной, что нескольким кошкам пришлось дать пинка, чтобы не лезли. А господа мушкетёры, не подозревавшие о дьявольском плане, продолжали ещё веселиться, отмечая вчерашнюю блестящую победу. Они не вышли бы из «Сосновой шишки» до ночи, если бы гвардейцы не приняли для этого соответствующих мер. Д’Артаньян как раз вспоминал, покатываясь со смеху, физиономию арестованного де Жюссака, когда эта самая физиономия неожиданно очутилась в непосредственной близости от него. От неожиданности гасконец замолчал. - Добрый вечер, господа, - миролюбиво заметил Арамис, слегка кланяясь гвардейцам. – Надеюсь, вас привело сюда не желание испортить нам отдых? - Господам гвардейцам оказалось мало вчерашнего, - предположил Портос, - и они явились получить добавки. Прошу извинить нас, милостивые государи, но мы заняты. Обратитесь к кому-нибудь ещё, если вам надоело жить, или приходите завтра. - Портос! – укоризненно сказал д’Артаньян. – Невежливо отказывать в помощи душам, мечтающим скорее покинуть свои бренные оболочки! Вы, сударь, желаете реванша? – обратился он к де Жюссаку. - Мы, сударь, желаем поучить вас, как следует вести себя в приличном обществе, - ответил тот. - Вам угодно сделать это прямо здесь, или хотя бы за Люксембургом? - Люксембург нам бы идеально подошёл. - Что скажете? – обратился гасконец к друзьям. – Мне кажется, не стоит отказываться от столь любезного предложения. Их четверо, нас тоже, так что мы покончим с этой компанией совершенно честно. - Четверо-то их четверо, - согласился Арамис, - но кто поручится, что за Люксембургом нас не будет ждать десяток их друзей со шпагами? Нам уже кое-что известно о гвардейской честности. Жюссак немедленно дал честное слово, что никаких друзей со шпагами не будет. - В таком случае лично я согласен, - ответил Арамис. – А вы, Портос? - Я давно согласен, чёрт возьми! - Прекрасно, - заметил д’Артаньян, - тогда разбудите, пожалуйста, Атоса – мне интересно, согласен ли он. - Я не сплю, - отозвался Атос. – Не нравится мне это дело. Но раз вы согласны, согласен и я. - Значит, через час за Люксембургом, - сказал гвардейцам Арамис. – А пока будьте так любезны, избавьте нас от вашего приятного общества. Гвардейцы удалились, а мушкетёры, не подозревавшие в большинстве своём ничего плохого, допили вино, расплатились и не спеша направились к Люксембургскому дворцу. Можно представить их возмущение, когда из какого-то окна на них обрушился целый водопад резко пахнущей жидкости. Видимо, выплеснули одно за другим несколько вёдер: все четверо моментально оказались промокшими до нитки, не спасли даже широкополые шляпы. Д’Артаньян в промежутке между двумя потоками отборной гасконской брани предложил ворваться в дом и разобраться с жителями, но голос разума в лице Атоса резонно возразил, что, во-первых, в сумерках они не смогли разглядеть, из какого окна выплеснули воду со странным ароматом, а, во-вторых, такое с каждым может случиться. - Но мне всё это совсем не нравится... – добавил он в заключение. - Мне это тоже не нравится, - сказал Арамис, нюхавший свою шляпу с грустно поникшим плюмажем, - редкостная вонь! - Может быть, нам лучше сначала зайти домой и переодеться? – предложил Портос. – Не хотелось бы являться на дуэль в таком виде! Атос покачал головой: - Тогда не успеем. - Чёрт побери! – сорвался д’Артаньян. – Идёмте скорее, и будь что будет! Мушкетёры нашли это предложение единственно верным и прибавили шагу. Однако чем ближе они подходили к Люксембургу, тем заметней становился странный интерес, который они возбуждали в парижских кошках. Те, сначала скрываясь, а потом всё смелее, так как возрастало их число, следовали за ними попятам. Подозрительно косясь на мяукающую стаю, мушкетёры оказались позади дворца. Их противников ещё не было видно, однако их отсутствие вполне компенсировало огромное количество кошек. При виде мушкетёров, кошки одновременно потянулись к ним навстречу. Их глаза жутко сверкали в последних лучах солнца. Друзья невольно попятились при виде такой оравы. Кошек было не просто много – их было ужасающе много, и все смотрели на них. При всей своей храбрости каждый почувствовал, что располосовать человека на составляющие этой стае ничего не стоит. - Откуда их столько взялось? – пробормотал д’Артаньян, отступая. - Видимо, их привлекает запах того, что на нас вылили, - предположил Атос. - Их так много... - И у каждой, - добавил Арамис, - есть когти и зубы. Мне здесь не нравится! - Мне тоже! – заявил Портос. - Господа, я предлагаю отступить. Мы пришли сюда драться с людьми, а не с кошками. - Хотите, чтобы сказали, будто мы испугались кошек? – возмутился Атос, но его вопреки обыкновению никто не слушал: голос инстинкта самосохранения был громче. Мушкетёры дружно развернулись и, увлекая за собой не желавшего сдаваться Атоса, дали дёру. За ними с жутким мявом ринулась орава кошек с когтями и зубами. Только тогда из кустов, умирая со смеху, выбрались гвардейцы его высокопреосвященства. Участвовать в погоне, чтобы до конца насладиться редким зрелищем они предусмотрительно не стали. А четверо друзей мчались по улице с такой скоростью, что все ипподромы современного Парижа, узнай они об этом, за право выпустить на дорожку таких рысаков устроили бы дуэль на оглоблях. Кошки преследовали их по пятам. - Куда бежим? – уточнил Портос. - К Атосу! - Почему ко мне? - К вам ближе! Действительно, от Люксембурга до квартиры Атоса было два шага. Мушкетёры как вихрь взлетели по лестнице, сметя беднягу Гримо, заперли все двери, закрыли ставни и только после этого смогли перевести дух. - Снимайте одежду! – скомандовал Атос. - Всю? – уточнил д’Артаньян. - Довольно будет шляпы и плаща. - Зачем? – удивился Портос, стаскивая плащ. - Иначе мы отсюда не выберемся, - пояснил Арамис. – Эти проклятых кошек привлекает запах, и у дверей они распустят нас на ленточки. - В принципе, выбираться не обязательно, - сказал Атос. – Если хотите, можете оставаться на ночь – может быть, к утру у кошек найдутся дела поважнее, и они снимут осаду. Д’Артаньян поёжился. - А если не снимут? - Тогда будем ждать. Живое воображение гасконца моментально нарисовало ему перспективу просидеть на улице Феру пару месяцев, и он содрогнулся. Между тем Атос отдавал Гримо приказание принести пару бутылок вина, а Арамис открывал ставни, справедливо полагая, что, как ни велики у страха глаза, в окно третьего этажа кошки едва ли запрыгнут. - Дело плохо, - сказал он через пару минут, - эта стая, видимо, не собирается снимать осаду. - Дело ещё хуже, чем вы думаете, - мрачно ответил Атос. – Вина в доме осталось всего ничего, а выйти отсюда едва ли удастся. - Значит, нам всё же придётся прорываться, - задумчиво сказал д’Артаньян. - Вы уже знаете, как? - Конечно! Кто-нибудь, - гасконец покосился на Атоса, - отвлекает кошек, а остальные бегут через чёрный ход. Атос задумался. - Отвлечь от чёрного хода их едва ли получится, - сказал он, наконец. – А вот от окна... Предлагаю сделать так: я выглядываю за дверь, а вы в это время прыгаете в окно. - С третьего этажа?! – вскричали Портос и Арамис. - Здесь не так уж высоко. - Отличная идея! – оживился д’Артаньян. – Идите, Атос, только будьте осторожны. Арамис покачал головой: - Это безумие и с вашей, и с нашей стороны. - Выше голову, Арамис! Чего нам бояться, ведь это всего лишь кошки. - Удачи! - сказал Портос. - Не прозевайте момент, - ответил Атос, выходя из комнаты. Все трое замерли у окон. Вдруг живой ковёр из кошек внизу пришёл в движение и куда-то схлынул. - Прыгаем! – скомандовал д’Артаньян. Не было нужды приглашать кого-то дважды: мушкетёры, повиснув на руках, спрыгнули на землю. - Встретимся завтра утром у де Тревиля! – крикнул гасконец, прежде чем все трое бросились врассыпную. Когда Атос, прижимая платок к свежей царапине на физиономии, вернулся в комнату, о недавнем присутствии там его друзей напоминали только плащи на полу и распахнутое окно. Д’Артаньян вернулся домой таким резвым аллюром, какой не смог бы повторить даже в обмен на капитанский патент. Этой ночью ему приснилось, что он стал уважаемым членом цеха меховщиков города Парижа. Г-н де Тревиль был недоволен своими мушкетёрами примерно в той же степени, в какой прошлым утром был недоволен своими гвардейцами кардинал Ришелье. Однако капитан, будучи гасконцем, а не прелатом, имел гораздо больше средств для выражения своего недовольства. Прочитав общую лекцию об особенностях табуированной лексики в гасконском диалекте, капитан перешёл на личности. - Вы понимаете, что стали посмешищем для всех гвардейцев его высокопреосвященства? Тысяча чертей! Бежали, как последние трусы! Видимо, мне пришло время от вас избавиться. Портос! Сколько ещё вы будете кормить обещаниями о скорой женитьбе меня и вашу засахарившуюся от ожидания невесту? Чтоб завтра же вели её к алтарю! Арамис, я лично похлопочу, чтобы вас поскорее взяли в какой-нибудь монастырь, вам там самое место! Д’Артаньян, вы лейтенант мушкетёров и должны подавать пример храбрости, а я готов побиться об заклад, что это вы приказали своим друзьям отступать! Атос... Тысяча чертей, почему каждый раз, узнавая о вашем поражении, я его недосчитываюсь?! Д’Артаньян нервно захихикал. - Вам смешно? Где он? Разрази меня гром! Скажите, что хоть он не бежал и героически погиб в неравном бою, прикрывая ваши за... спины. - В некотором роде, господин капитан, это действительно было именно так... – осторожно сказал Арамис. - Но мы надеемся, - поспешил добавить д’Артаньян, - что Атос всё же ещё жив. Господин де Тревиль устало опустился в кресло. - Сколько их было? – поинтересовался он. Мушкетёры переглянулись. - Мы не считали, - ответил Арамис. – Кажется, пара сотен. Капитан вскочил, словно подброшенный пружиной. - Пара сотен? Что вы пили, чёрт подери?! - Сударь, это были не гвардейцы! – поспешил вставить Портос. - Но, думаю, тоже слуги кардинала, - добавил д'Артаньян. - Что за чушь? Вы хотите сказать, что на вас напали все монахи Парижа разом? - Не монахи, господин капитан. - Кто же, интересно знать? - Кошки. Капитан внимательно посмотрел на своих подчинённых. Он начинал думать, что они свихнулись. - Кошки? – переспросил он. - Много кошек, - уточнил Портос. - Чудовищно много кошек, - добавил Арамис. - Господа, вы меня за идиота держите?! – не выдержал де Тревиль. – Вы с ума сошли? Мне сообщают, что вы бежали как зайцы от гвардейцев кардинала, а вы являетесь втроём, заявляете, что Атос возможно ещё жив и пытаетесь меня убедить в том, что вас атаковала стая кошек?! - Именно так, сударь! – ворвался д'Артаньян. – Мы условились о встрече с гвардейцами его высокопреосвященства. Вместо них мы встретили жуткую ораву кошек. Я не знаю, что заставило их за нами гнаться! Чёрт побери, мы солдаты, а не живодёры! Мы дерёмся с людьми, а не с кошками! Мы скрылись в квартире Атоса, кошки остались снаружи. Потом нам удалось убежать. Атос остался дома и, надо полагать, до сих пор там, если у этих зверей не нашлось дел поважнее. С минуту капитан молчал. - Хорошо, - сказал он наконец неожиданно спокойным голосом. – Идёмте. - Куда, сударь? - К Атосу. Покажете мне ваших кошек. На улице Феру кошек видно не было. - Может быть, они ушли? – с сомнением спросил Портос. Д'Артаньян с сомнение покачал головой: - Тогда почему Атос не смог явиться? - А может быть, они сначала его... - Не говорите глупостей! – не выдержал Арамис. – Судя по запаху, далеко уйти они не могли. Все четверо медленно и осторожно (а д’Артаньян – ещё и не выпуская эфеса шпаги) подошли к дому Атоса. Машинально посмотрели вверх, но стены не были забрызганы кровью, да и вообще ничто не указывало на то, что здесь произошло зверское убийство. Кто кого мог убить – это был ещё большой вопрос. Господин де Тревиль решительно толкнул дверь. Та не была заперта. Капитан вошёл, но сразу же вздрогнул и инстинктивно отпрянул: ему показалось, что он наступил на что-то мягкое. Что-то... живое. Он наклонился и поднял с пола увесистый мохнатый клубок. Клубок мирно спал, хотя в процессе изучения был принудительно развёрнут капитаном мушкетёров. Это действительно была кошка – серая, немного драная и, несомненно, блохастая, но кошка. Она явно была жива, но вот странность – не просыпалась. - Никогда не замечал, что кошки могут так крепко спать, - заметил Портос громко. На него сразу же зашикали, но кошки и не подумали просыпаться. А проснуться было, кому. Они были повсюду. Свернувшись калачиком, развалившись в самых разных позах, они лежали там и тут, спокойно посапывая. Перешагивая через спящих кошек на ступеньках, мушкетёры во главе со своим командиром поднялись на третий этаж. По мере приближения к квартире Атоса кошек становилось больше. Дверь была распахнута настежь, на пороге тоже спали кошки – ведь эти животные так любят лежать на пороге. Тревиль постучал в стену. - Войдите! – откликнулся знакомый голос. Чувствуя значительное облегчение при мысли о том, что кошки таки не порвали мушкетёра на сотню маленьких Атосиков, трое друзей вслед за капитаном пробрались в квартиру. Их взорам открылось потрясающее зрелище. Такому антуражу позавидовал бы кардинал Ришелье. Хотя, пожалуй, учуяв запах, он бы и не выказал особого восторга. Разношерстный кошачий ковёр не оставил неоприходованным ни один предмет меблировки. Кошки спали на полу, где из-за них некуда было ступить, на стульях, на подоконнике, на каминной полке, на столе и даже на коленях у самого обитателя комнаты тоже устроилось рыжее пушистое существо. Однако на столе, помимо кошек, заметны были и другие, более привычные и уместные там силуэты – бутылки. Очень много бутылок... - Доброе утро, господа, - сказал Атос. На лице его светилась улыбка. Он встал и аккуратно переложил кошку на стул, собираясь подойти и поприветствовать гостей, но на полу у его ног пестрело столько мохнатых шкурок, что он в замешательстве остановился. – Чем обязан столь раннему визиту? Простите, что не могу предложить вам сесть – как видите, здесь уже просто некуда... На руках и костюме мушкетёра красовались явные следы недавнего общения с оравой кошек. Д’Артаньян почувствовал, что сейчас просто неприлично рассмеётся в голос, и стал смотреть в сторону, на каминную полку, где большой белый кот развалился, свесив лапы со шкатулки... - Господа, - произнёс капитан мушкетёров внезапно севшим голосом, - прошу прощения за то, что усомнился в ваших словах. Я должен был знать, что такие благородные дворяне как вы никогда не позволят себе столь глупую ложь, когда речь идёт о серьёзном деле. Д’Артаньян случайно встретился взглядом с Портосом, и понял, что желание расхохотаться сдерживает не только он. Арамис потрясённо качал головой. Он был настолько удивлён, что оставил без внимания извинения господина де Тревиля, спросив только: - Атос, ради всего святого, как вам удалось с ними поладить? - Не могу сказать, чтобы это было особенно сложно. Пара блюдец и несколько бутылок хереса, взятых взаймы у хозяйки – вот, пожалуй, все средства достижения желаемого результата. Тут стала ясна причина беспробудного сна обычно чутких животных, и д’Артаньян уже не смог сдержать рвущийся наружу смех. Впрочем, не только он. Когда восторг поутих, оказалось, что кошек это ничуть не смутило. - Осталось только решить, что теперь делать с таким количеством кошек, - задумчиво проговорил Атос, окидывая взглядом комнату. – У меня есть одна идея, но... Господин капитан, у вас, случайно, нет проблем с мышами? Я бы с радостью поделился парой котов. - Пару я могу взять, - сказал де Тревиль, - но что вы собираетесь делать с остальными? - Ну, Гримо уже пошёл за мешками... - Мешками? - Не поштучно же их переносить, в конце концов. - Не понимаю, - сказал Портос. Но д’Артаньян, уже уловивший суть идеи, аж подпрыгнул на месте. - Знаю! – воскликнул он. – Мы сложим их, спящих, в мешки, погрузим на телегу... - ...А телегу подгоним в Пале-Кардиналь, - закончил за него Арамис. – Искренне надеюсь, что его высокопреосвященство привлечёт к разгрузке ошалевших с похмелья кошек своих гвардейцев!

рыцарь чести: У вас замечательный юмор, только мне кажется,что де Тревиль ВСЕГДА верил своим мушкетерам

Эжени д'Англарец: Браво! Давно так не смеялась! Бедные мушкетеры! Немного вольное обращение с лексикой, на мой взгляд (кошки активизировались, свихнулись - как-то не очень хорошо звучит для ситуации, вполне можно подобрать более подходящие синонимы), а так все замечательно. ИМХО

M-lle Dantes: Мда... чувствуется кошатник...))

Миледи Винтер: Ad Astra пишет: - ...А телегу подгоним в Пале-Кардиналь, - закончил за него Арамис. – Искренне надеюсь, что его высокопреосвященство привлечёт к разгрузке ошалевших с похмелья кошек своих гвардейцев! Де Жюссак влип. Надеюсь, продолжение будет.

Кассандра: Ad Astra, пишите дальше, пожалуйста. Интересно будет почитать.

Эжени д'Англарец: Миледи Винтер пишет: Де Жюссак влип. Это еще мягко сказано. Несчастный он, горемычный! Вечно все шишки сыплются на него!

Nika: Какая прелесть! Чувствуется дух невинных студенческих шуточек из репертуара "Операция Ы" Ad Astra пишет: Пара блюдец и несколько бутылок хереса, взятых взаймы у хозяйки – вот, пожалуй, все средства достижения желаемого результата. Тут стала ясна причина беспробудного сна обычно чутких животных, и д’Артаньян уже не смог сдержать рвущийся наружу смех. Впрочем, не только он. Когда восторг поутих, оказалось, что кошек это ничуть не смутило. Атос и тут как всегда на высоте

Ad Astra: Спасибо за отзывы. Вообще-то, продолжения не задумывалось. Написано было на идею, почерпнутую в топике "Видеотека". Там, кажется, мелькало что-то вроде заказа.

Кассандра: Ааа... Жаль. Хотелось бы прочесть, как же мушкетёры ответили гвардейцам на эту выходку. Ну, может быть, ещё что-то придумаете - с удовольствием почитаем.

Белошвейка: Ad Astra, большое кошатническое МУРСИ!

Джулия: Мяв автору!

Леди Лора: Муррррр! А продолжение заказать можно? Я прямо вижу, как вытягивается лицо монсеньора при виде ТАКОГО кошатника)))))))) И что произойдет с мушкетерами и гвардейцами за издевательство над животными)

Камила де Буа-Тресси: Ad Astra, спасибо, я давно так не смеялась, а продолжения правда очень хотелось бы!

M-lle Dantes: Да-да, ещё бы про кошек)

Железная маска: Ad Astra , Ваш юмор бесподобен! Давно так не смеялась. Большое спасибо.



полная версия страницы