Форум » Крупная форма » Ненормальная дюманка и четыре друга 20 лет спустя » Ответить

Ненормальная дюманка и четыре друга 20 лет спустя

Калантэ: Название: только рабочее, по идее это просто продолжение "Ненормальной дюманки". Автор: Калантэ Фандом: А.Дюма Пейринг: прежние персонажи плюс Рауль, лорд Винтер, Мордаунт, Карл I и так далее... Размер: макси (видимо). Жанр: так и не научилась определять. ООС, как я понимаю. И авторские персонажи. Плюс, как я подозреваю, альтернативное развитие сюжета. Пояснение: действие начинается через пару лет после окончания предыдущего фика, а планируется охват событий "Двадцать лет спустя". В том числе. Фантазия у меня совершенно безбожная, так что историки могут сразу запасаться валерьянкой и тапочками... В общем, я начинаю давно обещанное продолжение. Боюсь, что выкладываться будет мало того что нерегулярно, но еще и не чаще раза в неделю, но я приложу все усилия, чтобы и не реже! Если что не нравится - кидайте тапки сразу.

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Ленчик: Раз уж пошли иллюстрации Для общего представления масштабов "бедствия" - уэльский пони рядом со взрослым человеком

stella: ой, прелесть -то какая! А главное- эпизод в тему! Мы вчера вечером почти час ловили удравшего порезвиться пса. Собака охотничья, так что можете представить наше состояние. Пока не загнали в двор за забором - ничего не выходило. Бедные родители! а кто ж поймал эту лошадку? Арамис?

Калантэ: Пес-то, по крайней мере, удрал сам по себе, а пони, натурально, с Раулем в седле. Так что ловить в первую очередь надо бы Рауля... :-)

Камила де Буа-Тресси: Ох, на самом интересном месте......

Roni: Калантэ , спасибо!Настоящая новогодне-рождественская сказка.:)Надеюсь, все закончится хорошо :)

Калантэ: Меня оправдывает только то, что православное Рождество еще не наступило! А вот к Новому Году я не успела... Все равно, дорогие мои - с праздником! И с прошедшими, и с грядущим! Первым опомнился Атос; выдернув из кольца на стене факел, он бросился следом за пони. За ним бежала Женька, от нее, отставая на пару шагов - Гримо. Мелькнуло перепуганное лицо крестьянина, судорожно нахлестывающего волов; Атос, опершись левой рукой, перепрыгнул через повозку, Женька, ухватившись за бортик, обогнула ее по крутой дуге, и оба выскочили за ворота. - Рауль! – отчаянно крикнула Женька. Ответа не было. За пределами круга света, отбрасываемого пляшущим пламенем, начиналась тишина, непроглядная темнота и снежная круговерть. Атос опустил факел к земле, и Женька похолодела: усилившийся снегопад на глазах засыпал отпечатки маленьких копыт. Еще через несколько шагов след потерялся окончательно. Догнавший их Гримо, коротко глянув сперва под ноги, затем на господина, пошел дальше, забирая вправо, и почти тут же скрылся за снежной завесой – некоторое время сквозь колышущуюся белую пелену просвечивало багровое пятно факела, затем исчезло и оно. - Атос! Атос! Проклятье, это я виноват! – К ним подбежал Портос. – Куда… О, дьявольщина! Лошадей, факелы, живее! – Он развернулся и бросился во двор. – Мушкетон, седлай лошадей, поднимай слуг! - Пресвятая Дева, матерь Божия, беда-то какая! – доносились причитания злополучного крестьянина. – В такую непогоду! - Собак, господин дю Валлон, собак выводите! – Женька узнала голос кого-то из гостей. – Надо скорее искать, ведь снег усиливается! - Господин Фрессен, вы с нами? - Факелов, побольше факелов… - Я в деревню поеду, людей подыму… Господи, беда-то какая… - Что ж ты наделал, осел, зачем запалил?! - Да ведь господин дю Валлон рукой махнули! Господин Мушкетон, я с вами, искать! У Женьки сжалось сердце. Первый страх, что Рауль слетит с седла, оказался сущим пустяком. Лучше бы слетел. Лучше бы это случилось как можно скорее. Потому что одному Богу известно, куда занесет его перепуганный пони. До рассвета не меньше восьми часов, начинается метель, местности Рауль не знает совсем, даже если справится с лошадью… В такую ночь и взрослые люди, бывало, замерзали в поле, сбившись с пути… Атос крепко взял ее за плечи и заглянул в лицо. - Мы его найдем, - глуховато сказал он. Застучали копыта, на снегу затанцевали оранжевые отблески; из ворот один за другим рысью выезжали всадники. Портос и Мушкетон вели в поводу двух оседланных лошадей; выбежавшая следом госпожа дю Валлон, мелко семеня, накинула на плечи Женьке и Атосу меховые плащи и, отступив с дороги, перекрестила всех четверых. - Господь благослови ваши поиски… Из мрака вынырнул Гримо, успевший обежать изрядный круг. - Ничего, - лаконично сказал он. Кто-то из слуг подвел коня и ему тоже. Женька вскочила в седло по-мужски, даже не вспомнив, что она в платье – благо ширина юбок это позволяла. На нарушение приличий никто не обратил внимания. - Господин дю Валлон, собаки след не берут! – крикнул псарь, удерживающий свору растерянных гончих. – Ничего удивительного, снег-то какой валит! - Так садись на лошадь и ищи без следа! – яростно рявкнул Портос. – Ищи везде, вдруг учуют! И труби в рожок, чтоб слышно было! Вперед! - Нужно разделиться, - не слыша себя, выговорила Женька непослушными губами. – По несколько человек. И прочесывать цепью. Во все стороны… Портос кивнул и ринулся отдавать команды. …Лошади трусили мерной рысью. Женька с трудом сдерживалась, чтобы не погнать коня галопом, но понимала – стоит чуть прибавить скорость, и они уже ничего не смогут разглядеть по сторонам. И так виден только небольшой кружок под ногами лошади. Снег летел в лицо, мешая смотреть, снег глушил звуки – рожок псаря доносился будто бы сквозь толстое одеяло и из страшной дали. «Такой снегопад во Франции, наверное, случается раз в десять лет», - неотвязно крутилось в голове. Уже третий час вокруг было все то же самое – снег, темнота, тишина… Каждые несколько минут они останавливали лошадей, кричали и прислушивались. - Рауль! Эге-гей! Рауль! Крик словно увяз в темноте. Женька напряженно вслушалась. Ничего – только едва слышный шорох снежных хлопьев, шипение и потрескивание факела и шум крови в ушах. Краем глаза она видела окаменевшее лицо Атоса. - Эгей! – Мощный голос Портоса прорезал ночь. Прошло еще несколько секунд, и издали донеслось слабое: -…ей… - Где это?! – Атос вскинул руку. – Слышите? - Это эхо, господин граф, - печально отозвался Мушкетон. – В той стороне холмы. Здесь всегда эхо… - Все равно надо проверить, - покосившись на друзей, решительно сказал Портос. Минут через двадцать эхо сделалось отчетливым и громким, и впереди поднялся крутой склон холма, заросший таким густым переплетением боярышника и ежевики, что стало совершенно очевидно – никакой пони не смог бы здесь пройти. Во всяком случае, не оставив следов. Но заросли, насколько хватало света факелов, выглядели нетронутыми, и снег на них лежал непотревоженными пластами. - Здесь их не было, - уверенно сказал Портос. – Здесь не пробраться даже косуле. Мушкетон, рожок слышишь? Скачи к ним, скажи, что мы продолжим поиски к востоку от холмов. Жано пусть прочесывает опушку к западу, а остальные – от опушки обратно к замку, только не по своим следам. Мушкетон кивнул и тронул коня. Топот копыт почти тут же канул в глухую ватную тишину, но меньше чем через минуту возник снова – с другой стороны! Всадник шел галопом. Атос рванул повод, круто поворачивая лошадь, Женька с забившимся сердцем повернулась в седле, Гримо поднял повыше факел. - Господин барон! Господин барон! Из завихрившихся снежных полос возник темный силуэт всадника и желтое мерцающее пятно – фонарь. - Господин барон! – Это был слуга из замка. – Насилу нашел вас, господин барон… Пони вернулся, ваша милость! - Что? Женька застыла, стиснув повод. - Пони вернулся, ваша милость, - повторил слуга, вытирая кулаком мокрое от снега лицо, - только… без мальчика. И взмыленный весь. Видать, большой круг сделал. - Давно? – отрывисто спросил Портос, оглянувшись на замерших Женьку и Атоса. - Да с час, пожалуй. Я сразу к вам. Пробовали по следам поехать, да замело следы-то. - Так. – Портос потер лоб. – Значит, искать надо в той стороне. Жди здесь Мушкетона и догоняйте нас. И опять – темнота, зыбкое пятно света, кружащийся снег, приглушенный стук копыт… Женька поймала себя на том, что ненавидит снегопад – снегопад, которому так радовалась всего несколько часов назад. Часов? Казалось, что поиски продолжаются уже несколько дней… Она не позволяла себе думать о том, что с каждым часом надежда найти Рауля уменьшается. Сколько времени шестилетний ребенок может продержаться зимой без укрытия? Мысль была слишком страшной. - Мы его найдем, - прошептала она. – Найдем… Еще несколько часов прошло в бесплодных поисках. Лошади заметно устали и шли, понуро опустив головы. Лицо и руки онемели от холода. В запасе осталось всего два факела, но, в очередной раз подняв голову от монотонного белого покрова, Женька заметила, что начинает светать. В мутном от снега воздухе понемногу проступила линия горизонта, снегопад поредел. Нагнавший их Мушкетон держался поблизости от своего господина, слуга рысил чуть левее. - Светает, - останавливая коня, пробормотал Портос. Женька машинально стряхивала с лошадиной гривы намерзший снег, стараясь не глядеть на Атоса. Она боялась услышать от своих спутников слова «искать больше нет смысла». Умом, всем своим опытом она знала, что так, скорее всего, и есть, но прекратить поиски… Невозможно! Тусклый зимний рассвет потихоньку вступал в свои права. Серое небо, редкие снежинки; бесконечная белая равнина с темными мазками зарослей плавно понижалась к востоку, переходя в глубокую ложбину. В нескольких шагах от ложбины лошадь Атоса, идущая, устало развесив уши, тревожно фыркнула и остановилась. Забеспокоился и жеребец Портоса; конь Женьки наставил уши и принялся шумно принюхиваться. Конь Гримо вздрагивал и пятился. - Что с ними? – Женька огляделась. - Чуют что-то, - Атос подобрал повод. - Не человека. - Они чуют зверя, ваше сиятельство, - Мушкетон настороженно оглядывался. – Здесь раньше где-то волчье логово было, да волков-то еще четыре года назад перебили. Может, запах остался? - За четыре-то года? Понукаемые кони дошли до края ложбины и здесь окончательно заартачились. Внизу, на противоположном склоне, виднелось темное пятно; снег нависал над ним белым козырьком. - Это здесь, - почему-то шепотом проговорил Мушкетон. – Но почему там нет снега? - Потому что в логове кто-то есть, - бледнея, отозвалась Женька. Атос медленно потянул из седельной кобуры пистолет. Слуга скинул с плеча карабин. - Прикажете проверить, ваша милость? - Если… - начал Портос и не договорил. С козырька сорвался пласт снега и, рассыпаясь на лету, шлепнулся вниз; в темноте что-то зашевелилось, мелькнула серая тень, и похолодевшая Женька увидела, как из логова выбрался волк. Но не кинулся бежать, а наоборот – замер на дне ложбины, расставив передние лапы, пригнув голову и ощетинившись. Низкое угрожающее рычание разнеслось в холодном воздухе. Слуга вскинул карабин; в эту секунду в темном отверстии мелькнуло что-то ярко-синее, и из логова показалась взлохмаченная человеческая голова. - Не стрелять! – крикнул Атос чужим, перехваченным голосом. Гримо молча схватил карабин за дуло и вздернул вверх. - Рауль! Волк оглянулся на мальчика и снова повернулся к людям, продолжая рычать – все громче и громче. Побелевший Атос медленно поднимал пистолет. Женька закусила губу. Рауль – совершенно живой, хотя и невообразимо перемазанный сухой глиной, растрепанный и в порванном на плече камзоле – выкарабкался из норы и выпрямился во весь рост, глядя наверх неверящими глазами. Волка он словно не замечал. - Матушка?! - Рауль! Рычание становилось все мощнее, и вдруг волк прыгнул в сторону. Из-под лап брызнул снег, два огромных прыжка – и серая тень нырнула в кустарник. Атос опустил пистолет. Гримо перекрестился. - Рауль! – Женька соскочила с седла и, не помня себя, рванулась вниз по склону; на полпути поскользнулась и съехала на дно в снежной лавине. Рауль побежал ей навстречу. Женька поднялась на ноги. - Матушка! - Рауль! – Женька, смеясь и плача, ощупывала сына. – Ты цел? Где больно? - Нигде, - Рауль прижался к матери, - почти нигде, только плечо ушиб… Следом за Женькой в лощину почти скатился Атос; в отличие от Женьки, ему удалось удержаться на ногах, но граф почти тут же упал на колено и схватил в объятия обоих – и жену, и сына. - Рауль! Слава Богу! - Тебе не холодно? – Женька не верила себе – Рауль мало того что был на первый взгляд почти невредим и довольно бодр, он вдобавок еще и совсем не замерз – у нее самой руки были куда холоднее. На щеке мальчика красовалась свежая ссадина, но лицо, в отличие от одежды, было почти чистым. - Нет, совсем нет! - Но как же ты попал в волчью нору? - Матушка, это же был Акела! - Что?! – Женька, внезапно обессилев, села прямо в снег. – Акела? - Ну да! Он ведь меня спас! Не надо, пожалуйста! – взмолился Рауль, видя, что слуга с карабином наизготовку трогается в ту сторону, куда скрылся волк. Слуга остановился, вопросительно глядя на Портоса. - Ваша милость, так как же? - Все равно тебе его не догнать, - махнул рукой Портос. – Завтра, с собаками… - Прошу вас, не надо! – Рауль вскочил. – Он мне помог! - Волк? Помог?! Что за ерунда! - Погодите, Портос! – Атос встал на ноги, помог подняться Женьке и подхватил Рауля на руки. – Об этом мы поговорим по дороге. - Волк на моей земле! – ворчал Портос, подсаживая в седло Женьку и подавая Атосу закутанного в плащ Рауля. – Того и гляди, начнет резать овец! - Но ведь волки никогда не охотятся рядом со своим логовом! – смело возразил Рауль. - Откуда вы это знаете, виконт? - Матушка рассказывала! Женька не то всхлипнула, не то засмеялась. Она ехала почти вплотную к Атосу, касаясь коленом его колена, и не сводила глаз с Рауля. - Так что же случилось, Рауль? - Я свалился с Огонька… Выяснилось, что Рауль упустил поводья в тот же момент, когда пони помчался к воротам. С перепугу мальчик намертво вцепился в гриву, но управлять Огоньком у него не было никакой возможности. Рауль не помнил, сколько времени продолжалась бешеная скачка, помнил только, что когда он попытался наклониться и нашарить болтающийся повод, пони споткнулся, и всадник вылетел из седла, как камень из пращи. Снег немного смягчил его падение, но, когда Рауль, ошеломленный ударом, сел на земле, пони и след простыл. - Простите, господин Портос, - Рауль виновато оглянулся на великана, - я не уберег вашего подарка… - Да вернулся ваш Огонек, вернулся! – Портос в сердцах пристукнул кулаком по бедру. – Вернулся, как миленький! Надо бы пристрелить эту скотину и купить вам другую, более покладистую… - Не надо, господин Портос! Я сам виноват. - Интересно, чем же? - Отец объяснял мне, что если хочешь управлять лошадью – нельзя пугаться, - потупился Рауль. – А я испугался. Если бы нет… я бы, наверное, справился… Падение полностью лишило мальчика ориентации; кругом валил одинаковый снег, он почти ничего не видел и не мог бы сказать, с какой стороны остался замок. Рауль пошел наугад, на беду, удаляясь и от замка, и от разыскивающих его людей. Несколько раз он спотыкался и падал, но продолжал идти, потому что сидеть было холодно. Когда же он окончательно выбился из сил и замерз, в руку ему внезапно ткнулось что-то горячее и влажное. Рауль уже до того измучился, что даже не испугался. - Я думал, это собака, - тихо рассказывал он, - думал, что меня ищут и нашли, но никто больше не появлялся. А волк… это я потом уже догадался, что волк… сначала меня обнюхал, а потом лизнул, в щеку. И стал куда-то подталкивать лбом, а потом зубами за рукав ухватил и потянул. Я и подумал, что он выведет меня к людям… Какое-то время Рауль шел туда, куда вела его «собака», потом оступился и скатился куда-то вниз. Мохнатый спутник тут же оказался рядом. Подпихивая мальчика носом и плечом, прихватывая зубами за одежду, он почти дотащил его до входа в нору. - Собаки ведь не живут в норах, правда? – Рауль оглянулся на Женьку. – А волки живут… Я и подумал – это, наверное, кто-нибудь из Свободного Народа. И подумал, что в норе будет теплее, чем в поле, а утром, наверное, меня кто-нибудь найдет. И заполз в нору. А волк забрался за мной. Он меня облизывал, а потом улегся рядом, вплотную, и стал меня согревать. Мне стало тепло, и я заснул. Матушка, это ведь мог быть Акела, верно? - Акела жил очень давно, Рауль, - тихо отозвалась Женька. – Но, наверное, это был кто-то из его стаи. - Кто такой этот Акела? – осведомился Портос. - Я потом расскажу вам эту историю, Портос. - Ну а потом я проснулся. Было уже светло, я услышал, как волк рычит… и вылез… - И вы не испугались, Рауль? - Немножко… Атос крепче прижал мальчика к себе. - Господин Портос, вы ведь не будете его убивать, правда? Портос покрутил головой, глядя то на Атоса, то на Женьку. Наконец он сделал решительный жест. - Да что с вами поделаешь! Выходит, этот волк и впрямь спас вам жизнь, виконт. Ведь до утра вы могли… - Я бы замерз, - серьезно проговорил Рауль. – Мне Жоржета рассказывала, как можно зимой заблудиться и замерзнуть. А он меня отогрел… - Ваша милость, - слуга, внимательно и недоверчиво слушавший рассказ, подал голос, - эдак же у крестьян скоро вся скотина переведется! Слыханное ли дело, волка на землях терпеть! - А слыханное ли дело, чтобы волк спас ребенка? – резко повернулся к нему Портос. – Ну вот что! Мушкетон, объяви управляющему, что я выплачу полную стоимость любому крестьянину, у которого волк зарежет скотину. И чтобы никто не смел начинать охоту! Считайте, что я назначаю этому Акеле пенсион! Атос и Женька переглянулись. - Портос, это… Это по-королевски, - тихо проговорила Женька. Портос смущенно что-то буркнул и пришпорил коня. Клод пожал плечами, как бы говоря, что с господскими причудами спорить – себе дороже. - Ваша милость, так я поеду людей предупредить, что мальчик нашелся? – как ни в чем не бывало спросил он. - Да, поезжай. Пусть возвращаются в замок. Когда они подъезжали к Валлону, над заснеженной равниной поплыл колокольный звон – в ближайшей церкви начиналась утренняя месса. Женька смахнула с щеки растаявшую снежинку… и только потом сообразила, что снег давно перестал. - Матушка, почему вы плачете? - Это от ветра, Рауль, - Женька улыбнулась. Звон, радостный и светлый, необъяснимым образом заставлял забыть все страхи минувшей ночи. – С Рождеством, виконт! Атос протянул руку и накрыл ладонью ее пальцы, сжимавшие повод. - С Рождеством, - повторил он.

stella: Калантэ - порадовала мою душу! Прелесть какая ! За мной уже 2 рисунка! Совсем по системе Станиславского получилось: раз был Маугли- быть Акеле

Камила де Буа-Тресси: Калантэ, ох, замечательно! Настоящая сказка!

Калантэ: Это - от Стеллы. Сказка на ночь, я так понимаю! Стелла -

Калантэ: И еще к "рождественской серии"!

Камила де Буа-Тресси: Стелла, замечательно! Ну просто восхитительно! Скажите, это акварель и тушь?

stella: Камила де Буа-Тресси - это акварель и пайлот- такие ручки есть для письма. Очень удобны в работе. Почти , как рапидограф.

Эжени д'Англарец: stella Какая красота! Как я люблю ваши рисунки!

stella: Спасибо за признание, девчата!

Ленчик: *скромно опустил очи долу и ковыряя носком пол* Не будет ли любезен многоуважаемый джин... В общем, как насчет продолжения, а?...

Acaria: Пожалуйста, скажите...Он же не заброшен?

Дюманка: Совершенно случайно наткнулась на этот форум в интернете... и спустя много лет на меня нахлынуло воспоминание, что я тоже... сумасшедшая дюманка, влюбленная в Атоса с самого детства... Калантэ, Вы вернули меня в детство и одновременно подарили эмоции, которые я давненько не переживала. Когда читаешь о любимых героях именно то, что мечталось когда-то, что писалось ночами в общих тетрадях, когда еще не было такого форума и не с кем было делиться... Сложно описать восторг словами... Спасибо Вам! И так хочется надеяться на продолжение....

Nika: Калантэ, я долго молчала , но я тоже присоединяюсь к просьбе о продолжении!

Сталина: Уж не знаю, зарегистрировали ли меня... но и я ОЧЕНЬ жду продолжения! Может, Женьке и Атосу как-нибудь удастся и Джона Френсиса Винтера вызволить из "этой кошмарной страны, в которой такие туманы"? В конце концов, характеры, что у миледи, что у Мордаунта - роскошные, провален только морально-этический компонент, а с этим вполне можно справиться!

stella: Сталина пишет: В конце концов, характеры, что у миледи, что у Мордаунта - роскошные, провален только морально-этический компонент. Ну, что же, каждый видит этих героев по-своему. Просто их уже столько обговаривали и обмусоливали, что в тексте трудно найти что-то новое для них. Они настолько черно- белые у Дюма, что отыскать полутона- это, наверное, микроскоп нужен.



полная версия страницы