Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета » Ответить

Двадцать восемь дней лета

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Калантэ: Она медленно пошла к костру. Арамис, удобно устроившийся на пенке и прислонившийся спиной к сосне, машинальными движениями поглаживал правое плечо; губы у него чуть кривились. - Болит? – сочувственно спросила Соня, сдергивая с растяжки просохший камзол и присаживаясь на бревно. - Пустяки, - отозвался Арамис, - ноет немного… Госпожа Валери поехала в город? Соня кивнула. - Это далеко? - Миль пятьдесят, - прикинув в уме перевод километров в мили, ответила Соня и принялась вдевать нитку в иголку. - И рассчитывает вернуться к обеду?! - У вас очень острый слух, господин аббат, - Соня на секунду прервала свое занятие. – Да, дорога до города занимает часа полтора. - Вот на этом… на этой… повозке? – со смесью недоверия и скепсиса осведомился Арамис. – Мне она не показалась быстроходной. - Если я правильно понял вчерашние объяснения, - к огню не спеша подошел Атос, - в этой повозке столько же сил, сколько в сотне лошадей. И, полагаю, в отдыхе они не нуждаются. Соня глянула на графа. Спокойное, непроницаемое лицо, совершенно никаких признаков душевного смятения. Не то что у Лерки. - Господа, скоро начнут собираться игроки, - Соня опустила иголку, - вы позволите в связи с этим прочитать вам небольшую лекцию? - Я как раз хотел вас об этом попросить, - кивнул Атос, садясь на бревно. – Насколько я понимаю, нам нужно придумать убедительную историю нашего появления? Вряд ли кто-нибудь поверит в нашу… я бы не поверил, наверное. Соня на секунду задумалась. На игре ожидались в основном московские команды. Сделать друзей питерцами? Но многие отлично знают северную столицу… нет, это не годится. А почему бы, собственно, не сделать их теми, кем они и в самом деле являются – французами? Только город надо выбрать поскромнее, Париж тоже могут знать. - Давайте так. Вы приехали к нам в гости из… из Блуа, и вы на самом деле французы. Годится? - Почему же не из Парижа? – осведомился Арамис. - Потому что Париж за прошедшие четыреста лет сильно изменился, - пояснила Соня. – А вот Блуа наверняка никто не знает. Кстати, так, на всякий случай – запомните, что Бастилии в Париже нет уже больше ста лет, зато есть очень высокая Эйфелева башня. - Нет Бастилии? – рассмеялся Арамис. – Это самая приятная новость за последние четыреста лет! Соня улыбнулась. - Остаются имена. Вообще-то на игре пользуются ролевыми именами, и ваши прозвища вполне имеют право на существование, но кто-нибудь может спросить, как вас зовут на самом деле… - Она вопросительно взглянула на Атоса. – Я уже говорила, что у нас принято называть друг друга по имени… - Хорошо, - кивнул Атос, - настоящее имя подойдет? Меня зовут Ангерран. - Рене, - помедлив, сказал Арамис. – Придется привыкать. - Ну вот и отлично. – Соня украдкой перевела дух – она опасалась, что предложение такого фамильярного обращения вызовет у благородных друзей протест, но все, видимо, обошлось. – Итак, Ангерран и Рене, приехали из Блуа… посмотреть, как играют в России. Занимаетесь фехтованием… кстати, вашу рану лучше всего объяснить сломавшейся рапирой, потому что бои на настоящем оружии у нас запрещены законом. Вот как будто и все. - Ну что же, легко запомнить… - задумчиво сказал Атос. – И все-таки нам с вами, аббат, лучше избегать расспросов. Арамис кивнул. - Может быть, вы немного просветите нас и в правилах местного этикета? Соня снова вздохнула. Лекция обещала затянуться, но что ж поделаешь… - Итак, у нас принято… Она рассказывала не спеша, подбирая понятные слушателям определения, вспоминая, что еще им необходимо знать, какие могут возникнуть конфликтные ситуации, отвечала на вопросы… Кстати, спрашивал и уточнял больше Атос. Арамис слушал молча, откинувшись в своем импровизированном кресле и подставив лицо солнцу, и время от времени бросал быстрые взгляды из-под ресниц на рассказчицу. Вернее, на ее ноги – джинсовые шорты предоставляли прекрасный обзор. У Сони не было ни малейших поводов стесняться своих ног, скорее наоборот, но такое пристальное внимание ее смущало. Черт бы его совсем побрал – взгляд оценивающий, мужской, на грани допустимого! В свою очередь, она украдкой поглядывала на аббата, стараясь, правда, не встречаться с ним глазами… и не поддаваться его обаянию. Практически мужчина мечты, что правда, то правда. Именно такой, каким и должен быть. Видимо, судьбе приспичило крепко подшутить над девчонками, подсунув каждой того, кто когда-то снился по ночам. И поэтому Соня испытывала смешанную с досадой грусть. А от того, что в темных глазах мелькало откровенное восхищение, эта досада становилась только сильнее. Интересно, так ли бы он смотрел, если бы на ней было глухое платье до полу и прабабушкин чепчик? Бабник он и есть бабник… Как говаривала Лерка, бывающая иногда удивительно циничной: затащить такого в койку – раз плюнуть, а смысл??? - Госпожа Софи, - Соня очнулась и сообразила, что молчит уже с минуту, и Атос смотрит на нее вопросительно, - простите… что-то не так? - Простите, граф, я просто задумалась… Разговаривать с Атосом было в тысячу раз проще. Несмотря на его притягивающую взгляд красоту. В серых глазах графа светилось дружеское участие, спокойный интерес… Он видел в ней в первую очередь прекрасного собеседника – умного и приятного. А Арамис… «А Арамис видит в первую очередь мои ноги и бюст, - начиная злиться, мрачно констатировала Соня. – И… - она машинально опустила глаза – нет, то о чем она подумала, обзору не подлежало, поскольку именно на этом месте она сидела, положив на колени камзол аббата. – Точно кобель… Вот пусть только попробует… - Что именно он должен попробовать, Соня плохо представляла себе и сама. – Так, о чем я там рассказывала?» - Вы хотите сказать, что у вас, словно в античной Греции, принято не стесняться своего тела? – интонация была весьма игривой. - Практически да, - Соня в сердцах воткнула иголку в камзол. – Вот начнут подъезжать игроки – увидите. Валери привезет вам кое-какую одежду, в том числе и для купания… - и с непонятным злорадством добавила, - впрочем, вам, господин аббат, в воду, наверное, пока нельзя. Придется наблюдать с берега за купающимися девушками. - Если к ним присоединитесь вы и мадемуазель Валери… - Арамис улыбнулся. - Я – вряд ли, - сухо сказала Соня, - я плохо плаваю. - Пустяки, зато я хорошо. Я вполне могу поддержать вас в воде. Соня почувствовала, что щекам становится горячо. Она отлично умела отшивать назойливых поклонников, но тут дело было в том, что Арамис ей нравился – нравился так сильно, что она и себе не хотела в этом признаваться, а уж тем более давать ему это понять… и его заигрывающие взгляды и реплики ее задевали куда сильнее, чем хотелось бы. Тем более, что практически у нее на глазах он заигрывал и с Леркой – и получил жесткий отпор. Она на секунду задержалась с ответом – и тут вдруг получила неожиданную поддержку. - Кажется, дорогой мой, вы забыли, что ранены, - с едва заметной насмешкой сказал Атос. – Еще дня два вам точно не следует лезть в воду, госпожа Софи абсолютно права… так что поберегите ваш пыл до лучших времен. Арамис чуть прикусил губу, но смолчал. Соня благодарно взглянула на Атоса – и в ответ получила неуловимый кивок. Атос все понял и сознательно пришел к ней на помощь. - Сударыня, - Атос глянул на примолкшего друга, в серых глазах вновь блеснули веселые искорки, - а у вас не найдется карты? Было бы неплохо хотя бы приблизительно представлять себе, где мы находимся. - Конечно. – Соня перекусила нитку. – В палатке лежит. – Она сделала движение, чтобы встать. - Сидите, что вы, я схожу принесу. – Атос легко поднялся с бревна. – Как она выглядит? - Книга в блестящей обложке, «атлас автомобильных дорог мира», справа от входа. – Второпях, разгружая машину, девушки выложили и атлас, который всегда валялся у Лерки на заднем сиденье. - Скажите, сударыня, - Арамис проводил Атоса глазами и слегка наклонился к Соне, интимно понизив голос, - а у вас в самом деле принято купаться обнаженными? Ну вот, опять. Соня проглотила первые несколько вариантов ответа, включая ответ без слов, и, стараясь говорить спокойно, ответила: - Иногда. Но не у всех. Я этого не принимаю, любезный аббат. – Щекам снова стало жарко, и Арамис, конечно, это увидел – Соня готова была поспорить, что именно этого он и добивался. Ах так? Ну посмотрим, кто кого… - И имейте в виду, что среди тех, кто это предпочитает, есть несколько условий – во-первых, нагими должны быть все купающиеся, а во-вторых, строго воспрещается глазеть на женщин и тем более… хм… показывать свое влечение. Я понятно объяснила? Рискнете? - Но то, что мы с графом увидели ночью… - Арамис смутился, хотя постарался не подавать виду. - То, что вы увидели ночью, не предназначалось для посторонних глаз, - резко сказала Соня. – Не слишком любезно с вашей стороны об этом вспоминать. Повисшую неловкую паузу прервал Атос, вернувшийся с атласом в руках. - Вы не покажете, где мы находимся? Соня открыла карту, и разговор переключился на темы политической географии. Она видела, что Арамис по-прежнему на нее поглядывает, но теперь это были уже другие взгляды. Бывший мушкетер и новоиспеченный аббат имел достаточный опыт в обращении с женщинами, но не с такими. Его внимание привлекали обе хозяйки лагеря, и Валери, и Софи, и более того – он отлично понял, уловил интуитивно, что госпоже Софи он нравится, но… при этом не было ни малейших намеков на кокетство. Сдержанность, искренность – и настоящее смущение, чего стоили одни только заалевшие щеки и сердитый взгляд. Поведение Валери было поведением уверенной в себе женщины, которая дает понять, что поклоннику не обломится. Софи же держалась, как совсем юная и неопытная девочка. Ехидные подначки ни на секунду не обманули Арамиса – он понял, что это просто способ защиты, но ничего не мог с собой поделать: у него уже давно, очень давно не было женщины, и в обеих хозяйках лагеря он невольно в первую очередь видел прекрасное тело. Черт побери, она считает его просто бессовестным ловеласом… Эта мысль неожиданно задела аббата. Укоризненный взгляд графа только подливал масла в огонь. Но как же доказать, что это не так, что она ошибается?! Соня посмотрела на часы. Оказывается, светская беседа длится уже почти два часа… то-то в горле пересохло! Они успели уже поговорить не только о географии, но и о политике, и даже немного об истории России… и наконец плавно съехали на тему самой игры. К великому облегчению Сони, Арамис больше не делал попыток говорить ей двусмысленности. Зато проявил несомненный интерес к игровой интриге. - Мы будем разыгрывать заговор Шале, - пояснила Соня, - причем это вовсе не значит, что все кончится так, как кончилось на самом деле. Это как шахматная партия, господин аббат. Дана первоначальная позиция, а дальше игроки начинают делать ходы. У кого-то будет больше информации, у кого-то меньше… Кстати, одной из ключевых фигур будет, разумеется, герцогиня де Шеврез. Арамис вздрогнул. - Роль герцогини де Шеврез, простите, - поправилась Соня, увидев его реакцию, не не смогла отказать себе в удовольствии немножко поддразнить аббата – просто в отместку. – Я совершенно уверена, господин аббат, что дама, которая будет ее исполнять, должна вам понравиться. И вы ей – тоже. Арамис молча вертел перстень на пальце. «Кажется, я ненароком стукнула по больному месту, - с некоторым раскаянием подумала Соня. – Ну и… так ему и надо!» - Соловья баснями не кормят, - она выпрямилась и посмотрела на солнце. – Не возражаете против чашки чаю? Или вы уже проголодались? - Для обеда еще рано, - Атос тоже прищурился на небо, - но выпить чаю – хорошая идея… признаться, этот напиток мне понравился. Тем более, что с обедом, наверное, лучше будет дождаться мадемуазель Валери. - Мадам Валери, - поправила его Соня. – Она была замужем, но вот уже год, как свободна. - Госпожа Валери – вдова? – Граф не сразу задал этот вопрос – словно боролся с собственным любопытством. - Нет, они с мужем расстались… у нас в стране развода добиться гораздо легче, чем у вас. – Соне вдруг показалось, что графу действительно интересно. Вот это да! - Валери не терпит лжи и предательства… впрочем, это совсем не тема для разговора… Я схожу за водой. - За водой схожу я, - Атос мягко отобрал у Сони кан, - уж позвольте хотя бы так отблагодарить вас за помощь. А вы с аббатом раздуйте костер. Стыдно признаться, но я совершенно не умею этого делать. - Я тоже, - откликнулся Арамис, - но госпожа Софи, похоже, настоящий мастер. У меня сложилось впечатление, что женщины в вашем мире умеют делать все! - Вы даже не подозреваете, как близки к истине! – хмыкнула Соня, подкладывая на угли несколько сухих сучьев. – Но разжигать костер как раз – вполне женская забота. - Женщина – хранительница огня и очага… - задумчиво проговорил Арамис… - Да, вы правы… жаль, что не все думают так же, как вы. Соня смущенно пожала плечами. На этот раз аббат нисколько не кокетничал – наоборот, он, похоже, высказал что-то сокровенное, даже глаза отвел. Конечно, мелькнуло в голове у Сони, от Шевретты он вряд ли мог дождаться душевного тепла… как и никакого другого. Костер, словно желая поддержать Сонину репутацию мастера на все руки, разгорелся быстро и охотно – высокое пламя, почти невидимое в ярких солнечных лучах, жадно облизывало пару смолистых бревнышек, и подвешенный над огнем кан с водой потихоньку начинал шуметь. Соня отодвинулась подальше – июльский день и без того выдался на редкость жарким, даже несмотря на близость воды. Наконец вода закипела, и девушка приступила к священнодействию заваривания чая. Она даже в лес возила только хорошие сорта; по словам Лерки, если бы была возможность арендовать вместо «Уазика» грузовик, то на игры вместе с ними ездили бы как минимум три разных заварочных чайника и не меньше пяти разновидностей чайного листа. На этот раз она остановила выбор на самом обычном цейлонском, но предварительно сходила на берег и нарвала в приречных зарослях пригоршню мятных листьев. Арамис с живейшим интересом следил за процедурой, не задавая вопросов, но, когда Соня вытащила из огня длинную головешку и деловито помешала ею в кане, не выдержал. - У вас разве нет поварешки? - Есть, - Соня сунула головешку обратно в костер. – Это называется «пугать заварку». - Пугать? – переспросил Арамис. - Ну да, пугать, чтобы чаинки утонули. Когда нет заварочного чайника, это единственный способ. – Соня отставила кан в сторону. – Ну вот, теперь только подождать несколько минут – и готово. - У вас, судя по всему, богатый опыт походной жизни, сударыня, - улыбнулся Атос, окидывая взглядом стоянку. - Что есть, то есть… На компанию снизошел «тихий ангел» - во всяком случае, за чаем никаких разговоров не было. Каждый, судя по всему, думал о своем. Арамис засмотрелся на сверкающую под солнцем реку, Соня просто наслаждалась тишиной и отдыхом, а граф то и дело поглядывал на исчезающую среди деревьев колею, причем старался делать это как можно менее заметно. Именно он первым поднял голову, прислушиваясь, и тут же Соня уловила отдаленный шум двигателя. - Ну вот, - сообщила она и поставила кружку, - или это едет кто-то из игроков, в чем я сомневаюсь, или это едет Валери… в чем я практически уверена. В самом деле, звук мотора приближался, и через несколько минут на поляну выкатился «Уаз». Лерка выпрыгнула из машины, не закрывая за собой дверь, и откинула крышку капота. Над перегретым двигателем тут же заклубилось облако пара. - Уф! – выдохнула она. – В городе пекло, на трассе не лучше… Автолавку вызывали? - А как же! – Соня встала. – Помочь? Лерка вытерла лоб. - А как ты думаешь? Хватило мне и беготни по магазинам! Соня заглянула в салон. Да, уж если Лерка за что-то бралась, то делала это основательно. На заднем сиденье громоздилось несколько пластиковых сумок, в багажнике выстроился рядок трехлитровых пакетов с вином, рядом притулился набитый до шарообразного состояния старенький рюкзак и аккуратно упакованный сверток, из которого торчали рукояти игрового оружия. - Ты же хотела жить с комфортом? – Лерка вытащила один пакет. – Ну вот, и будем сибаритствовать. Как тут дела? Соня оглянулась – мужчины оставались у костра. - В Багдаде все спокойно. Только… - Что? – Лерка проницательно сощурилась. - Твоя добродетель подверглась испытанию? - Ну… почти, - созналась Соня. - Что, аббат? Соня кивнула. - Бабник, - коротко сказала она с интонацией Тоси из бессмертного кинофильма «Девчата». Лерка прыснула. - Ну, сейчас мы его переключим… - Она повернулась к друзьям. – Господа, кажется, вы мечтали о бритве? Приступаем к раздаче подарков!

stella: Господа, кажется, вы мечтали о бритве? Вот она, проза жизни.

Madame de Guiche: "- Нет Бастилии? – рассмеялся Арамис. – Это самая приятная новость за последние четыреста лет! " А 14-е июля не отпразднуют заодно?) Или это происходит в другом месяце?

Диана: Калантэ пишет: Диана пишет:  цитата: А можно еще чуть-чуть ег - хоть сноба, хоть не сноба. И - это в смысле, ег- это его? Сейчас будет. Или что? Его-его. Спасибо, Калантэ. Бриться господа самостоятельно не привыкли, однако

Калантэ: Диана пишет: Бриться господа самостоятельно не привыкли, однако - а придется... :-) Разборка покупок чем-то напомнила Соне главу из «Робинзона Крузо» - или из «Таинственного острова». Лерка выкладывала приобретения на коврик, сопровождая комментариями. - Это – бритвы. Немного не похожи на то, к чему вы привыкли, но уж извините – у нас таких днем с огнем не найдешь. Вместо кисточки и мыла – вот это, называется пенка для бритья, просто нажмите кнопочку. А вот этим можно после бритья лицо помазать, чтобы кожу не стягивало. – К баллончику пенки присоединился крем после бритья «Нивея». - Одеколон. – Соня хихикнула – Арамису, как и следовало ожидать, достался флакон одеколона «Арамис», Атосу Лерка вручила «Фаренгейт». – Господин аббат, это лично вам – вы не поверите, как плохо лесная жизнь отражается на красоте рук! – Следом за одеколоном последовал тюбик крема для рук «Флорена». - Полотенца – по два на каждого. Зубные щетки. Расчески. Одежда – потом примерите. Сонь, ты ликбез по поводу моды и традиций провела? - А как же! - Тогда вот это – на тот случай, если вам захочется искупаться. – Лерка выложила два пакета с плавками. – Или позагорать. Но господину аббату я, как врач, до завтра точно не советую. Графу можно. Граф, это вам вместо пледа. – На траву плюхнулся тючок со спальным мешком. – А вот это – если захотите участвовать в игровых сражениях… - Лерка развернула сверток. Две спортивных стальных шпаги с гардами, выполненными в стиле 17 века, и одна тяжелая испанская, с защищенным острием и скругленными краями лезвия, аккуратно легли на коврик. – Выбирайте. Эти – для повседневной боевки, эта – турнирная. Сонь, там еще посуда, еда, подушки… А, да, кстати! – Лерка выудила из пакета нечто, напоминающее офицерский планшет, отстегнула липучку и развернула вделанное в брезент зеркало размером с книгу. Сверху обнаружилась петелька с крючком, снизу, на полотнище – несколько кармашков. – Вешается на дерево или на веревочку. Чтобы причесываться или бриться, как белые люди – перед зеркалом. Все! Вам показать, как пользоваться такой бритвой? Атос провел ладонью по щеке и кивнул. Долгих объяснений не потребовалось – все же бритва «жиллет» с плавающей головкой несколько проще в обращении, чем, скажем, бензопила, и оба бывших мушкетера отправились на бережок, прихватив с собой «мыльно-рыльные принадлежности». Лерка уселась на травку и блаженно вытянула ноги. - Ну что, кажется, я ничего не забыла? - Вроде бы нет, - отозвалась Соня, глядя на берег. Даже издали было видно вначале заинтересованность, а потом – восхищение на лице Арамиса, когда он в первый раз провел бритвой по щеке. Аббат пристроил зеркало на ствол ивы, граф же, как истинный джентльмен, брился не глядя – на ощупь. - А мне даже нравилось, когда граф небритый, - шепнула Лерка подруге. – Честное слово, ему идет… - Ну да, а лучше всего – окладистая борода, - хмыкнула в ответ Соня. - Не-ет, это слишком простонародно… Соньк, я в машине так изжарилась, что если не выкупаюсь – просто умру. Как ты думаешь, я их не очень шокирую? - Не очень, в самый раз. Я им объяснила все про наши традиции и про Древнюю Грецию, Арамис – так тот даже нудистскими традициями заинтересовался… - Соня увидела веселое изумление на лице подруги, - да он сам, честное слово! - А-а, чего от него ждать! Сам так сам. Я пойду переодеваться – взмыленная, как рабочая лошадь… Когда с берега вернулись свежевыбритые и благоухающие каждый своим одеколоном «рыцари» - причем на лице Арамиса было большими буквами написано неземное блаженство, и он то и дело непроизвольно трогал щеку кончиками пальцев – Лерка как раз выбралась из палатки в купальнике. Соня с интересом наблюдала со стороны за реакцией друзей. Арамис восхищенно расширил глаза, но промолчал – видимо, помня о полученной отповеди, - Атос же только замедлил шаги и тут же отвел взгляд. Зато, когда девушка вошла в воду и поплыла, вслед ей повернулись оба. - Река очень широка, - глядя, как удаляется от берега русая голова, пробормотал Атос. – Госпожа Валери настолько хорошо плавает? - Не беспокойтесь, граф, - Соня пожала плечами, - она плавает как рыба. А вы не хотите освежиться? - В самом деле, Атос, заодно и обновите. - Арамис протянул другу пакет с купальными принадлежностями и добавил со вздохом: - Мне, увы, пока запретил наш хирург. - Пожалуй… - Атос взял пакет и скрылся за деревьями. Когда он снова вышел на песчаную полоску, Соня тихонько вздохнула – с нескрываемым восхищением. Все-таки потрясающая фигура! Все фотомодели и манекенщики, сколько их есть, могут дружно пойти и утопиться от зависти. Удивительно пропорциональное сложение, благородная осанка, чеканный рельеф мышц… Бывший мушкетер вгляделся в речную гладь. Темная точка – Леркина голова – мелькала среди солнечных бликов уже довольно далеко. Атос вошел в воду по пояс и поплыл, причем Соня опознала в его движениях классический кроль. Несколько сильных взмахов сразу унесли его на приличное расстояние. - После купания обычно разыгрывается аппетит, - Арамис, проводив глазами друга, повернулся к Соне. – Я могу чем-нибудь вам помочь в приготовлении обеда? …Лерка плыла спокойным вольным стилем, наслаждаясь прохладой и никуда не торопясь. Плавала она в самом деле отлично, и хотя Ока в этом месте была очень широкой, для девушки не составляло труда переплыть на другой берег. Впрочем, к этому она не стремилась. Почти напротив мыса, на котором они с Соней устроили стоянку, лежал небольшой, заросший соснами островок, на котором в изобилии водилась земляника, и Лерка направилась туда. Через двадцать минут она уже выходила на теплый плотный песок. Над головой тихо шумели сосны – ветер, неощутимый под прикрытием лесистого берега, здесь легонько трогал кроны деревьев. В густой траве алели крупные бусины ягод. «Значит, так, дорогая моя, - Лерка наклонилась, сорвала земляничину и сунула в рот. – Мы не в фанфике любимого тобой жанра. Считай, что тебе снится длинный и чудесный сон, но не забывай, что придется просыпаться. А потому – выкинь из головы бесплодные мечтания и радуйся тому, что есть!» Подсластив суровый выговор самой себе еще несколькими ягодами - в сосновом редколесье земляника созрела удивительно сладкая и душистая – Лерка похмыкала, вздохнула и пошла к берегу. Пора было возвращаться. Она уже подплывала к песчаной косе возле стоянки, когда совсем рядом послышался всплеск, потом второй… Лерка оглянулась: к ней подплывал Атос. - Граф? Что вы здесь делаете? - Я мог бы сказать – осваиваю ваши традиции, - Атос в два взмаха поравнялся с ней, - но на самом деле я просто беспокоился за вас. Вы очень далеко заплыли. - Я хорошо плаваю… - Простите, теперь-то я это вижу… - усмехнулся Атос. – Я бы мог, наверное, вас догнать, но это было бы нелегко. - Что-то не верится, - хмыкнула Лерка, выбираясь из воды на берег. – Ау! На суше! Кормить нас сегодня будут? – Все давно готово, только вас ждали! – откликнулась Соня. - Граф, присаживайтесь к столу… то есть к костру! Лер, ты тут столько еды навезла, что можно роту спецназа накормить. - Съедим, не бойся, - отмахнулась Лерка. – Я только переоденусь. О, кстати, если мне не мерещится, - прикрыв глаза от солнца, девушка вгляделась в перспективу лесной дороги, - едоков сейчас прибавится. К нам гости. Кто-то из наших, кажется. Соня привстала и разглядела мелькающую среди сосен фигурку, слегка придавленную здоровенным рюкзаком. Подойдя поближе, фигура помахала рукой. - Эй, на берегу! – донесся до костра жизнерадостный женский голос. – Сонь, это ты там? - Машка! – обрадовано откликнулась Соня. – Давай к нам! Новоприбывшая свернула с дороги и подошла к костру. - Ты что это одна и не на колесах? – поинтересовалась Соня. - А я с Димкой полаялась, - беспечно отозвалась Машка, сбрасывая рюкзак на травку. – Уффф… Холодильник пополам, тапки по почте и все такое. Он заявил, что ему осточертели мои игры и он ко мне в извозчики не нанимался, дескать, нормальные женщины на Крите отдыхают, а не на Оке комаров кормят. А мой «Опель» тут не проедет, проверено… Наши на Псков не проходили? - Пока нет, - улыбнулась Соня. – А как же большое и светлое чувство? - Скончалось в страшных судорогах. Это была моя большая жизненная ошибка. Так что я теперь совершенно свободная женщина… - Маша с интересом окинула взглядом стоянку и с еще большим интересом – расположившихся у костра мужчин. – А у вас гости? Познакомишь? - Гости из Франции, - усмехнулась Соня: от нее не ускользнуло, с каким восхищением Маша смотрит на графа. – Приехали познакомиться с нашими ролевушками. Знакомься: Рене по прозвищу Арамис и Ангерран по прозвищу Атос. Мастера исторического фехтования и знатоки этикета. - Обалдеть! – Маша сделала изящный реверанс. – Мария, для друзей – Мари, на игре буду исполнять роль небезызвестной герцогини де Шеврез. - Сударыня, я очарован, - Арамис поднялся со своего места и галантно поцеловал ей кончики пальцев.- Вы исключительно подходите на эту роль. Соня внутренне хихикнула – в интонации Арамиса пряталась некая двусмысленность, понятная только тем, кто хорошо знал как аббата, так и Машку. Арамис, умница, сразу разглядел, что сходство с персонажем тут не только внешнее – очаровательная полногрудая блондинка с лукавыми голубыми глазами – но и внутреннее. В меру легкомысленная и немного не в меру кокетливая Маша в первую очередь оценивала в мужчинах привлекательность – и, если они выдерживали этот экзамен, тут же начинала планомерную атаку. Арамис, судя по всему, получил высший балл – вот только Машка не подозревала, что столкнулась с игроком высшей лиги! - О, вы говорите по-русски? – восхитилась она, игриво стрельнув глазами. – Да еще так чисто? А знаете, вы тоже изумительно похожи на Арамиса! - Присаживайтесь, сударыня, - аббат сделал приглашающий жест, - вы позволите называть вас просто Мари? - Конечно, - Маша прищурилась, - ведь мы с вами станем друзьями? - В самом деле, садись, пообедай с нами, - Лерка отодвинула от костра кан с картошкой. – Салат будешь? - Все буду, - Маша, изящно оперевшись на руку Арамиса, грациозно переступила через бревно и села, вытянув вперед стройные ножки. – Отвыкла я от электричек… Рене, а ваш молчаливый друг тоже владеет русским языком? - Простите, сударыня, - отозвался Атос, едва заметно поморщившись, - я не особенно разговорчив… - Как и полагается Атосу, - Машку не смутил такой скупой ответ, но вот реакция остальных привела в некоторое недоумение: Арамис усмехнулся, а Лерка с Соней, не удержавшись, прыснули. - И что такого смешного я сказала? - Нет-нет, все нормально! – Соня поспешно наклонилась к миске с салатом, вооружившись ложкой. – Это мы так, о своем, о девичьем… Лер, где у нас там вино? Надежда умерить разговорчивость гостьи при помощи обеда не оправдалась. Машка ухитрялась одновременно есть и щебетать, причем делала и то, и другое вполне куртуазно. - А что вам понравилось в России, Рене? – Маша выразительно пододвинула пустую кружку. - Мы еще слишком мало видели, - Арамис с готовностью подлил ей вина, - но могу сказать одно – женщины в России очаровательны! - Как и мужчины-французы! – Маша чокнулась с аббатом, многозначительно глядя на него поверх кружки. – Ой, Рене, что с вами? Соня резко подняла голову. Арамис с болезненной гримаской перехватил свою кружку левой рукой, поспешно поставил на землю и, морщась, дотронулся до плеча. - Пустяки, сударыня, - он обезоруживающе улыбнулся встревоженной Соне и снова перевел взгляд на Машу, - недавняя… тренировка. Сломался кончик рапиры. - Так вы… ранены?! – У Маши расширились глаза. - Небольшая царапина. Уже все в порядке. - Но вам же больно! Лер, - Маша оглянулась, - у тебя нет обезболивающего? - Спокойствие, - Лерка переглянулась с Арамисом. – Все под контролем, Маш, не дергайся. Надо будет – вколю. - Ну почему все женщины-хирурги такие циничные? – Маша возвела глаза к небу. – Бедняжка… - Она осторожно погладила Арамиса по руке. – Прошло, да? - Не волнуйтесь, - Арамис перехватил ее ладошку, поднес к губам и легонько поцеловал, - все в порядке. Госпожа Валери сделала все, что требуется. - Госпожа-а? – игриво протянула Маша. – Как сурово-то… Соня наблюдала за ними чуть насмешливо, хотя и с долей тщательно скрываемой досады. Ну, от Машки ничего другого она и не ожидала – кадрить симпатичных мужчин было смыслом ее жизни, - но вот что Арамис с готовностью поддавался ее чарам… Впрочем… Не так уж он и поддается, поняла Соня. Скорее, ведет свою игру. Похоже, даже страдальческий жест раненого героя был слегка спланирован. Арамис изящно ухаживал за Машкой, многозначительно улыбался, играл перстнем на пальце, как бы невзначай задевал ее руку… и госпожа де Шеврез, судя по всему, была совершенно очарована. Во всяком случае, на Арамиса она смотрела куда чаще, чем на остальных. Собственно, только на него она и смотрела. Лерка переглянулась с подругой и выразительно подняла брови. - Во дает Америка! – шепнула она Соне на ухо, улучив момент, когда «голубки» нежно взирали друг на друга. – Это еще вопрос, кто кого клеит! - Бабник! – так же шепотом отозвалась Соня. - Да ладно, пускай расслабится человек… За время обеда мимо лагеря прошло уже несколько нагруженных рюкзаками компаний: ролевики начинали собираться. Кто-то махал рукой издали, кто-то просто здоровался, проходя мимо, лес начал наполняться голосами, где-то застучал топор… Ответив на приветствие очередной группы, Маша с легким сожалением поставила кружку. - Спасибо за угощение, но я, пожалуй, пойду. Моя команда приехала, а мне еще палатку ставить… - Она встала и взялась за лямку рюкзака. Арамис вскочил. - Сударыня, вы позволите вас проводить? - Буду рада, - Машка снова стрельнула глазами, - но, Рене, мы же договаривались – просто Мари! Лерка прыснула. - Просто Мария! – шепнула она Соне. - Все с ума посходили, - буркнула та в ответ, - только на меня почему-то не действует… - Хорошо, Мари, - Арамис улыбнулся. – Если я смогу быть вам чем-нибудь полезен – ну, например, помочь ставить палатку… - Это просто замечательно! – почти мурлыкнула Маша. – Ой, не надо! – Арамис взялся за лямку ее рюкзака. – Вы же ранены!!! - Пустяки, Мари, - Арамис с неожиданной легкостью вскинул тяжеленный рюкзак на правое плечо, умудрившись не задеть рану. – Для дамы это слишком тяжело. – Он оглянулся на друзей. – Я скоро вернусь. - Удачи, - ехидно пожелала Лерка. – Не заблудитесь в лесу!

Madame de Guiche: Так-так-таак...

Rina: Интрига нарастает, появились соперницы

stella: Ну, Коза в своем репертуаре!

Калантэ: Ну уж и порезвиться человеку нельзя! :-)

Rina: Калантэ , Вам НУЖНО! Как в том анекдоте: "А вам, уважаемый, везде!"

Калантэ: Rina - да я, вообще-то, про Арамиса...

Камила де Буа-Тресси: Нда, ну вот хоть тресните, не люблю я таких девушек, как Мари.. stella пишет: Ну, Коза в своем репертуаре! Несомненно. Вылитая де Шеврез.

Калантэ: Камила де Буа-Тресси - она безобидная. :-) Относительно. Впрочем, я таких тоже не люблю. Вернее, они меня смешат. :-)

Камила де Буа-Тресси: Калантэ пишет: она безобидная В отличие от настоящей.. надеюсь на это) Калантэ пишет: Вернее, они меня смешат. Есть такое..

Madame de Guiche: Ну, думаю, они быстро договорятся. Тем интереснее вернуться к Соне.

Rina: Калантэ пишет: Впрочем, я таких тоже не люблю. Вернее, они меня смешат. :-) Ой, а я люблю, под настроение так интересно с ними "играть". Особенно когда такая появляется в качестве "дебютантки" в хорошо знакомой компании

Калантэ: Rina - это ж самый цирк! Когда-то такая "дебютантка" в такой компании свысока сообщила мне, что я еще маленькая, чтобы оценить ее шутку, и должна уважать старших. Народ выпал в осадок дружно, потому что девушке было 19, а мне на тот момент уже 26... и все, кроме нее, это знали...

Madame de Guiche: Да, это всегда очень веселит. И уйти, не нанеся удар, потому что - зачем?)

Калантэ: Madame de Guiche - ударом послужил оглушительный хохот присутствующих... :-)

Madame de Guiche: Калантэ,я представляю)



полная версия страницы