Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета » Ответить

Двадцать восемь дней лета

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Камила де Буа-Тресси: Калантэ пишет: Я-то вот уже год сижу здесь как филин в дупле… и, правду сказать, чувствую, что обрастаю мхом… Тапочек можно... пушистый такой? Резануло по глазам. Ну не вяжется с обликом графа.. хотя.. если спихнуть на оос, то все просто отлично, тем более, что фраза мне понравилась. Вообще, так интересно, дух захватывает, не тяните, пожалуйста, кота за хвост по возможности!

Rina: Камила де Буа-Тресси А я могу возразить в пользу такой фразы и вне рамок ООС. Атос ведь сам говорил о том, что он удалится в глушь (в деревню, в глушь, в Саратов), он вполне мог чувствовать себя одиноко в первое время жития в Бражелоне, тем более жесткий "отходняк" после такого количества приключений и бурной мушкетерской жизни... мне так каатца.

Madame de Guiche: А мне кажется, это вполне правдоподобно. После таких приключений оказаться в тишине Бражелона... Это потом он привык - по известным причинам.

Nika: Калантэ пишет: нужна тут кому-то дама, как зайцу вытяжной парашют... :-) Калантэ, я почему-то сразу вспомнила анекдот про Штирлица и парашют... ну вы знаете, какой.

Ленчик: Калантэ пишет: как зайцу вытяжной парашют Зависит от высоты, с которой кидать того зайца... Nika, какой анекдот?

Nika: [b]Ленчик, вот этот: Штирлиц шел по городу. Оттренированное годами чутье подсказывало ему, что-то выдает в нем русского разведчика. Вот только что?. Красная звездочка на буденовке или волочащийся сзади парашют?

Диана: Да здравствуют приключения! Да, по ту сторону реки друзей теперь точно потеряли

Камила де Буа-Тресси: Rina, резануло не по смыслу, а по форме... как-то неестественно в устах Атоса это звучит, слишком современно что ли.. ну это я придираюсь ну оооочень сильно.

Диана: Звучит по-Д`Артаньяновски, не по Атосовски. Зато фехтования сколько....

Камила де Буа-Тресси: О да, фехтования не просто много! Оно на высоте! Автор, как я понимаю разбирается.. и имеет какой-никакой но боевой опыт спаррингов, невероятно приятно читать! :)

Калантэ: Камила де Буа-Тресси - благодарю за одобрение. :-) С выражением... ну вот у меня так получилось, возможно, вы и правы... Хотя вроде режет глаз не всем? А фехтования в следующем кусочке как раз будет очень мало. Вернее, совсем не будет. …Первый день отпуска выдался весьма хлопотливым. Как водится, за зиму походно-игровое снаряжение успело расползтись по всей квартире, и Лерка, собирая рюкзак, хваталась то одного, то другого. Задушевная подруга, отличавшаяся завидной внутренней дисциплинированностью (и начавшая отпуск днем раньше) сидела на диване, подобрав ноги, и скептически наблюдала за вакханалией сборов. - После того, как Джордж закончит свои дни на виселице, самым дрянным упаковщиком в мире останется Гаррис… - задумчиво сообщила она в пространство. Лера выпрямилась, отбрасывая волосы со лба, и с нехорошим интересом взвесила на руке сапог. - А табуреткой в лоб – удивлю? Будешь язвить – поедешь на своей машине. И засядешь в первой же колдобине. - Молчу, молчу! – Соня уселась поудобнее. – А колбасу ты в сапоги положила? - Какую колбасу??? – Лерка замахнулась. – Не изводи меня цитатами!!! - Ту самую, которую полагается съесть, если на станции не окажется пирожков… - Тьфу на тебя, Клочкова!!! Как ты есть таможня – лучше бы поработала по специальности… - А я и работаю. – Соня, сжалившись над подругой, слезла с дивана. – Костровуху уложила? - Уже в багажнике. Палатка, тент, каны, еда – все там. Остались только прикиды... и гитара, конечно. Твой-то шмотник где? - Стоит в прихожей. – Соня принялась сворачивать спальный мешок. – А аптечку положила? - Вот про аптечку могла не напоминать, - буркнула Лерка. – Сама знаешь, что я скорее выйду из дому без штанов, чем без нее… - Ну тогда все в порядке. Давай я буду сворачивать, а ты пакуй. - Видели бы игроки… - Репутация мастера должна быть незапятнанной, - наставительно сообщила Соня. – Особенно, когда мастер титулованный. - С учетом того, что мастера всегда по умолчанию козлы… - хихикнула Лерка. - Шевреттой работать не буду, - решительно отказалась Соня. – И не просите. – Она подала Лерке последний тючок и проследила, как та затягивает горловину рюкзака. – Ну все, таможня дает добро. Присядем на дорожку? Лерка плюхнулась на диван и перевела дыхание. - Первое, что я сделаю на полигоне – полезу в речку, - мечтательно объявила она. – Первый готов? Пошел! Вместительный багажник темно-зеленого УАЗа-«Хантера» был наполовину завален снаряжением. Лерка захлопнула задний борт, погладила машину по пыльному боку и уселась за руль. - Хорошо еще, до пятницы не дотянули, - включая зажигание, констатировала она. – А то ехали бы до полуночи. Музыку включить? - А давай… «Уазик» вывернул со двора и плавно влился в редкий поток автомобилей. …Солнце уже село на верхушки елей, когда «Хантер» свернул с шоссе и, оправдывая репутацию российского внедорожника, бодро заскакал по ухабам лесной дороги. Несмотря на опущенные стекла, в салоне было жутко жарко – весь июль в Москве стояла тропическая жара, асфальт плавился, кондиционеры в офисах работали на износ, а москвичи мечтали об отпуске, и желательно в северных странах. - А в тюрьме сейчас ужин, - невпопад заметила Соня, - макароны… - Возьми с заднего сиденья пакет, - не отрывая взгляда от дороги, предложила Лерка. – Там бутерброды с сыром. А что, таможенников только в тюрьме кормят? - Таможенников нигде не кормят, - пожаловалась Соня, перегибаясь и шаря в указанном направлении. – И я сегодня впопыхах забыла пообедать. О, гляди ты, а он плавленый получился! - И где это замечательное место – Попыхи? – Лерка хихикнула. – В тюрьме ужин, а у моих коллег – вечерний обход. И мысль о том, что я от него избавлена, примиряет меня со всеми остальными лишениями… Нам осталось километра два. Практически приехали. - На волю, в пампасы…- мечтательно прочавкала Соня. Минут через пять разъезженная дорога осталась позади, и «Уазик», прошуршав покрышками по густой траве, затормозил на краю приречной поляны, возле добротного «пентагона» из сосновых бревнышек. Еще десятка полтора таких же сушин были аккуратно сложены рядом. Лерка заглушила мотор, щелкнула выключателем магнитолы, и девушки несколько минут сидели молча, наслаждаясь лесной тишиной. - Кажется, мы первые? Удивительно, даже дрова не растащены… - Остальные забрасываются только завтра утром! Вперед, от купания нас отделяют считанные мгновения! - Палатку сначала! Установка дуговой палатки занимает очень мало времени – особенно если иметь навык. У девушек навык был. Наработанная привычка заставила их все-таки натянуть тент, разгрузить машину, постелить пенки, развернуть спальники и даже повесить костровой тросик. Потом, уже в сумерках, подруги натаскали к стоянке сухого лапника, Лерка подтащила к старому кострищу пару бревнышек, вогнала топорик в торец бревна и выпрямилась, утирая пот со лба. - Если я сейчас не выкупаюсь – скончаюсь от перегрева! - Ой, а купальники-то в рюкзаках… - спохватилась Соня. - Плевать, - Лерка решительно расстегнула ремень джинсов, - мы все равно одни, да и темнеет уже! Пошли! А кому стыдно – могут отвернуться! Манящая речная гладь поблескивала в десятке метров от стоянки. Лерка через голову стащила футболку, стряхнула с ног сандалии, потом, прыгая то на одной ноге, то на другой, избавилась от джинсов и остальных лишних деталей одежды – и кинулась к воде. Соня, секунду поколебавшись, махнула рукой и последовала ее примеру. Первой, разбрызгивая лунную дорожку, окунулась Лерка. По зеркально гладкой поверхности пошла рябь, заросли тростника зашелестели и поклонились в такт, потом еще раз – в воду вошла Соня. - Осторожнее, рыбку задавишь… Теплая-а… - Вот оно, счастье! – Лерка перевернулась на спину, лениво пошевеливая раскинутыми руками. – А ты что осторожничаешь? - Мочить голову не хочу… - Соня осторожно присела, погрузившись в воду по плечи. – Сушить долго... ай! – Коса, разворачиваясь, скользнула вниз, шлепнув по воде кончиком. Соня успела перехватить ее на середине, но примерно половина все-таки макнулась в реку. - Правильно, теперь только вперед! – Лерка вскочила, зачерпнула ладонями воды и щедро окатила подругу. – Переходим к водным процедурам! Терять тебе уже нечего! - Ты что брызгаешься??? Волосы намочишь! - Да ты их уже намочила! Надо, надо умываться! По утрам и вечерам! - Лерка, я же до утра сохнуть буду! – Соня, хохоча, прикрывалась ладонью, одновременно пытаясь удержать косу на макушке. - У костра высохнешь! А то водяной обидится! - А что, тут есть водяной? - А как же! Вон там, за камышами, - Лерка кивнула в сторону темной полоски тростника, - в омуте живет… Ай!!! Громкий всплеск как раз там, откуда предположительно должен был появиться водяной, и резкое движение, всколыхнувшее тростник, заставило Лерку дернуться, а Соню – взвизгнуть от неожиданности и отскочить к берегу совершенно балетным прыжком. К сожалению, под пятку ей попал камешек, и Соня шлепнулась в воду, окончательно вымочив волосы. - Кто тут?! – Лерка, пригнувшись и щурясь, пыталась разглядеть источник шума. Луна слепила глаза, но ей показалось, что в густой тени тростника что-то движется. – Сонь, принеси фонарь! Кто тут, я спрашиваю! Снова движение; по воде побежала волна, докатилась до ее ног, выплеснулась на берег. Лерка различила как будто две темные фигуры. Соня выскочила на берег и метнулась к палатке. - Простите, - донеслось из темноты. – Не бойтесь… - Никто и не боится! – Лерка в самом деле как-то мгновенно успокоилась. Вряд ли гопники, или шпана, или еще какие-нибудь неприятные гости начали бы разговор со слова «простите». К тому же голос… голос был удивительно красивым. – Кто вы, черт возьми, и что там делаете?! По берегу простучали босые пятки. Мощный луч пробил темноту и осветил стоящих по пояс в воде двух человек, вернее, один стоял, а второй беспомощно обвис у него на руках. За спиной ойкнула Соня, луч фонаря заметался и снова замер – теперь он светил почти над водой, наверное, Соня положила фонарь на землю. - На какой вопрос отвечать в первую очередь? – щурясь и отворачиваясь от света, отозвался незнакомец. – Вы позволите выйти из воды? Моему другу нужна помощь… Лерка спохватилась, что стоит перед двумя мужчинами в чем мать родила. Сообразившая это несколько раньше ее Соня уже поспешно натягивала футболку прямо на мокрое тело, а через секунду сунула ей в руки ее собственную майку. - Что случилось? – Рефлексы врача взяли вверх над всеми остальными; Лерка торопливо нырнула в майку, одернула подол – к счастью, длинный, укрывший все, что стоило укрыть – и шагнула навстречу. – Я врач… Вы что, тонули? Незнакомец подхватил своего спутника, не подававшего признаков жизни, на руки и двинулся к берегу. - Нет, он ранен, - выходя из воды, ответил он. – Вы врач… я был уверен, что вы русалка… - Одно другому не мешает, - буркнула Лерка, поднимая фонарь и направляя на пострадавшего. – Ого!!! - Лерка, он же… в ботфортах! – прошипела Соня на ухо подруге. - Да хоть в котурнах! – Лерке в первую очередь бросилась в глаза сбившаяся, вся в кровавых разводах импровизированная повязка на правом плече пациента и стекающие с его пальцев капли, окрашенные кровью, но тут до нее дошел смысл сказанного. Ботфорты… кружевные воротники и манжеты… свет фонаря блеснул на эфесе шпаги… Она повела лучом в сторону стоянки – обдумать увиденное можно потом. - Несите вон туда, видите палатку? Соня уже вытаскивала из палатки коврик, второй фонарь и аптечку. Незнакомец бережно уложил своего друга на пенку и сам опустился рядом на колени. Лерка взяла руку, нащупывая пульс. Ей показалось, что он упорно отводит глаза от нее и от Сони, но это, как и внешний вид неожиданных гостей, могло и подождать. - Откуда вы? И что случилось? - С противоположного берега, - лаконично ответил мужчина. – За нами была погоня… - Он вытащил из ножен на поясе кинжал и резким движением вспорол мокрый рукав вместе с повязкой. - Какая еще погоня?! – не выдержала Соня. – Игра начнется только завтра! - Какая игра? – непонимающе взглянул на нее незнакомец. В эту секунду пострадавший пошевелился и приоткрыл глаза. - Атос… где мы… - Так, всем молчать! – командным голосом объявила Лерка. – Объясняться все будут потом, господа! Сонь, аптечку давай сюда… Вы в нашем лагере, сударь, - обращение «сударь» выскочило у нее помимо воли, - в полной безопасности, я врач. - Погоня… нас потеряли? - Никакой погони! – поклялась Соня, про себя взывая к небесам с просьбой помочь разобраться. Незнакомцы совершенно не походили на заигравшихся ролевиков. Впрочем, на нормальных людей они со своей навязчивой идеей про погоню тоже не походили… - Никакой погони, никакой опасности. Лежите спокойно. Лер, чем я могу помочь? - Посвети, - попросила Лерка. – Включи светодиодный и подержи, остальное я сама… - Она ловко расстегивала мокрый камзол. Черт побери, что это, народ приехал на игру раньше времени? – Так как вас называть, господа? Мне послышалось – или ваш друг назвал вас Атосом? - Не послышалось, - усмехнулся незнакомец. - Так, хорошо… А вы? Случайно не д’Артаньян? Брови незнакомца поползли вверх, а раненый, морщась от боли, приподнялся на локте: - Вы знаете д’Артаньяна?! - Только понаслышке, - заверила их Лерка. – Можете сесть? - Конечно… - Темные глаза раненого остановились на девушке, и в них заиграли недвусмысленные мужские искры. – Называйте меня Арамисом.

stella: Калантэ - . настоящий сценарий! а динамика!

Камила де Буа-Тресси: Замурчательно... а диалоги... ммм... сижу, облизываюсь... :)

Диана: Хорошо Лерка с "сударем" сориентировалась! Нужна невозмутимость Атоса, чтобы не остановиться с отвисшей челюстью при виде этих русалок и поверить в то, что одна из них - врач....

Калантэ: Диана - ну так уже наполовину в игре, да тут еще такое явление.

Калантэ: Еще немножечко. Боюсь, что по будням мне такой темп не выдержать, но пока ж выходной... Под расстегнутым камзолом обнаружились две вещи. Насквозь мокрая рубашка из тонкого батиста – и плоская кожаная сумка на ремне, скорее даже, планшет для документов. Как только Лерка начала снимать сумку, Арамис тут же перехватил ее руку. - Простите… Лерка подняла брови. - Что такое? - Простите, сударыня, - Арамис с некоторым трудом снял планшет сам. – Граф, возьмите… «Либо там ключ от квартиры, где деньги лежат, либо они вконец заигрались, - мелькнуло в голове у Лерки. - Черт…» - Выполнение привычных манипуляций не мешало ей напряженно соображать – и результаты получались неутешительные. Игра еще не началась, и лично она крепко сомневалась в том, что кто-нибудь из игроков мог провернуть такое эффектное появление на полигоне. Хотя бы потому, что сегодня оно было лишено смысла. Завтра – да, завтра такое вхождение в игру вызвало бы бурю восторга и полное одобрение мастеров, но сегодня? А если это не игроки, то кто? Она переглянулась с Соней – и поняла, что та думает о том же. Обе прекрасно знали ролевую публику, были знакомы почти со всеми приглашенными на игру – и не могли припомнить никого, кто был бы настолько похож… на выбранных персонажей. Лерка кинула снятую рубашку на бревно; Соня, не дожидаясь указаний, обтерла молодого человека большим полотенцем. - Ножом? – лаконично спросила Лерка, осматривая плечо. - Вряд ли, скорее, шпагой, - поморщился Арамис. «Только этого не хватало…» - На самом деле Лерка прекрасно видела, что рана не ножевая. Действительно, очень похоже на удар шпаги. Сквозная рана плеча, входное и выходное отверстия одинакового диаметра, как раз такие останутся от плоского длинного клинка шириной сантиметра в два… по руке ползли две струйки крови, и Лерка поспешно затянула плечо жгутом. - Заживет без проблем, но не сразу, - констатировала она. – Крупные сосуды не задеты, клинок прошел параллельно мышечным волокнам – рука будет как новенькая. Но это придется шить. - Вы умеете… - начал было Арамис, но Лерка наградила его испепеляющим взглядом. - Вам диплом показать? Или на слово поверите? Судя по выражению лица Арамиса, что такое «диплом» - он не знал, но на слово поверил. Лерка щедро обрызгала рану лидокаиновым аэрозолем, затем, секунду подумав, достала шприц и ампулу. - Что это? – скосил глаза Арамис. - Обезболивающее, - набирая шприц, ответила Лерка. – Предпочитаете зашиваться без него? – Игла вонзилась в плечо, и на лице Арамиса появилось недоумение. - Я ничего не чувствую… - И не почувствуете, - заверила его Лерка, ловко обкалывая рану. Промыла и взялась за иглу. Краем глаза она видела на лице пациента недоверие, плавно переходящее в восхищение. Прокол, протяжка, узелок. Прокол, протяжка, узелок. - Ну, вот и все. Еще два укола, потерпите, на этот раз будет немножко больно… - Она ввела антибиотик, потом анальгин – и принялась за перевязку. - Вы хирург? - Я же вам сказала, что да! – Лерка закрепила бинт. Тем временем Соня успела разжечь костер, сбегать к реке и выполоскать камзол и рубашку Арамиса от крови и развесить их у огня. - Снимайте штаны, - хладнокровно велела Лерка, поднимаясь, - знакомиться будем… - Что, простите?! - Штаны снимайте, говорю, - фыркнула уже Соня, - или так и будете в мокрых лежать? Не переживайте, мы отвернемся! - Насчет знакомства – я не возражаю… - глаза Арамиса снова заискрились, взгляд скользнул сначала по обнаженным Леркиным коленкам, потом по Соне. Посмотреть там было на что – светлая футболка настолько откровенно облегала тело, что Соня почувствовала, что краснеет. - И не надейтесь даже, - насмешливо парировала совершенно не смутившаяся Лерка. – Я вам дам свои брюки, они трикотажные, как-нибудь влезете… Арамис проводил взглядом убежавшую в сторону палатки Соню. Возилась она там минуты три, зато потом появилась в джинсовой рубашке и шортах. Шорты были облегающие, но джинсовая ткань по крайней мере не так демонстративно обрисовывала фигуру. В руках у нее были спортивные брюки, спальный мешок и автомобильный плед. - Переодевайтесь, да вытереться не забудьте, - Соня кивнула на полотенце. – Вам помочь? - Благодарю, я справлюсь сам… - Господин… Атос… - Лерка слегка споткнулась на этом имени, - вам тоже не мешало бы снять мокрую одежду… Завернитесь в плед, а то простудитесь. – Она демонстративно повернулась спиной к собеседнику, Соня сделала то же самое. Пока незваные гости шуршали и шелестели одеждой, девчонки молча переглядывались. - Слушай, откуда они тут взялись? – шепотом спросила Лерка. - Откуда я знаю… - Соня сосредоточенно покусывала губу. – Одно могу сказать – кружева и драгоценности у них настоящие. - С ума сойти… экие состоятельные нынче ролевики пошли… - Ты думаешь, что это ролевики? - А кто же еще? - А на кого они похожи? Лерка потрясла головой. - Тебе тоже кажется, что на… Атоса и Арамиса? Соня кивнула. - А рана-то действительно не ножевая… Блин… - Вот-вот… - Можно поворачиваться? - уловив, что сзади стало тихо, осведомилась Лерка. - Конечно, - отозвался кто-то из двоих – судя по голосу более низкого тембра, граф. – Спасибо… Девушки повернулись. Груда мокрой одежды была аккуратно сложена на бревнышке. Рядом поблескивали две шпаги, вытащенные из ножен. Арамис сидел, прислонившись к «пентагону», кутаясь в спальный мешок и вытянув к огню босые ноги в Леркиных спортивных штанах – от потери крови он мерз, несмотря на очень теплую ночь, а граф последовал совету и завернулся в плед, соорудив из него подобие римской тоги. Сейчас он как раз вытирал волосы. Отнял полотенце, повесил его на растяжку тента, отбросил с лица пряди… - Что у вас на лбу? – тут же спросила Лерка. - Где? – Атос дотронулся до лба, посмотрел на окровавленные пальцы. – А, это пустяк, просто порез. - Давайте я обработаю, - Лерка шагнула к нему. – Садитесь, так удобнее будет… - Я пока глинтвейн сварю, - подала голос Соня. – Лер, где у нас вино? - В багажнике посмотри. – Лерка пристроила фонарь на оттяжку, чтобы свет падал сверху, с привычной бесцеремонностью медика взяла ночного гостя за подбородок и легонько приподняла. - Голову поверните немного. - Ну да, порез длинный, но неглубокий, швы можно не накладывать. Лерка промакнула кровь гемостатической салфеткой и потянулась за стоящей на бревне аптечкой. Накладывая мазь и заклеивая порез пластырной повязкой, она заметила, что пациент упорно отводит от нее глаза. С подобной стеснительностью ей сталкиваться еще не приходилось. – Ну вот и все, завтра можно будет снять. - Благодарю… - Граф осторожно пощупал лоб. – Сударыня, если вас не затруднит… перевяжите мне ладонь. Очень мешает. - Покажите-ка… Атос протянул руку. Лерка осторожно взяла ее, повернула вверх ладонью… Несколько запекшихся порезов. Неприятно. - Где же вас так угораздило? - Стекло. Оперся рукой о подоконник. - Надо смотреть, куда прыгаете, дорогой граф, - подал голос Арамис. - Надо смотреть, куда бежите, дорогой аббат, - отпарировал Атос. – Если не ошибаюсь, ваше плечо пострадало из-за того, что вы в темноте налетели прямо на чью-то шпагу. Соня, возившаяся у костра, оглянулась: - Где же вы в окна прыгали? - В самом деле, - Лерка намочила марлю перекисью водорода и приложила к ладони Атоса. – Подержите так… и расскажите все-таки, что с вами произошло? Атос пожал плечами. - Мы попали в засаду. Нас пытались задержать. Мы выскакивали через разбитое окно… потом по следу пустили свору собак, и нам пришлось переплыть реку, чтобы сбить собак со следа… - Атос помолчал. – Признаться, сударыня, я… не очень понимаю, где мы сейчас. Я хорошо знаю эти места, я здесь вырос… но я не узнаю ни реки, ни леса… - А как, по-вашему, называется эта река? – осторожно спросила Соня. Это уже не было похоже на игру. Какая там, к черту, игра – чтобы так играть, нужно быть либо гениальным актером, либо… Она уже успела разглядеть на прислоненных к пентагону клинках клейма мастерских. Одна шпага вышла из знаменитых толедских кузниц, вторая, более легкая, с трехгранным клинком – голландская… Меньше всего это оружие было похоже на позднюю подделку. А если они подлинные… то страшно даже представить, сколько стоит сейчас такой клинок. - Я могу ошибаться, но это должен быть Беврон, приток Луары. Во всяком случае, это был именно он, когда мы вошли в воду. – Атос пронзительно взглянул на Соню. – Вы хотите сказать, что… - Это не Беврон, - медленно кивнула Соня. – Беврон и Луара находятся от нас миль за восемьсот к западу. У костра повисла пауза. - Вы шутите? – наконец спросил Арамис. - Даже не думала, - покачала головой Соня. – А вы? - Восемьсот миль к западу… где же мы, в таком случае, находимся? - В России. - Где?! - В Московии, - поправилась Соня. – Я, во всяком случае, в этом совершенно уверена. Понимаю, что вы мне не верите… - За сегодняшний вечер я увидел достаточно странных вещей, чтобы поверить в еще одну, - задумчиво сказал Атос. – Но это сложно. - А какой сейчас год? – неожиданно спросила Лерка. - Тысяча шестьсот тридцать первый… от Рождества Христова… - В таком случае, у меня для вас хорошая новость. – Соня, жмурясь от дыма, отрегулировала длину тросика и осторожно повесила над огнем кан с будущим глинтвейном. – Погоня отстала от вас на восемьсот миль… и почти на четыреста лет. На стоянке снова воцарилась тишина, нарушаемая только потрескиванием костра и стрекотом кузнечиков. - У меня есть предложение, - наконец нарушила эту тишину Лерка. – Давайте примем за отправную точку, что вы верите нам, а мы – вам. И попробуем разобраться. Но – после ужина. - Точно, - поддержала ее Соня. – Во всех сказках героев рекомендуется сначала напоить и накормить, а потом расспрашивать. - Не будем нарушать традиции, - резюмировала Лерка. – Вы согласны? - Мы у вас в гостях, - снова пожал плечами Атос. – Распоряжайтесь. Лерка тщательно промыла порезы и подняла глаза. - Так я нажимаю – больно? - Нет. - А так? - Нет. - Господин Атос, меня сейчас интересует не ваша выдержка, а не осталось ли в порезах стекло! – рассердилась Лерка. – Отвечайте правду! - Но мне действительно не больно, - пожал плечами Атос. – У вас очень умелые руки. - Спасибо, я знаю, - хмыкнула Лерка и принялась бинтовать. К запаху костра, левомеколевой мази и речной воды примешивался слабый, но очень знакомый запах. Лерка невольно принюхалась. Что-то вроде стреляных пистонов… Атос провел правой рукой по волосам, снова отбрасывая их с лица, и девушка разглядела на пальцах у него темные пятна. Пороховая гарь. Еще одна деталь, никоим образом не вписывающаяся в образ подвинутого ролевика.

Madame de Guiche: Диана, чего ради друга не сделаешь!) И мимо русалок пройдешь .

stella: А я знаете что думаю? Мы с Аней не знали, кто что пишет, не читали фиков друг друга, но до чего ж забавно , что столько общего в них, при том, что они совсем разные. Похоже, длительное занятие темой настраивает мозги на определенный лад. Тоскливо как-то на душе стало, что все это не на самом деле. А как же хочется!( и когда же я постарею, черт возьми и перестану бреднями заниматься?!)

Калантэ: stella - никогда. :-) Придется вам служить для нас живым примером. :-) Madame de Guiche - так граф у нас вообще... морально устойчивый! :-)

Madame de Guiche: stella, так прекрасное ж совпадение! "Идеальный читатель хочет жить в своей любимой книге", как сказал то ли Борхес, то ли Ромен Роллан, не помню. Бог дал человеку возможность творить, которой обладает сам. Я иногда думаю, что такое рай для писателя - он оказывается в одной реальности со своими любимыми героями?



полная версия страницы