Форум » Крупная форма » "Рукописи не горят" (с). » Ответить

"Рукописи не горят" (с).

Nika: Название: "Рукописи не горят". (с) Авторы: Ника, Лис, Стелла. Жанр: Раунд робин, au, флафф. Размер: Макси. Пейринг: герои Дюма, вымышленные герои. Фэндом: Александр Дюма, "Десять лет спустя". Статус: Законченно. Дело было вечером, делать было нечего. Нет, не так. Ну то есть, почти так. Три девицы под окном пряли поздно вечерком. Кабы я была царица, говорит одна девица... тьфу, вот это уж совершенно не так. В общем, дорогие друзья, подруги и коллеги фикрайтеры, позвольте представить вашему вниманию то, что на научном языке, кажется, называется «раунд робин». То есть фанфик, написанный не одним человеком. В общем, в один прекрасный день, а может и не прекрасный, а может и вобще не день, а вечер... тьфу, опять не то. Короче, собрались Лис, Стелла, еще один человек, который пожелал остаться неизвестным истории и скромный автор этих строк (цитата) и решили попробовать обьеденить свою бурную фантазию и идеи, которые их преследовали с юного возраста. Поэтому, если кто-то где-то усмотрит плагиат или параллель со своим сюжетом—уверяю, что совершенно точно никакого плагиата быть не может—это просто наверняка совпадение общих фантазий. Тем более, как-то раз на соседнем форуме почти научно доказали, что в фанфишкене плагиата таки не существует. Не судите строго—это писалось исключительно от балды, в свободное от работы и всего остального время, и изначальное предназначение этому бреду был исключительно стол. Так что авторам, к тому же, еще и немного страшновато за последствия извлечения этого самого из стола. Короче, если кому-то вдруг покажется, что место этому делу действительно в столе, то оно вернется туда совершенно незамедлительно. Пс. Ни на что не претендуем, просто песенку поем. (цитата).

Ответов - 175, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Ленчик: Lys пишет: - Мадам, я польщен! Вы знаете меня? - Да кто же Вас не знает! Портос прекрасен!

Lys: Диана пишет: Да, надо быть Атосом с мозгом инженера, чтобы поверить и проверить Если что, авторы расчитывают, что наплевательское отношение к законам физики им великодушно простят

Ленчик: Лично у меня с физикой всегда было плохо, так что - прощаю

Nika: Ленчик пишет: Лично у меня с физикой всегда было плохо, так что - прощаю Аффторам крупно повезло в вашем лице

Диана: эээээ... Собственно, я имела ввиду, что Атос был умный настолько, что с 17-вечными познаниями разобрался в механизме перемещения в пространстве. С физикой у меня всегда настолько было плохо, что китайские иероглифы и то ближе - они хоть красивые.

Nika: Диана пишет: эээээ... Собственно, я имела ввиду, что Атос был умный настолько, что с 17-вечными познаниями разобрался в механизме перемещения в пространстве. С физикой у меня всегда настолько было плохо, что китайские иероглифы и то ближе - они хоть красивые. Не волнуйтесь, у меня еще хуже с физикой, чем у вас, если это только вобще возможно А Атос точно настолько умный, это еще сам Дюма отметил, за цитатой только лень лезть...

stella: Зато некоторые поехали на фантастике, а ее все же писали люди, знакомые с физикой. И потом, американские фильмы очень наглядно показывают, как по этим временам перемещаться надо!

Lys: Диана пишет: Собственно, я имела ввиду, что Атос был умный настолько, что с 17-вечными познаниями разобрался в механизме перемещения в пространстве. Ну какбэ после того, как его самого носом сунули в 16 век пришлось разобраться

Камила де Буа-Тресси: Ну я с физикой, дружу, дело известное, но придираться ни к чему не собираюсь. Мало ли что в этой жизни бывает?) а уж про фантастику и говорить нечего, про какое только искривление пространства и времени я не читала, а уж сколько способов путешествия во времени напридумывали... Да и вообще, все тут нормально вроде бы.

КБТ: Умываю руки... "Пусть Вашу дочку кушает туринец, у сына моего желудок слабый" (с) Это ж надо, столько времени мурыжить только для того что бы выдать неправильного аббата!

stella: КБТ , ну что поделать, не все видят Арамиса, как вы!

Nika: КБТ пишет: Это ж надо, столько времени мурыжить только для того что бы выдать неправильного аббата! Я вам уже говорила, правильный аббат в другом месте. В этом месте только правильный гасконец. А по поводу остального--силком никто никого не тащил. Наше дело предложить, ваше дело отказаться. Попробуйте отнестись ко всему с юмором, будет легче жить, уверяю вас.

Ленчик: Девочки, не ссорьтесь На вкус и цвет все Ара... кхм... все фломатсреры разные

КБТ: Nika пишет: Я вам уже говорила, правильный аббат в другом месте. В этом месте только правильный гасконец. А по поводу остального--силком никто никого не тащил. Наше дело предложить, ваше дело отказаться. Попробуйте отнестись ко всему с юмором, будет легче жить, уверяю вас. Хехе :) Так я это и сказала с юмором :) Вон, Дюма его тоже неправильным описал, хотя... довольно правильным, только неправильного цвета... Бедный Мэтр, видать, дальтоником был

stella: Бедный Мэтр! Он, когда писал, забыл посоветоваться с Хилькевичем.

Nika: stella Еще неизвестно, кто из них бедный. Хилькевич сам говорил, в одном интервью после "Возвращения", что то, что он запомнил у Дюма, это то, что Атос был алкоголиком а вы говорите, Арамис неправильного цвета

КБТ: И Хилькевич, в конце концов, оказался прав. Он запомнил что Атос - алкаш (в общем-то он совершенно прав), Смехов - что он челкой мух отгонял, а в общем - получился персонаж от которого фанатеет 3е поколение! А это всего на пару поколений меньше чем фанатело от Дюма :)

Джулия: *тихо* А вы запомните, что на этом форуме принято с уважением относиться друг к другу, всегда помнить, что у других людей есть свое имхо, и ваша нелюбовь к какому-либо актеру или персонажу должна выражаться в корректной форме. Как и обожание других актеров и персонажей. Высказываться в иной форме можете на других форумах, в своем блоге - там, где вы хозяйка сама себе. Бан. Пока временный. Отдохните недельку от нашего общества. Извините, вы сами на это напросились. Я прекрасно помню, что это не первое ваше высказывание подобного рода.

Nika: Часть вторая. "Мемуары мадам Жанны." По мотивам фиков "Рукописи не горят" и "Бредни Сивой Кобылы". "Фильм, часть седьмая, здесь можно поесть, потому что я не видал предыдущие шесть." Жизнь, товарищи, иногда, а даже большей частью, бывает покруче всяких романов. И иногда бывает так, что, даже встретившись в мечте, причем, в мечте не только о большой и чистой любви, а еще и большой и чистой дружбе, друзьям все равно не суждено быть вместе. Итак, Лис твердо решила не возвращаться в Париж после путешествия с Атосом, а Надежда... сначала я довольно долго и серьезно на нее злилась, но потом поняла, что выхода-то особо у нее не было. И потом, неужели я бы осталась составлять компанию пусть даже самой близкой подруги, если бы у меня был выбор провести время в таком обществе? Это я сейчас, спустя энное количество лет, точно знаю, что все закончилось хорошо. А тогда, оставшись практически сама с собой наедине со совей мечтой, пусть даже и самой заветной, даже с самым замечательным в мире д'Артаньяном, мне стало немного не по себе. Мне даже на какую-то сотую долю секунды захотелось обратно. На самую-самую сотую долю. И никто об этом ничего не узнал. Мне это тоже просто, скорей всего, показалось. Я перелистала листки рукописи, которые не горят. Гениальная, все-таки, фраза. Это ж надо было столько накатать. И главное, надо ж было до такого дожить—мемуары писать. И ведь есть, о чем. Таки есть, товарищи... главное теперь, чтобы все это не затерялось где-нибудь на чердаке. Ведь «Три мушкетера» писали по мемуарам Атоса. Может быть кто-нибудь из моих потомков в 21ом веке найдет мемуары мадам Жанны и тоже что-нибудь напишет? А может, я их сама, та, нормальная, в будущем найду? Гм, сказала тоже--та, нормальная. А эта, значит, тут ненормальная? Кто из нас вобще нормальней, это таки еще вопрос... Одним словом, дамы и господа, позвольте все же мемуарам мадам Жанны, а не мне, на несколько минут скрасить ваш досуг... итак, как говаривал сам великий мэтр Дюма, позвольте же перейти к самому повествованию. Я не люблю море. Не люблю корабли. Не люблю посещений богатых родственников потенциального мужа. В том, что это произойдет, рано или поздно, а скорее, рано, чем поздно, я теперь уже почти не сомневалась. В конце концов, у меня даже пропала навязчивая мысль о том, что это все—сон, бред, массовый гипноз, нужное подчеркнуть. Интересно, удостоверилась ли в этом Ника? Скорее всего, судя по хитро-заговорщецкому взгляду ее ненаглядного капитана, наверняка. Это хорошо, что все заканчивается, даже смое хорошее. Признаться, от заботливых родственников у меня стала немного болеть голова, хотя я и изо всех сил изображала из себя саму любезность, хотя бы ради Рауля. Рауль, стоило ему только оказаться вдали от сурового отцовского взгляда, явно почувствовал себя свободнее во всех отношениях. В первый же вечер он предложил романтично уедениться, хотя, понятное дело, что нас поселили в отдельных комнатах. Это было даже не смешно. Но господин виконт Рауль де Бражелон истинный сын своего отца, и до официального отбоя мы честно последовали семейной традиции и провели вечер точно так же, как папенька с госпожой Изабо де Брай, с той лишь разницей, что нам не позволили досидеть до рассвета. Ну и бог с этим пуританским воспитанием, может, оно и к лучшему. На второй вечер Рауль окончательно как будто во второй раз окончательно убедился, что отца таки нет рядом. Я даже сама не заметила, как все это случилось. Зато почувствовала. Именно здесь, сейчас, на корабле, отдавая себе совершенно точный отчет, что это не морская болезнь, хотя, как я уже сказала, я совершенно не люблю море. Господи, только этого мне сейчас не хватало! Да ведь тут слово аборт все равно что слово ведьма! Да и вобще, где я, с кем я, и что все это значит? То есть, что значит это, конечно, понятно, но может я вобще не из тех женщин, которые должны становиться матерью? Да еще сейчас и здесь? Ведь никаких намеков на то, что это закончиться в ближайшее время, и закончиться вобще, пока не предвидиться, а если эта чертова воронка пока не закроется, я буду в таком сосотянии туда-сюда прыгать? А если... --Ты чем-то обеспокоенна?—сзади появился Рауль с бокалом вина и таким выражением лица, как будто обо всем знал уже не только он, но и отец заодно. Ах ты господи, да ведь этот господин граф меня на одну ладонь положит и другой прихлопнет. Здесь ведь правила строгие, никаких детей до свадьбы... в общем так, либо сейчас, либо никогда, и если виконт пойдет на попятную либо вспомнит о существовании Луизы, с которой, кстати, когда-нибудь тоже будет не дурно обьяснится, надо собирать монатки и просить боженьку, или кто там за всем этим сумашедшим домом стоит, срочно командировать меня в 21ый век... ребенок без отца не умрет, это точно, а вот отец, скорей всего, запросто может умереть тут если все вернется на круги своя... ну нет, этого допустить я просто не могу... однако надо ведь сказать что-нибудь, не мог же он так быстро догадаться, в самом деле. --У тебя морская болезнь?—заботливо поинтересовался Рауль.—Выпей вина, тебе станет легче. Я почти машинально выхватила у него бокал, выплеснула вино за борт, а затем и сам бокал. --Если ты не хочешь пить вино, зачем же бросаться посудой, она ведь тоже стоит денег,--укоризненно произнес Рауль. --Ты...—только и смогла произнести я. --Я взрослый человек, сударыня,--серьезно сказал Рауль.—Это, возможно, я рядом с отцом кажусь вам несерьезным, поэтому вы не восприняли всерьез мое предложение... --Но, Рауль, ваш отец меня без ножа зарежет, а заодно и вас. Поверьте, я его хорошо изучила. --Послушай, Габи,--после некоторых событий Рауль решил обращаться ко мне именно так, а я не возражала.—Отец просто меня очень любит, ты даже не представляешь, как. (О боже мой, это я еще не прочитала ему лекцию о будущем, в отличае от Жанны, мне это только предстоит, а ему предстоит смириться с тем, сколько я знаю!) Но уверяю тебя, если мы не станем вдаваться в подробности, сам он никогда не о чем не спросит. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю. Если Рауль решился что-то скрыть от отца, пусть даже и не соврать на все сто процентов, а просто скрыть, это озночало только одно—что намерения у него более чем серьезные. --Жанна, чай будешь? --Какой еще чай? --Ну, не чай, а глинтвейн. Но мы можем представить, что это чай. --Надь, дорогая, называй вещи своими именами. Чай это чай, глинтвейн это глинтвейн... --Ты еще долго сидеть будешь? --Дай хотя бы первую главу закончить. --Которой части? --А сколько надо? --А ты помнишь, Жванецкий говорил, что писать это... --Я помню, дальше там было неприличное слово, а у нас вобще-то глинтвейн тут. --И ты действительно думаешь, что это все в двадцать первом веке найдут? --Ну, Дюма же нашел то, что искал... ладно, спасибо за глинтвейн, не мешай, у меня вдохновение. --Муза посетила? --Типа того. --Вобще-то тебя д'Артаньян звал. Говорит, без тебя уснуть не может. А уже ночь на дворе. --Не может без меня уснуть... что-то я не очень верю этой хитрой гасконской роже. --Тебе виднее. Не засиживайся до рассвета, как ты любишь, а то потом весь будешь как сонная муха ходить. --Сейчас-сейчас, я почти закончила. Только уйди отсюда, очень тебя прошу. Надя поставила поднос с вином, закуталась в плед и уже почти направилась к двери. --А все-таки Лис странная... --Надь, ну перемыли уже все косточки, ни одной не оставили! Не любила она его, совсем, понимаешь? --Ага, понимаю, конечно. За эту фразу нам бы на форуме голову оторвали. --Ты уже ушла? --Меня нет... стой, подожди, одна фраза! Тебе никогда не хотелось бы попасть сюда, но на некоторое время пораньше? Нет, грех жаловаться, я просто почему-то всегда думала, что это будут именно «Три мушкетера»... бастион Сен-Жерве, миледи, кардинал и все такое. --Ну, на бастионе Сен-Жерве нам делать нечего, не женское это дело. Да и за миледи особенно бы побегать не дали бы. А с кардиналом, как ты понимаешь, и вовсе разговор был бы коротким. Ну и наконец, там бы еще не было Рауля. Да что ж тебе-то не спиться, а? --Думаю, что у тебя будет во второй главе, хотя я все это ну точно, как сейчас помню. Хотя лет уже с тех пор прошло достаточно... Дашь почитать? --Дам, все дам, только завтра! --Ну хорошо. Завтра, так завтра...

Nika: Я не люблю быть беременной. Точнее, не то, чтобы у меня было много опыта в этом нелегком деле, я просто как-то сразу поняла, что я этого не люблю, и все тут. И кто это придумал, что беременность-это самая прекрасная пора в жизни у женщины? Этот кто-то, скорей всего, точно был мужчина, и его явно не тошнило от любого сьеденного кусочка с утра до ночи. Если дело и дальше так пойдет, от меня тут вобще ничего не останется! И вобще, а если... батюшки, да тут же медецина—бабка-повитуха, и то в лучшем случае. И вобще, а если я умру во время родов, несмотря на сильный спортивный организм? Что же это получается, очередной вариант поездки Рауля в Африку? Так это теперь выходит, что косвенным образом это я буду виновата в смерти Атоса? Так, тихо, тихо, спокойно... взять себя в руки... что это я о самом плохом? Все прекрасно, все просто замечательно. Я уже почти виконтесса де Бражелон. Я об этом мечтала с пятого класса. Скоро мы будем дома в Париже (я все еще никак не привыкну к тому, как буднично стала звучать эта фраза, «дома в Париже»), а там Жанна, она ведь сама через это два раза проходила... она мне быстренько мозги вправит... только она-то была в цивилизованном Израиле 21го века, а это вам не Франция 17го! Это даже не Ленинград... так, ну стоп машина, выбора у меня тоже особенного нет, здесь слово аборт все равно что слово ведьма. Да и в конце концов, может, все еще обойдется. Волноваться почти не о чем, Рауль от меня без ума, я, кажется, тоже... скоро от всего этого без ума останусь... господи, да когда же это кончиться! Я вываливаюсь из этой чертовой кареты к ближайшему кювету. Вот ведь наказание, до дома не дают спокойно доехать. --Тебе плохо?—тут же заботливо появляется сзади Рауль. --Угадай с двух раз. Вместо ответа Рауль крепко прижимает меня к себе и шечпет что-то ласковое и не совсем разборчивое. --Пусти, дышать нечем. --Прости пожалуйста, я об этом как-то не подумал. Рауль осторожно выпустил меня из обьятий и направился злополучному кювету, где росли ромашки. Через минуту у меня в руках оказался огромный букет. «Славный чаек можно будет соорудить из всего этого. Кажется, мама когда-то рассказывала, что ей только отвар из ромашки и помогал». Хорошо, что во время всех наших перепитий у нас не появились телепатические способности читать мысли друг друга, иначе я бы на месте Рауля точно бы обиделась. Ромашками дело не закончилось—Рауль явно решил сделать все по всем правилам и довести все до конца. --Я помню, что я тебя уже спрашивал об этом, но с тех пор обстоятельства изменились, а мои чувства к тебе совсем нет. Ты станешь моей женой? --А как же отец? --Может быть, мы сами решим нашу судьбу? Ну, положим, сами-то мы тут мало что можем решить. После последних событий, а особенно после встречи Рауля с Турбиным, меня почти не покидала мысль о том, что мы все—пешки в чьей-то большой игре. Знать бы только, кто там главный... --Хорошо, я согласна. Но Жанне пока все-таки скажем. --А она расскажет д'Артаньяну,--покачал головой Рауль.—Ее даже просить не имеет смысла не говорить ему, все равно скажет. Видела, как они друг на друга смотрят, хоть и вида не подают? --Да уж, голубки просто. А не говорить ей тоже нельзя, все равно заметит. Что же будем делать? --Ничего. Поехали. Хватит тут стоять, простудишься. С д'Артаньяном я поговорю сам... --Ну наконец-то! Я уже думала, вы навсегда решили поселиться в Шотландии! Во-время же они вернулись—еще бы немного, и я бы вслух произнесла, что в Париже в 17ом веке может быть скучно. А уж за эту-то фразу мне бы на нашем форуме точно насмех подняли бы. Рауль задумчиво и заботливо, впрочем, задумчиво скорее больше, чем заботливо, разбирает Надеждины сумки. Что-то его явно тяготит. Впрочем, не смотря на это, вид у обоих весьма довольный и отдохнувший. Я бы даже сказала, что слишком... --Надежда!—я, нисколько не церемонясь (впрочем, знаем мы друг дружку долгие-долгие годы... даже если минусовать те годы, на которые подруге повезло помолодеть, все равно получается приличная цифра, поэтому какие уж тут церемонии) тащу ее в дом.—Мне кажется, вы слишком хорошо отдохнули! Впрочем, я за вас только рада! Он предложение тебе сделал? --Ник, ты чай ромашковый умеешь заваривать?—совсем тоскливо спрашивает Надя. --Ага, так я права? --Я сейчас просто умру... --Врешь, не умрешь. По крайней мере, не сейчас. Ну не смотри на меня так! Будет тебе чай, только скажи уже все как есть, ради бога. --Ну, считай, что моя мечта стать женой Рауля уже сбылась. Осталось только убедить графа, что мы были примерными и хорошими. --Не волнуйся, это я беру на себя. --Главное, чтоб твой капитан раньше времени не проболтался. --Это я тоже беру на себя. --Я в этом не сомневалась. Ой... я, пожалуй, пойду к себе, а ты мне чай принеси потом, ладно? Заваривать чай из ромашек из самих ромашек, а не из пакетика, это круто. Я зачем-то разложила цветы на две равные кучки на столе и принялась размышлять, что теперь делать со всей этой красотой. Мадлен бы сейчас, с ее кулинарными способностями, явно бы не помешала. Впрочем, о чем это я? Тьфу, тьфу... это у меня от отсутствия кофе... я представила экран с надписью «гугл» посередине. О, эти четыре волшебные буквы! Что бы я сейчас набрала? «Как приготовить чай из ромашки, рецепты ромашкового чая, одноклассники: группа любителей чая, фейсбук: любите ромашковый чай? нажмите класс!» Что это я? Это-все точно следует выкинуть из головы! Нас и без компьютера неплохо кормят! Тьфу, совсем тьфу! У меня есть д'Артаньян, мне больше вобще ничего не нужно... да, но Наде нужен чай, черт бы побрал эти цветочки... --Мадам Жанна, вы не заняты? --Нет, Жаклин, заходи. --А что это вы делаете? --Ничего, цветы сушу, а потом приготовлю из них очень вкусный напиток. Попробуешь? А ведь гениальная мысль! Ну конечно, насушить... только чтоб никто из всего населения Козочки не выкинул... надпись что ли повесить, сухая ромашка, или вроде того? --Мадам Жанна, можно, я вам кое-что скажу? --Конечно, дорогая, говори все, что хочешь. --Мадам Жанна, я... --Стой! Ну-ка, подойди ко мне поближе... да не бойся, я не отец, я за вас только рада... ну что с тобой такое, вы же уже муж и жена? --Да, а отец все еще считает, что мне надо жить в монастыре... вот что мне с ним делать? --Ничего, дорогая, отца я беру на себя. Что-то эта фраза в последнее время стала все чаще и чаще повторяться... ну да ладно, все, что не делается, делается к лучшему. --Ой, спасибо вам! Я просто не знаю, как вас благодарить! --Какие глупости, дорогая, не стоит. А Анри знает? --Конечно! Говорит, что он самый счастливый человек на свете. -Гм, это мы посмотрим. А... --Мадам Жанна, Анри очень просил сказать вам, чтобы вы повлияли на господина д'Артаньяна, чтобы он пока совсем ничего не говорил господину Арамису... --Это еще почему? --Анри сказал—бог его знает, может ему это совсем не понравится. --Жаклин, по моему, это все глупости! --Пожалуйста, мадам Жанна, я вас очень прошу, сделайте это ради меня! --Ты сама-то представляешь твоего отца и фразу «это секрет» в одном предложении? --Честно говоря, не совсем, но вы ведь скажете ему, что это я его попросила об этом? --Хорошо, дорогая, не волнуйся. Я попробую. Ох ты господи, когда мы с Надей мечтали в детстве о приключениях со шпагами и погонями, я совсем не представляла, что мы можем влипнуть в нечто подобное. Однако теперь уже поздно, даже если это и не совсем те мушкетеры, которые мы себе представляли, деваться уже некуда. Что ж , будем решать проблемы по мере их поступления...



полная версия страницы