Форум » Крупная форма » "Рукописи не горят" (с). » Ответить

"Рукописи не горят" (с).

Nika: Название: "Рукописи не горят". (с) Авторы: Ника, Лис, Стелла. Жанр: Раунд робин, au, флафф. Размер: Макси. Пейринг: герои Дюма, вымышленные герои. Фэндом: Александр Дюма, "Десять лет спустя". Статус: Законченно. Дело было вечером, делать было нечего. Нет, не так. Ну то есть, почти так. Три девицы под окном пряли поздно вечерком. Кабы я была царица, говорит одна девица... тьфу, вот это уж совершенно не так. В общем, дорогие друзья, подруги и коллеги фикрайтеры, позвольте представить вашему вниманию то, что на научном языке, кажется, называется «раунд робин». То есть фанфик, написанный не одним человеком. В общем, в один прекрасный день, а может и не прекрасный, а может и вобще не день, а вечер... тьфу, опять не то. Короче, собрались Лис, Стелла, еще один человек, который пожелал остаться неизвестным истории и скромный автор этих строк (цитата) и решили попробовать обьеденить свою бурную фантазию и идеи, которые их преследовали с юного возраста. Поэтому, если кто-то где-то усмотрит плагиат или параллель со своим сюжетом—уверяю, что совершенно точно никакого плагиата быть не может—это просто наверняка совпадение общих фантазий. Тем более, как-то раз на соседнем форуме почти научно доказали, что в фанфишкене плагиата таки не существует. Не судите строго—это писалось исключительно от балды, в свободное от работы и всего остального время, и изначальное предназначение этому бреду был исключительно стол. Так что авторам, к тому же, еще и немного страшновато за последствия извлечения этого самого из стола. Короче, если кому-то вдруг покажется, что место этому делу действительно в столе, то оно вернется туда совершенно незамедлительно. Пс. Ни на что не претендуем, просто песенку поем. (цитата).

Ответов - 175, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Эжени д'Англарец: Да уж, неизвестно, что хуже - горилка здесь или виски в романе Бушкова «Д'Артаньян - гвардеец кардинала».

Nika: Эжени д'Англарец пишет: Да уж, неизвестно, что хуже - горилка здесь или виски в романе Бушкова «Д'Артаньян - гвардеец кардинала». Почему же неизвестно, очень даже известно. Довелось в дни молодости пробовать и то, и другое. Уверяю вас, виски в сравнении с горилкой просто водичка с каплей алкоголя, на которой кто-то с перепугу написал "сорок градусов". Сорок градусов, тоже, знаетели, разными бывают

Nika: --Жанна, просыпайся, мы приехали. --Приехали? Правда? А куда мы приехали? --Как это куда? К Портосу, конечно. Это, конечно, просто замечательно, что во время поглощения алкоголя у Турбиных здесь произошел этакий монтаж. Однако нехорошо мне стало совершенно по настоящему, то ли после водки, то ли после дороги, то после того и другого. Поместье достойного Портоса действительно было восхитительным местечком, этаким райским уголком в сумашедшем мире. После всего происшедшего это было как раз именно то самое, что нам обоим сейчас было необходимо после всех этих сумашедших перемещений. Может, нас хоть тут оставят в покое? Мадлен оказалась по настоящему умницей во всех отношениях. Она настолько ловко очаровала всех знакомых Портоса, что никто ни за что не заподозрил бы в ней бывшую трактирщицу. Она же сама вспоминала о том времени с ужасом. Вспылила она только один раз в самом начале, когда она узрела д'Артаньяна, вылезающего из кареты (ему пришлось вытерпеть все путешествие в этом жутком устройстве, исключительно ради меня). --Вон отсюда!—заорала Мадлен, совсем нелюбезно, увидав бравого гасконца.—Я не собираюсь прятать у себя государственных преступников! Я так и знала, что ты когда-нибудь доиграешься! Боже, какое счастье, что я так во время додумалась тебя бросить! Вон отсюда, слышишь? Д'Артаньян только покачал головой—он-то точно знал, что Портос скорей согласиться выгнать Мадлен к чертовой бабушке, но никогда не закроет перед нами дверь, какая бы опасность нам не грозила. Так оно и было. --Молчать!—заревел Портос на этот поток слов.—Мои друзья не преступники, нечего преувеличивать! Понятно? --Сесть!—рявкнула в ответ Мадлен. Портос послушно сел на скамеечку, которая выдержала его не известно каким образом.—Без обеда оставлю! --Ты меня пугаешь, Портос,--заметил д'Артаньян. --Ах, д'Артаньян, если бы ты только знал, какие обеды она готовит,--мечтательно вздохнул Портос.—А ты ведь знаешь, что я много ем лишь только для того, чтобы поддерживать себя в форме... Д'Артаньян хмыкнул—уж ему-то точно были знакомы эти обеды. Я в этом плане явно не конкурент, хотя кое-что могу при очень большом желании. Уж картошечку на гусином жире даже непривередливый, на мое счастье, к еде гасконец оценил. Правда, если семь дней в неделю есть одно и тоже, то надоест даже картошка. Но с этим уж приходилось мириться ради других плюсов. Я наконец вылезла из кареты. Признаться, дороги тут весьма поганного качества. Как только они тут эти расстояния преодолевают? А мужчины на лошадях? Это же вобще интересный вопрос... Короче, вид у меня явно был не из лучших—д'Артаньян тут же поддержал меня под руку, Портос тоже бросился помогать, хотя это уже было излишним. --Ладно,--буркнула Мадлен.—Черт с вами, куда же я вам еще деваться в таком виде. Жанна, хотите топленого молока? Вам это сейчас будет лучше любого лекарства. Мадлен, в сущности, была не плохим человеком, просто с Жаклин у нее не сложились отношения, так как она решила использовать ее в качестве грубой рабочей силой, предварительно с ней не посоветовавшись. Тут бы любой возненавидел любого. Но мне с ней делить было нечего, к тому же мы все-таки практически напросились к ним в гости. Я готова была быть с ней любезной, но при словах «топленое молоко» я чуть не грохнулась в обморок, к тому же у меня были свои представления о том, что для меня было бы лучше лекарства, и это явно не было топленым молоком. --Не надо ей молока,--прогнусавил Портос.—А вот нам всем сейчас явно не помешал бы жареный барашек. --Ладно, будет тебе барашек,--совсем уже миролюбиво кивнула Мадлен и направилась к дому. --Чтоб ты знала и не сомневалась, это я тебя бросил!—крикнул ей вслед д'Артаньян. Мадлен обернулась. --Спасибо тебе за это! Ты не представляешь, как я тебе благодарна! --Это я тебе благодарен! Мадлен махнула рукой и удалилась по направлению к кухне. Хотя ее положение совершенно не обязывало ее заниматься хозяйством, готовить было ее хобби, которое Портос оценил по достоинству. Портос тоже взял меня под руку и покачал головой. --Душечка моя, мне кажется, нам предстоит чертовски веселая неделька с этими двумя...

Диана: Nika пишет: Душечка моя, мне кажется, нам предстоит чертовски веселая неделька с этими двумя... А он умен!

Nika: Диана пишет: А он умен! Бесспорно!

stella: Nika , а картошечкой Воланд снабжал? Чистый ООС, ее тогда в Европе духу не было.

Nika: stella пишет: Чистый ООС, ее тогда в Европе духу не было. Да тут уже такой ООС, и чистый и грязный , нашли к чему придраться К тому же ничто так не красит гусиный жир, как картошечка, согласитесь хотя можно, конечно, и на шкварки заменить, общий смысл от этого не измениться

stella: Под первач? Настоящий! Не спорю.

Lys: Nika пишет: К тому же ничто так не красит гусиный жир, как картошечка, согласитесь Надо было варенья добавить "ошень вкусно гусиный жир с фареньем"!

Nika: Lys пишет: "ошень вкусно гусиный жир с фареньем"! Офень фкусно, но мужики на одном гусином жире с вареньем долго не протянут разнообразие нужно

Nika: Закончилась и эта неделя, которая была настоящим праздником жизни. Портос долго не хотел отпускать д'Артаньяна, он даже предлагал все бросить и поселиться где-нибудь поблизости, а уж он все это организует. Где-то я уже это слышала... однако мысль о соседстве с Мадлен, да еще и в деревне, пусть даже эта деревня и была самим Пьерфоном, до остатков дней мне вовсе не улыбалась, хотя к концу она уже даже готова была поделиться рецептами самого любимого. На этом пункте д'Артаньян сам заметил, что это уже было перебором, хотя Мадлен уже успела рассказать кое-что полезного, пока они с Портосом вспоминали бурную молодость. В конце концов, пора было все же возвращаться, ведь любой праздник когда-нибудь заканчивался. Если бы мне кто-нибудь когда-нибудь хотя бы намекнул, что во Франции в 17ом веке может быть скучно, я бы... ну вы поняли, далее по тексту. Однако оказалось, что Атос и здесь был прав: скучно может быть даже в самой распрекрасной мечте, если там нет подвигов и приключений. Едва я об этом подумала, как передо мной предстало явление. Явление было явно знакомое. --Черт знает что происходит с бедным грузином! Я же вчера ничего не пил, кроме хванчкары! А это же вобще не алкоголь! --Гоги?!!! --Жанна! Слава богу! Хоть один нормальный человек! Обьясни мне, что здесь происходит? --Послушай, Гоги, ты ведь читал в детстве книжку «Три мушкетера»? --О да, очень, очень хароший книжка! Мы еще во дворе все хотели быть на них похожими! Но причем тут... --Послушай, Гоги, ты веришь в чудеса? --После того проклятущего автобуса я во что хочешь поверю, дарагая... --Во что хочешь? Вот это хорошо. --Ну, так что здесь происходит? Слушай, пастав меня на место, мне завтра в восемь часов утра надо быть на работе, ты же знаешь, Яков не любит, когда опаздывают, а то придет какой-нибудь вредный женщин, будет просить свежий клюква, а Гоги нету! --Успокойся, Гоги, тот, кому надо будет быть на работе, обязательно будет на работе, можешь мне поверить. Как раз на этом месте вернулся со службы д'Артаньян при полном параде. --Шура! Что это на тебе за маскарад? --Это еще что?—невозмутимо поинтересовался д'Артаньян. --Это не что. Это Гоги. --Я так и знал, что это все именно так закончится! Значит так, Гоги, слушай меня внимательно и запоминай все, что я тебе скажу. Я не Шура, я д'Артаньян, капитан королевских мушкетеров. --Да ну! А я тогда—Индира Ганди! Или еще лучше—Майя Плисецкая! Хотите, танец маленьких лебедей станцую? Наконец, после долгих препирательств, д'Артаньяну наконец удалось убедить Гоги, что он не спит и не сошел с ума. --Но что же мне тут делать?—наконец произнес Гоги после долгого раздумья.—Я же совершенно сюда не хотел! Оно само! --Первый раз вижу человека, который бы к нам не хотел,--сказал д'Артаньян. --А куда ты хочешь? Обратно в Тбилиси? --Нэт, никакого Тбилиси! Я хочу обратно в Иерусалим! Ты же знаешь, Жанна, это самое прекрасное место на земле! --Особенно рядом с вашими арабами,--проворчал д'Артаньян.—Уж я бы с ними поговорил. --Это издержки производства, Шура. А в остальном там все очень даже прекрасно. --Ну ладно, Гоги, ты подумай, может, тебе у нас еще и понравится. Все равно у тебя нет выбора. --Ладно, я подумаю, может и понравится... а ты можешь меня к себе в мушкетеры взять? Я могу быстро научиться этой штукой махать! Она пачти как наш кинжал! --Нет, не могу. Сначала ты должен совершить какой-нибудь подвиг. --Подвиг, гаваришь... ну ладно, а может, я тогда буду чебуреки у вас на базаре продавать? Ведь базар у вас хотя бы есть? --Базар-то у нас есть, только никаких чебуреков ты там продавать не будешь. Максимум—хачапури. Сойдут за слоеные лепешки. --Ладно, дарагой, скажешь хачапури, будут хачапури. А теперь можно немного поспать? А то я должен все это переварить... --Ну конечно, Гоги,--сказала я.--Уж здесь-то можно спать сколько влезет. Пойдем, я тебя провожу. --Интересно,--задумчиво произнес Гоги, закрывая дверь к себе в комнату.—Интересно, сколько шашлыка можно нацепить на эту шпагу?

Диана: Nika пишет: --Подвиг, гаваришь... ну ладно, а может, я тогда буду чебуреки у вас на базаре продавать? Ведь базар у вас хотя бы есть? В жизни всегда есть место подвигу

Lys: Nika пишет: Интересно, сколько шашлыка можно нацепить на эту шпагу?

Nika: Диана пишет: В жизни всегда есть место подвигу В жизни Гоги всегда есть место подвигу

nisona: Смело,необычно. и все-при наследниках! Вы обскакали Дюма! Браво!



полная версия страницы