Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета » Ответить

Двадцать восемь дней лета

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Madame de Guiche: Арамис в стиле кантри Я думала, хипстером заделается)

Калантэ: Rina - в вас проснулись кровопийские инстинкты? ;-)

Rina: Калантэ, пока только предположение

Калантэ: Счет им принесла не та миловидная официантка, которая принимала заказ и накрывала столик, а мальчишка-официант. Соня заметила, что и кавказцев с самого начала обслуживает он, а девушка в зале больше не появлялась. Хотя «дети гор» и попритихли, засиживаться здесь уже никому не хотелось – девушек все еще слегка потряхивало от пережитого волнения, а Атос с Арамисом все оставшееся время ненавячиво, но внимательно следили за соседним столиком. Выходя из кафе, оба бывших мушкетера подчеркнуто пропустили Соню и Лерку вперед, причем сами держались так, чтобы ни на секунду не упускать кавказцев из виду. Наконец дверь «Амадеуса» мягко захлопнулась за спиной у Арамиса. - Вот черт, и здесь от них покоя нет, - мрачно пробурчала Лерка, отпирая машину. Атос оглянулся на кафе. - Вот даже как? Но кто эти люди? Они не похожи на всех остальных жителей вашего города, которых я до сих пор видел… и к тому же, как мне показалось, в самом деле опасны? - Еще как. – Лерка распахнула дверцу. – Они в самом деле из другого народа. Они уверены в своей безнаказанности, считают всех русских людьми второго сорта – и вдобавок, как правило, носят при себе оружие. Нож или пистолет. И не задумываясь пускают его в ход. - А как же ваши строгие законы? – изогнул бровь Арамис. – А стража? - Стражу еще дождаться надо, - тихонько сказала Соня. – Так что если бы не вы… - Они вас испугались, - кивнула Лерка. – Они в самом деле вас испугались. Хотя обычно не боятся ничего. …До встречи с Джулианом оставалось чуть больше часа, когда Соня обратила внимание, что граф как будто бережет левую руку, стараясь не опускать ее вниз и ни за что не задевать. Вообще-то девушка куда больше беспокоилась за Арамиса, но тот, кажется, и вовсе забыл о своей ране, зато Атосу, похоже, памятка о Дементьеве начала изрядно отравлять жизнь. - Господин граф, у вас рука разболелась? - Немного, - сознался Атос. – Что, это так заметно? - Совсем незаметно, - встрепенулась Лерка. – Что же вы молчите! Надо повязку поменять. - Давайте мы с аббатом вдвоем к Джулиану наведаемся, - не без задней мысли предложила Соня. – Все равно ведь мерку снимать именно с нас. Твои размеры он знает, а графу нужны только плащ и шляпа… Лерка проницательно глянула на подругу и кивнула в знак согласия. Она и боялась оставаться с Атосом наедине, и… чего греха таить – очень этого хотела. И не без оснований подозревала, что Соня по отношению к Арамису испытывает то же самое. Кстати, показалось ей или аббат заметно оживился, услышав, что остаток вечера проведет вдвоем с госпожой Софи? Соню и Арамиса высадили неподалеку от переулка, в котором жил Джулиан. - Задержитесь – звони, - попросила Лерка. – До вечера. …Атос, с видимым облегчением пристроивший ноющую руку на подлокотник, осторожно поглядывал на Лерку в зеркало заднего вида – и, разумеется, встретился с ней глазами. - Болит? – сочувственно спросила Лерка. - Пустяки, - Атос едва заметно улыбнулся. – Валери… вы позволите вас немного порасспрашивать? - О чем? - Сегодня утром мы с Арамисом обратили внимание на портрет в комнате, в которой мы ночевали… - Атос сделал паузу. - Мужчина на портрете удивительно похож на вас. Простите мое любопытство – он вам кем-то приходится? Некоторое время Лерка молча вела машину. - Это мой дед, - наконец ответила она. – Только я его совсем не знала… - Он так рано… ушел? – осторожно спросил Атос. - Нет, но… Мой отец тоже его никогда не видел. Просто так сложилось… Помните, мы с Соней вам рассказывали про восстание в нашей стране? Когда почти всех дворян либо уничтожили, либо выслали из страны? Атос кивнул. - Ну вот, тогда семья деда вынуждена была уехать в Англию. А семью моей бабушки сослали на север. Потом была война, дед воевал в английской армии, это были наши союзники… попал в русский госпиталь и там познакомился с бабушкой, она была врачом. Только в нашей стране тогда нельзя было слишком близко общаться с иностранцами, тем более благородного происхождения, за это могли расстрелять... Они обвенчались тайно, а потом дед вернулся на фронт. – Лерка помолчала. - У бабушки осталось только кольцо и фотография… - И они больше никогда не виделись? – тихо спросил Атос. - Нет. Понимаете, после войны даже те люди, которые жили в одном городе, и то иногда не могли найти друг друга. А тут… - Лерка пожала плечами. – В общем, только когда у нас в стране сменилась власть, отец смог что-то узнать. Дед к тому времени уже умер, бабушка тоже… - Простите, - после паузы сказал Атос. - Да что вы, все в порядке… - Лерка взглянула в зеркало. – На самом деле я очень горжусь тем, что у меня такие… такие предки. - А что за странный экипаж там, на портрете? - Экипаж? – удивленно переспросила Лерка. – А, поняла! Это самолет. Вроде автомобиля, только летающий. Дед воевал на этом самолете. - Право, я-то думал, что уже немного привык к чудесам, - Атос покачал головой, - но вы меня в очередной раз удивили! Вы хотите сказать, что ваш дед умел летать?! - Ну, не сам, конечно! – рассмеялась Лерка. – Но да, умел. Знаете, Атос, - Лерка снова чуть заметно споткнулась на имени графа, - это очень трудно объяснить на словах, лучше подождите, когда приедем домой – я вам просто покажу... эээ… ну, в общем, еще одно чудо. Что-то вроде рисунков, но движущихся. Пока Лерка запирала за собой входную дверь, Атос, морщась, стягивал с себя пиджак. - Ой, подождите! – Лерка бросила ключи на подзеркальник. – Вам же больно! Дайте я помогу. – Она осторожно освободила руку графа из рукава. – Пойдемте, я перевязку сделаю… Атос послушно уселся за кухонный стол, и Лерка бережно закатала рукав рубашки, стараясь не задевать повязку. На марле проступало бурое пятно. Черт, все-таки присохла… Лерка дотянулась до флакона с перекисью и щедро полила бинт; лицо Атоса снова дрогнуло от боли, и девушка прикусила губу. - Потерпите, граф… - Не обращайте внимания, - негромко и ласково отозвался Атос, - все не так страшно. У вас очень легкая рука, Валери. - Какое там… - буркнула себе под нос Лерка, чувствуя, что снова неудержимо краснеет. Черт, никогда собственная кухня не казалась ей такой тесной – впрочем, попробуйте-ка сделать перевязку, одновременно сохраняя дистанцию между собой и пациентом… особенно когда больше всего на свете хочется, наоборот, эту дистанцию сократить… Она подняла глаза – и натолкнулась на внимательный, испытующий взгляд Атоса. Сердце стукнуло невпопад, и по спине прошел холодок, тут же смытый волной жара. Почти не соображая, что она делает, Лерка накрыла ладонью пальцы графа – и ощутила ответное пожатие. Серые глаза затуманились теплом – или это только так показалось… Усилием воли вернув себя в реальность, Лерка откашлялась и с преувеличенной деловитостью принялась снимать бинт. А Атос, воспользовавшись тем, что ее внимание было сосредоточено на перевязке, задумчиво смотрел на девушку. Легкие прикосновения почти не причиняли боли, а в движениях Лерки сквозила непроизвольная ласка – и бывший мушкетер, сам не отдавая себе в этом отчета, полностью отдался этому ощущению. Непривычному, вернее, давным-давно забытому. - Ну вот, теперь будет полегче, - заканчивая, полушепотом сказала Лерка. – Не туго? - В самый раз, - с секундной задержкой отозвался Атос. – Благодарю вас, Валери. Кстати, вы обещали мне показать… еще одно чудо? – На самом деле сейчас загадочные «самолеты» волновали Атоса куда меньше, чем странное смущение девушки, но именно поэтому он о них и вспомнил. Лерка встряхнулась. - Да. Конечно. – Она улыбнулась. – Даже сразу два. Пойдемте в комнату. Видеотека у Лерки была довольно обширной, но после некоторого раздумья она остановилась на фильме «В бой идут одни старики». Помимо всего прочего, ей почему-то очень важно было, чтобы Атос узнал – на КАКОЙ войне сражался ее дед. И КАК он сражался. Она вставила диск, предусмотрительно устроилась в кресле в некотором отдалении от дивана, на который сел Атос, и взялась за пульт дистанционного управления. …Соня с Арамисом застряли у Джулиана надолго – снимали мерки, выясняли, что именно им требуется и сколько времени понадобится на выполнение заказа, просто общались… одним словом, когда они наконец решили все вопросы, солнце уже садилось. - Может быть, еще немного пройдемся? – осторожно предложил Арамис, когда они вышли из подъезда. – Вы не устали? - Ни капельки! – Соня ощутила себя семиклассницей, которую только что пригласил на дискотеку первый парень школы – впору завизжать от радости и подпрыгнуть. Взгляды взглядами, а вот прогулка – это уже серьезно… - С удовольствием, месье! Они шли по опустевшим улицам, болтая обо всем и ни о чем, и Соня чувствовала, что ей давно не было так легко. Летние сумерки, пропитанные запахами политого асфальта и душистого табака с ближайшей клумбы, теплый оранжевый свет фонарей, оттеняющий тонкий профиль спутника… Арамис как-то незаметно взял ее за руку – не под руку, а именно за руку, и девушка ощутила прилив озорной, теплой радости. Так, сцепив пальцы ладонь к ладони, они прошли Сретенку, половину Проспекта Мира и спустились в подземный переход. Стук каблуков эхом отразился от облицованных кафелем стен, и Соня не сразу поняла, что это не только эхо. Лишь когда Арамис крепко сжал ее пальцы, девушка сообразила, что в переходе они не одни. - Вах, встреча какая волшебная! – Чужой гортанный голос резко сбросил ее с небес на землю. Поперек тоннеля стояли трое. – Подружка твоя одна гуляет, да? А ты с нами погуляй, да? Соню окатило волной тошнотворного страха. Мало того, что они опять нарвались на кавказцев – они умудрились нарваться на ТЕХ ЖЕ САМЫХ кавказцев. Которые теперь, ближе к ночи, были уже изрядно на взводе. Причем, судя по неестественному блеску темных глаз, дело не ограничилось одной только выпивкой… Пока Соня судорожно придумывала выход, Арамис одним движением отодвинул ее себе за спину и шагнул вперед. На лицах кавказцев появились довольно скверные улыбки. - Вах, смелый какой, - с издевкой процедил самый молодой, в шелковой красной рубашке, - без друга пришел, один! Ну, давай поговорим! – Неуловимое движение, щелчок – и в голубоватом свете люминесцентных ламп блеснул выкидной нож. Двое других выдвинулись в стороны, охватывая Соню и Арамиса полукольцом. Дальше события понеслись с такой бешеной скоростью, что Соня едва успевала их отслеживать. Арамис, выпустив руку девушки, метнул по сторонам молниеносный взгляд. Переход был совершенно пуст, большинство магазинчиков закрыто на ночь металлическими ставнями, но по левую руку поблескивала витрина оружейной лавки – ее почему-то не закрывали. Тут же притулился колченогий школьный стул, на котором днем восседала продавщица из газетного киоска. «Джигит» с ножом подался вперед, у его приятелей в руках тоже возникли ножи, и в эту секунду Арамис, подхватив тяжелый стул, с силой швырнул его в витрину. Стекло всхлипнуло и с дребезгом обвалилось на асфальт ливнем осколков. Аббат прыгнул вперед, прикрывая лицо локтем, протянул руку – и выхватил из витрины лежащий на прилавке тяжелый прямой палаш. Уже замахнувшийся ножом кавказец не успел оценить опасность по достоинству. Длинный клинок мелькнул смазанной полосой, раздался короткий сухой треск, вопль, и нож отлетел в сторону, а «дитя гор» повалилось на колени, прижимая к груди перебитую руку. Еще секунда – и второй кавказец грузно осел на заплеванный асфальт, обеими руками схватившись за физиономию; между пальцами обильно лилась кровь. Третий выкрикнул что-то на своем языке, кидаясь вперед, но палаш свистнул в воздухе и обрушился ему на основание шеи. Очередной сухой треск, очередной вопль… В переходе стало тихо, только скулил и хлюпал «джигит» с раскроенной физиономией. Двое других, похоже, были без сознания. - Так о чем вы хотели со мной поговорить? – Арамис шагнул вперед, не выпуская палаша, и единственный оставшийся в сознании кавказец в панике пополз от него спиной вперед. - Не надо, слушай… не надо… - донеслось до Сони сквозь всхлипы и сопение, и девушка словно очнулась. - Не надо, бросьте! – крикнула она, хватая Арамиса за руку. – Бежим! - Уже не от кого, - начал было Арамис. - Бросьте палаш и бежим! – Соня выхватила у аббата оружие, швырнула в разбитую витрину и потащила Арамиса к лестнице. – Потом объясню! Аббат молча повиновался. Они выскочили на поверхность, и Соня тут же нырнула в Безбожный переулок. Один двор, другой, третий… Пробежав еще несколько дворов, девушка остановилась в густой тени деревьев и в изнеможении прислонилась к столбику качелей, не выпуская руки Арамиса. - Уф… - выдохнула она, с трудом переводя дыхание. – Обошлось… - От кого мы убегали? – тяжело дыша, поинтересовался Арамис. – Эти трое… - О, Господи! – До Сони словно только что дошло, что вообще происходило. – Слава Богу, вы их не убили… - Я ведь помню, что вы говорили о законах, - пожал плечами Арамис. – Я… был неправ? - Правы. – Соня нервно хихикнула. – Думаю, милиция… то есть городская стража… будет несказанно рада получить такой подарок. Просто если бы нас застали там… Нужно было бы еще доказать, что они начали первые. Потом, у вас даже документов нет… и магазин мы с вами разорили… В общем, сбежали – и слава Богу! Арамис усмехнулся. - Сдается мне, ваш город почти совсем не отличается от нашего, - весело сказал он. Если Соня никак не могла справиться с нервной дрожью, то аббат выглядел запыхавшимся – и только. – На месте дуэли лучше не попадаться. - Но вы уверены, что… они живы? – Вопрос прозвучал почти жалобно. В самом деле, если менты наткнутся на троицу, по всей вероятности, старых знакомых, изрядно отметеленных неизвестными доброжелателями (да еще рядом с разбитой витриной) – они с величайшей радостью повесят на «детей гор» разграбленный магазин и даже разбираться не станут. Ибо известно, что благонравием эти ребята сроду не отличались. А вот если в переходе найдут хоть один труп… Соня вздрогнула. - Разумеется. – Арамис осторожно обнял ее за плечи. – Клинок был тупым, а по голове я не бил. Кости поломал, конечно, и один из них точно останется меченым… Успокойтесь, Софи. Все обошлось. Соня прерывисто вздохнула. - Ага… Спасибо… Тогда пойдемте тихонечко, хорошо? - Тихонечко и больше никого не трогая, хотите вы сказать? – лукаво сощурился Арамис. – Повинуюсь, моя королева… Соня не выдержала – прыснула. Адреналин понемногу улетучивался. И вправду ведь ничего особенного не произошло… - Ой, а как ваше плечо? – спохватилась она. - В порядке, - отмахнулся аббат, - так, ноет немного. Пойдемте. Арамис галантным жестом предложил даме руку, Соня со смешанным чувством благодарности, облегчения и затаенного восхищения на нее оперлась – и они двинулись в глубину двора, чтобы пройти до троллейбусной остановки переулками. …Изумление по поводу очередного чуда науки и техники Атос преодолел быстро. Вернее, это было не изумление – бывший мушкетер уже немного освоился с миром, в который попал, и испытывал скорее не удивление, а восхищение и интерес. Но и эти два чувства длились недолго, потому что фильм, как Лерка и рассчитывала, поглотил графа целиком. Конечно, ей пришлось давать некоторые пояснения, но куда меньше, чем она ожидала. Разве что про парашют пришлось объяснить. Сама она никогда не могла смотреть без слез эпизоды «Командир, я сел…», «Серега, прыгай! Прыгай, Серега!!! - Ребята, будем жить!», последние кадры – с памятником девичьему экипажу… Но сейчас она больше косилась на Атоса, чем на экран. И поэтому не проглядела, как затвердели скулы графа, когда Ромео вел самолет на посадку, и как вздрогнул Атос от взрыва, когда лейтенант Скворцов направил падающий истребитель на железнодорожный узел – вздрогнул и стиснул пальцы… Фильм кончился. Лерка нажала кнопку пульта, гася экран. Атос сидел молча. - У вас… воевали даже женщины? – тихо спросил он наконец. Лерка кивнула. - Не все. Кто мог. - А ваш дед… летал так же? - Почти. – Лерка грустно усмехнулась. – Он был в другой армии, но не в этом дело. Те летчики, которых вы видели, могли в крайнем случае выпрыгнуть с парашютом. Это тоже не всегда спасало, но… все же внизу земля. Мог быть плен, могли убить еще в воздухе, но это был шанс. А дед служил в Северном конвое. Это над морем. Во время войны наши союзники присылали корабли – с боеприпасами, с техникой… и корабли шли северным морем, в обход Скандинавии. Через Северное, Белое и Баренцево моря. В Архангельск. На корабли нападали, и с воды, и с воздуха. И дед сопровождал их на самолете. – Лерка откашлялась. Атос смотрел на нее, явно ожидая продолжения. - Это почти все время был бой, а выпрыгнуть с парашютом – самоубийство, - видя недоумение графа, Лерка пояснила: - вода-то ледяная. Корабли не всегда могут подобрать, разве что совсем рядом упадет… И самолет посадить некуда. Деду просто повезло, он продержался, пока его не подобрал конвойный корабль нашей армии… Атос кивнул: он понял. - Валери, не сочтите за любопытство – а как была фамилия вашего деда? - Белосельский-Белозерский, - без запинки ответила Лерка. – А отцу пришлось взять бабушкину… А… почему вы спрашиваете? - Значит, я прав, и мне не зря показалось таким знакомым его лицо! - Откуда?! – Теперь наступила очередь Лерки вытаращить глаза от изумления. - Ваш предок был посланником русского… царя, - Атос выговорил непривычное слово с легкой запинкой, - и я видел его при дворе короля. Не деда, конечно, а, наверное, пра-пра-пра-прадеда. Принц Белосельский. Вы очень похожи с ним. - Князь Белосельский, - растерянно поправила Лерка. – Ну и ну… И вы вот так вот… запомнили? - Если бы Арамис, доставая книгу, не уронил у вас с полки коробочку с перстнем, я бы не вспомнил, - сознался Атос. – Но герб я узнал, потому что князь сам объяснял мне его значение. - Между прочим, - ворчливо, со смесью смущения и гордости начала Лерка, - князья Белосельские – Рюриковичи. То есть ведут род от князя Рюрика. И бабушка тоже была из Рюриковичей, только они титул утратили еще в шестнадцатом веке, Березины, вот! – Девушка с совершенно детским вызовом вскинула голову. – Так что мой род не хуже вашего, граф! В прихожей скандально затрезвонил звонок. Лерка вскочила и кинулась отпирать дверь.

Камила де Буа-Тресси: Калантэ, отдельное спасибо за "В бой идут одни старики", у меня это один из самых любимых фильмов. Царапнуло душу.

stella: А мне больше всего понравилась реакция Атоса на музыку. Вот тут верю безоговорочно.

Madame de Guiche: Мне вообще нравится, как г-н граф интересуется техническим прогрессом. Только бы до полки с книгами не добрался и "Виконта де Бражелона" не прочитал.

stella: Я думаю, не успеет. они же не зря деньги получили: проект реализовывать будут.

Калантэ: Madame de Guiche - срочно убираю трехтомник!!!! А то еще и правда доберется...

Madame de Guiche: Калантэ, и интернетом особо не балуйте их!

Nika: Калантэ, Калантэ пишет: срочно убираю трехтомник!!!! А то еще и правда доберется... Таки да, причем срочно, а то там и Арамису мало не покажется .

Диана: И телевизором. А то представляю лицо графа при просмотре рекламы женских прокладок...

Калантэ: Диана - спокойствие, только спокойствие. Телевизор в доме не смотрят. (К тому же уверяю вас - все равно не поймет, что это такое с крылышками...)

Калантэ: Следующий день прошел в делах и хлопотах. Джулиан клятвенно заверил, что все заказанное будет готово через два дня – по счастью, кое-что из готового подошло по размерам, - и девушки вплотную занялись планированием. - Ну что, господин аббат, будем делать из вас блондина? – Соня, словно впервые, придирчиво разглядывала Арамиса. – Как предпочитаете – с кудрями или без? - Я бы сказала, что лучше с кудрями, - решительно вставила свои три гроша Лерка. – Даже с кудряшками. Чтобы овал лица совсем уж изменить. Арамис, вы не будете возражать, если придется вас немного подстричь? Арамис развел руками. - Выбирать не приходится, - покладисто сказал он. – Но ведь кудри разовьются, тем более в реке… - Не беспокойтесь, не разовьются, - весело сказала Соня. – Придется вам с месяц или больше ходить белокурым херувимом. Лерка прыснула. - Овеществленная мечта половины барышень! Арамис – блондин! - То есть? – недоуменно повернулся к ней Арамис. - А у нас уйма ваших поклонниц свято уверена, что Дюма все наврал и вы на самом деле блондин с голубыми глазами, - объяснила Лерка. – Не иначе как провидицы… - Надеюсь, глаза вы меня перекрашивать не заставите? – с видом святого великомученика осведомился аббат. - Ну что вы… Хотя… - Лер, ты что придумала? – с подозрением спросила Соня. - Совершенно ничего! – Лерка невинно похлопала ресницами и выскочила из комнаты. – Я сейчас! Соня пожала плечами и принялась разливать чай. Атос взял кружку – и неожиданно замер, расширенными глазами глядя на что-то у нее за спиной. В ту же секунду Арамис поперхнулся своим чаем и вскочил, едва не расплескав остатки. - Боже милостивый, - прокашливаясь, охнул он, - что с вами?! Соня обернулась: в дверях стояла чрезвычайно довольная произведенным эффектом Лерка. - Впечатляет? – мило улыбнулась она. Атос осторожно поставил кружку. Лерка смотрела на них ярко-желтыми глазищами с вертикальными зрачками; косой солнечный луч зажигал в них алые искры, делая и без того жутковатое зрелище совсем пугающим. - Полагаю, это еще одно достижение вашей науки? – обретя дар речи, спросил граф. - Ага, - Лерка подмигнула. – Хотите такие, господин аббат? - Нет, благодарю покорно! – Арамис откашлялся и перевел дыхание. – С такими глазами мы угодим прямиком на костер… Это что, краска? - Лер, откуда у тебя это? - Для Хэллоуина покупала, - отозвалась Лерка. – Ведьма я или нет? Это линзы, господин аббат. Их можно снять. - Сделайте одолжение, снимите, - попросил Атос серьезно. – А то, признаться, мне как-то не по себе. - Боитесь, что я пожелаю напиться вашей крови? – хихикнула Лерка. - Нет, - несколько нервозно откликнулся Арамис, - но на фоне остальных наших приключений… Именно этого мне не хватало, чтобы увериться, что мы угодили в царство злой колдуньи. Атос рассмеялся. Лерка, фыркнув, отвернулась к зеркалу и через несколько секунд взглянула на друзей своими обычными зелеными глазами. Инцидент был исчерпан, но еще некоторое время аббат косился на нее с недоверием. Визит в парикмахерскую отнял часа три. Арамис покорно вытерпел все процедуры – стрижку, окраску, завивку, сушку – и, когда наконец преображенный аббат появился в холле парикмахерского салона, Соня чуть не уронила журнал. Вместо длинных и почти прямых черных как смоль волос на голове бывшего мушкетера красовалась шапка пышных кудрей цвета сливочного масла. Коротко стричь мастер его не стал, и локоны спускались до плеч. - Как вам? – неуверенно спросил Арамис, косясь на зеркало. Соня вскочила и обошла его со всех сторон. - Великолепно! – наконец вынесла она приговор. – Главное, вас совершенно невозможно узнать! - Но это смоется или так и останется? – Судя по всему, у Арамиса новая прическа не вызвала особого восторга. - За три недели поручусь, - проворковал мастер, бесшумно возникший в дверях парикмахерского зала, - не беспокойтесь. И укладывать не надо… ну а потом извольте ко мне, корни подкрасить… Вам очень идет, не сомневайтесь! Арамис закатил глаза: этот странный человек с заботливыми руками и мурлыкающими интонациями вызывал у него смутное беспокойство. Сообразив это, Соня ухватила аббата за руку и потащила на улицу. Не хватало еще объяснять, что бывший мушкетер имеет бешеный успех у лиц нетрадиционной ориентации! - Через месяц отрастут, через два и кудрей не останется, - пообещала она, захлопнув дверь салона. – Нет, правда, очень здорово… - Ну, раз вы так говорите… - Арамис вздохнул. – Не хотелось бы прожить остаток жизни вот таким вот… херувимом… Дома они застали Лерку и Атоса склонившимися над огромным листом бумаги, на котором явно умелой рукой было начерчено нечто вроде топографической карты. - О! – Лерка восхищенно уставилась на ангелоподобное существо. – Умереть не встать! Арамис только махнул рукой. - Атос, мне придется просить вашего гостеприимства минимум на месяц, - печально сообщил он. – В таком виде я не могу показаться на глаза ни одному знакомому… - Сколько угодно, друг мой, - губы Атоса чуть дрогнули от тщательно скрываемой улыбки. – Но, по-моему, вы совершенно неотразимы для дам в своем новом облике. - А вы чем тут занимались? – Аббат счел за лучшее перевести разговор на другую тему. - Составляли план кампании, - отозвалась Лерка. – Граф, оказывается, еще и картограф, мне бы в жизни план местности так не начертить! Атос слегка поклонился в ее сторону. - Вот взгляните, - Атос взял карандаш. – Вот Беврон, вот у этой излучины мы вошли в воду. Деревня, в которой нам ни в коем случае нельзя показываться – здесь. – Карандаш коснулся заштрихованного прямоугольника. – Если вы с Валери правы, то мы окажемся примерно здесь. И нам надо будет выбираться на правый берег. Местность там довольно лесистая, так что мили на четыре мы можем отойти незамеченными. И как раз в этом направлении есть проезжая дорога. А еще в полумиле – почтовая станция. Боюсь, будет новолуние, и идти по лесу ночью мы не сможем, но на рассвете доберемся до опушки, а там посмотрим по обстоятельствам. На станцию лучше заходить вечером… Вы с Софи сможете пройти четыре мили? Хотя Соня и успела привыкнуть к тому, что Атос и Арамис относились к женщинам с предупредительностью и заботой, тут она удивленно подняла брови. Четыре мили, километров шесть… господи, было бы о чем говорить! - Да хоть четырнадцать, - встретив ее веселый взгляд, ответила Лерка за двоих. - Значит, выплываем, переодеваемся, прячем вещички… - Какие? – удивилась Соня. - Ну ты же не голышом плыть собираешься? – блеснула глазами Лерка. - Ой, точно… - Соня почему-то порозовела. Что интересно – Арамис тоже залился краской. - Купальники спрячем. И рюкзак, в котором одежку привезем. Разведываем обстановку, потом вы с графом ждете, притаившись в зарослях, а мы с аббатом идем на станцию и нанимаем карету. Дальше просто. Годится? - Вполне, - кивнул Атос. …Заснуть в эту ночь Соне никак не удавалось. Лерка тихонько посапывала на своем диване, а Соня вертелась с боку на бок, садилась, вставала, подходила к окну… Наконец она не выдержала, накинула халатик и выскользнула из комнаты. Не зажигая света, прошла на кухню, налила себе остывшего чаю и уселась у распахнутого окна. Может быть, это последняя ночь под одной крышей с Арамисом… а они так и не договорили о чем-то важном… А впрочем, о чем тут договаривать… Соня вздохнула… и тут же навострила уши. Тихие шаги в коридоре – и в дверном проеме обрисовался смутный силуэт. Черное кимоно сливалось с темнотой, но лицо и высветленные волосы в падающем с улицы свете можно было различить. - Вам тоже не спится? – шепотом спросил Арамис. - Ага, - со странной смесью досады и радости отозвалась Соня. – Никак не усну. Чаю хотите? - Нет, спасибо… Аббат нащупал в темноте табуретку и сел. - Софи, как вы думаете – у нас завтра получится? - Должно, - пожала плечами Соня. – Попали же вы сюда. Попадете и обратно. - И вы не боитесь отправляться с нами? Соня помолчала. А в самом деле, боится она или нет? Авантюра в самом деле полнейшая. Но страха не было. Волнение – да, и то скорее из-за результата, получится ли… - Кажется, не боюсь, - задумчиво сказала она. – Я волнуюсь, из-за вас, а бояться… - Вы удивительная женщина… - Табуретка под Арамисом скрипнула – аббат устроился поудобнее. Он сидел так близко, что Соня улавливала слабый аромат парикмахерского салона. - А вы сами как думаете – получится? – Соня повернулась к нему. Теперь пожал плечами Арамис – в слабом отсвете уличного фонаря это было видно. - Попали же мы сюда, - как-то слишком равнодушно отозвался он. – Говорят, что чудеса случаются, если очень захотеть, но… - Он умолк. Наступила тишина, которую нарушал лишь отдаленный шум никогда не спящего города и робкое цвирканье сверчка. Соня ждала, сама не зная, чего. - Но я, кажется… не очень этого хочу… - совсем тихо договорил Арамис. - Вам так понравилось в нашем мире? – с замиранием сердца спросила Соня. - Здесь есть вы… Рука у Сони внезапно задрожала, и она осторожно поставила чашку на подоконник. Отвечать – что? Сказать было нечего. Арамису нечего делать в двадцать первом веке. Не может же он здесь остаться… да он этого и не говорил… и нельзя, совсем нельзя сказать ему, что и ей совсем не хочется, чтобы завтрашняя экспедиция увенчалась успехом… Сказки всегда заканчиваются, это закон жанра, но как жаль, что сказка закончится… так скоро… Соня встала, уперлась ладонями в подоконник, глядя на прозрачно-голубой в лучах прожекторов шпиль Останкинской башни. Отпуск закончится, сказка закончится. Закончится, так толком и не начавшись. Иначе нельзя. Табурет снова скрипнул, Соня услышала шорох кимоно – Арамис встал рядом. - Вам… грустно? – почти шепотом спросил он. Соня повернулась, чтобы видеть его лицо. Они стояли так близко друг к другу, что она чувствовала исходящее от аббата тепло. Медленно, очень медленно и осторожно, словно касаясь крыльев бабочки, Арамис обнял ее за плечи. Ладони тоже были теплыми, очень теплыми. - Софи… Глаза у него сейчас были в точности такие же, как ночное небо за окном – темные, бездонные, с почти неразличимыми в темноте зрачками; в каждом зрачке дрожало отражение башни. И эти глаза были очень близко. У Сони закружилась голова, словно она и впрямь засмотрелась в небо; ноги странно ослабели. Дыхание, касающееся ее лица, было чистым и горячим. Настолько горячим, что Сонины здравый смысл, осторожность и стеснительность таяли в нем, словно сосулька в кружке с кипятком. Аббат бережно притянул девушку к себе, и Соня позволила ему это сделать. Сердце заходилось от нежности и… ожидания. - Софи… - Дыхание Арамиса шевельнуло прядь волос около уха, руки сомкнулись чуть крепче, и Арамис, едва дотрагиваясь, поцеловал Соню в висок. И еще раз. Соня закрыла глаза. Аббат бережно целовал ее лицо – бровь, висок, щеку, уголок рта, пока, наконец, его губы не коснулись губ девушки. На мгновение Соня замерла неподвижно, охваченная чувством нереальности происходящего, но тут же откинула голову назад, уперевшись ладонями в грудь Арамиса, вывернулась из его объятий, словно испуганный котенок, и выбежала из кухни. В Леркину комнату Соня прошмыгнула, словно застигнутый с поличным воришка, защелкнула за собой дверь и шлепнулась на диван, силясь успокоить дыхание. В ушах грохотала кровь. Испуг, ликование, упоение и растерянность смешались в пьянящий коктейль. Лерка пошевелилась и приподнялась на локте. - Ты чего? – сонно спросила она. - Лерк, я… он… - Соня замолчала – осторожные шаги по коридору остановились возле их двери. Секунд десять Арамис стоял на месте, потом пошел дальше. Тихо скрипнула дверь. - Что случилось-то? – Лерка села на постели. - Ничего. Я… – Соня с трудом перевела дыхание, - мы… с Арамисом… Лерк, он меня поцеловал. Почти. - А ты что? – Лерка сощурилась, пытаясь в темноте разглядеть хоть что-нибудь. - Что я… - буркнула Соня. – Сбежала. Лер, я дура, да? - Все мы тут… - вздохнула Лерка сочувственно. – Спи давай. Утро вечера мудренее. …Среди игровых «прикидов» девчонок нашлось все, что могло понадобиться им самим – соответствующие положению в обществе дорожные платья, плащи, чепец для служанки, сетка для волос, даже башмаки и чулки. От Джулиана привезли плащ и шляпу для Атоса и полный комплект для Арамиса – шерстяной камзол и штаны, рубашку из плотного полотна, укороченный плащ, берет, пояс… Соня предусмотрительно позаботилась даже об аутентичной дорожной сумке. Было ясно, что шпагу аббата придется до поры до времени прятать – слуга с дорогим клинком на поясе смотрелся бы странно. Лерка отрыла в своих вещах полотняный чехол и самодельные кожаные ножны для длинного охотничьего ножа. Приготовили непромокаемые мешки для одежды – Соня даже сообразила сунуть в каждый из них по паре пустых пластиковых бутылей, чтобы держались на плаву. Девушки деловито собирали и паковали вещи. - Ну топор-то тебе зачем? – не выдержала Соня, глядя, как Лерка укладывает рюкзак. - Мало ли что, - отозвалась Лерка. – Лишним не будет. Саперная лопатка, фонарик, зажигалка, ножи и перевязочный материал последовали за топориком. Туда же отправились две жестяных кружки, ложки и пара манерок – перед тем, как лезть в реку, стоило как следует перекусить. Из продуктов Соня приготовила то, что не вызвало бы удивления там, куда они собирались – здоровенный кусок сыра, грудинку, круглый хлеб, крутые яйца и десяток яблок. Такие блага цивилизации, как тушенка, макароны и банка кофе, предназначались для ужина «по эту сторону». - Ну, как будто все, - Соня убрала с лица лезущую в глаза прядь. – Слушай, а мы гребенку взяли? - Не извольте беспокоиться, ваше сиятельство, - хихикнула Лерка, - ваш дорожный несессер полностью укомплектован… Как ты думаешь, из-за зубных щеток и пасты нас не расколют? - Давай лучше зубной порошок возьмем, - посоветовала Соня. – И насыплем в жестянку. Мало ли что. - Угу… …Поскольку бросать машину в лесу было бы неразумно, ехать предстояло на электричке. Небольшой спор по поводу того, кто понесет рюкзаки, завершился победой сильного пола (рюкзаков получилось всего два, хотя и увесистых). Соню начинало слегка потряхивать от волнения; Лерка выглядела оживленно-азартной, Арамис – задумчивым, Атос же своих чувств никак не проявлял. Спокойно и деловито вскинул на плечи рюкзак, одобрительно хмыкнул, застегнув поясной ремень, и вопросительно взглянул на спутников. - С Богом, - тихонько сказала Соня. Арамис перекрестился. …Знакомый берег встретил их умиротворяющим шумом сосен. Солнце стояло уже низко, плотный теплый ветер с реки сдувал комаров, и Соня как-то расслабилась. Ощущение, что они приехали на обыкновенный пикник, робко подняло голову. Вон Лерка деловито складывает костер, пристраивает манерки с водой, открывает тушенку… «Поздновато приехали, возвращаться в темноте придется… Тьфу ты!» - Соня тряхнула головой. Поверить в то, что они на полном серьезе собираются пройти какие-то там мистические Врата между мирами, пока не получалось. Она задумалась было, а не помешает ли ее скептический настрой процессу, но потом махнула рукой – себя не переделаешь – и полезла в рюкзак за макаронами. Косынку, повязанную Леркой в качестве маркера, они нашли легко и сразу. Пока не окончательно стемнело – вырыли неподалеку под корнями приметной сосны тайничок, приготовили одежду, и Соня уже собралась запихивать рюкзаки в яму, когда Лерка вдруг решительно отставила один из них в сторону. - Погоди-ка… - Что не так? - Все так. Но у меня острое желание спрятать один рюкзак со снаряжением не здесь, а ТАМ. Понимаешь? Нам же там в лесочке все-таки целую ночь куковать, как минимум. И вообще, мало ли что… Соня повернулась к Атосу, который молча прислушивался к разговору. - Мысль не такая уж плохая, - отвечая на ее взгляд, заметил граф. – Валери справедливо сказала – мало ли что. А место там достаточно глухое, спрячем без труда перед рассветом… - Тогда перепаковываем! В Леркин рюкзак – он был побольше и немного поудобнее – сложили приготовленную одежду, припасы, оружие (включая топор и лопатку). В последний момент Лерка сунула туда же фонарик, зажигалку и посуду и с вызовом посмотрела на друзей. - Запас карман не тянет, - упрямо сказала она. - Так я ж не спорю, - примирительно отозвалась Соня. Сквозь ветки сосен проглянула убывающая луна – еще низкая, похожая на половинку золотой монеты. Девушки сноровисто засунули рюкзак в байдарочную «герму», запихали туда же все наличные пустые бутылки, и Лерка, скинув ботинки, тут же испытала тючок на плавучесть. Рюкзак погрузился меньше чем наполовину и намерения утонуть не обнаруживал. - Отлично… - Лерка, стоя по колено в воде, задрала голову и посмотрела на карабкающуюся в темное небо луну. Лицо у нее стало очень серьезным. – Ну что, кажется, пора… - Мальчики направо, девочки налево, - пытаясь шуткой приглушить прихлынувший внезапно страх, усмехнулась Соня. – Переодеваемся. Верхнюю одежду и рюкзак засунули в яму, засыпали песком – Соня сгребала рыхлый песок руками, Лерка помогала себе ножом, пояс с которым она застегнула поверх купальника – и, переглянувшись, подошли к воде. - Туман… - тихо сказал Арамис. - И лунная дорожка, - так же тихо откликнулась Лерка. – Все как надо, да? - Как будто… - Погодите, - подал голос Атос. – Мне кажется, что нам придется плыть, держась за руки… или как-то иначе держась друг за друга. Чтобы и в тумане друг друга не потерять, и… - И не оказаться в разных мирах, - закончила за него Лерка. – Точно. Придется потренироваться. Мешок был обклеен стропой, под которую в нескольких местах можно было просунуть руку. Атос внимательно осмотрел его и поднял голову. - Если мы с Арамисом возьмемся за него с двух сторон, а вы с Софи сзади, то за руки держаться вполне удастся. Попробуем? Они отошли чуть ниже по течению и вошли в воду. Идея оказалась удачной – оба бывших мушкетера просунули руки в петли стропы и крепко сцепили пальцы, а Лерка с Соней ухватили их за запястья. Мужчины, таким образом, гребли каждый одной рукой и ногами, девушки – только ногами, подталкивая мешок перед собой. Замысловатая конструкция медленно, но устойчиво двигалась против течения. - Получается! – выдохнула Лерка. Соня молча кивнула. - Ну… тогда… поехали? Соня медленно кивнула. Вот теперь она сразу почувствовала, что шутки кончились. Девушка перекрестилась; остальные, чуть помедлив, последовали ее примеру. - С Богом! Теперь все зависело от того, насколько точно Атос и Арамис помнят место. Оба несколько секунд напряженно вглядывались в нависающие ветки и лунную дорожку. - Нам туда, - Атос указал рукой. Арамис кивнул. Течение здесь ощущалось посильнее, чем под берегом, но указанная точка все же приближалась. Соня молча работала ногами – она плавала хуже остальных и только радовалась, что рюкзак помогает держаться на воде. Мимо лица, невесомо задевая кожу прохладным прикосновением, скользили пряди тумана. Над головами затемнели сосновые ветки. - Здесь… - сдавленным голосом сказал Арамис. Ему никто не ответил. Лерка напряглась в ожидании неизвестно чего, но… ветки плавно сдвигались назад, а ничего не происходило. Все молчали. Наконец из-за крон снова выплыла луна, уже ставшая серебряной, и Атос молча повернул к берегу. Еще несколько гребков… Соня задела ногой песчаное дно. Секундой позже все одновременно встали на ноги. Лерка кашлянула. - Не вышло, - спокойно констатировал Атос; лицо у него было непонятное. Соне показалось, что у Арамиса в глазах мелькнуло нечто похожее на облегчение, но это могла быть игра лунного света. - Может быть, просто промахнулись? – осторожно предположила она, чувствуя себя немного глуповато. Утешало то, что остальные, видимо, испытывали нечто схожее. - Нет, - мотнул головой Арамис; с мокрых прядей разлетелись брызги. – Я уверен. Мы проплыли именно там, где надо. Похоже, наш план провалился. Лерка ладонью вытерла мокрое лицо. - Еще раз попытаемся? - А какой в этом смысл? - Давайте думать, что мы могли сделать не так, - потребовала Лерка. – Вспоминайте! Фазу луны оставим на закуску, с этим сейчас точно ничего не поделаешь… Луна есть. Туман есть. Место правильно определили. Что еще? Атос и Арамис переглянулись и пожали плечами, и тут Соню осенило. - Кровь! – выпалила она таким тоном, что аббат невольно вздрогнул – таким возгласом могла бы приветствовать свой завтрак проголодавшаяся вампирша. - Что? – Лерка повернулась к ней всем телом. - Кровь, - уже спокойнее повторила Соня. – Арамис, ведь вы были ранены, и кровь сочилась сквозь повязку… Ну, я не знаю, но в половине фэнтезийных романов утверждают, что для открытия врат необходима кровь, понимаете? - Черт, верно! – Лерка выхватила из ножен на поясе нож и, прежде чем остальные успели хоть как-то отреагировать, решительно чиркнула себя острием по предплечью. Атос вздрогнул. - Валери, ну зачем вы… - начал он. - Ерунда! – отмахнулась Лерка, убирая нож. Из глубокой царапины сочилась кровь. – Вот если не хватит – так и быть, добавим вашей. А вот теперь – вперед! Расстояние, которое они выгребали против течения минут семь, по берегу преодолели за считанные секунды. Снова вошли в воду. Снова зафиксировали руки. Снова поплыли. Молчание становилось все напряженней, но, когда Соня, увидев над головой уже знакомое сплетение ветвей на фоне неба, совсем собралась утешающе сказать «видно, дело в луне», как их обступила пелена густого, словно молоко, тумана, заглушившего стрекот кузнечиков и скрывшего и луну, и небо над головой, и темную гладь реки.

Rina: Какая вкуснятина... ММММ......хочу еще (стуча ногами)

Камила де Буа-Тресси: Калантэ пишет: Лерка выхватила из ножен на поясе нож Тапочек можно? она же в купальнике должна быть? или пояс оставила с самым необходимым? Rina, позвольте вас поддержать!!! Калантэ, это ну очень вкусно...

S.m.: Калантэ, это просто Камила де Буа-Тресси, так а выше же: Калантэ пишет: Соня сгребала рыхлый песок руками, Лерка помогала себе ножом, пояс с которым она застегнула поверх купальника – и, переглянувшись, подошли к воде.

Камила де Буа-Тресси: Уф, не заметила, прощения просим *Тапочек ловится на лету, я балда*

Madame de Guiche: Уж почто г-н аббат осторожен со своим ангелом, а ангел опять сбежал...

Калантэ: Ангелы - они такие... Пугливые... :-)



полная версия страницы