Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета » Ответить

Двадцать восемь дней лета

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Madame de Guiche: Калантэ пишет: так граф у нас вообще... морально устойчивый! :-) Он и тут не пошатнется?

Калантэ: Madame de Guiche - чтоб я знала! :-) Ну, пока вроде стоит непоколебимо! А вам как интереснее?

Madame de Guiche: Калантэ, немного пошатнуть не помешает) Ну, или хоть намек на пошатывание А потом, конечно, отвернется и насупится)

Калантэ: Madame de Guiche - видно, придется делать подножку... :-)

Madame de Guiche: На самом деле, две девушки и двое мужчин - это ружье на стене) Но в случае с графом оно, как правило, не стреляет...(

Madame de Guiche: Словом, подножка невзначай не помешала бы) Но он справится, конечно, и все это пустяки)

stella: Madame de Guiche , не у всех получается быть Шевреттой.

Madame de Guiche: stella, да и заслуг-то у нее - к полусонному прыгнуть.

Rina: Это.. это... просто восхитительно. Такой подарок перед сном.

Калантэ: Rina - отлично, стало быть, моя манера выкладывать по вечерам хоть в чем-то полезна! :-)

Диана: Спасибо за фик, Калантэ! Третий подарок на этой неделе! Только я предпочла бы" устойчивого" графа - такой уже едва ли не реже встречается в фиках, чем "неустойчивый".

Калантэ: Диана пишет: Только я предпочла бы" устойчивого" графа - ну, это уж как получится. На фоне дискуссии об устойчивости у меня со вчера вертится в голове цитата из чьего-то детектива: в районный отдел полиции вламывается ФСБ с криком: всем оставаться на своих местах, ФСБ! И при этом так пинают дверь, что со стены свалился портрет Джержинского. Все повидавший районный опер, поднимая портрет, философски: не, все не могут. Вот Феликс Эдмундович, например, упал. :-) Это не намек, это просто к слову пришлось. :-)

Калантэ: Это я к тому, что можно падать к ногам прекрасной дамы, а можно "падать от канарского" (с). :-) - Ну вот, все, - она закрепила бинт на запястье. – Не туго? - Ни капли. Благодарю вас, сударыня. Соня тем временем успела развесить на просушку одежду, пристроить чуть в стороне от костра на вбитых в землю жердях высокие сапоги гостей и расставить над углями складную решетку. Лерка сложила аптечку. Она никогда не страдала излишней стеснительностью, запросто переодевалась при мужчинах, на играх и в походах даже купалась нагишом в любой компании, особенно когда лень было искать в рюкзаке купальник… но сейчас она буквально кожей чувствовала чересчур пристальные взгляды двух мужчин. Нет, они не глазели откровенно, но… - Сонь, я сейчас. Еда в багажнике, достанешь корзину? - Справлюсь, - откликнулась Соня. Ей тоже было слегка не по себе, и не потому, что гости ее пугали – ничего похожего. По-мужски откровенные взгляды Арамиса ее попросту смущали. Она бы страшно удивилась, узнав, что оторва Лерка испытывает то же самое. Видимо, дело было именно в том, что эти взгляды, если честно признаться, были приятны… Лерка вернулась из палатки через несколько минут, и Соня сразу поняла, что проняло и ее – подруга успела переодеться в шорты и черную футболку с нарисованным на груди волком. В четыре руки девушки проворно накрыли «достархан» - квадратный кусок клеенки, и Соня принялась нарезать сыр и хлеб, а Лерка – нанизывать на шампуры шашлычные колбаски и раскладывать их на мангале. Над лагерем поплыл дразнящий аромат жареного мяса. Четыре кружки, четыре миски (Лерка всегда возила в багажнике запасную посуду, оказалось – не зря), зелень, соус, миска с огурцами и помидорами, берестяная солонка, двухлитровая бутыль минералки и стопка салфеток… Лесной «натюрморт» дополнили три складных ножа и один охотничий. - Сонь, смотри, закипит! - Ай! – Соня метнулась к костру и в последний момент успела спасти глинтвейн от безнадежной гибели. – Успела! Прошу к столу! - И кто будет разливать чай… гм… глинтвейн? – Лерка оглядела «стол». Вполне достойно и перед гостями не стыдно. Даже если эти гости… - Кто же, как не я, самая старшая из присутствующих здесь дам! – Соня сделала изящный реверанс и разлила дымящийся напиток по кружкам. - Прошу, господа. Осторожно, горячо… Решив до конца следовать правилу «сначала напои, накорми» и так далее, девушки милосердно дали своим гостям возможность утолить голод – а в том, что они голодны, никаких сомнений не было. Соня с Леркой и сами проголодались еще в дороге, просто за хозяйственными хлопотами и под грузом впечатлений до сих пор об этом не вспоминали. Соня предупредительно уселась рядом с Арамисом, избавив его от необходимости лишний раз тревожить раненую руку. Лерка заняла стратегическую позицию на поперечном бревнышке – оттуда ей открывался прекрасный обзор и полная свобода доступа и к костру, и к еде. Пока мужчины воздавали должное угощению, обе девушки исподтишка их разглядывали, и Соня все больше и больше приходила к выводу, что сходство с известными персонажами практически абсолютное. Арамис, почти до ушей закутавшийся в спальный мешок, от горячего вина и тепла костра отогрелся, слегка порозовел и наполовину выпутался из своего кокона, высвободив по-юношески тонкую левую руку. Костер бросал резкие тени на нервные черты лица, отсветы играли в очень темных глазах. Перехватив изучающий Сонин взгляд, Арамис блеснул глазами, губы дрогнули в улыбке, и девушка поспешно отвела глаза, делая вид, что увлечена бутербродом. Ради безопасности Соня глянула на Лерку. Та сидела, не отрывая взгляда от Атоса. Соня усмехнулась про себя – приверженность Лерки благородному графу де Ла Фер в ролевой среде была широко известна, а тут перед ними сидел человек, с которого можно было бы уверенно писать портрет графа. Даже сидя на бревне у лесного костра, закутавшись в клетчатый флисовый плед, он умудрялся выглядеть настоящим аристократом. То-то Лерка смотрит на него, не сводя глаз! В отблесках огня обнаженные плечи графа казались мраморными, но при каждом движении под кожей перекатывались сильные мышцы. Прекрасное спокойное лицо, гордый профиль… Соня бросила взгляд на его руки - безупречная форма, породистые длинные пальцы, аристократичность в каждой линии, но руки по-настоящему мужские, сильные и твердые. - Прекрасное вино, - отметил Арамис, с удовольствием отпивая глоток из кружки. – Примите мои комплименты, сударыня. Вы столь же великолепный кулинар, как ваша подруга – хирург. - Спасибо, - с достоинством ответила Соня. – Итак, вы сыты и довольны? Тогда мы ждем рассказа. С самого начала. Представьтесь, пожалуйста… еще раз. Мы, помнится, условились, что мы верим вам, а вы верите нам. Господин Атос, господин Арамис… насколько я понимаю, это имена вымышленные? У вас есть причины скрывать от нас настоящие? Атос и Арамис переглянулись, и Атос кивнул. - Рассказывайте, Арамис, у вас это лучше получается… Арамис поставил кружку. - Вы правы, это прозвища. Аббат д’Эрбле, к вашим услугам. - Граф де Ла Фер, - слегка склонил голову Атос. На этот раз переглянулись девушки. - Вкратце наша история выглядит так. У вашего покорного слуги… и у графа, который составил мне компанию… была назначена важная встреча на постоялом дворе в окрестностях Блуа. Но там оказалась засада. На нас напали. Нам удалось с боем прорваться за ворота и под покровом темноты добраться до реки – как раз того самого Беврона, как я понимаю… граф знает местность лучше меня. Мы собирались спуститься по течению, купить лошадей в деревне – наши лошади остались на постоялом дворе – и скрыться, но, видимо, кому-то было очень важно нас захватить, и по нашему следу пустили свору собак. Пришлось плыть на противоположный берег. – Арамис помолчал. – А вот с этого места и начинаются странности… Я помню, что когда мы были примерно на середине реки, собаки достигли берега, их было прекрасно слышно, и я даже видел сквозь туман огни факелов… А через несколько секунд стало тихо. Совершенно тихо. И туман… - Туман стал реже, - задумчиво припомнил граф. – Я еще обратил внимание, как посветлело вокруг… Понимаете, сударыни, когда мы вырвались за пределы двора, светил ущербный месяц, да и тот почти закатился. А тут я увидел полную луну в зените. - После чего мы сначала услышали ваши голоса, а потом и увидели… - Арамис сделал паузу. – Признаться, это было чудесное зрелище. Вот, собственно, и все. - Все страньше и страньше… - пробормотала Лерка. – То есть, если я правильно понимаю, вы – из Франции? - Конечно. - А вы позволите нам задать несколько вопросов? - Конечно… если это поможет разобраться. - Попробуем… - медленно проговорила Соня. - Parlez-vous français? - Оui, bien sûr, - тут же последовал ответ. Через секунду на лице Арамиса проступило глубокое изумление. – Постойте, я совсем ничего не понимаю! На каком же языке тогда мы с вами разговариваем??? - На русском, - переглянувшись с Леркой, ответила Соня. - Но ни я, ни граф не владеем этим языком! Более того, я ни разу не слышал ни слова на нем! - Тем не менее это русский, господин аббат, - развела руками Соня. – Уж поверьте. Скажите, вы верите в колдовство? - Пожалуй, нет, - помедлив, сказал Арамис. - Тогда мы с вами в одинаковом положении, потому что мы тоже до сих пор не верили в колдовство… - Во всяком случае, не в таких масштабах, - вставила Лерка. - Но ничем другим объяснить ваше появление здесь я не могу, - закончила Соня. Настала очередь Атоса и Арамиса обмениваться взглядами. - Я понимаю, что вам очень трудно в это поверить, - мягко сказала Соня, - но вы действительно находитесь в России… мало того – здесь сейчас две тысячи пятый год от Рождества Христова. - По крайней мере, это хоть как-то объясняет ваше снаряжение, ваши светильники и вашу одежду. - Атос, прищурившись, посмотрел на висящий на растяжке фонарь. – Я могу согласиться, что вот это все – не Франция… и, вероятно, не тридцать первый год… не тысяча шестьсот тридцать первый… При условии, конечно, что мы с аббатом в здравом уме и нам не снится один на двоих сон. - Вас ущипнуть? – тут же предложила Лерка. - Благодарю, я уже имел возможность убедиться, что боль я чувствую, - усмехнулся Атос. - Значит, не сон, это я вам как врач заявляю. И на сумасшедших вы тоже не похожи. - Весьма признателен, сударыня! – Арамис умудрился отвесить грациозный поклон, не вставая с места. - Но как же мы сюда попали? - Могу сказать только одно, - Лерка потянулась за каном с остывающим глинтвейном и сосредоточенно наполнила кружки. – Здесь, у нас… в нашем мире… очень распространены рассказы о людях, которые попали из своего мира в чужой. Или из своего времени – в прошлое, в будущее… Обычно их воспринимают как сказки или выдумки, но я всегда считала, что дыма без огня не бывает. - А говорите, что не верите в колдовство… Значит ли это, что здесь колдовство – обычное дело? - Я неправильно выразилась. Мы не то чтобы в него не верим, мы никогда его не видели. Но зато очень много раз о нем слышали. Многие утверждают, что встречались с колдовством… - Это не доказательство его существования… - Простите, господин аббат, а вы хоть раз видели Господа нашего? – улыбнулась Соня. – Или верите в то, что он существует, с чужих слов? - Хорошо сказано, - признал Атос. - А еще один умный человек говорил, что если вы отбросите все возможные объяснения происходящего и останется только одно, то оно и есть правильное, каким бы невероятным оно не казалось. - Логично, - кивнул Арамис. - Ну вот. Другого объяснения я не вижу. Кроме того… - Соня помолчала. – Скажите, господин аббат… вы раньше служили в мушкетерском полку де Тревиля? - Да. Я вышел в отставку около года назад. - И господин граф – тоже? - Да, но откуда… - И с вами служили два друга – господин Портос, он же дю Валлон, и шевалье д’Артаньян? - Все так, но откуда вы это знаете?! - И в двадцать восьмом году вы, все четверо, ездили в Англию по деликатному поручению? - Сударыня, скажите наконец, откуда это вам известно? - Из романа, - Лерка встала. – Из романа, которым многие наши соотечественники зачитываются вот уже больше ста лет. Одну минуту…

stella: Калантэ , хорошо как...( эх, наглеть, так наглеть!) но мало!

Диана: Счастье - это нескончаемые "Три мушкетера"! И у нас тут есть это счастье - причем, третий раз за неделю. Спасибо, авторы!

Madame de Guiche: stella, присоединяюсь!

Калантэ: Поскольку игра предполагалась по эпохе (и сюжету) «Трех мушкетеров», то в багаже сюжетного мастера просто не могло не быть этой книги. Лерка вернулась через несколько секунд – и протянула Атосу толстый том в зеленой обложке. - Вот этот роман. В нем описаны события с момента приезда господина д’Артаньяна в Париж – и до вашей отставки… Дуэль у монастыря Дешо, поездка в Англию, осада Ля Рошели… В ваше время ведь были рыцарские романы, история Тристана и Изольды, легенды о короле Артуре? Ну так вот, в наше время вы так же знамениты, как Карл Великий – в ваше… Так что не удивляйтесь, что мы многое знаем о вас. Не знаю, сколько в этом романе правды, а сколько – вымысла… Атос перевернул несколько страниц. Лерка и Соня наблюдали за ним даже с некоторой опаской. - Дуэль у монастыря Дешо? – Граф поднял брови. – В самом деле, я дрался с Каюзаком… Не представляю, откуда господин Дюма узнал такие подробности, но… - Сам он в предисловии утверждает, что из мемуаров господина д’Артаньяна… и из ваших, господин граф… - Соня внезапно замолчала. Ей было отлично видно правое плечо графа, и в ярком свете фонаря она вдруг заметила то, на что до сих пор не обращала внимания – шрам, отчетливо выделяющийся на фоне здоровой кожи своей неестественной гладкостью и белизной. - Что ж, придется в самом деле садиться за мемуары, - усмехнулся Атос. – Положение обязывает. - Для начала вам надо вернуться обратно, граф, - покачал головой Арамис. – На самом деле, мне кажется, что это сейчас – самое главное. - Проблема в одном – мы с вами не представляем, как это сделать. – Атос закрыл книгу. – Вы правы, Арамис. - Мы тоже не представляем, - честно призналась Лерка. – Но какие-то мысли у меня лично есть. Вы ведь приплыли сюда по реке? Наверное, самое простое – это сообразить, откуда вы выплыли, и попытаться проделать путь в обратном направлении. - Вы считаете? – Арамис с надеждой поднял голову. – Так просто? - Не знаю, - пожала плечами Лерка. – Но попробовать-то можно. У нас написано столько сказок на эту тему… Может быть, это работает всегда, может быть – только в лунные ночи… как сейчас… или в определенное время суток, или… да мало ли что еще… Но послушайте, вы же не собираетесь пробовать прямо сейчас? - Вряд ли это разумно, - заметил Атос. – Полагаю, что нас сейчас разыскивают по обоим берегам Беврона. - Наверняка, - подтвердила Соня. – Вдобавок вы устали, господин д’Эрбле ранен… Возвращаться прямо в объятия погони? - Да, но… - Арамис смешался. – Мне надо спешить. - Как раз спешить-то вам и не надо, дорогой мой, - трезво возразил Атос. – Все, что вы сейчас там найдете – это очередную ловушку. Раньше завтрашнего дня нам лучше не возвращаться. – Граф перевел взгляд на девушек. – Сударыни, нам придется просить вашего гостеприимства до утра. - Только до утра? – ехидно осведомилась Соня. – Вы думаете, к утру там все успокоится? Да два дня вас будут искать как минимум! Судя по тому, как господин Арамис держится за свою сумку – в ней что-то чрезвычайно важное, а судя по тому, как за вами гнались – об этом узнал кто-то чрезвычайно заинтересованный! Арамис слегка покраснел. - Пожалуй, вы и правы… - неохотно проговорил он. - Да наверняка! Лер, ты как думаешь? - Я? – удивилась Лерка. – Это ты у нас знаток истории и первоисточников. А я - скромный хирург и мастер выживания. - Вот поэтому я тебя и спрашиваю! - Ну, с точки зрения хирурга – господину Арамису нужен хотя бы относительный покой, перевязки и наблюдение врача по меньшей мере дня три, - Лерка почесала кончик носа. – А с точки зрения мастера по выживанию – вам обоим лучше всего переждать, пока там у вас все уляжется. Тоже дня три. Уж здесь-то вас погоня не найдет. - Вот именно, - кивнула Соня. – И не волнуйтесь, вы нас не стесните. Сегодня у нас что – четверг? - Вторник, - поправил ее Арамис. - Это у вас был вторник. У нас – четверг. Или уже даже пятница. – Соня глотнула глинтвейна. – Мы собирались пробыть здесь до воскресенья. За три дня вы отдохнете, поправитесь… а там подумаем, каким образом вам вернуться к себе домой. - И не беспокойтесь, - Лерка посерьезнела. – Я понимаю, как вам должно быть не по себе… все чужое… Я… мы… сделаем все, что сможем, чтобы вам помочь. На нас можно положиться, честное слово. И снова у костра воцарилось молчание. Молчание, молчаливый обмен взглядами… было совершенно очевидно, что Атос и Арамис заняты тем, что «переваривают» информацию. Для выходцев из 17 века они держались на удивление спокойно. Соня попыталась представить себя в аналогичной ситуации – не получилось. Все-таки современная фантастическая литература в какой-то мере подготовила тех, кто ее читает, ко многим неожиданностям. Любое подобное событие – перемещение во времени, приземление летающей тарелки или, вот как сейчас, встреча с то ли литературными, то ли историческими персонажами – было уже осмыслено на подсознательном уровне, в чем-то продумано, да и уровень технического и научного прогресса заставлял предполагать, что летающие тарелки имеют право на существование. Просто более высокая ступенька того, что уже имеется, подумаешь, невидаль! Бывшие же мушкетеры столкнулись с совершенно НЕРЕАЛЬНЫМИ, с их точки зрения, вещами – и сейчас должны были осмыслить, что это все же реальность. «Черт возьми, ведь у них же даже сказок как таковых не было, - сообразила вдруг Соня. – Это выходец из фермерской семьи в Англии мигом решил бы, что попал в страну эльфов, потому что ему с детства про эльфов и фей няни рассказывали. А что должны были подумать они? Принять нас за русалок?» - Сударыни, нам бы не хотелось злоупотреблять вашим гостеприимством, - наконец начал Арамис, - но, боюсь, вы правы и у нас просто нет иного выхода… Если вы позволите нам остаться в вашем лагере еще на три дня… - До тех пор, пока в этом сохранится необходимость, вы – наши гости, - отчеканила Лерка. – Сколько понадобится. Не знаю, где как, но среди моих друзей не принято бросать людей в беде! Соня дернула ее за рукав – она знала, что подругу иногда заносит, но вряд ли это было уместно демонстрировать двум благородным господам. - Среди моих – тоже не принято, - Атос внимательно смотрел на девушку. – Простите. Никто не хотел вас задеть. Возможно, мы сумеем найти способ выразить свою благодарность… а пока – располагайте нами как пожелаете. И… не сочтите за бесцеремонность, не могли бы теперь вы представиться? - Ох, конечно! – спохватилась Соня. – Извините. У нас принято обращаться друг к другу по имени, титулы давно не в ходу… Меня зовут Софья. Мою подругу – Валерия. - Ва-ле-ри-я… - медленно, как бы пробуя на вкус незнакомое слово, повторил Атос. У него получилось ударение на последнем слоге. - Можно – Валери, - тихонько сказала Лерка. – Так будет проще, наверное… - Госпожа Валери… и госпожа… Софи? – Арамис незаметно для себя переиначил Соню на французский манер. - К вашим услугам, - кивнула Соня. - Госпожа Софи, - Атос секунду помолчал, подбирая слова, - поскольку нам придется несколько дней… в лучшем случае несколько дней… прожить в вашем мире, не могли бы вы немного о нем рассказать? Я уже догадываюсь, что ваши традиции и правила этикета сильно отличаются от тех, к которым мы с аббатом привыкли… и мне бы не хотелось хоть в чем-нибудь их нарушить или показаться невежливым… - Мы попробуем, хотя… - Соня взглянула на Лерку. – Получится довольно длинно и запутанно. Но, если вы еще не хотите спать… Атос отрицательно покачал головой. - Какой уж тут сон, - слегка улыбнулся он, - для начала нам надо хоть немного разобраться, куда же мы попали! Начать хотя бы с того, что для меня и господина аббата обращаться к даме просто по имени – уже нарушение приличий… а для вас, оказывается – это в порядке вещей. - Как и многое другое, - задумчиво сказала Соня. – Господин граф, давайте попробуем сделать так. Всего я все равно объяснить не успею, да и утро вечера мудренее. Но кое-что попробую. Что принято, что нет… За четыреста лет многое изменилось. У нас принято обращаться друг к другу по имени, а к друзьям и близким – на ты. Это во-первых. Во-вторых… пожалуй, главное – у нас очень строгие законы, и дуэли не просто строго запрещены, а абсолютно недопустимы. - К сожалению, - вставила Лерка. – А для того, чтобы носить оружие, необходимо особое разрешение властей. Мы сейчас не в городе, мы в лесу, здесь нет… хм… блюстителей закона, но даже здесь убить или ранить оскорбившего вас наглеца, увы, нельзя. На самом деле нельзя. - Полноте, - усмехнулся Арамис, - вы считаете нас какими-то людоедами! - Ни в коем случае, - хмыкнула Лерка. – Просто наши современники очень часто отличаются редкой невоспитанностью. Мне и то бывает очень трудно сдержаться, хотя я к этому привыкла… Видите ли, если случится так, что не сдержитесь вы – скорее всего, неприятности будут у нас у всех. И неприятности очень серьезные. - Примем к сведению, - без улыбки сказал Атос. – Вполне достаточно того, что они будут у вас. - Ну а все остальное… Мне кажется, что остальное вам будет легче понять на опыте, - заключила Соня. – Одеваются у нас, конечно, иначе, чем вы, но… С завтрашнего дня и до воскресенья включительно здесь совершенно никто не удивится вашему виду. Здесь соберется человек сто, которые будут играть в… - Соня запнулась. - Вы в детстве играли в войну? – пришла к ней на помощь Лерка. – Или в рыцарей короля Артура? - Бывало, - улыбнулся Атос. - Ну вот. Завтра здесь будут играть в вас. - В каком смысле – в нас? – поднял брови Арамис. - В самом прямом. В вашу эпоху. В мушкетеров. Это будет нечто вроде спектакля, где сцена – весь лес, а актеры и авторы – все участники, и сюжет придумывается на ходу. – Лерка неожиданно фыркнула. – Если вы встретите людей, которые представятся как Портос, д’Артаньян, король Людовик Тринадцатый – не удивляйтесь, это роли. Если хотите, можете им подыграть. - А какие роли играете вы? – поинтересовался Арамис. - А мы – режиссеры спектакля, - в тон ему ответила Соня. – Правда, Валери в основном – врач на игре, мало ли что, поэтому роли у нее совсем нет. А я… - Соня усмехнулась. – Мария Медичи, королева-мать – к вашим услугам. - Королева Мария?! – переспросил Арамис. – Помилуйте, но вы же моложе ее как минимум втрое, а очаровательнее – так и вчетверо! - Это не главное, - пожала плечами Соня. – Налить вам еще вина, господин аббат? Арамис кивнул. - Словом, завтра вы сами все увидите, - подытожила Лерка, протягивая подруге кан с вином. – Оружие будет бутафорским или по крайней мере незаточенным, поэтому на игре, - она подчеркнула последние два слова интонацией, - на игре дуэли будут. Если хотите, мы и вам найдем оружие. Ну, если захотите, конечно, участвовать…а так – отдыхайте. Арамис отпил большой глоток и неожиданно украдкой зевнул, прикрывая лицо ладонью. - Да вы же засыпаете, господин аббат! - Нет-нет, - Арамис поставил кружку и повозился, устраиваясь поудобнее. При этом он – то ли случайно, то ли намеренно – придвинулся вплотную к Соне. - Пока нет. Вы расскажете что-нибудь еще? - А что вас интересует? - Все! Соня заметила чуть насмешливый взгляд Атоса, брошенный им на друга, и ехидную усмешку Лерки. Та, встретившись с Соней глазами, незаметно кивнула на кан, подмигнула и показала три пальца. Соня поняла. Аббат допивал уже третью кружку. Конечно, к вину мушкетерам не привыкать, но – усталость, слабость, стресс и плюс к этому… плюс к этому – уже семьсот грамм горячего вина! Девушки пили умеренно, Атос тоже выглядел совершенно трезвым, а вот аббата, похоже, разморило. Лицо порозовело, щеки раскраснелись, он то и дело сдерживал зевоту, но прерывать разговор упорно не желал.

Madame de Guiche: Хихи)

Rina: Смаковать и смаковать :) Как жаль, что за всю жизнь мне не пришлось ни разу участвовать в ролевой игре. А принимать участие в немецких, если честно, мне не хочется. Так хоть почитаю, как это происходит, да еще в таких... хм... необычных условиях с такими "участниками". Спасибо, Калантэ!

Калантэ: Rina Рина, а хотите попробовать форумную? ;-) французский роман плаща и шпаги - совершенно замечательная игра по "Трем мушкетерам", я там играю. И почитать что есть! :-)



полная версия страницы