Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета (продолжение) » Ответить

Двадцать восемь дней лета (продолжение)

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 266, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Эжени д'Англарец: Атос прекрасен... И больше даже говорить ничего не хочется, потому что слова будут лишними...

Ленчик: Господи, да что ж за тема-то такая! Читаю, дохожу до комментария про Дракулу. Тихо хихикая, отползаю. Просмеялась, дошла до"полноты власти над невозмутимым как индеец Гримо." Ушла под стол вторично. Отлиная терапия, думаю, после Стеллиных "Трех исповедей". Ага, щаз! Вижу иллюстрацию и впадаю в ступор. stella, я в полном восторге. Сначала хотела сказать "похож", потом попыталась решить, на кого именно. Запуталась в размышлениях. Плюнула. Просто - похож!

Rina: Ленчик, итог. Уважаемая Stella главный художник форума, а я придворный шут

Ленчик: Rina, нееее, просто я с позапрошлой субботы неадекватно реагирую на Дракулу - припадками истерического хохота. Склоняли мы его всяко на свадьбе у друзей... Долго и со вкусом.

stella: Ленчик , я вот тоже на графа смотрела- смотрела и пришла к выводу, что Декриер все-таки пролез в образ.

Калантэ: - Мы с аббатом в неоплатном долгу перед вами, - тихо проговорил он. – И этот долг не из тех, что можно легко вернуть. …Длинный, яркий, путаный сон, в котором причудливо сплелись пенье рогов, топот копыт, поскрипывание фургона, Средиземье и Франция, друзья и враги, не спеша таял. Соня, не открывая глаз, повернулась на другой бок, подгребая подушку – жаль было расставаться с таким сном… Подушка была непривычно пышная, и пахло от нее лавандой – Соня этот запах обожала, но, позвольте, в Леркином доме лавандовых саше не водилось… И тишина стояла неправдоподобная для города. Так тихо бывает в лесу, в деревне… Вот именно! Сон слетел окончательно, и девушка вспомнила. Они в Бражелоне. Соня села, протирая глаза и оглядывая комнату. Тяжелые золотистые шторы с ламбрекеном раздвинуты, и за распахнутым окном в частом переплете колышется кленовая листва; по паркетному полу скользят солнечные зайчики. Рядом с кроватью, на чудесном резном столике, красуется колокольчик с длинной ручкой – надо полагать, для вызова прислуги; на кушетке аккуратно сложена одежда. Соня слегка покраснела, вспомнив вчерашний вечер. После ужина, показав комнаты, Гримо приставил к ним с Леркой молоденькую девицу. Та была исполнена решимости все сделать на высшем уровне, и когда Соня было попыталась заикнуться, что они с мадам Валери прекрасно выкупаются сами, поливая друг дружку, уставилась на них в недоумении. Судя по всему, Гримо успел донести до ее сведения, что гостьи графа, невзирая на наряды, принадлежат к особам знатным. Лерка незаметно дернула Соню за рукав. - Представляй, что ты переодетая маркиза! – прошипела она ей на ухо. Соня поняла, что излишняя самостоятельность вызовет уйму вопросов, и покорилась. Сейчас она взглянула на колокольчик с сомнением: проклятая стеснительность требовала обойтись без посторонней помощи, а здравый смысл подсказывал, что в таком случае процесс одевания может затянуться. Впрочем, умывания тоже – до водопровода здесь еще не додумались. Колебания прервала скрипнувшая дверь. Соня вздрогнула и подтянула одеяло, но тут же выдохнула с облегчением: в комнату проскользнула Лерка, уже полностью одетая. - Ну и как тебе кино из жизни французской аристократии? – чуть ехидно осведомилась она. - Впечатляет, - буркнула Соня, слезая с кровати. – Слушай, закрой дверь на задвижку, а? Не выйдет из меня дама высшего света, я служанок стесняюсь. - А еще королева-мать! – хмыкнула Лерка. – Нет тут задвижки, извини. Давай я тебе помогу… вместо служанки. Не бойся, они без стука не входят. - Утешает… - проворчала Соня. Несессер с туалетными принадлежностями Лерка предусмотрительно захватила с собой. - У тебя кувшин полный? Я побоялась служанку зубной щеткой шокировать. - Полный, только холодный. - Ерунда… - Что дальше делать будем? – задумчиво проговорила Соня, когда с умыванием и чисткой зубов было покончено и Лерка помогала ей зашнуровать корсаж. - Что-что… - Подоплеку вопроса Лерка уловила безошибочно. – Подождем, пока шум уляжется, и попросим нас отвезти обратно на Беврон… - Она вздохнула. – А пока считай, что мы купили путевку в дом отдыха. Чистейший воздух, только натуральные продукты, изысканное общество – лучший в мире отпуск! - Вот как раз об обществе, - встрепенулась Соня. – Лерк… не оставляй меня одну, а? - В каком смысле? – Лерка даже перестала возиться со шнуровкой. - В смысле, с Арамисом, - тихо сказала Соня. – Я боюсь. Не знаю, что делать. Лерка внимательно посмотрела на подругу. - Все-таки? - Ну да, - почти с отчаянием сказала Соня. – Понимаешь, пока мы у нас были… и в Средиземье… было будто бы во сне. А во сне не страшно. И непонятно было, смогут ли они вернуться… А теперь… - Она опустила голову. – То мне кажется, что Арамису от меня нужно только одно… То я боюсь, что я ему больно сделаю… и что он подумает, что я его обманывала… - А то он не понимает, что мы должны к себе вернуться, - вздохнула Лерка. - Так тогда еще хуже! Если понимает и продолжает… вот так себя вести… Значит, для него это просто очередное приключение. – Соня прикусила губу. – А я не хочу. - А если не понимает? - Тогда это я его обманываю, - безнадежно сказала Соня. - Шах и мат, - проворчала Лерка. – Ясно одно – остаться навеки тут нам никто не предлагает. - А ты бы согласилась? - Я? Я – да, - просто сказала Лерка. – Если бы предложили. Но ты ж понимаешь… Ай, не хочу я об этом! – Она вскочила. – Мы все равно ничего путного не придумаем, только душу травим… Давай попробуем жить сегодняшним днем. Единственный разумный выход. - Довольно для каждого дня своей заботы, - пробормотала Соня. - Вот именно. Пойдем по парку прогуляемся? - А можно? – засомневалась Соня. - Ну ты сказала! А почему нельзя? И вообще, променад перед завтраком – прямо-таки святая традиция аристократии! …В отличие от девушек, которых усталость и переживания заставили проспать чуть ли не до полудня, Атос по давней привычке поднялся ни свет ни заря. Хотя привычная бессонница не давала о себе знать ни разу с того момента, когда они с Арамисом выплыли в реке со странным коротким названием Ока… Так бывало на войне, так бывало в наиболее насыщенные событиями дни, так вышло и сейчас. Граф со странной отрешенностью подумал, что теперь жизнь войдет в привычную колею. Эта мысль не радовала. Уедет Арамис, которому надо что-то делать с так и не доставленным письмом, вернутся в свой мир их спасительницы… и останется пустота. Пустота, которую нечем заполнить. Атос мрачно усмехнулся: не потому ли Валери так поспешно отобрала у него продолжение романа, что там было описано, как он понемногу спивается и сходит с ума в одиночестве? Если девчонкам казалось, что они видели длинный сон и теперь просыпаются, то Атосу казалось, что он, наоборот, снова засыпает. Он был благодарен Арамису за то, что тот втянул его в это невероятное приключение… но оно закончилось. Спасаясь от невеселых мыслей, граф осведомился у Гримо, чем заняты гости. Получив ответ, что дамы еще спят, а господин аббат уже встал, оделся и зачем-то попросил затопить камин, Атос отправился пожелать другу доброго утра. Дверь в комнату аббата была приоткрыта. Арамис, небрежно причесанный и в расстегнутом камзоле, с невеселым видом сидел в кресле у камина, уставившись на пляшущие язычки пламени. Открытый кожаный планшет, который аббат так берег все это время, валялся у его ног; в опущенной руке белело запечатанное письмо. - Доброго утра, друг мой, - Атос прикрыл за собой дверь. – Я вам не помешал? Арамис поднял глаза. - Ничуть, - покачал он головой. – Я просто задумался. - О чем, если не секрет? - О том, что судьба – большая шутница, - меланхолично заметил аббат. – И о том, что мне теперь делать. - Полагаю, вам следует вернуть письмо, раз уж доставить его адресату невозможно? – осторожно спросил Атос. - Вернуть? – Губы Арамиса покривились. – Нет. Это меня как раз волнует меньше всего. - Вот как? – Атос присмотрелся к другу. Определенно это было что-то новенькое. - Меня больше не волнует ни судьба этого письма, ни судьба его автора, - жестко проговорил Арамис. - Вот! Аббат сделал резкое движение, и письмо полетело в камин. Атос поднял брови, но промолчал. Несколько секунд оба молча смотрели, как корчится на углях плотный конверт, как обтаивает и наконец вспыхивает коптящим красным пламенем сургучная печать. – Знаете, Атос, возможно, если бы мы с вами не угодили практически на тот свет, я бы вернулся к своему ошейнику, - произнес наконец Арамис, - но… благодаря Софи я понял, что это был именно ошейник. Теперь я свободен, и мне грустно. - Грустно? - Да, потому что я не понимаю, что происходит, - не глядя на друга, сказал аббат. – Мне было показалось, что я ей небезразличен… но с тех пор, как мы вернулись из того волшебного мира, Софи отдаляется все сильнее и сильнее… Черт побери, но я же вижу, вижу, что это не так! Атос вздохнул. - Я плохой советчик в подобных делах, Арамис. Но… Вам не кажется, что это к лучшему? - Почему? – вскинулся Арамис. - Потому что между вами четыре столетия, друг мой, - мягко сказал Атос. – Целая пропасть. И потом, вы ведь аббат, вы не забыли? Арамис вновь опустил голову. - Все могло бы быть иначе, - глуховато проговорил он. – Но вы правы, Атос, мне действительно нечего ей предложить… Было бы нечестно с моей стороны на что-то надеяться. - Может быть. А может быть, и нет. Пока что наш с вами долг – помочь им вернуться. – Атос встал. – Пойдемте-ка прогуляемся по свежему воздуху. Попробуем развеять дурное настроение.

Madame de Guiche: Калантэ, как это хорошо сказано насчет ошейника. И как все грустно...

Rina: А я вот как раз размышляла все время... а Арамис случайно не забыл, что он аббат? Но есть граф, который не даст забыть об этом Калантэ, спасибо за кусочек, он какой-то грустный... чувствуется, что скоро финал... и все вернется на круги своя. Очень интересно, как будет обыграна ситуация с "памятью" героев...

Madame de Guiche: Rina пишет: а Арамис случайно не забыл, что он аббат? Ох, а когда это его останавливало?

Диана: И разве это останавливает Соню?

stella: Диана пишет: И разве это останавливает Соню? Вот именно! Соню останавливает страх, что все может оказаться очередным банальным флиртом и если она будет поощрять господина аббата, он быстро добьется своего. У нее страх оказаться очередной в списке. А то, что у него сан - это по-моему волнует только господина графа. Мне этот кусочек нравится едва ли не больше всего, что написано . И я знаю - почему. Тут уже реальность в полную силу вцепилась в четверку. Они попали в реальный мир, где все надо ставить на свои места. И реальность - не в 21 веке, а именно во времени мушкетеров. Сказка кончилась и началась правда жизни. Правда Калантэ может умудрится еще что-то придумать!

Виола: Ох, спасибо, Калантэ! Да, грустно и очень честно. Про ошейник - истинная правда. stella пишет: Сказка кончилась и началась правда жизни. Да, и в этом раскладе они могут расстаться, так и не сказав друг другу правды о своих чувствах. Это чаще случается в жизни, чем счастливый конец. Надежда только на Калантэ.)

Ленчик: Виола пишет: Это чаще случается в жизни А вот в этом мой маленький кусочек кайфа от последней части - я вижу настоящую жизнь, такую, как есть. Не напичканную геройством и приключениями, а просто... настоящую. Поэтому, просто безоговорочно верю всему - от первого до последнего слова.

Nika: Виола пишет: Надежда только на Калантэ.) Да уж, от Калантэ еще никто не уходил обиженным--ни читатели, ни герои, так что будем надеяться на то, что автор будет следовать собственным традициям!

Калантэ: Nika - спасибо за доверие! :-) Постараюсь не потерять выходные впустую, а пока - иллюстрация от Стеллы.

Черная Кошка: Я наконец прочитала Ваше произведение, Калантэ. Именно прочитала, не быстро и не отрывками, а все, сразу, одним целым. Все выверено, все логично, и в то же время импровизаторски легко. Чувствуется эдакая "Лерына политика" - а почему бы и нет, если возможность есть? Особенно сильным моментом стала... песня из "Гардемаринов". Комментариев я не читала, быть может, повторюсь, но Вы вставили ее особенно к месту, и она производит впечатление. Все события гармонируют между собой, и ни одно не кажется лишним. Прошу прощения, если повторилась или чем-то обидела. Просто от полной картины впечатление сильнее, и оно дает почти полное отстранение от мира:) Большое спасибо!

Эжени д'Англарец: Черная Кошка пишет: Особенно сильным моментом стала... песня из "Гардемаринов". Мне она тоже очень понравилась

Калантэ: Черная Кошка - в первый раз вижу человека, который извиняется за похвалу и еще боится, что обидел! :-) Спасибо за отзыв, и - нет, вы меня ничем абсолютно не обидели. :-) Наоборот, это очень лестно. А фрагмент с песней... черт, выходит, у меня все-таки получилось, раз зацепило! :-) …Парк выглядел изрядно запущенным. С той стороны, что примыкала к дому, были еще видны следы деятельности садовника – аккуратно подстриженные кусты, несколько ярких клумб, расчищенные дорожки - но по мере того, как девушки углублялись в каштановую аллею, признаки цивилизованности практически исчезли. Буйно разросшийся подлесок превратил парк в настоящий лес. Дорожка, когда-то посыпанная мелкими камешками, кое-где поросла мхом, там и тут на нее выхлестывались зеленые языки травы, только посередине виднелось нечто вроде натоптанной тропинки. Лерка вздохнула. - Там, под каштанами… - пробормотала она. Контраст с эпизодом из Дюма, где Атос с д'Артаньяном прогуливаются по аллее парка – как бы не по этой же самой – был настолько велик, что у нее защемило сердце. Какой уж там теплый вечерний свет – в аллею почти не пробивался даже полуденный… Под деревьями стоял зеленый сумрак. - Словно в замке спящей красавицы, - кивнула Соня. – Здесь все такое… заброшенное. Как будто и не живет никто. - Ну почему, живет.. и даже гуляет… Аллея, угадывающаяся по двум рядам высоких стволов и все той же полузаросшей тропинке, постепенно становилась светлее, потом плавно повернула – и впереди засинело полуденное небо. Соня невольно прибавила шагу. - Смотри, река! И купальня! Тропинка вывела их к окруженной ивами заводи, залитой ослепительным солнцем, и уперлась в деревянные мостки. А на самом конце, над водой, и в самом деле стояла деревянная же беседка – хотя доски и посерели от времени и непогоды, цветные стекла в мелком переплете были тщательно протерты и взблескивали на солнце. Здесь царил яркий летний полдень, у берегов буйно цвел вербейник, на воде нежились кувшинки, и ощущение заброшенности растаяло. Лерка решительно шагнула на пружинящие мостки. - Ага, а купальня-то действующая… - В воду полезешь? – понимающе спросила Соня. - А ты не хочешь? - Да прохладно как-то… - Ну а я полезу. Окунуться перед завтраком – и к дому. Внутри тоже было чисто, над деревянной скамьей с гнутой спинкой висело льняное полотенце – лишнее доказательство того, что купальней пользуются. В воду спускалась лесенка без перил; при появлении девушек с верхней ступеньки вспорхнула крупная зеленая стрекоза. Соня уселась на скамью, щурясь на искрящуюся реку, а Лерка быстро разделась, побросав вещи рядом с ней, и ступила на лесенку. - Я ж себе не прощу, если в Луаре не искупаюсь! Да еще в таких условиях! Она сделала еще пару шагов и, оттолкнувшись от нижней ступеньки, с плеском нырнула. Вынырнула уже метрах в трех от мостков и, с удовольствием отфыркиваясь, перевернулась на спину. - Вода роскошная, а вот лестницу менять надо! – сообщила она Соне. – Кажется, я занозу поймала… - А не надо купаться в незнакомых местах, - наставительно сообщила Соня. – Служба спасения на водах предупреждает! Тут глубоко, наверное. - Сейчас проверим! – Лерка снова перевернулась и нырнула, пытаясь достать до дна. Заводь оказалась не такой уж глубокой – метра три. Коснувшись рукой ровного песка, Лерка оттолкнулась и пошла вверх. Вынырнула, помотала головой, отбрасывая с лица мокрые волосы… и задохнулась от неожиданности. Вокруг была ночь. Теплая, лунная, летняя ночь, и на берегу знакомо шумели сосны… Запаниковать Лерка не успела – она узнала берег, песчаный обрывчик, да вон и борт ее «уазика» поблескивает в лунном свете… так и есть, она вынырнула почти там же, где находились первые Врата, только чуть подальше от берега. Правда, здесь ночь, а там день, но кто сказал, что Врата обязательно выводят в то же самое время суток? Если уж из Средиземья они вернулись не через неделю, а через три часа! В следующую секунду она все-таки испугалась: кто знает, в обе ли стороны это работает, еще вынесет в Беврон или еще чего похлеще… Лерка не стала додумывать эту мысль, предпочтя проверить на практике. Она ушла под воду почти вертикально, достала до дна, перевернулась, яростно оттолкнулась… и через пару секунд выметнулась на яркий свет, ошалело колотя руками по воде и поднимая тучи брызг. - Лерка!!! Ну слава Богу! – Перепуганная Соня стояла на самом краю мостков, и вид у нее был отчаянный. – Я уж думала, ты утонула! Ну разве можно так нырять!!! - Уф… можно… и даже… нужно… счас… - Лерка в несколько гребков подплыла к ступенькам и выкарабкалась из воды. – Ох! Ты не поверишь… - Во что? В то, что ты чокнутая? – С перепугу Соня всегда сердилась. – Еще как поверю! Тоже мне, ныряльщица амо! Да я тут чуть с ума не сошла! - Не в это, - переводя дыхание, пропыхтела Лерка. – Тут еще одни Врата. Я в Оке вынырнула. - Что?! Соня отступила назад, наткнулась на скамейку и плюхнулась на нее, во все глаза глядя на мокрую и взъерошенную подругу. - Откуда? - Ну, откуда-откуда! – развела руками Лерка, шлепаясь рядом. – Я почем знаю. - Так луны же нету… - Тонкое наблюдение, - ехидно сообщила Лерка. – Нету, это верно. А с чего мы взяли, что обязательно должна быть? Вот кровушка, судя по всему, обязательно нужна. – Она изогнулась, разглядывая ступню. – Вот она, заноза. Из-за нее, я так думаю… Кстати, там-то луна была – я ночью вынырнула. - Какой ночью? – охнула Соня. - Судя по тому, что на берегу стоит моя машина – той самой. – Лерка примерилась и выдернула занозу. – Сонь, ты чего паникуешь-то? Наоборот, мы же независимые врата открыли! Да еще прямо в парке! Понимаешь? Мы теперь можем сами, без посторонней помощи! - Ой! – Судя по обалдевшему выражению лица, до Сони наконец-то дошло. Собственно, до нее дошло бы уже давно, просто она так напугалась за Лерку, что туго соображала. - Вот и «ой». – Лерка сдернула с крючка полотенце и принялась вытираться. - А глубоко нырять пришлось? - Ну… метра три, наверное. Сможешь? - Смогу, - храбро сказала Соня. – Только не прямо же сейчас. А то они… наверное, волноваться будут… - Я сейчас и не предлагаю, - проворчала Лерка. – Нет, ну это издевательство какое-то! Специально, что ли, нам кто-то эти врата подсовывает! - А может, и специально… - пробормотала Соня. – Только зачем? Вопрос остался без ответа. … - Лер, давай пока про эти Врата не будем рассказывать, - неожиданно попросила Соня, когда они уже шли по знакомой аллее. - Почему? - Ну… - Соня замялась. – Понимаешь, я хочу все-таки понять, что… то есть как… Словом, я хочу еще пару дней тут побыть. А задерживаться, когда вроде бы мы можем в любой момент вернуться сами… как-то неудобно… - Пожалуй… - Лерка кивнула. У нее самой было то же ощущение. Умом она понимала, что, наверное, они никому тут не мешают, что Арамис и вовсе рад был бы, если бы Соня оставалась с ним как можно дольше, что и Атос не против принимать их у себя, но… Но мешала мысль о том, что гостеприимство графа – только благодарность за помощь. В конце концов, не по своей воле два друга очутились в чужом мире, и не по своей воле они вынуждены были, возвращаясь, прихватить с собой подруг. Лерка терпеть не могла быть в долгу у кого-то, но еще больше она не выносила, когда кто-то другой был ей должен. Особенно, когда этот долг, как справедливо заметил Атос, не из тех, что легко вернуть. Любой, даже необязательно порядочный, а просто воспитанный человек, в подобной ситуации ни за что не покажет, что пора бы и честь знать. Их не приглашали – вот и весь сказ. И попробуй пойми, рады тебе или не рады… Хорошо, что теперь есть возможность в любой момент уйти без посторонней помощи, но, видит Бог, как же это трудно – закрыть за собой дверь, зная, что закрываешь ее навсегда! - Хочешь все-таки разобраться, что там у Арамиса? – тихонько спросила Лерка. – А не боишься, что потом будет еще тяжелее уходить? - Плевать, - с неожиданной твердостью сказала Соня. – Гадать, что да как могло бы быть, еще хуже. И потом… - Она покраснела. – Ну… Ты же сама говорила. Лучше уж иметь и потерять, чем… Лерка молча кивнула.

Черная Кошка: Калантэ пишет: у меня все-таки получилось, раз зацепило! Очень зацепило, даю Вам слово!

Виола: И я даже, кажется, примерно знаю, кто им эти Врата подсовывает! Калантэ, как же вы всё таки зримо пишете - сама задохнулась от неожиданности, вынырнув с Леркой в Оке.))



полная версия страницы