Форум » Покатуха » Перелетные птички. Летняя дюмасферская сказка-2012 » Ответить

Перелетные птички. Летняя дюмасферская сказка-2012

Джулия: Все как всегда, дамы. Думаю, что часть мечтаний сумею выполнить. Если не желаете принимать участия в безобразии - сразу говорите, а то попадете в историю. :) Кто не спрятался - я не виновата!

Ответов - 239, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Nika: Ленчик пишет: Во-первых, у Ленчика есть муж. Госпожа вроде тоже не обделена муж не муж, дайте дитю потешиться тут, кажется, другие тоже с мужьями и не жалуются Ленчик пишет: В-третьих, да, чтоб я... да, поперек госпожи... Не-не-не! А кто в самом начале делиться просил? А госпожа-то в самом деле добрая, ей ведь не жалко!

Roni: Ленчик пишет: Берем собаку, вытираем лужу, несем собаку на речку, полоскаем, отжимаем. Вуаля - просто пособие для начинающего собаковода (правда, в моем случае собаководства была еще одна промежуточная ступень-получаем люлей , что своевременно не выгуляла ) Не надо на Труве подгузники! Вы себе представляете это чудо? Да еще и в 17 в? Засмеют нас почище "желтой лошади"

Джулия: Глава шестнадцатая, где показывается, что тактика наступления на субретку значительно отличается от тактики наступления на госпожу Ника, позевывая, сидела у стола и смотрела в окно с самым несчастным видом. - Извини, - сказала она Ленчику, - я, кажется, проспала? - Нам не на работу, - напомнила Ленчик. – Во всяком случае, тебе. У меня – вот… Я без дела не останусь. Труве радостно виляла хвостом. Если бы она была человечьим ребенком и умела разговаривать, то наверняка задала бы вопрос: «Мам, а завтракать?». Впрочем, это было очевидно и так. Завтракать. Причем всем. - Здесь кофе есть? – с непередаваемой интонацией поинтересовалась Ника. - Откуда здесь кофе? – пожала плечами Ленчик. – Чай обеспечу. Травяной. Во время прогулки она углядела кустик мяты и безжалостно ободрала примерно половину. Веточка одного, листик другого – вот и заварка готова, а уж кипяток одинаков во все времена и эпохи. Ника горестно вздохнула. - Совсем-совсем нет кофе? Ленчик, я помру… Скоро. И в страшных муках. Ленчик сочувственно покачала головой. - Была бы здесь Юлька, она бы самым назидательным тоном выдала байку про то, как во время войны солдаты, лишенные табака и махорки, крутили самокрутки из дубовых листьев. - При чем здесь солдаты и дубовые листья? Я без кофе жить не могу! Понимаешь? - Временно замени кофе цикорием. Он здесь растет как сорняк. Цикорий я достану. Ника тяжело вздохнула. - Я это… корабль в Америку зафрахтую… пусть привезут мне кофе. Много-много… - Если ты собралась помирать собралась скоро и в страшных муках, то корабля назад не дождешься! – съязвила Ленчик. – Зато мы начнем употреблять только экологически чистые продукты. Пить французское вино, есть французские пирожные и благоухать французскими духами. - Духами… - машинально повторила Ника, и вдруг оживилась. – Слушай! У меня же точно духи есть! Много-много флакончиков! - Запах должен быть один, - задумчиво проговорила Ленчик. – Помнишь, в тексте: «Один и тот же у элегантных людей и дам высшего света…». Ника досадливо отмахнулась. - Я попала во Францию, и должна пользоваться одними и теми же духами?! За кого меня принимают? Перепробую все, что есть! Ленчик прервала ее: - Непременно, если тебе хочется. Но для начала давай я помогу тебе одеться. - Я сама! Спятила, что ли? Я это… не эксплуататор! Ленчик принялась с интересом наблюдать за попытками Ники самостоятельно совершить утренний туалет. - Где умывальник?! - Вот, - Ленчик указала на тазик и два кувшина. - А душ? Душ есть?! - Анька сказала, что еще не наладили. Не успела она. Ника подняла глаза к потолку и со страдальческим видом вздохнула. - Полей мне на руки… пожалуйста… А ты как? - Я умылась. Хотела и к речке сходить, но там… - Антисанитария? Теперь вздохнула Ленчик. - Хуже. Там всякие д`Артаньяны ходят, пристают… Ника замерла над тазиком. - Кто?! - Шевалье д`Артаньян, собственной персоной. Ника, как говорят в театре, выдержала паузу. - Тот самый д`Артаньян? - Ты знаешь не «тех самых»? Ника довольно долго молчала. - Я вообще никаких не знаю. - Так давай одеваться. Одевайся - и узнаешь. Процесс облачения в скромное дорожное платье занял минут десять. Еще двадцать Ленчик провозилась с прической Ники. - Тебя как называть? Элен? Ленчик хмыкнула. - Вчера мы полдня провели в карете вместе, и ты ни разу не назвала меня по имени. При этом мы прекрасно понимали друг друга. Но если тебя это не устраивает – меня зовут Мадлен. А мне как тебя представлять? Госпожа де Неизвестно-Откуда? Поможите чем можете, сами мы не местные, из Нового Света приехали? Ника потерла кончиками пальцев виски, словно что-то припоминая. - Меня зовут… Нинон де Вов… Мой отец… постой… мой отец как-то связан с герцогом д`Эперноном. Я младшая дочь в семье… мы некоторое время жили в своем поместье недалеко от Шартра… Я вышла замуж… - Поздравляю, - сказала Ленчик, заправляя в Никины волосы последнюю шпильку. Ника подпрыгнула на месте и повернула к Ленчику сияющее лицо. - Я вспомнила! Я все вспомнила! Я влюбилась как последняя дура! Мне едва исполнилось пятнадцать лет! Я сбежала со своим любовником, мы тайно обвенчались и уплыли в Новый Свет, потому что во Франции нас наверняка нашли бы. Я прожила в Америке десять с лишним лет, после чего мой муженек, которого я к тому времени возненавидела, очень кстати преставился от какой-то заразы. А меня разыскал один из поверенных отца, и я узнала, что мои родители умерли, как и мой старший брат, который так и не женился. Таким образом, я стала единственной законной наследницей. Я, разумеется, вернулась, вступила в права наследования, и вот… Ника выпалила все это на едином дыхании. Ленчик слушала с величайшим вниманием. О своей истории она ничего не могла сказать. Может, еще вспомнится? - То есть… не я, а эта самая Ниннон де Вов. - Привыкай, что это теперь ты. - А ты? – спросила Ника. Ленчик фыркнула - Считай, что у меня амнезия. - И ты так спокойно к этому относишься?! - Мне убиться об стену? А ты сама шнуроваться будешь? Ника подумала – и пришла к выводу, что Ленчик права. Ленчик обнаружила в углу веник, ведро и тряпку. Чистая вода, оставшаяся после умывания в кувшине, была незамедлительно перелита в ведро. Труве с любопытством наблюдала за процедурой. - Я приберу за мелкой, - предложила Ника. – А ты иди, закажи завтрак. Если заведением командует Каланте, слуги у нее уже должны быть построены как надо. - Господские ручки не боишься замарать? – опять не удержалась от ехидства Ленчик. - Ой, уж и господские! Аньки внизу по-прежнему не было. К Ленчику тут же подскочила услужливая девушка лет семнадцати. - Сударыня, вам угодно перекусить? - Угодно, - сдержанно ответила Ленчик. – Сударыне угодно заказать завтрак для двух дам. Что-нибудь легкое, сытное и вкусное. Девушка улыбнулась и кивнула. - У нас отменный повар. Он в Париже служил у самой принцессы Конде, а теперь там его сын за главного на кухне. Подать к вам в комнату или накрыть здесь? И тут Ленчик увидела… Гасконца она уже знала. Следовательно, второй… Второй был Портосом. Несомненно, Портосом! Рослый, плечистый, статный молодой мужчина в роскошном камзоле из парчи, щедро расшитой позолотой – аж глаза слепило, когда солнечный луч ненароком падал на это великолепие! Говорил он раскатистым густым баритоном. То и дело поправлял волосы, которые вообще не нуждались в завивке – крупные кудри пшеничного оттенка создала сама природа, и любая попытка улучшить Божественный Замысел была обречена на неудачу. Камзол был василькового оттенка, а кюлоты – светло-синего, с декоративным швом по боку (разумеется, нить была золотой). Ленчик взирала на блистательного сеньора дю Валлона с немым восторгом. О, воистину великолепен! На столь монументальном фоне гасконец, живой и угловатый, как-то терялся. Хотя д`Артаньян, естественно, заметил языкастую субретку, которая не пожелала шагнуть навстречу своему счастью - и Ленчик имела все шансы убедиться, что г-н лейтенант намерен предпринять второй штурм бастионов Добродетели. Гасконец покручивал усы, бросал на гордячку-субретку многозначительные взгляды и невпопад отвечал приятелю. Портоса же более всего интересовал завтрак. Французский язык изумительно подходит к описанию блюд национальной кухни! Ленчик, слышавшая диалог Портоса и мальчишки, который принес на стол г-дам мушкетерам того самого гуся, который жарился на вертеле в общей комнате, слушала и восхищалась. К своему удивлению, она поняла одну тонкость: Портос, который много лет прожил в Париже, говорит с той же самой певучей интонацией, что и мальчишка, который наверняка дальше соседнего городка не бывал! «Я теперь знаю, как говорят пикардийцы, и почему Атоса забавлял гасконский акцент. Странно, меня он тоже забавляет. Уж не из Берри ли я родом?». «Ты – Мадлен Люнери, и твоя родная деревенька в десяти лье от Буржа, на берегу речки Шер…ты привыкла заботиться о других, поскольку у тебя есть младшие братья и сестры. Отец умер, и ты, старшая – главная надежда матери… Ты успела получить образование в монастыре, ты обучена лекарскому искусству…». Ленчик даже головой тряхнула. Она тоже вспомнила… вспомнила то, чего не было с ней - и быть не могло. Девушка–служанка что-то говорила ей, перечисляла названия блюд, уговаривала попробовать что-то особенно вкусное. Ленчик машинально кивала: да, пусть будет куриная грудка в соусе из белого вина. Пусть будет гусиный паштет. Пусть будут колбаски. И вино. Да, пожалуйста, хорошего вина. Завтракать будем здесь… Д`Артаньян… Портос… Мадлен Люнери… «Пойду и расскажу это Аньке, прямо сейчас пойду…». И в этот самый момент по лестнице вместо Аньки спустилась Ника. «…как мимолетное виденье, как гений чистой красоты…». На последней ступеньке даму перехватили два кавалера. Портос и д`Артаньян, не сговариваясь, очутились у перил – и галантно протянули прекрасной незнакомке руки, чтобы она могла иметь надежную опору для завершения трудного и опасного спуска. Причем Портос даже на мгновенье опередил д`Артаньяна. Ника мило улыбнулась и тому, и другому. Ступила сафьяновой туфелькой с высоким каблуком на пол, приподняв край юбки – показала и туфельку, и лодыжку. Кто успел – тот увидел и оценил, а кто не успел… - Мадлен, ты все заказала? Откуда взялась эта капризная интонация женщины, привыкшей свободно распоряжаться и мужскими сердцами, и деньгами? Ленчик сочла нужным изобразить книксен и сделать жест в сторону стола, который соседствовал со столиком господ мушкетеров. - Господа, вы завтракали? О! Господа просияли! Только великосветская дама могла позволить себе столь непринужденные манеры, такую свободу обращения с незнакомыми людьми! Пусть оба мушкетера не видели ее при дворе… но разве все знатные особы появляются в Лувре? Есть немало тех, кто старается держаться подальше от Парижа… время такое… Д`Артаньян скользнул цепким взором по руке незнакомки. Обручального кольца нет… зато какая ручка! Мягкая, беленькая, ухоженная! Мечта, а не ручка! - Сударыня, мы не смеем… - прогудел Портос. - Что вы! Какие церемонии между парижанами! Ведь вы из Парижа, господа? Сработало! Оба бравых солдата покраснели до корней волос от удовольствия! Вот оно, счастье! Они выглядят как парижане, разговаривают как парижане! Теперь Ника могла вить веревки из обоих. - Вы служите? - Да… - Мы мушкетеры… - Да, мы мушкетеры полка де Тревиля… - Это лейтенант д`Артаньян… - Это господин Портос… Второе чудо: господин Портос пригладил бородку и, бросив на друга выразительный взгляд, четко произнес: - Господин дю Валлон, к вашим услугам! В полку меня знают под именем Портоса, но сейчас, когда мы в увольнении… «И когда с вами нет господ Атоса и Арамиса…» - Ленчик очаровательно улыбнулась. Теперь было очевидно, что сидеть за одним столом с господами субретка никак не может. Горящий взгляд гасконца безраздельно принадлежал Нике. Ленчик могла спокойно перехватить у служанки свою порцию – и отправиться разыскивать Аньку. Самая компания для завтрака. Сколько ж можно спать, а?

stella: Прелесть! Ленчик, пора уже и Аней заняться. А то она, Бедная, никак сама не очухается! Собаку не забудьте!

Калантэ: Мяааав! Точно, прелесть! Юльк, ну сжалься ты над человеком (а заодно и надо мной, я ведь тоже без кофе помру) - ведь его тогда уже ввозили! Арабы с Европой уже сколько лет торгуют... Неужто кофе не раздобудем?? :-)

Джулия: Калантэ , так и я без кофе помру... И Леди Лора.

Ленчик: Кофе - это зависимость. Будем лечить!

Nika: Ленчик пишет: Кофе - это зависимость. Будем лечить! А что, это в самом деле можно вылечить? Я серьезно! Калантэ Вобще я арабскому кофе несомненно предпочту цикорий, это точно. Но вот без душа в самом деле труба, так что вы там организовывайте побыстрей Джулия пишет: «И когда с вами нет господ Атоса и Арамиса…» О да, вот из этих двоих веревки-то пожалуй потрудней будет свить!

stella: Ника, зависимость лечится. Сильной волей и страхом.( Я, дикий кофеман) его не пью вообще. Даже растворимый и без кофеина.)

Nika: stella Сила воли, конечно, штука хорошая, когда она есть! Но это ведь не всем дано, согласитесь

Калантэ: stella - да вот фигушки, ничего лечить не будем, поскольку кофе - напиток весьма даже полезный. Медицински доказано. Так что в крайнем случае в Константинополе закажем пару мешков, подумаешь! Хотя вообще-то уже можно достать и в Европе. В Италии его уже сто лет пьют! А вот в Новом Свете его еще не выращивают...

Джулия:

Ленчик: Иииии, пошто гасконские лапцы тянутся к мелкой псуке? Стелла, великолепно!

stella: Животина хоть та?

Nika: stellaпрелесть-то какая!

Железная маска: Ленчик пишет: Стелла, великолепно! +1. Однозначно.

stella: Будет время- по всем проедусь, кто вдохновит.

Ленчик: stella пишет: Будет время- по всем проедусь, кто вдохновит. Правильно-правильно, а то что это я... за всех тут... позирую

Гиллуин: Ах, какие господа! Я в восхищении!

Диана: Очень все похожи: и Ленчик, и Дарт, и Труве! Стелла, как я люблю ваши иллюстрации!



полная версия страницы