Форум » Крупная форма » Ненормальная дюманка и четыре друга 20 лет спустя » Ответить

Ненормальная дюманка и четыре друга 20 лет спустя

Калантэ: Название: только рабочее, по идее это просто продолжение "Ненормальной дюманки". Автор: Калантэ Фандом: А.Дюма Пейринг: прежние персонажи плюс Рауль, лорд Винтер, Мордаунт, Карл I и так далее... Размер: макси (видимо). Жанр: так и не научилась определять. ООС, как я понимаю. И авторские персонажи. Плюс, как я подозреваю, альтернативное развитие сюжета. Пояснение: действие начинается через пару лет после окончания предыдущего фика, а планируется охват событий "Двадцать лет спустя". В том числе. Фантазия у меня совершенно безбожная, так что историки могут сразу запасаться валерьянкой и тапочками... В общем, я начинаю давно обещанное продолжение. Боюсь, что выкладываться будет мало того что нерегулярно, но еще и не чаще раза в неделю, но я приложу все усилия, чтобы и не реже! Если что не нравится - кидайте тапки сразу.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 5 6 All

stella: Калантэ - у меня бутылка недопитая с ним стоит. аромат- потрясающий у него и вправду. Туда какие-то травы добавляют еще.

Калантэ: С огромной благодарностью Стелле вывешиваю следующую иллюстрацию. И... очень стараюсь успеть с продолжением к понедельнику, но если задержусь - не бейте больно, форсмажор!

Nika: Красотищща

Камила де Буа-Тресси: УИИИИИИИИИИИИ!!!!!!!!!!! ПРОДОЛЖЕНИЕ! *орет не своим голосом и носится по квартире* И как я могла пропустить это? каюсь и посыпаю голову пеплом... Это прекрасно, необыкновенно, чудесно, восхитительно, замечательно...!!!

Камила де Буа-Тресси: Стелле как всегда поклон за чудесные иллюстрации!

Марго: Калантэ Это потрясающе!!!!!!!!!!!!! С нетерпением жду продолжения! stella Ваши иллюстрации просто волшебны (впрочем, как всегда!)!

Калантэ: Несколько секунд Женька молчала, потом притянула к лицу руку Атоса и коснулась ее губами. Этот жест красноречивее всяких слов выразил все, что она в этот момент чувствовала – и сострадание, и благодарность за доверие, и любовь, и бесконечное уважение. Атос так же молча привлек ее к себе. Слова тут были не нужны. - Когда же ты вернешься? – наконец спросила Женька. - Винтер пишет, что слушание дела займет не больше нескольких дней. В свое время д’Артаньян добрался до Лондона за пять дней, вряд ли я сильно от него отстану. - Я буду очень тебя ждать… - Уже это для меня – достаточный повод там не задерживаться, - Атос поцеловал ее руку. – Пойдем домой? Женька кивнула. - А сколько сейчас лет этому ребенку? – внезапно спросила она, когда они уже подходили к дому. Атос замедлил шаги. - Сдается мне, Винтер и сам этого хорошенько не знает, - пожал он плечами. – Но, думаю, не больше шести-семи лет. - И что же с ним будет? – тихо спросила Женька. - Я полагаю, Винтер о нем все же позаботится, - медленно проговорил Атос. – По крайней мере, мне хочется на это надеяться. Ведь, в конце концов, сиротой он сделался не без нашего участия. Я непременно задам лорду этот вопрос. …Атос вернулся через три недели. Еще только въезжая в ворота замка, граф уловил доносящийся из аллеи парка детский смех, и, раздумав спешиваться, пустил коня крупной рысью. Где-то в подсознании промелькнуло сожаление о безвозвратно ушедших рыцарских временах – тогда можно было бы протрубить в рог, давая знать о своем возвращении… Не иначе как серый андалузец прочел мысли хозяина, потому что вскинул голову и оглушительно заржал – так что эхо прокатилось по двору и парку. Сигнал был услышан: меньше чем через полминуты из-за кустов донесся топот маленьких ножек и звонкий детский голосок. - Ма-туш-ка! Едут! – Из-за поворота, едва не полетев кубарем от спешки, вывернулся трехлетний Рауль и, увидев отца, кинулся ему навстречу. Атос успел соскочить с коня как раз вовремя, чтобы подхватить на руки верещащего от радости сына. Следом, наплевав на приличия и подобающее графине достоинство и подобрав юбки, уже бежала Женька. - Рауль, как вы выросли! - За три-то недели? – Поскольку руки Атоса были заняты Раулем и поводьями, Женька обняла графа сама и замерла, прижавшись к его плечу щекой. – Господи, как же я скучала… - Это были самые длинные три недели в моей жизни. – Атос ухитрился высвободить левую руку и тоже обнять жену. - Как вы справлялись тут без меня? - Смотря с чем, если с управлением поместьем – то и справляться было особо не с чем. А если с господином виконтом… - Рауль, неужели вы не слушались? – с притворной строгостью осведомился Атос. Мальчик обиженно уперся ладошками в грудь отца: - Я слушался! Матушка сказала, что не будет жаловаться! - На что? – Атос, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, нахмурил брови. - Я не пил молоко… - А разве я жаловалась? – засмеялась Женька. - Нет… - Рауль, сообразив, что поспешил с признанием вины, надулся было, но тут же снова засиял, видя, что отец не сердится. – Я больше не буду! Можно мне на лошадь? Я хочу проехать до конюшни! Можно? Подоспевший Шарло, улыбаясь во весь рот, принял у графа поводья; Атос, переглянувшись с Женькой, кивнул и одним ловким движением посадил мальчика в седло. Рауль пискнул от восторга. - Держите равновесие, виконт! - предупредил Атос, выпуская сына, но следя за каждым его движением. - Я сам, сам! Женька пошла рядом. Ноги Рауля едва доставали до путлищ, не то что до стремян, но сидел он уверенно и прямо. - Отлично, виконт! – одобрительно проговорил Атос. – Из вас выйдет хороший наездник! - Я сам еду! - Молодец! Когда переполненного впечатлениями Рауля сняли с седла и передали с рук на руки няньке (сопроводив пожеланием больше не отказываться от молока), Женька вопросительно посмотрела на мужа. - Все прошло благополучно? - Вполне, - кивнул Атос. – Но… - Что? - Я спросил Винтера о судьбе ребенка. – Атос вздохнул. – Все-таки эта женщина умудряется даже после смерти портить жизнь всем, кто с ней соприкасался… Винтер понятия не имеет, где его искать – она прятала сына от деверя, видимо, желая скрыть его возраст. - Но что же с ним станется? – Мысленно Женька тяжело вздохнула, сознавая, что эту партию с судьбой она, пожалуй, не выиграет. История не пожелала так легко отдавать проходную пешку, обещающую превратиться в ферзя. Мордаунт останется Мордаунтом, озлобленным на весь мир и особенно на дядюшку, лишившего его наследства и титула. - Увы… - Атос развел руками. – Мы не знаем даже, во Франции он или в Англии… «Холера… - опять-таки мысленно ругнулась Женька. – Взять под контроль ЭТУ ситуацию не получится…» Внезапно начавшаяся осень заставила Женьку вспомнить московское межсезонье. Начало октября во Франции редко бывает очень уж холодным, но в этом году ненастье свалилось неожиданно. Стремительно желтеющие деревья, низкие клочковатые облака, пронизывающий ветер и груды мокрых опавших листьев под ногами больше всего напоминали ноябрь. Печи и камины в замке начали топить на добрых три недели раньше срока. Женька, сидя на полу в детской, вместе с Раулем увлеченно возводила посреди комнаты замок короля Артура из деревянных кубиков. Атос, устроившись в кресле у камина с томиком Плутарха на коленях, читал, время от времени поглядывая на жену и сына. - Это будут ворота! А тут… - А тут должен быть донжон, Рауль, - оторвавшись от книги, посоветовал Атос. - А что такое – дожон? - Это главная башня, - Женька улыбнулась графу. – Дон-жон… Что вы хотели, Шарло? На пороге приоткрытой двери маячил Шарло, деликатно выжидая, когда на него обратят внимание. - Господин граф, там приехал какой-то дворянин, который желает видеть вас или госпожу графиню… но он отказался назвать свое имя. – Шарло вопросительно смотрел на Атоса. – Прикажете принять или совсем наоборот? Атос и Женька переглянулись. - А как он выглядит, этот дворянин? – Атос захлопнул книгу и встал. - Молодой, красивый, черноволосый, глаза тоже темные… Выданное Шарло описание не отличалось уникальностью, но и Женьке, и Атосу одновременно пришла в голову одна и та же мысль. - Уж не Арамис ли это? Женька дернула шнурок сонетки. - Рауль, не забудьте пристроить донжон, иначе ваш замок будет слишком легко захватить. Я зайду чуть позже, чтобы посмотреть, как у вас получилось! Мадлена… - Она кивнула вошедшей няньке на сына и торопливо вышла следом за Атосом. - Арамис! - Атос, друг мой! Эжени! - Вы ли это, дорогой друг? – Атос шагнул навстречу аббату и крепко обнял его. – О, да вы же промокли насквозь! - И замерз, - сбрасывая мокрый плащ прямо на пол, сознался Арамис. – Эта проклятая погода… - Шарло, горячего вина, живо! – крикнула в глубину дома Женька. - И приготовьте ванну и сухую одежду! Пойдемте скорее, Арамис, вам надо согреться. Через пять минут аббат, переодетый в теплый стеганый халат, сидел у пылающего камина и прихлебывал горячее вино с корицей, зримо наслаждаясь теплом и покоем. - Если бы вы только знали, как я рад вас видеть! - Но какими же судьбами вас занесло в наши края? – Атос, помешав в камине, уселся в кресло напротив. – В последнем письме вы как раз сетовали, что вам никак не удается нас навестить… - Хлопоты и разъезды иной раз бывают кстати, - Арамис сделал неопределенный жест стаканом, - у меня как раз появилось небольшое дело к югу от Блуа… - Он неожиданно осекся, видимо, сообразив, что сказал: получалось, что он приехал вовсе не навестить старых друзей, а попросту заскочил на огонек, проезжая мимо по важным делам. - Нет-нет, - Арамис перехватил чуточку насмешливый взгляд Атоса и слегка покраснел. – Я действительно… - Не оправдывайтесь, друг мой, - мягко сказал Атос. – Если вас привели в Бражелон дела… – Мы тем более рады, что вы нашли для нас время, - закончила Женька. - Я в самом деле хотел вас повидать… - окончательно покраснев, возразил Арамис.- Но, вы понимаете… - Отлично понимаем. – Атос улыбнулся. – Вы, как всегда, в делах и интригах, и для аббата ведете весьма бурную жизнь. Но ведь вам это нравится? - Совершенно не нравится! – неожиданно резко выпалил Арамис. – Ох, простите… Если бы вы только знали, друзья мои, как я вам завидую! Атос и Женька переглянулись. Было весьма похоже, что аббат прибыл к ним в растрепанных чувствах и нешуточных хлопотах – иначе откуда эта нервозность? Женька даже подумала, что Арамис выглядит неважно. Внешне он почти не изменился, только расстался с усами и эспаньолкой, и теперь гладко выбритое лицо выглядело почти неправдоподобно юным. Но на этом юном лице проступали застарелая усталость и нервное напряжение – под глазами залегли тени, около губ появилась складочка, которой не было раньше, а на щеках горели пятна почти лихорадочного румянца. - Завидуете – чему? – осторожно нащупывая почву, спросила Женька. Арамис махнул рукой, чуть не расплескав остатки вина. - У вас есть ваша любовь и вы сами… в нашем полном лжи и несовершенств мире это редкость. «Опять Шевретта!» – сообразила Женька. Сложные взаимоотношения Арамиса с ветреной герцогиней давно уже стали среди друзей секретом Полишинеля, как и то, что перепады настроения аббата – от лучезарного до глубокой хандры – связаны именно с мадам де Шеврез. Не иначе, Арамис снова втянут в какую-то интригу, чему совершенно не рад. Женька не успела придумать достаточно оригинального ответа – Шарло доложил, что ванна готова, и она с облегчением вскочила. - Вам обязательно надо отогреться и расслабиться, Арамис. Тогда и жизнь покажется более приятной вещью, поверьте. - Беда в том, что только покажется… - Арамис криво улыбнулся и отправился за слугой. - Он действительно скверно выглядит, - проводив Арамиса глазами, пробормотал Атос. За ужином Женька внимательно приглядывалась к другу - ей не нравился неровный румянец на обычно бледном лице аббата и мелкие капельки испарины на лбу. Конечно, и то, и другое можно было приписать горячей ванне и усталости, но… К еде Арамис едва прикоснулся. Когда наконец все встали из-за стола, Женька решительно протянула руку и потрогала его лоб. - Да у вас жар! – Если бы в ее распоряжении был градусник, он наверняка показал бы не меньше тридцати девяти. – Арамис, вы больны… вот что значит путешествовать в такую погоду! - Пустяки, - Арамис неожиданно тяжело раскашлялся. – К утру все пройдет. - Ложитесь-ка вы в постель, мой милый, - Атос взял аббата под руку. – Я провожу вас в вашу комнату. Эжени, что еще можно сделать? - Выдрать хорошенько… - едва слышно пробормотала Женька себе под нос. И уже громче добавила: - Я приготовлю лекарство, уж будьте любезны его принять… если в самом деле хотите поскорее поправиться. - Мне надо…. очень надо, - пробормотал Арамис. Его вдруг затрясло. – Завтра… - Завтра и поговорим, а сейчас – в постель, немедленно! - Семейная жизнь вам на пользу, - слабо улыбнулся аббат, - вы научились командовать… - И не только командовать, но и добиваться послушания, - твердо заверила Женька. – Счастье еще, что вам вздумалось нас навестить – представляете, если бы вы сейчас оказались в дороге или на постоялом дворе? Наутро стало очевидно, что Арамис действительно болен. Когда Женька, помня, что гость - ранняя пташка, отправилась распорядиться насчет завтрака, в дверях гостиной она столкнулась с полностью одетым аббатом. - О, вы уже встали? – Женька с беспокойством присмотрелась к Арамису, машинально отметив лихорадочно блестящие глаза, жаркие пятна на щеках и криво застегнутый камзол. – Как вы себя чувствуете? - Спасибо, гораздо лучше, - попытался улыбнуться Арамис. – И… Эжени, вы с Атосом не очень обидитесь, если я оставлю вас на несколько дней? Женька подняла брови. - Вы собираетесь уехать? - Увы, у меня неотложное дело… - Арамис зашелся в приступе кашля и взялся за грудь, с трудом переводя дыхание. - Да вы бредите! – Женька быстро подошла и потрогала лоб аббата, прежде чем он успел отстранить ее руку – ото лба веяло жаром, как от печки. – У вас сильный жар и кашель, и вы собираетесь куда-то ехать? - Я должен… - откашлявшись, выговорил Арамис, - поверьте, это вопрос жизни и смерти… - Его прервал новый приступ, заставивший аббата в изнеможении присесть на краешек дивана. – Мне… мне в самом деле надо ехать. - Да я вас просто не отпущу! – Женька обернулась на звук шагов – в комнату вошел Атос. – Атос, ну скажи хоть ты этому упрямцу! Какие могут быть неотложные дела в таком состоянии? - Я тоже не отпущу, - пожал плечами Атос, - вы же не проедете и пары лье, Арамис. Ваше дело не может подождать? - Ни одного дня, - твердо ответил Арамис, встал, шагнул - и повалился на пол, теряя сознание. Женька дернулась вперед, но Атос успел подхватил падающего аббата на руки. Очнулся Арамис через несколько минут – уже в постели. - Что… со мной? – Еле слышный и к тому же до невозможности осипший голос тут же сорвался. - Обморок, - лаконично ответила Женька, нащупывая пульс. – Вы больны, Арамис, в этом все дело. - Но мне… мне необходимо ехать! – Арамис попытался сесть, захлебнулся кашлем и снова рухнул на подушку. – Проклятье… - отдышавшись, простонал он с отчаянием в голосе. – Но я должен, должен! - Послушайте, Арамис, - Атос присел на край кровати, - вы не можете ехать, это совершенно очевидно, так давайте я съезжу вместо вас. Что вы должны были сделать? - Отвезти письмо… - чуть слышно пробормотал Арамис, - очень важное письмо, оно должно быть доставлено… не позднее чем через неделю… - Я отвезу ваше письмо, - мягко сказал Атос. – Скажите только, куда. Арамис приподнялся на локте; взгляд его засветился надеждой. - Вы… в самом деле… Но это далеко… - Экая невидаль, - Атос небрежно пожал плечами, - ведь не на Луну же вы собирались? По запекшимся губам Арамиса скользнуло слабое подобие улыбки. - Нет… всего лишь в Ангулем… - Пустяки. Говорите адрес. - У меня… в кармане камзола... Одежда Арамиса лежала тут же, на кресле. Женька, взглядом спросив разрешения, ощупала камзол и извлекла из кармана плотный конверт. Арамис кивнул. - Вот… это письмо. Найдете в Ангулеме… постоялый двор дядюшки Било. – Арамис переводил дыхание после каждой фразы и изо всех сил сдерживал кашель. - Пароль – не знает ли он, где… поблизости можно купить… хорошую лошадь для поклажи. Он должен ответить, что… лошадей на продажу… поблизости нет, но у… у него на конюшне… стоит мул. Предложит вам… его посмотреть. Вот на конюшне… и отдадите. И сразу… уезжайте. Арамис откинулся на подушку, тяжело дыша; темные глаза были двумя омутами беспокойства. - Не волнуйтесь, - Атос пожал слабые пальцы друга и встал. – Все будет в порядке. Надеюсь, вернувшись, застать вас в добром здравии. Проводив Атоса до ворот, Женька некоторое время смотрела вслед удаляющемуся всаднику. Ох, что-то в последнее время графу только и приходится, что ездить по делам, и ладно бы еще по своим! Женька страшно жалела, что не имеет возможности к нему присоединиться. Но в этот раз на ее попечении оставался не только Рауль, но и Арамис… Последний раз помахав рукой, Женька медленно пошла к крыльцу. В голове назойливо вертелось название города. «Ангулем, Ангулем… Где я слышала это название? Ангулем…» На календаре было третье октября 1633 года. … - Госпожа! – Николь нерешительно заглянула в библиотеку. – Госпожа, я там мимо комнаты господина Арамиса проходила, уж беспокоить не стала… только он, по-моему, бредит. Все зовет кого-то. Может, взглянуть? Женька подхватилась и поспешила на зов. Арамис весь горел – дотронувшись до покрытого испариной лба, Женька чуть не отдернула руку. Пальцы аббата беспокойно теребили простыню, воспаленные губы что-то шептали. Женька наклонилась и прислушалась. - Мари… Мари… - Николь, - Женька оглянулась, - принеси воды с уксусом. Нужно сбить температуру. - Сейчас, мадам, сейчас! - Мари, - отчетливо проговорил Арамис, - это опасно… Николь поставила рядом с кроватью таз и кувшин с водой. Намочив и слегка отжав полотенце, Женька принялась обтирать лицо, шею и плечи Арамиса. - Мари, милая… в Париже нельзя оставаться… Ангулем, тебя будут ждать в Ангулеме… Торопись… «Кажется, он принимает меня за Шевретту! И опять Ангулем. Где же я это слышала? Между Тюллем и Ангулемом… Ой!» В голове у Женьки разом что-то щелкнуло. Шевретта, Тюлль, Ангулем… Рош-Лабейль! Она с размаху шлепнулась в кресло. Конечно! Как же она сразу не сообразила… - Мадам, вам нехорошо? – всполошилась Николь. - Нет, - отмахнулась Женька. – Все в порядке. - Мари… «Двух Раулей в семье, пожалуй, многовато, - стремительно подумала Женька. – Ну да ладно, придется подобрать другое имя… Тьфу ты, что за чушь лезет в голову!» Женьку саму удивило собственное спокойствие – трудно сказать, чего в нем было больше, доверия к Атосу или презрения к мадам де Шеврез. Она никогда не страдала излишней ревнивостью и была уверена, что адюльтер в такой ситуации даже изменой считать нельзя, так что основное чувство, которое она сейчас испытывала – любопытство. Интересно, удастся ли герцогине добиться своего теперь, когда Атос женат? «Ох и стервочка же ты, дорогая!»

stella: Ой! И не "стервочка", а самая настоящая дрянь! От судьбы не уйдешь! Быть Женьке с пасынком!

Nika: Калантэ пишет: «Двух Раулей в семье, пожалуй, многовато, - стремительно подумала Женька. – Ну да ладно, придется подобрать другое имя… Как много всего в одной фразе

Калантэ: stella - эээ... вообще-то стервочкой Женька обозвала себя саму... :-)

stella: Да? тем лучше! это я по-привычке, из-за большой любви к Шевретте. Женька пусть будет стервочкой, а мадам- останется так. как обозвали.

Камила де Буа-Тресси: Ого... представила объяснения между супругами, когда Атос таки привезет второго Раульчика... А может не надо, а? А вот с Мордей так и должно быть... иначе как же дальше-то события будут развиваться? Хотя его жаль...

Калантэ: Камила де Буа-Тресси пишет: иначе как же дальше-то события будут развиваться? (многообещающе потирая руки) - здесь все от мене зависит! :-))) Я ведь честно предупредила, что это такой ООС, что чертям тошно станет...

Камила де Буа-Тресси: Калантэ пишет: Я ведь честно предупредила, что это такой ООС, что чертям тошно станет... А я и не протестую!!! Я всеми руками и ногами за!!!

Диана: Продолженияяяяяяяя! (топает ногами).

Ленчик: Сударыня, не стоит так радикально требовать продолжения (как бы нам с вами его не хотелось ) ИМХО, автор тоже имеет право на личную жизнь

Nika: Ленчик пишет: ИМХО, автор тоже имеет право на личную жизнь Эти отмазки мы еще с первой части слышим и вобще, если водка мешает работе, то ну ее, эту работу

Ленчик: Nika пишет: если водка мешает работе, то ну ее, эту работу Плавали - знаем Я, всего лишь, хотела акцентировать разницу между спросить и потребовать. Уверена, что Диана высказала свое требование в шутку. Просто меня такой формат как-то вот... покоробил. Звиняйте, если что :)

Калантэ: Дамы, милые, не кидайте в меня посудой, продолжение будет уже скоро! Виноват, исправлюсь... Ника, это не отмазки. Увы.

Nika: Калантэ пишет: Ника, это не отмазки. Увы Я же любя



полная версия страницы