Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета » Ответить

Двадцать восемь дней лета

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Rina: Диана, я прекрасно понимаю, что здесь принято указывать на ошибки, и я в свою очередь была благодарна за указания на мои ошибки, тем более, что я старалась писать максимально близко к канону. И я уверена, что Калантэ, как автор, не нуждается в чьей-либо "защите", а мои комментарии таковой в целом и не являются. Скорее это профессиональный интерес и видение ситуации. Дело в том, что я профессиональный контент-мастер, к тому же несколько лет проработала редактором довольно популярного печатного издания. Вчитываться в текст и править его - это знакомая мне работа. Но на мой взгляд некоторые Ваши замечания, призванные по Вашему мнению сделать фик лучше, не имеют под собой основания в контексте конкретного произведения. Есть четкое определение ООС, все-таки фанарт уже давно вышел за рамки детских игрушек. И в рамках ООС герои могут говорить несколько несвойственным им языком, забывать батистовые платочки в своих камзолах, употреблять осовремененные слова и делать еще массу таких вещей, которые делают талантливо написанный ООС таким, который хочется многократно перечитывать. Герои могут в рамках такого произведения даже делать несвойственные им вещи. Я уж молчу о том, что они могут попадать в другое временное измерение и говорить на незнакомом языке, как на родном. Я понимаю, когда делаются замечания технического характера, указываются исторические несоответствия в событиях или хронологический порядок в фиках, близких к канону. Но, признаюсь честно, некоторые Ваши замечания выглядят как попытка придраться хоть к чему-то! Как будто цель не прочитать, а найти несоответствия. Я ни в коей мере не хочу вызвать Ваше недовольство в свой адрес, лишь высказываю свое мнение. На мой взгляд к ООС нужно относится несколько снисходительнее и такие "ляпы", которые Вы старательно подмечаете, нисколько его не портят, а напротив органично вписываются в сюжетную линию и характеры героев. Совершенно не претендую на истину, но высказываю свое мнение. Калантэ, прошу прощения, что написала такой длинный комментарий

Диана: Rina, на мой взгляд, я достаточно снисходительна к ООС, и отнюдь не все отмечаю, - именно потому, что ООС. Определение его я прочла, как только зарегистрировалась на этом форуме, - благодарю. Не понимаю, зачем Вы мне пишете уже второй раз, что герои фика могут говорить на незнакомом для них языке - я Вам уже отвечала, что это у меня вопросов не вызывает, это особенность многих фиков про "попаданцев". То, что лично Вам многие мои комментарии кажутся лишними, - это заметно. Я их пишу, в первую очередь, автору, и, если по Вашему мнению, все замечания не "технического характера" не обязательны, а несоответствия чему-либо существуют только те, что видите Вы, то меня это ни к чему не обязывает, несмотря на весь ваш профессионализм как "контент-мастера" или "Шерлока Холмса". На меня не производят впечатления ссылки на авторитет, тем более, когда человек ссылается сам на себя, рассуждая, действительно, не о исторических несоответствиях или технических вопросах, а о менее однозначных вещах. Если некоторые мои замечаниявыглядят как попытка придраться хоть к чему-то, то я-то точно знаю, что не все мои комментарии содержат критику. На всякий случай напомню, что я не являюсь на форуме исключением, тоже высказываю свое мнение. Пожелания, каким оно у меня должно быть или не должно быть, меня удивляют.

Ленчик: Диана пишет: При написании последних постов два раза пыталась вместо "Лерка" написать "Ленчик", два раза исправляла. Ну, вот так вот ассоциируется упорно Мама дорогая! Вы б полегче с ассоциациями))) Не было меня там, не было. На других играх было, а там - нет. Кстати, была под Москвой игра по мушкетерам. Осознанно не поехала, ибо знала - изгадят. И да, спишем на ООС, но нам тут предоставили ну оооочень "причесанное" описание игры как таковой

stella: Ленчик , а что, эти игры выглядят, как правило, сборищем всех, кому охота помахать шпагой или пройтись в длинном платье , обмахиваясь веером? Я -то ни разу не бывала на таком действе, уже губу раскатала, представив себе нечто вроде съемок исторических спектаклей.

Rina: Диана , нисколько не претендую на то, чтобы быть для Вас авторитетом ;) это было не пожелание, а мысли вслух. Свое мнение я высказала, Ваше поняла. Вопросов, как Остап, больше не имею

Калантэ: Да-амы!!!! Рина, Диана, да бросьте вы, в самом деле. Мне не влом отвечать на непонятки, правда-правда. Диана пишет: Вот если "вы с ума сошли" обращено к Атосу - обращено ко всем троим. Между прочим, Ришелье такие слова обращал к Атосу, и ничего, никто не застрелился. По поводу значения слова "потрясающий" - вот не знаю, виноват. Возможно, вы и правы. Ну и что? :-) Ленчик - вот честно, я ничего такого в виду не имеле! Ты ж знаешь! Так что ежели случайно похоже получилось... (а местами, как мне кажется, получилось, не бей тапком) - то не нарочно... Ну и это, я ж не ставила себе целью описать именно игру. Игра-то фон, описана ровно настолько, насколько необходимо... И вообще - я ее пока особо и не описывала! :-) А, да, Диана, Атос шутил. :-) Все-таки.

Ленчик: Калантэ пишет: Ленчик - вот честно, я ничего такого в виду не имеле! Ты ж знаешь! Да я что? Я ничего Я просто Диане ответила. stella, ни-че-го общего со спектаклем. От слова "совсем". Во-первых, потому что каждый "сам себе режиссер", и четкого сценария нет и быть не может. Есть точка старта - а дальше историю делают сами игроки. В том и кайф. Во-вторых, не надо забывать, что на полигоне - большое (ну, или не очень большое) сборище молодежи. Разной. Очень. Кто-то приехал в платье походить, кто-то поиграть, кто-то мечом помахать, кто-то "потусить за компанию", а кто-то, простите, нажраццо на природе. И все это разнообразие порождает временами таааакой бедлам... В общем, каюсь, грешная, сама временами жгла... не стыдно вспомнить Вот не далее как вчера ночером вспоминали с мужем Великую Ирландию: "гавнейшего бога Луга", Диан Кехта, который забыл выдать целителям то, чем им предстояло "целить", трех коров с белыми ушами... И ржали пол-ночи, как ненормальные. А ведь там были и "грибные эльфы", которые квасили, почище кое-кого в амьенском погребе, и разнообразные маньяки, которые нарывались на драку, и... много кого. Только они как-то не мешали наслаждаться игрой - наоборот, добавляли "колорит"

Диана: Калантэ пишет: Ришелье такие слова обращал к Атосу, и ничего, никто не застрелился Калантэ, Атос не дама

Диана: Калантэ пишет: "потрясающий" - вот не знаю, виноват. Возможно, вы и правы. Ну и что? :-) Одно дело, когда в речь героев намеренно вставлены современные словечки, с каким-то смыслом, а другое дело, когда лично у меня создается впечатление, что вы изначально не ставили себе такой задачи, просто что-то "пропустили", как ту "легенду". Я не вижу смысла в употреблении здесь слова "потрясающий" вместо "большой", "выдающийся" и др. С какой целью я это отмечала - написала выше, что, по моему мнению, с хорошей. Я писала, что не могу не замечать, и у меня есть время комментировать, но это вовсе не самоцель. Если автор считает нужным дать понять, что ему пофиг, то и мне поФИК. Живите в любви и согласии - мешать не буду. Как вы правильно предполагали, совершенно бессмысленной деятельностью я заниматься не буду.

Калантэ: Диана, а на что вы обижаетесь? С легендой я согласилась, а "потрясающий" лично мне глаз не режет. Я поняла, что вам режет. Автор дает понять, что остался при своем мнении, увы, такое часто случается. Вы на это обиделись? Или на то, что я не исправляю каждое слово, которое вам не понравилось?

Калантэ: - Лер, подъем! - Угу… - приглушенно донеслось из-под спальника. - Подъем, говорю! Парад проспим. – Часы на приборной панели «УАЗика» убедительно показывали, что до парада осталось полтора часа. Соня села и легонько постучала кулаком по вырисовывающемуся под спальным мешком Леркиному колену. Лерка заворочалась. - Надо было назначать парад не в десять, а в полдень… - Последовал отчаянный зевок, и из-под спальника вынырнула встрепанная русоволосая голова. – Мастер ты или где? О-хо-хонюшки… А еще завтрак готовить. - Костер, наверное, опять потух… - Сонин взгляд упал на зеркало заднего вида, и она неожиданно замолчала. Заметив ее поднятые брови, Лерка тут же повернулась, чтобы посмотреть на стоянку. Костер не потух. Более того – он бодро дымил, и веселые языки пламени облизывали висящий над ним кан с водой. Сидящий рядом на бревнышке Арамис аккуратно ломал хворост; на глазах у бесповоротно обалдевших девчонок к костру подошел Атос, неся второй кан, и ловко пристроил его на крюк над огнем. - Слушай, мы что, спим еще? – шепотом осведомилась Лерка, не в силах оторвать глаз от уникального зрелища. Соня, не глядя, нащупала ее ногу и от души ущипнула. Сквозь спальник получилось слабо, но Лерка все равно ойкнула. - Не спишь, - резюмировала Соня. - Признавайся – твое воспитание??? Соня только пожала плечами. С учетом привычек и воспитания гостей их поступок выглядел самым настоящим подвигом во славу прекрасных дам – не чета убийству какого-то там несчастного дракона. Вот ведь, получается, что вчерашний разговор господам мушкетерам запомнился… Половина работы сделана – вылезай из машины, заваривай чай, готовь завтрак. Даже не верится. - Интересно, кто инициативу проявил, - пробормотала она, нашаривая шорты. – С ума сойти… - Наверное, просто проголодались, - ехидно предположила Лерка. Соня покосилась на нее, но промолчала. …- Доброе утро, господа! Арамис поднял голову от костра и встал. - Доброе утро, сударыни, - слегка поклонился он. На щеке у аббата красовалась полоска сажи – видимо, ремесло истопника далось ему нелегко. Удивительно, но эта чумазость ничуть Арамиса не портила. Соня сдержала улыбку и полезла в запасы. - Поберегите плечо, господин аббат, - Лерка протянула Арамису широкий шелковый шарф из игрового снаряжения. – Давайте я помогу… Пока девчонки умывались и приводили себя в порядок, вода закипела, и Соня занялась завтраком. Предстояло еще одеться к параду, поэтому меню она выбрала по принципу «что побыстрее». Рисовая каша со сгущенкой и изюмом нареканий ни у кого не вызвала; наскоро сполоснув посуду, подруги скрылись в палатке с ворохом игровой одежды. - Блин, еще же прическу делать… - пыхтела Соня, затягивая шнурки корсажа. Лерка оценивающе глянула на нее. - Ожерелье не забудь. Брусничного цвета шелковое платье с глубоким декольте, отделанное золотистым кружевом, и гранатовое ожерелье в три ряда неожиданно превратили Соню из холодноватой строгой леди в опасную и сознающую свою привлекательность королеву. Лерка, обрядившаяся в куда более скромное бледно-зеленое платье фрейлины, помогла подруге заколоть темные локоны и поправить высокий кружевной воротник. - Сейчас наши рыцари будут убиты наповал, - Лерка вдела в ухо жемчужную сережку. – И пусть только попробуют не отреагировать… Рыцари отреагировали. Увидев подходящих к огню дам, Атос застыл, не донеся до рта кружку с кофе; Арамис расширил глаза и медленно поднялся со своего места. - Сударыни, вы ли это?! - Ее величество королева-мать, - присела в реверансе Лерка. – Ну и я – так, погулять вышла… - Вы ослепительны! – Арамис в самом деле не сводил восхищенных глаз с Сони. – Вам так идет это платье… - Благодарю, шевалье, - Соня одарила Арамиса милостивым наклоном головы. – Игра начинается, господа, нас ждут на параде. Вы готовы? - Сопровождать вас – большая честь, - Арамис с ходу подхватил предложенную интонацию. – Не так ли, граф? - Безусловно! – Атос поставил кружку и пружинисто встал. – Приказывайте, сударыни. ...Представление команд шло своим чередом. Луг пестрел игроками, утренний ветер играл королевским штандартом… Соня с некоторым напряжением (ей ужасно не хотелось признаваться самой себе, что это ничто иное, как ревность) ожидала встречи Арамиса с Машкой, но аббат повел себя крайне сдержанно – галантно, но холодновато приложился к изящной ручке и отступил к Сониному креслу, как бы давая понять, что здесь он сопровождает именно эту даму, и на душе потеплело. К Машкиной чести, она восприняла это как должное. Неожиданно Лерка, стоящая за левым плечом «королевы-матери», наклонилась к Сониному уху. - ДДД приехал, - сквозь зубы шепнула она. – Черт бы его побрал. - Только этого не хватало… - Соня всмотрелась. ДДД, он же Дмитрий Дмитриевич Дементьев, был фигурой в игровых кругах известной – и несколько одиозной. Хороший фехтовальщик, весьма трепетно относящийся к костюмной и исторической достоверности, тем не менее не был желанным гостем – поскольку главным смыслом его жизни на игре были драки и поединки. Само по себе не так уж плохо, если бы Дим Димыч не имел скверной привычки спорить с мастерами по любому поводу. - Он же не заявлялся! – прошипела за спиной Машка. Как раз в это время Дима, облаченный в роскошный камзол, отрекомендовал свою команду. На скуле у него красовался рубец – след неудачного перевода собственного клинка на прошлогоднем турнире. Впрочем, юные девы принимали этот шрам за результат доблестного сражения за честь дамы и тихо млели. - Господа, кто нуждается в умелых наемниках – мы к вашим услугам! Если, конечно, вы сможете заплатить. - До первого предупреждения, - буркнула Лерка. - Не волнуйся, - с высоты своих почти двух метров утешил ее мастер по оружию Мафик, - мы с Джулианом выведем, если что. - Да уж пожалуйста, а то у меня шовного материала не хватит… Соня поймала вопросительный взгляд Арамиса. - Господин Дементьев редко слушает мастеров, - пояснила она вполголоса, - и очень любит доказывать, что он тут самый лучший фехтовальщик. Очень вас прошу, Рене, - она чуть споткнулась, назвав Арамиса по имени, - в случае чего вам понадобится вся ваша выдержка… - Не беспокойтесь, - Арамис чуть пожал плечами. Атос только глянул на Дементьева острым оценивающим взглядом и промолчал, но Соня ощутила внезапный прилив злорадства. Нет, конечно, ей очень бы хотелось, чтобы игра обошлась без конфликтов и разборок. Но если уж Дим Димыч полезет в бутылку – похоже, на этот раз он рискует крепко нарваться… Парад закончился. Машка, послав всем воздушный поцелуй, упорхнула к себе. Соня собиралась подойти к компании Дементьева и предупредить, что он играет до первого предупреждения, но тот незаметно испарился. Ладно, есть дела поважнее… Лавка Джулиана, развернутая при мастерском кабачке «Сосновая шишка», радовала богатым выбором. Сам хозяин уже вовсю убалтывал кого-то из придворных кавалеров. - О, ваше величество, какая честь для моей скромной лавки! – Узкое лицо Джулиана расцвело в улыбке. - Мы по делу, - Соня оглянулась на бывших мушкетеров. – У нас зарубежные гости, на игру не рассчитывали. Оружие-то у нас есть, а вот колеты и перчатки… Поможешь? - Для тебя – все что угодно! Насовсем или только на игру? - Пока на игру, - Лерка уже разглядывала выложенный товар. - Тогда спрячьте деньги, мадам, - Джулиан галантно поклонился. – После игры либо вернете, либо… там разберемся. Неужели я стану брать плату с мастера! Вот, рекомендую… Вы говорите по-русски, господа? В результате через десять минут и Атос, и Арамис были полностью экипированы. Солнце поднималось все выше, в камзолах было жарковато, поэтому по совету Джулиана, разбиравшегося не только в защите, но и в эстетике, оба друга облачились в колеты прямо поверх рубашек – благо это были не просто стеганые фехтовальные жилеты, а отлично сделанные кожаные колеты, у Арамиса – бежевый, у Атоса – темно-серый. Перчатки в тон Арамис небрежно заткнул за пояс; то же самое сделал и Атос. - Ну а теперь – решайте, - покинув гостеприимную лавку, сказала Соня. – Нам с Валери нужно пройтись по полигону, игра началась… и вы можете просто вернуться в лагерь и отдохнуть, а можете принять участие. - Разве королеве-матери пристало путешествовать в сопровождении одной только фрейлины? – лукаво улыбнулся Арамис. - То есть вы будете нас сопровождать? - Если вы не возражаете, - Арамис поклонился. – Для того, чтобы включиться в игру самостоятельно – у нас с графом явно не хватает опыта, а просто сидеть в лагере… Что скажете, Атос? - Согласен. – Атос бросил внимательный взгляд на опушку леса. – Тем более, что здесь, кажется, присутствуют люди, с которыми нашим спасительницам не очень хотелось бы встречаться. - Ну, это все-таки игра, граф, - отозвалась Соня. – Но и на игре бывают неожиданности, вы правы… - Только помните, что это именно игра, - добавила Лерка. – А вряд ли игровая победа стоит потревоженной раны, господин Арамис. Полигон был достаточно велик, чтобы переход между Парижем и Туром занял вполне реальный промежуток времени. Пятнадцать минут в игровом восприятии вполне сходили за длительное путешествие. Широкая нахоженная тропа углубилась в сосняк, потом повернула и повела краем неглубокого, но заболоченного оврага (который некоторые игроки остроумно окрестили Луарой)… Соне померещилось какое-то движение за деревьями, и почти тут же дорогу им преградили. - Ваше величество, какая приятная и неожиданная встреча! Никакого почтения к королеве в этой реплике не наблюдалось – наоборот, наблюдалась откровенная насмешка. Лерка тихо чертыхнулась: на тропе, положив руку на рукоять шпаги, стоял Дементьев, а позади него – еще трое из его команды. - Что вам угодно, господа? – холодно поинтересовалась Соня. - А вы не догадываетесь, ваше величество? – ДДД широко улыбнулся. – Видите ли, мы с друзьями – люди бедные… - Это что – ограбление? – хмыкнула Лерка. - Не угадали, сударыня, - улыбка Дементьева стала еще шире. – Нам пообещали очень хорошо заплатить... если мы доставим вашу госпожу в указанное место, причем, что самое интересное – заказчику не слишком важно, живыми вы туда попадете или нет. Так что решать вам, ваше величество! При этих словах Атос и Арамис одновременно шагнули вперед, и Соня с Леркой внезапно очутились у них за спинами. Объясняя друзьям правила игры, рассказывая об игровых интригах и традициях, девушки и предположить не могли, что оба бывших мушкетера так быстро сумеют включиться в процесс. Два клинка молниеносно вылетели из ножен – причем Арамис, правая рука которого была подвязана шарфом, предусмотрительно еще в лагере перевесил шпагу на правую сторону и теперь обнажил ее левой рукой. - Любезнейший, продолжить разговор на эту тему вы сможете только через ваш труп, - с очаровательной иронией в голосе сообщил Арамис. – А сделать из вас труп мы сможем максимум за минуту. - Вас двое против четверых, господа, - напомнил Дементьев. - Ну, в таком случае за две минуты, - пожал плечами Атос. – Арамис, меченого я беру на себя. К бою, господа! - Дима, имей совесть! – подала голос Соня, от волнения даже забывшая оставаться в рамках роли. - У наемников совести нет, ваше величество, - ухмыльнулся Дементьев. – А если вам так жаль своих спутников – можете приказать им сдаться! Лерка молча дернула Соню за рукав, увлекая в сторону с тропы. Пенять было не на кого. Либо ты доверяешь своей охране – либо выходишь из игры. Сдаваться Дим Димычу не хотелось. И тем более этого не собирались делать оба друга. Шпаги скрестились. Соня, затаив дыхание, следила за дракой. Конечно, это была игра, и опасаться за жизнь участников боя не приходилось, но… но она боялась все равно. И если бы у Сони было время проанализировать собственные эмоции, то она сообразила бы: это страх разочарования. Страх того, что Арамис и Атос проиграют бой… и кому же – Дементьеву! Все-таки по двое на одного, и Арамис дерется левой… но первые же секунды боя показали, что волнуется она, пожалуй, напрасно. Четыре ролевика-«маньяка» наскочили на людей, для которых владение шпагой являлось условием выживания, на двух бывших мушкетеров, двух лучших фехтовальщиков Франции... Краем глаза Соня заметила, что Лерка тоже не отрывает взгляда от дерущихся, но взгляд этот скорее восхищенный. Лерка ни на секунду не сомневалась в исходе боя – и сейчас откровенно любовалась им. В самом деле, тут было на что полюбоваться. Арамис парировал удары двух противников с небрежной легкостью, несмотря на руку на перевязи – гибко уклонялся от ударов, то и дело менял позицию, и на губах у него играла улыбка. Соня почувствовала, что страх отступает, ее даже кольнуло легкое чувство стыда – в ком засомневалась! В этот момент Арамис изящно увернулся от чересчур прямолинейного выпада одного из противников, поднырнул под руку второго – и с разворота нанес укол в расшитый узорами защитный жилет игрока. - Туше! – звонко хлопнув в ладоши, оповестила всех Лерка. – Выбываете, сударь, пожалуйте в мертвятник! Покрасневший с досады ролевик, избегая насмешливого взгляда Лерки, проворно отступил с тропы и сел на краю оврага – ожидать исхода сражения. Левой ладонью он украдкой потирал бок: защита защитой, наконечник наконечником, но помножьте силу выпада на площадь кончика шпаги – и вам тут же расхочется испытывать это ощущение. - Ну вот вас и трое против двоих, сударь, - парируя очередной выпад, сообщил Арамис. – Не хотите ли раскаяться? Я могу дать вам отпущение грехов, если хотите! - Это мы еще посмотрим, - огрызнулся его соперник. - Ах, ну, пожалуйста, - ловкий маневр заставил игрока оказаться против солнца. Если Арамис вел в основном маневренный бой, то Атос с самого начала почти не двигался с места. Это, видимо, задевало его противников больше всего: бывший мушкетер демонстративно не менял позицию и, насколько могла понять Соня, пока даже не атаковал, но ни Диме, ни тем более Диминому приятелю не удавалось его достать. Стук клинков то и дело сливался в один немузыкальный лязг, когда Соня вдруг сообразила – этот лязг становится что-то уж чересчур громким. Физиономия Дементьева по цвету почти сравнялась с его камзолом – ДДД не привык к поражениям и начинал в своей обычной манере переть напролом, лупя со всей дури. Лерка охнула: клинок Дементьева взвился вверх, пренебрегая правилами, и Атос едва успел вскинуть левую руку, чтобы защитить лицо от рубящего удара. Рукав на предплечье лопнул, и на белом начала проступать багровая полоска. - Димка, стой! Спятил? – Лерка кинулась вперед, видя, что Дим Димыч и не думает прерывать бой. – Ты куда бьешь?! - Не лезь! – Дементьев с силой оттолкнул девушку, и Лерка, зацепившись каблуком за корень, полетела на землю. Соня бросилась ее поднимать. - Прекратить бой! – крикнула она. Второй противник Атоса растерянно опустил клинок, косясь на своего патрона, но Дементьев команду мастера проигнорировал и молча ринулся на Атоса. Дальнейшее произошло за считанные мгновения. Сухой стук скрестившихся клинков, звучный удар, как будто стегнули кнутом туго набитый кожаный мешок – и Дима покатился по крутому склону оврага, с треском ломая малинник. Громкий плеск и фонтан брызг увенчал его стремительное путешествие. В это же время Арамис обезоружил своего противника и заставил его сдаться. - Думаю, вы сами освободили меня от необходимости придерживаться правил игры, - сухо сообщил Атос вдогонку Дементьеву, развернулся и шагнул к девушкам, не обращая больше внимания на возню, хлюпанье и поток ругательств, несущийся со дна «Луары». – Валери, вы целы? - Да вроде бы да… - Лерка оперлась на протянутую руку Атоса, поднялась на ноги... и увидела выбирающегося из оврага Димыча. Шпагу он не потерял и теперь, кипя местью, пёр на графа с целеустремленностью испанского быка. - Граф, сзади! – вскрикнула она. Атос резко обернулся – как раз вовремя, чтобы отразить удар. На этот раз с клинков посыпались искры. - Ребята, да остановите вы этого идиота! - Димка, стой! - Будешь у мастеров за спиной прятаться? – хрипло осведомился Димыч, игнорируя крики. В волосах и бороде у него запутались клочья тины, камзол был облеплен ряской. – Или поговорим по-мужски? Атос едва заметно сощурился. - По-мужски? – переспросил он холодно. – Извольте. Только помните, что вы сами этого хотели. Софи, Валери, посторонитесь, прошу вас. - Атос… - От волнения Лерка даже не заметила, что назвала графа просто по имени. - Не волнуйтесь, я помню ваши законы, - не сводя глаз с Дементьева, успокоил ее Атос. Лерка прижала ладонь к губам. А Соня отчетливо поняла, что лучше бы Дементьеву было не лезть в бутылку. Атос собирался играть жестко. Насколько это вообще было возможно в данных условиях. - К бою, - голос Атоса был спокоен и холоден. Дементьев ждал только этого приглашения. Атаковал он очень быстро – но, как говорится, хороший замах полезен в любом деле, кроме фехтования. Атос неуловимым движением отстранился – и хлестким ударом наотмашь «приласкал» Диму по левой руке. Дементьев зашипел сквозь зубы. - Уже можно считать, что мы с вами квиты, - все так же спокойно-холодно отметил Атос, выжидательно глядя на ДДД. Несколько секунд Дементьев пытался выдержать паузу, но не сумел – и снова ринулся в атаку. На этот раз Атос коротко отпарировал его удар – и тут же ударил сам. Дима выматерился и схватился за ногу. - За оскорбление дамы, - пояснил Атос. - Ах ты… - Ничем не наученный Дементьев снова попер вперед. Короткий стук клинков, скрежет металла – и шпага Димы, вырвавшись из руки хозяина, по крутой дуге взлетела над оврагом. Присутствующие проводили ее взглядами. Клинок шлепнулся на самую середину уже взбаламученной Дементьевым лужи и канул в ряску. Лерка зааплодировала. Дима, коротко оглянувшись на плеск, зарычал и замахнулся на Атоса – уже не шпагой, а просто кулаком, но его рука была перехвачена на лету. - Советую угомониться, - тихо сказал Атос, в упор глядя в лицо противнику. На первый взгляд могло показаться, что эти двое просто стоят друг напротив друга, но вблизи было видно, как натужно багровеет Дементьевская физиономия и вздуваются бицепсы под мокрым камзолом. - Ну хватит! – Соня шагнула вперед. – Дмитрий Дмитриевич, если для вас слово мастера ничего не значит, я вызываю подмогу. Несколько секунд Дементьев продолжал молча мерить Атоса испепеляющим взглядом, потом расслабился, и граф выпустил его руку. Димыч отступил на шаг и принялся мрачно растирать бедро. - Вот так-то лучше. – Соня украдкой перевела дух. – Инцидент исчерпан. Господа, будьте свидетелями: за нарушение боевых правил и неподчинение мастеру Дмитрий Дмитриевич удаляется с игры. Совсем. К вам никаких претензий нет, для убитого – срок пребывания в мертвятнике два часа. Пойдемте, господа.

Диана: Калантэ пишет: Диана, а на что вы обижаетесь? Калантэ, обидеть может только близкий человек. Мне кажется, я все понятно написала.

Rina: Калантэ, я поясните один термин, пожалуйста: На скуле у него красовался рубец – след неудачного перевода собственного клинка на прошлогоднем турнире. Это что означает? Как это себе представить-то? (черт, кажется я опять начала жалеть, что не занималась историческим фехтованием.... хочу....)

Калантэ: Rina - ох, как бы это так словами-то... Показать бы показала... Перевод - это когда атакуешь, аккуратненько так обводя своим клинком клинок противника, или там его руку, гарду... При этом иногда получается конфуз - если движение делать тупо на автомате, забыв, где при этом собственные руки, ноги и клинок противника... Можно зацепить, а дальше получается конфуз - или чужим себе по физиономии, или бывает даже и своим. Примерно как в танце если выбиться из ритма, перепутаешься ногами с партнером, а дальше как повезет. :-) Прототип ДДД как раз умудрился так это проделать, что его собственный меч спружинил, попав куда не надо, и врезал по скуле... :-) А я когда-то ухитрилась чужим клинком с себя очки сбить. :-)

Rina: Калантэ, словами тоже все понятно вполне, я примерно так себе это и представила. Хотела только уточнить :) Провожу для себя параллель - это как на рыбалке себя собственным же крючком зацепить при забрасывании (я рыбачка заядлая )

Ленчик: Калантэ пишет: меч спружинил Как?! Объясните дуре грешной, как меч может спружинить? Легкий, гибкий клинок - шпага, рапира, китайщина какая-нить - да, запросто. Но классический европейский меч-то как? Насмотревшись на мечников (и сама в эти игрушки наигравшись), я этого уяснить себе не могу... Насчет "чужим себе по физиономии" - ой, знакооомо))) Было, огребала))

Камила де Буа-Тресси: Ленчик, видно имеется ввиду, что твой клинок налетев на клинок противника, от него отталкивается (упругий удар), и прекрасно заезжает тебе по физиономии. Калантэ, так? А упругий удар от того, что инерция большая да и материал прочный, а если клинок противника не просто под защиту был поставлен, но и тоже имел инерцию, летел вперед, то отскакивает огого при неосторожном обращении и потере контроля клинка.

Ленчик: Камила де Буа-Тресси, спасиб. Да, вариант.

Калантэ: Ленчик - Камилла меня опередила. Я неудачно выразилась, но сразу не подобрала удачного определения. Спружинил, отскочил... Все эти сочинители слов ужасные педанты! Наверное, спружинила-то рука, а не сам клинок, но теперь уже не разберешь - давно это было. Но как меч отскочил от меча противника и стукнул героя по геройскому лицу - это я хорошо помню! :-)

Калантэ: Дамы, прошу пардону, что поздно и меньше, чем обычно - семейные дни рождения отнимают-таки прорву времени! Атос и Арамис вложили шпаги в ножны; Арамис отвесил вежливый поклон своим противникам, и все четверо, не оглядываясь, зашагали дальше по тропе. - Спасибо, господа, - тихонько сказала Соня, когда они отошли на достаточное расстояние. – А вам, граф, отдельное спасибо за выдержку. - Не за что, - отозвался Атос. – Надеюсь, я достаточно проучил этого наглеца… и не переступил порога дозволенного? - Нисколько! - Вы полагаете, он послушается вашего приказа? - Вот в этом не уверена, - честно призналась Соня. – Если господин Дементьев закусывает удила – то накрепко. Поэтому… Лер, телефон у тебя с собой? Лерка отцепила от пояса вышитый бисером бархатный мешочек и выудила оттуда мобильник. - Мафику звонить? - И пусть предупредит Джулиана, - кивнула Соня. – Мы вернемся через час. Да, Арамис… - она тревожно глянула на аббата, - как ваше плечо? - Все в порядке, ваше величество, - Арамис на ходу приложил ладонь к сердцу, изобразив полупоклон. – Я ведь дрался левой. В Туре прибытие королевы-матери вызвало некоторый переполох, но переполох этот был уже чисто игрового характера. После взаимных приветствий и церемоний Соня с Арамисом скрылись в палатке с несколькими игроками, участвующими в интриге, Атос присел под деревом неподалеку, а Лерка отозвала в сторонку ярко-рыжего и веснушчатого парня в зеленом камзоле. - Леш, аптечку одолжи, а? - А что случилось? – Круглое простоватое лицо рыжего стало серьезным. - Да с Дементьевым тут встретились на узкой тропинке… - сквозь зубы буркнула Лерка, оглянувшись на Атоса. – У тебя там лидокаин есть? - Ого, даже так… - Лешка Таур без лишних слов нырнул в палатку и возник снова с чемоданчиком в руках. – Держи… или ты сама пострадавшая? – Он окинул девушку цепким профессиональным взглядом. - Не я. Лешенька, когда мне понадобится твоя профессиональная помощь, я обязательно извещу. Леша хихикнул. Командный врач на полигоне, в жизни он трудился акушером-гинекологом – притом отличным. - Ну, если что – только свистни, - подмигнул он, выдернул из бревна топорик и с деловым видом зашагал в лес. Лерка подошла к Атосу, поставила чемоданчик наземь и отщелкнула крышку. - Давайте вашу руку, граф, - тихо сказала она. Атос поднял на нее глаза, хотел что-то сказать, но отвел взгляд и молча протянул руку. Лерка поморщилась. Наискосок через левое предплечье у графа тянулся вздувшийся, сочащийся кровью рубец длиной сантиметров десять, полуприкрытый прилипшим рукавом. Чертовски болезненная штука, это Лерка знала по себе. Поэтому она вытащила из чемоданчика флакон лидокаина и щедро обрызгала все, до чего можно было добраться. В первую секунду Атос от неожиданности с шипением втянул воздух, но почти сразу же горящую руку охватило онемение. Лерка, изредка бросая короткие взгляды на лицо пациента, промыла рубец, наложила слой мази и забинтовала. Выпустила его руку, едва удержавшись, чтобы не погладить… и тут нечаянно встретилась с Атосом глазами. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. - Я снова доставляю вам хлопоты… - проговорил Атос. - Не говорите глупостей, граф. - Лерка почувствовала, что краснеет. – Я… рубашку вам вечером зашью… - Чувствуя, что еще немного – и она сморозит что-нибудь лишнее, Лерка схватила чемоданчик и поспешно ретировалась. Атос проводил ее задумчивым взглядом. Весь день Соня испытывала странное двойственное ощущение. С одной стороны, привычная атмосфера игровой интриги, в которую она окунулась с головой, отодвигала на второй план все остальное, с другой… С другой, рядом все время ощущалось присутствие. Даже не так – ПРИСУТСТВИЕ. И хотя Арамис тоже, казалось, увлекся игрой – и даже принял в ней весьма активное участие, подбросив королеве-интриганке пару отличных идей, внесших в стан противника изрядный кавардак – Соне все время казалось, что аббат делает это как-то нарочито. Как и она сама. Игровой день плавно скатился к вечеру, в темнеющем лесу тут и там засветились костры, французская знать и плебс с наступлением ночи вновь превратились в друзей, приятелей, знакомых… - Вам понравилось, господин аббат? Они медленно шли к своей стоянке. Сгустившиеся сумерки не слишком мешали бы на тропе, но игра занесла Соню и ее спутников на дальний конец полигона, и идти в обход было бы слишком долго. Срезать же угол по лесу оказалось хлопотно – запастись фонариками не позаботилась даже Лерка. - А вы знаете, да, - задумчиво отозвался Арамис. – Осторожнее, ваше величество, тут коряга… - Ой, - предупреждение запоздало, Соня почти споткнулась – и была тут же подхвачена под локоть уверенной рукой. - Не сочтите за вольность, сударыня, - в темноте не было видно лица аббата, но по интонации было ясно, что он улыбается, - но лучше я вас поведу. - Как вы только ее разглядели? - Я неплохо вижу в темноте. – Арамис осторожно обнял Соню за талию и повел, ловко огибая выплывающие из непроглядного сумрака стволы и кусты. Позади похрустывали ветки под ногами у Лерки и Атоса. С реки наползал легкий туман, вновь расстрекотались кузнечики… Соня целиком отдалась ощущению тепла и надежности, только через некоторое время сообразив, что молчание затягивается. Впрочем, обременительным оно не было – наоборот, слова могли вспугнуть… нечто. - Вы доверяете… вы же совершенно мне доверяете… - чуть слышным шепотом проговорил неожиданно Арамис. Реплика «с чего вы взяли» застряла у Сони в горле. Потому что это была бы неправда – она в самом деле доверяла идущему рядом человеку. Человеку, которого знала всего третий день. Человеку, которого у нее были все основания полагать хитрецом и ловеласом. - Плечо не болит? – тоже шепотом спросила она – совсем не то, что собиралась. - Совсем нет… что вы… - На долю секунды рука Арамиса крепче сжала ее талию – так, словно аббат благодарил ее за заботу. – Софи… Соню выручил вовремя подвернувшийся под ногу корень – желание потеснее прижаться к спутнику было настолько сильным, что девушка почти не могла противиться. А так даже не понадобилось делать вид, что оступилась. И в темноте не видно, что щеки залило краской… сердце колотилось где-то то ли в горле, то ли в ушах, то ли в пятках… во всяком случае, Соня не взялась бы с уверенностью определить в этот момент местонахождение собственного тела – оно внезапно стало невесомым. Промелькнуло мимолетное удивление – грудь аббата оказалась твердой, словно он неделями не вылезал из тренажерного зала… и тут же все смыла волна растерянной нежности – губы Арамиса коснулись ее лба. На мгновение. Через секунду Соня осознала, что стоит неподвижно, прижавшись щекой к ключице аббата, и слышит его учащенное дыхание. - Софи… - прошелестело над ухом. - Эй, вы там в порядке? – вернул ее к действительности озабоченный Леркин голос. Оказывается, они отклонились от направления, и Лерка с Атосом прошли уже с десяток шагов вперед. - В полном порядке, - чуть хрипловато ответил Арамис. Соня вскинула голову – в темноте глаза аббата казались бездонными омутами, в которых чуть отражалось густо-синее небо с искорками звезд. - Пойдемте, Софи, - он снова перешел на шепот. – Спасибо…



полная версия страницы