Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета » Ответить

Двадцать восемь дней лета

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Камила де Буа-Тресси: Калантэ пишет: кошмарный ООС... Он не кошмарный... он чудесный! Да, возможно ляпы такого характера, на который указывает Стелла есть, но.. когда читаешь - не заметно, все гладко, складно... и очень мило, тепло. Вот тут только дернуло: Калантэ пишет: - Простите меня, Софи… я сам не знал, что я болтаю… Может не "болтаю", а какое-то другое слово подобрать?.. а то у меня лично малость не вяжется.

Калантэ: Камила де Буа-Тресси пишет: Может не "болтаю", а какое-то другое слово подобрать?. - (упрямо) - а вот тут я упираюсь. Потому что наш аббат именно что болтал!!! Болтун и бабник!

Камила де Буа-Тресси: Калантэ пишет: а вот тут я упираюсь. Потому что наш аббат именно что болтал!!! Как скажите, ибо с точки зрения логики вы правы :)

Виола: Калантэ пишет: Жаль, у меня нет с собой платка… На этом месте, да на взводе, меня бы точно пробило на истерический смех: чтобы у Арамиса да не было с собой какого-нибудь платка с инициалами? А в целом - спасибо! Читаю с удовольствием!

Диана: Виола, ППКС! Вчера с недосыпу не поняла, что там не так!

Rina: Дамы, платка? С инициалами? В джинсовой куртке одной из девушек?

Диана: Да хоть где Что он, платок свой не переложил из своей одежды, или девушки ему пожалели постирать его?

Rina: Скажу вам так - когда пишешь ООС, да и в принципе когда пишешь текст с большим количеством героев и событийных линий - на некоторые подобные мелочи внимания уже не обращаешь. Тем более, если это необходимо для усиления того или иного момента. Или читатели хотят лицезреть вместо динамичного рассказа - тягучий занудный текст а-ля "а потом они постирали им платки, а на платке Арамиса, как и следовало ожидать, были инициалы К.Б.Т..."?! Это приключенческий ООС или инвертаризация? Честно, я не понимаю таких придирок, уж пардоньте муа

Калантэ: Виола - так истерика уже на спад пошла, а два раза подряд... :-) Будь Сонька чуть более вменяема, отреагировала бы именно так. :-) Диана - он подарил свой платок Машке. :-) Устраивает такое объяснение? Вот меня сейчас, например, пробило на истерический ржач, потому что наложился текст "Отелло". "ПЛАТОК!!!!" И душить, душить... вот думаю, кого будут душить - Арамиса или меня?

Калантэ: …Над огнем побулькивал кан с будущим ужином – судя по запаху, с гречкой. Лерка, расписываясь в своей кулинарной бездарности, несколько преувеличила масштабы бедствия; во всяком случае, на складном мангале тихо шипела сковородка, на которой обжаривались лук и шампиньоны, а рядом поджидали своей очереди две открытые банки с тушенкой. Лерка деловито резала салат, пристроив разделочную доску на коленях. - Ну, как там наш пациент? – приветствовала она Соню. - Спит. – Соня снова залилась краской и, чтобы это скрыть, принялась тщательно расправлять висящую на растяжке тента рубашку Арамиса. – Я его обещала к ужину разбудить. - А как твоя нога? - Хм… - Соня попереступала с ноги на ногу. – Лучше. - А я вот тут прикидываю… - Лерка ссыпала в миску нарезанные огурцы и подняла глаза на Атоса. – Скажите, господин граф, с вашей точки зрения – насколько важно вашим преследователям вас разыскать? Атос помедлил с ответом. - Думаю, что очень важно. - Настолько, что даже через три дня поиски вряд ли прекратятся, - констатировала Лерка. – Кто вас ищет? - Полагаю, что Ришелье. – Атос вздохнул. – У господина аббата потрясающий талант впутываться в высокую политику. - Серьезно… - присвистнула Лерка. Впрочем, что-то вроде этого она и предполагала. Как ни слабо Лерка помнила историю, но все же понимала, что спецслужбы Ришелье были одними из лучших для своего времени. Если не просто – лучшими. И ускользнуть от них должно быть очень и очень непросто. - А почему вы об этом заговорили? – после недолгой паузы спросил Атос. - Потому что совершенно очевидно, что вы только об этом и думаете – как вам возвращаться… - пожала плечами Лерка. – Так вот, у меня появилась идея. Три дня мы переждем, это минимум. А дальше… Искать будут двух дворян, ведь так? - Так, - кивнул Атос. - Ваша внешность им хорошо известна? - Не особенно, - пожал плечами Атос, - вряд ли нас успели хорошо разглядеть в свалке. Но я ничуть не сомневаюсь, что в окрестностях Беврона будут проверять любого неизвестного дворянина. Любого. - Стало быть, главное для вас – вырваться из этого района, - задумчиво сказала Лерка. – Добраться, например, до вашего замка, граф… а там уже можно отсиживаться сколько угодно, там вы будете вне подозрений… Атос утвердительно кивнул. - А как вы думаете, обратят ли внимание на двух скромных… допустим, крестьян… едущих по своим делам вместе с женами? Сонь, что скажешь? Глаза Атоса заблестели. Соня вскинула голову. - Вы имеете в виду, что… - Граф запнулся. – Госпожа Валери, вы хотите… помочь нам с аббатом… Боже милостивый… Лерка молча ждала, когда Атос осмыслит, что ему сказали. - Но это же опасно… - А отправлять вас вдвоем с аббатом – и вовсе смертоубийство, - подала голос Соня. – Я – всецело за. - Вот именно, - сумрачно сказала Лерка. – Зато вчетвером, по-моему, у нас будет гораздо больше шансов. - Вы так говорите, словно полностью уверены, что уж до Беврона-то мы доберемся безо всяких трудностей… - Уверена, - отрезала Лерка.- А если бы даже не была уверена – какая разница? Это еще не повод отпускать вас прямиком в Бастилию… если не хуже. Атос переводил взгляд то на Соню, то на Лерку. - Сударыни, ваша идея великолепна, но… - Но что? – строптиво поинтересовалась Лерка. - Но я просто не могу, не имею права позволять вам так рисковать… и, уверен, аббат скажет то же самое. - А я уверена, что риск минимален… и аббат прекрасно это поймет! Для нас это будет прекрасная и на редкость увлекательная прогулка, вот и все. – Лерка взглянула на подругу. – Мы-то ведь ни в чем не подозреваемся! Да, в конце концов, можно сделать и по-другому, - Лерка оседлала любимого конька, - вы подождете нас в укромном месте, а мы раздобудем фургон, повозку, что угодно, вы спрячетесь там – и на двух провинциальных торговок уж точно никто не посмотрит лишнего раза! Атос помолчал. - Знаете, госпожа Валери, - наконец сказал он, - это самый безумный план из всех, какие я слышал. И хотя он, по-моему, должен удаться, я не могу… не могу на него согласиться. Что, если вам не удастся вернуться? - Пройдем туда – пройдем и обратно, - беззаботно отмахнулась Лерка. – В этом я не сомневаюсь. - И я тоже, - поддержала ее Соня. – У нас впереди целый отпуск. Двадцать восемь дней… ну, уже двадцать шесть. - Во всяком случае, - Атос, похоже, принял какое-то решение, - я бы предложил подождать, что скажет Арамис. - Подождем. – Лерка хмыкнула. – Господин граф, вы не будете против, если я попрошу вас дать нам слово не пытаться улизнуть потихоньку? - У меня и в мыслях не было… - начал было Атос. - Граф, - с упреком сказала Соня, - вы же никогда не лгали. Не пытайтесь и начинать, у вас это плохо получается. Атос неожиданно рассмеялся. - Вы видите меня насквозь, сударыня… Но это же действительно опасная экспедиция, не могу же я согласиться, чтобы ради нас две дамы рисковали жизнью! - Да послушайте, - Лерка в сердцах бросила нож, и он воткнулся в землю по самую рукоятку, - нет никакого риска! Мы раздобудем подходящую одежду, и сам черт ничего не заподозрит! Советуйтесь с аббатом, разумеется, но я уверена, что он одобрит мою идею! И обещайте ничего не предпринимать, не поговорив с нами. Обещаете? Атос некоторое время внимательно изучал торчащую из песка рукоять охотничьего ножа. - Обещаю, - наконец сказал он. – Не знаю, сможем ли мы как-нибудь отблагодарить вас за все, что вы для нас сделали… Но у нас, похоже, нет другого выхода. - Ну наконец-то, - буркнула Лерка. Соня перевела дыхание. В авантюризме она своей подруге сильно уступала, но предложенный план и в самом деле выглядел убедительно. Тем более, что она тоже не сомневалась: попытайся Атос и Арамис отправиться вдвоем – и они не уйдут дальше нескольких миль. Не смогут же они двое силой прорываться до самого Бражелона. И… ей не хотелось себе в этом признаваться, но Леркина идея позволяла продлить общение… и отдалить неизбежное расставание. - Сударыня, в таком случае… у меня есть еще один вопрос, - снова заговорил Атос. - Если я правильно понял, вы хотите нас всех переодеть… понадобятся средства. Не уверен, что наши деньги здесь чего-нибудь стоят… хотя золото – золото везде… но и у меня, и у аббата найдется несколько безделушек… - Не торопитесь расставаться с фамильными драгоценностями, граф, - Соня почувствовала почву под ногами. – Возможно, удастся найти другой выход. Ваши деньги… сколько их у вас? - Пистолей сорок-пятьдесят…и наверняка столько же у Арамиса. - В нашем мире очень высоко ценятся старинные монеты, - сообщила Соня. – Понимаете? А у меня есть связи с коллекционерами… людьми, которые с радостью их у вас купят. Думаю, этих денег должно хватить на многое. - Сонька, ты гений! – объявила Лерка, выдергивая нож и тщательно обтирая его сначала о джинсы, а потом о салфетку. – Слушай-ка, я пока закончу с ужином, а ты… может, споешь что-нибудь? Соня не стала спорить. Иррациональность происходящего переходила всякие границы. Возможно, в иной ситуации хвататься за гитару было бы и неуместно. Но здесь… как раз здесь и сейчас, пожалуй, это было то, что требовалось. Старенькая Леркина «Кремона», несмотря на почтенный возраст, прекрасно перенесла тряскую дорогу. Соня привычно взяла пару аккордов – нет, настраивать не надо. Скосила глаза на Лерку. Господи, кто бы сказал, КАК будет проходить эта игрушка! В палатке спит раненый Арамис, и она только что его поцеловала. У костра сидит граф де Ла Фер, не сводящий глаз с ближайшей подруги. А сама эта подруга, небрежно эдак предложив и им, и ей совершенно безумную авантюру – и добившись согласия! – безмятежно строгает салат… «Я не хочу, чтобы это кончалось, - отчетливо пронеслось в голове. – Не хочу. Это кончится, это наверняка кончится… но пока мы все здесь… Вместе… И самое прекрасное – что совершенно непонятно, что нас ждет…» Мысль сильно отдавала горечью. Что бы там не ждало, но в финале точно будет расставание. Но это уж, видно, иначе не бывает… Соня тронула струны – когда песня начинала проситься сама, она никогда не позволяла себе передумывать. - И глянет мгла из всех болот, из всех теснин, И засвистит веселый кнут над пегой парою… Нож в руках Лерки замер, и она медленно повернула голову. - Ты запоешь свою тоску, летя во тьму один, А я одна заплачу песню старую… Голос у Сони был мягкий, грудной, довольно большого диапазона, слегка смахивающий на голос Елены Камбуровой – в самый раз для этой песни. …- И лишь земля из-под колес, и не расслышать из-за гроз Ни ваших шпаг, ни наших слез, ни слов о помощи… Атос, слушая, слегка наклонился вперед. Лицо у него было каменное, только брови чуть сошлись к переносице; за отблесками пламени было не разобрать, что прячут глаза. - Быть может, нам не размыкать счастливых рук, Быть может, нам распрячь коней на веки вечные, Но стонет север, кличет юг, и вновь колес прощальный стук, И вот судьба разбита вдруг, а версты встречные… Последний аккорд замер, но Соне показалось, что где-то в соснах эхом отозвался проигрыш – и медленно тают слова «И помни обо мне…». Лерка отвернулась и быстро провела рукой по лицу. - Дым глаза ест… - севшим голосом пробормотала Лерка. – Сонь, спасибо… Повисшее молчание нарушило громко стрельнувшее в костре полено. Лерка вздрогнула, словно очнувшись, тряхнула головой и потянулась к кану с ложкой. - Почти готово, - откашлявшись, сообщила она. – Минут пять еще… - И она принялась выкладывать на сковородку тушенку. - Вы прекрасно поете, - негромко сказал Атос, - и песня прекрасная. Соня сделала движение, напоминающее нечто среднее между поклоном и пожиманием плечами – дескать, что есть, то есть. Лерка помешала в сковороде и подняла голову. - Сонь, - в зеленых глазах блеснула лукавая искорка, - а сыграй знаешь что… Розы, а? - Которые перед грозой? - Соня и сама чувствовала, что стоит немного переключиться – слишком уж откровенно слова песни перекликались с происходящим. - Ну да, - Лерка бросила быстрый взгляд на палатку. Соня кивнула и заиграла вступление. - Приятно вспомнить в час заката… Лерка тут же подхватила мелодию. В низком и среднем регистре голос у нее был чуть хрипловатый, что совсем его не портило, в верхнем – становился неожиданно чистым и звонким. Вокализ девчонки вели на два голоса. На последних тактах со стороны палатки донесся шорох, какое-то шевеление, и к огню выбрался Арамис, потирая лицо ладонью. - Ох, простите, господин аббат, - Соня приглушила струны ладонью, - мы вас разбудили… - Нет ничего лучше, чем просыпаться под такие чудесные голоса, - улыбнулся Арамис, усаживаясь на пентагон. – Вы же обещали разбудить меня к ужину, - аббат деликатно потянул носом, - а он, судя по запаху, уже почти готов! - Почти, - кивнула Лерка, вываливая в кан содержимое сковородки и перемешивая. – Но еще на одну песню времени у нас хватит! Меланхолия с нее уже спала, и по озорной усмешке Соня тут же догадалась, что потребует исполнить неугомонная подруга. Конечно, «Дуэлянта». Благо сам дуэлянт вот он, сидит рядом и с интересом поглядывает на гитару. - Как вы себя чувствуете, господин Арамис? - Голодным, - честно признался аббат. – И куда более бодрым, чем час назад. Или сколько я проспал? - Около часа. – Лерка поставила кан на угли – потомиться. – Выдержите еще несколько минут? - Если вы скрасите ожидание, - галантно поклонился аббат. Соня улыбнулась в ответ. Настроение у нее как-то незаметно поднялось до отметки «превосходное», и она поймала себя на том, что то ли Арамис ведет себя как-то иначе, то ли его куртуазность перестала ее раздражать… но аббат больше не казался ей идеологическим противником. В его словах и интонациях исчезли двойное дно и намеки на «вольного охотника». Обычная галантность по отношению к женщинам, и никакого заигрывания… Первые же слова «Дуэлянта» заставили Арамиса приподнять брови, а Атос слегка прищурился и переглянулся с другом. На втором куплете улыбались уже оба. После третьего – у костра раздались аплодисменты. - Между прочим, господин аббат, эту песню сочинили про вас, - сообщила Лерка. – Похоже? - Как две капли воды, - рассмеялся Атос, глядя на немного смутившегося друга. – Арамис, похоже, мы с вами в этом мире весьма популярны… - Ужин готов, - объявила Лерка. – Кто будет салат? ... – Ну и зря ты на себя наговаривала, - сообщила Соня, приканчивая свою порцию. – Вкусно. Кстати, изложи, наверное, господину аббату наш план… - Арамис, умоляю вас, не соглашайтесь, - взмолился Атос, - на вас вся надежда! - Но я же еще не знаю, о чем речь! - Речь о том, что наши с вами спасительницы желают довести дело до конца и помочь нам добраться до Бражелона незамеченными, - Атос отпил из кружки, - рискуя при этом собственными головами. - Рисковать такими прекрасными головами я решительно не согласен, - тут же объявил Арамис самым категоричным тоном. - А если я вам докажу, что риска для нас нет никакого? – вкрадчиво осведомилась Лерка. - Если вы будете достаточно убедительны… - Арамис перевел взгляд на Атоса. – Постойте, Атос, это что – серьезно? - Абсолютно, - заверил его Атос. - Вы с ума сошли… - Может быть, вы сначала выслушаете? – Лерка вручила Арамису кружку с вином. – Неужели вы сможете отказать двум дамам, желающим совершить чудесную прогулку в вашем сопровождении? Ну что, вы слушаете наконец? Атос наклонил голову, давая понять, что ждет. Арамис устремил на девушек вопросительный взгляд. План был изложен коротко и сжато. Лерка упирала на то, что на двух простолюдинок никто не обратит внимания, тогда как двое дворян непременно вызовут повышенный интерес людей кардинала. Даже в самом простом варианте они с Сонькой могут разведывать дорогу, раздобыть в деревне средства передвижения, прикинувшись кем угодно – мало ли безземельных крестьян бродит по дорогам прекрасной Франции! Шпионов Ришелье им опасаться не следует – они для них неинтересны. Единственную небольшую опасность представляют бродяги или грабители, но тут уж можно положиться на мужчин. - Вам же нельзя показываться ни в одной деревне, а тем более – на постоялых дворах, - убеждала Лерка. – И где вы возьмете лошадей? Пешком до Бражелона, ночуя под ракитовым кустом? - А где возьмете лошадей вы? – в упор спросил Атос. – Покупка наверняка привлечет внимание. И тут Соню осенило. - Погодите, у меня есть идея получше! – выпалила она. – Если все хорошенько продумать, то… то нас вообще никто и ни в чем не заподозрит! Знатная дама с камеристкой и двумя слугами… или супружеская пара в сопровождении слуг… или, в конце концов, дворянин, сопровождающий к себе в замок родственницу или гостью… Понимаете, о чем я? А кого-нибудь из вас можно будет перекрасить, ведь ищут двух темноволосых… Карету наймем на ближайшей почтовой станции. Если заявиться туда в темноте, чтобы не было видно, что мы пришли пешком… - Сонька, ты гений! – Лерка обрадованно чмокнула подругу в щеку. – Кого будем перекрашивать, господа? Атос и Арамис переглянулись. - Ну что ж, - медленно начал Атос, - в таком виде ваш план начинает мне нравиться… Что скажете, Арамис? - Скажу, что если бы наши прелестные хозяйки жили в нашем мире – Ришелье пришлось бы весьма туго, - признал Арамис. – Мне тоже нравится эта идея. И, поскольку разыскивают именно меня, мне и менять цвет волос… попробую побыть белокурым. А вы, граф, имеете полное право возвращаться к себе в замок в сопровождении гостьи и слуг… - Отлично, - заключила Лерка. – А в роли знатной гостьи, думаю, будет прекрасно смотреться Соня. Я всегда мечтала сыграть пронырливую субретку. - Итак, решено, - подытожила Соня. – Остается выждать время и подобрать реквизит. Но с этим, я вас уверяю, проблем не будет! Лерка разлила вино. - Так выпьем же за успех нашего небезнадежного предприятия! – весело провозгласила она, поднимая кружку. - И за ваши гениальные головы! – добавил Арамис. Кружки сдвинулись с коротким стуком. Определенность – великая вещь. Во всяком случае, только теперь Соня поняла, что до сих пор у всех в их тесной компании вопрос «а дальше-то что делать» занимал изрядную часть подсознания и давил на психику. Теперь же все как-то расслабились и переключились на более сиюминутные дела. Вино, гитара, поднимающаяся из-за леса луна, отблески соседних костров, стрекот кузнечиков… Мир был прекрасен. А присутствие двух гостей из 17 века, придающее всему этому привкус чуда, делало его еще прекраснее. Арамис окончательно сбросил маску, сделавшись самим собой – остроумным, тонким и легко смущающимся собеседником. Оба бывших мушкетера о чем-то увлеченно заспорили с Леркой, а Соня поймала себя на том, что засмотрелась на Арамиса, и торопливо отвела глаза – пока этого никто не заметил. Всплывшее в памяти прикосновение, вкус поцелуя на губах, легкое дыхание спящего… сердце тут же забилось гораздо чаще, чем следовало бы... Соня даже тряхнула головой, украдкой провела тыльной стороной ладони по губам, словно стирая след поцелуя, подняла взгляд – и натолкнулась на внимательный, испытующий взгляд аббата. Вот тут она поняла, что значит краснеть – щеки обдало таким жаром, словно девушка сунула голову в печку. Отчаянно надеясь, что в темноте и алых отблесках костра этого не видно, Соня поспешно наклонилась, подливая вина в кружки. - Лерк, - она слегка откашлялась, чтобы прогнать из голоса предательскую хрипотцу, - а знаешь, что мы с тобой забыли? Защитные жилеты. - Ах, черт, действительно, - спохватилась Лерка. – Да ладно, Джулиан с лавкой приехал, завтра после парада зайдем и купим. - О чем вы? – поинтересовался Атос. - О том, чтобы вы в самом деле смогли участвовать в игре, - Соня, с облегчением чувствуя, что кровь от лица потихоньку отливает, выпрямилась. – В игровых боях и поединках главным образом. Вы же понимаете, оружие, даже с защищенным наконечником – не шутка, да к тому же наконечники иногда слетают… - Тренировочные колеты, - догадался Арамис. – Конечно. Ну а лицо? - Лицо и шея – вне зоны поражения, - отозвалась Лерка. – Строжайшее правило – атаковать только ниже линии ключиц. Если противник без перчаток – по идее, еще и руки ниже локтя тоже нельзя, но это уж… - она развела руками. – Это уж совсем глупо, надеюсь, таких раздолбаев на игре не будет. Кстати, ваши шпаги, наверное, лучше будет запереть ко мне в багажник. - Точно, иначе весь полигон сбежится с просьбами дать подержать и потрогать, - кивнула Соня. – На игре фехтовать можно только такими, - она кивнула на составленную из игрового оружия «пирамидку». – Тяжелая – для турнира. Собственно, эти две как раз для вас, господа. Атос кивнул, взглядом спросил разрешения и вынул из пирамидки одну из шпаг. С интересом осмотрел трехгранный клинок, коснулся пальцем пуандаре, встал, отступил на пару шагов от костра… и воздух разрезала свистящая молния. Еще один взмах, клинок блеснул в свете костра оранжевым скользящим мерцанием… бывший мушкетер неуловимым движением переступил левее, снова свистнула шпага – и на песок под ногами упала срубленная сосновая ветка. Лерка выдохнула. - Неплохо. - Атос четким движением, как на параде, отсалютовал клинком и вернул его в пирамиду. - Вот это да… - Лерка не скрывала восхищения. – Граф, очень надеюсь, что на месте этой ветки не окажутся чьи-нибудь уши… - Это я могу вам пообещать, - улыбнулся Атос, садясь на свое место. Арамис повел плечами, поморщился и тихонько вздохнул. - Господин аббат, боюсь, что ваше плечо еще не готово к подобным упражнениям, - мягко сказала ему Лерка. – Завтра я вам сделаю перевязь, так что вопросов ни у кого не возникнет… Не волнуйтесь, это будет выглядеть романтично. Наши дамы клюют на такое ничуть не меньше, чем на воинскую доблесть. Аббат вскинул глаза; Лерка ответила ему невинной улыбкой. - Ехидна ты, Лер, - сочувственно наблюдая за закрасневшимся Арамисом, шепнула Соня. – Зачем дразнишься? - А чтобы не расслаблялся… - так же шепотом ответила Лерка. - Господа и дамы, - она снова заговорила в полный голос, - а не пора ли нам ложиться спать? День завтра будет насыщенный. ...Уходя в палатку, Арамис залпом осушил еще одну кружку вина – в качестве легкого снотворного. Рана продолжала надоедливо ныть, несмотря на обезболивающее, и аббат хорошо знал, что иначе заснуть ему будет трудно. Девчонки, пожелав друзьям спокойной ночи и наскоро наведя порядок в лагере, удалились в машину. Атос помог Арамису забраться в спальный мешок, застегнул полог – граф уже вполне освоился с достижениями науки и техники 21 века – улегся сам и погасил свет. Стрекочущие со всех сторон цикады и темнота создавали странное ощущение – словно палатка плывет в ночи, на волнах теплого воздуха и трескотни кузнечиков. - Спокойной ночи, Арамис. - Спокойной ночи… - Арамис с минуту лежал с открытыми глазами, глядя в темноту. – Атос, а как вы считаете, нам… удастся вернуться? - Я не пророк, друг мой. – В голосе Атоса прозвучала легкая грусть. – Не знаю. Но надеюсь, что да. - А если нет? - Ну, об этом думать еще рано. - А все же? – не унимался Арамис. – Что мы с вами будем делать в этом странном мире, чем жить? Атос с удовольствием вытянулся на спальнике и заложил руки за голову. - Когда настанет время – тогда и будем думать, - спокойно сказал он. – Ну, например, сделаемся наемными убийцами. Как вы считаете – справимся? - Шутите… - проворчал Арамис. - Ничуть. Не вижу никакой другой возможности прожить. – В темноте послышался короткий смешок. – Но, повторяю, об этом говорить еще рано. Давайте спать, друг мой. Доброй вам ночи. - Доброй ночи…

Madame de Guiche: Камила де Буа-Тресси пишет: Да, возможно ляпы такого характера, на который указывает Стелла есть, но.. когда читаешь - не заметно, все гладко, складно... и очень мило, тепло. Для меня это главное в этой сказке.

Виола: Диана пишет: Вчера с недосыпу не поняла, что там не так! Да всё там так! Даже более, чем так. Rina пишет: Честно, я не понимаю таких придирок Что вы! И в мыслях не было, напротив. Пришла в голову смешная мысль, решила поделиться с вами, может тоже кто улыбнётся. Калантэ пишет: "ПЛАТОК!!!!" И душить, душить... вот думаю, кого будут душить - Арамиса или меня? 5+ Нет, вас - ни в коем случае. Автор - лицо неприкосновенное.

Диана: Калантэ, как раз наемными убийцами вашим "попаданцам" стать сложновато, а вот почему Атосу не пришла в голову мысль о тренерах исторического фехтования - странно. Шутка хороша, но, ИМХО, снова в стиле Д`Артаньяна. Уж простите за занудные придирки

Диана: Калантэ пишет: У господина аббата потрясающий талант впутываться в высокую политику. Слово "потрясающий" в данном здесь смысле стало употребляться в 20 веке, (по крайней мере, в СССР - то ли в 70-е, то ли в 80-е...)

Диана: Жаль, что из-за плана Лерки и Сони увидеть бывших мушкетеров на игре и в общении с ролевиками, видимо, не получится. А, нет , получится, но мало. Арамис не успеет выздороветь, наверно. Зато, как я понимаю, будут сцены во Франции - одна другой интереснее

Диана: Калантэ пишет: Атос некоторое время внимательно изучал торчащую из песка рукоять охотничьего ножа. Какой замечательный штрих! Без него бы согласие Атоса на придуманную дамами экспедицию выглядело бы неправдоподобно.

Диана: При написании последних постов два раза пыталась вместо "Лерка" написать "Ленчик", два раза исправляла. Ну, вот так вот ассоциируется упорно

Диана: Калантэ пишет: - Если вы будете достаточно убедительны… - Арамис перевел взгляд на Атоса. – Постойте, Атос, это что – серьезно? - Абсолютно, - заверил его Атос. - Вы с ума сошли… - Может быть, вы сначала выслушаете? Вот если "вы с ума сошли" обращено к Атосу (что вряд ли), то все нормально. Если к дамам - это не слишком характерная для дворянина 17 века грубость по отношению к дамам? ИМХО, Арамис как-то сильно акклиматизировался...

Rina: Диана, это ведь ООС. А ООС у нас что? А вот что (согласно всезнающей вики): «OOC» (от англ. Out Of Character) — есть значимые расхождения или даже противоречия с характерами в оригинальном произведении. Ну, ей Богу, придирки к употреблению тех или иных слов и оборотов речи в ООС героями - это, прямо скажем, излишний труд.

Диана: Rina, благодарю за заботу, но мне не трудно. Не трудно писать что-либо, кроме "спасибо, все хорошо". Если бы фик не был хорош, я бы постаралась как можно дольше вообще ничего не писать. Смею Вас уверить: если бы Арамис не "болтал", а "базарил", я бы не комментировала вовсе. Мне не трудно оставлять комментарии ради того, что бы интересный фик стал в моих глазах еще лучше: хотя бы один раз автор со мной согласился - уже хорошо.



полная версия страницы