Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета (продолжение) » Ответить

Двадцать восемь дней лета (продолжение)

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 266, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Черная Кошка: Виола пишет: как же вы всё таки зримо пишете - сама задохнулась от неожиданности, вынырнув с Леркой в Оке. ППКС.

stella: Калантэ , а ведь пишите вы и вправду зримо. И интересно: заведомо нереалистичные сцены у вас получаются зримыми, как в кино.

Rina: Входит и выходит! Замечательно выходит (с)

Madame de Guiche: Калантэ, я давно хотела сказать - у Вас дар попадания в нужное место. Читайте это вне контекста - Вы знаете, где больно, а где хорошо, и умеете сказать это всего несколькими словами.

Диана: Черная Кошка пишет: Виола пишет:  цитата: как же вы всё таки зримо пишете - сама задохнулась от неожиданности, вынырнув с Леркой в Оке. ППКС. Два ППКС!

Nika: Калантэ, а дальше когда? Перерывчик как-то нехорошо затянулся .

stella: Дамы, не переживайте, Калантэ просила передать, что извиняется за задержку, что все обязательства в силе, просто у нее непредвиденные обстоятельства, которые несколько изменил ее планы на ближайшие 3-4 дня. Продолжение будет непременно!

Ленчик: Так, давайте не трясти автора? Автор тоже человек со всеми человеческими загонами и проблемами ;)

Nika: Ленчик, да все спокойно в доме Облонских! Я просто за автора по человечески беспокоюсь, вот и все.

Ленчик: Автор жив) Я свидетель

Madame de Guiche: Автору привет и поклон...

Nika: Ленчик, ну и слава богу. Остальное все, в принципе, не так уж и важно.

Калантэ: Спасибо всем, кто мне приветы передавал и за меня беспокоился! Я жив, просто, пардон, замордовалась уже окончательно. Но послезавтра начинается отпуск, так что, смею надеяться, таких безобразных антрактов уже не будет. Да и осталось-то немножко. - Плевать, - с неожиданной твердостью сказала Соня. – Гадать, что да как могло бы быть, еще хуже. И потом… - Она покраснела. – Ну… Ты же сама говорила. Лучше уж иметь и потерять, чем… Лерка молча кивнула. - А вообще я себя чувствую не в свой тарелке, - призналась она. – Там был наш мир, можно было быть собой, а тут… надо соответствовать, что ли… Даже не знаю, как держаться. - Сама ж говорила – делай вид, что ты переодетая маркиза, - задумчиво проговорила Соня. – Вот теперь я понимаю, как неуютно им было у нас. - Так справились же… Остаток пути девчонки прошли молча. Наконец среди ветвей забелел ярко освещенный полуденными лучами флигель дома. Аллея расширилась и превратилась в круглую, относительно ухоженную площадку, окруженную живой изгородью; здесь по земле прыгали пятна солнечного света, а посредине благоухала обложенная камешками клумба. В просвет между деревьями Лерка разглядела Гримо, который возился неподалеку, приводя в порядок еще одну. Услышав скрип гравия под ногами у девушек, слуга оглянулся, выпрямился и почтительно поклонился. - Доброе утро, - улыбнулась ему Лерка. Гримо поклонился еще раз. - Что угодно вашим светлостям? От неожиданности Соня тихонько не то пискнула, не то хрюкнула от сдавленного смеха – словно хихикнула полевая мышь. Лерка же, услышав подобное обращение, лишь ценой невероятного усилия сохранила выражение лица, достойное благородной дамы. Это же надо – светлости! Интересно, это Гримо сам так решил или Атос для простоты дела сказал ему, что гостьи – графини? - Спасибо, ничего, - самым светским своим тоном проговорила Соня, справившись с нервным весельем. – Просто прогуливаемся. Не скажете, где можно найти господина графа? - Здесь, - лаконично сказал Гримо, указывая на что-то у нее за спиной. Лерка дернулась и обернулась. В самом деле, из второй, радиальной, аллеи как раз выходили Атос и Арамис; вид у обоих был весьма задумчивый. - Добрый день, сударыни, - приветствовал их Атос; Арамис молча поклонился. – А я думал, что вы еще спите, и приказал вас не беспокоить! - А мы решили немного пройтись, - со странной неловкостью отозвалась Соня, украдкой бросив на аббата короткий взгляд. – Парк посмотреть... - Парк? – переспросил Атос. – Увы, он пока больше напоминает лесную чащу. - Ну почему, не везде, - возразила Соня. – Вот тут все очень ухоженное. Скажите, граф, что это за цветы? - Она кивнула на клумбу. - Это? – Атос взглянул на белые и лиловые соцветия так, словно увидел их впервые в жизни, и слегка недоуменно пожал плечами. - Понятия не имею. Это уж Гримо позаботился… - Граф повернулся к слуге. – Гримо? - Левкои, - как всегда, односложно отозвался тот. - Красиво, - тихо сказала Лерка. Светский тон, конечно, прекрасная палочка-выручалочка, когда не знаешь, что говорить – к тому же при Гримо о многом и говорить-то не стоило – но от подобной беседы веяло чуть ощутимым холодком. Почему-то прежней легкости в разговоре уже не получалось. - Вам нравится? – Атос наклонился, сорвал цветок и протянул его девушке. – К сожалению, мои цветники не отличаются разнообразием. - Спасибо… - Лерка осторожно взяла цветок. – Кстати, как вы себя чувствуете? - Благодарю, уже совсем хорошо. Гримо сделал перевязку, рана прекрасно заживает. Вот тут Лерка окончательно почувствовала себя чужой. Вернее, ненужной. Мавр сделал свое дело, мавр может гулять смело. Она покосилась на Соню, на Арамиса, который почему-то смотрел в сторону… - Ну вот и отлично, - с трудом улыбнувшись, сказала она. – Скажите, мы проспали завтрак или еще есть шанс? Атос взглянул на нее так внимательно, что Лерка могла бы поклясться – что-то в ее тоне его насторожило. - Нет, конечно, - после секундной паузы проговорил он. – Гримо, распорядитесь. Непонятная неловкость, которую, судя по всему, испытывали все четверо, не растаяла даже за завтраком. Единственным человеком, который сохранял полную невозмутимость, оказался Гримо, прислуживавший за столом. Атос казался чем-то озабоченным, Арамис нервно крошил кусочек хлеба. Соня углядела, что аббат успел очень коротко остричь ногти, а кончики пальцев у него покраснели, словно их долго терли щеткой: судя по всему, он потратил уйму времени, избавляясь от селянской маскировки. «Можно подумать, кого-то это смущало…» - отстраненно подумала девушка. Автозагар еще не сошел, но сейчас, в сочетании с белоснежным кружевом воротников, он уже не делал друзей похожими на крестьян. Скорее, на пиратов с изысканными манерами. Разговор не клеился. Наконец Атос отложил салфетку. - Гримо, налейте всем вина - и можете идти, - спокойно распорядился он. Гримо проворно выполнил приказ и бесшумной тенью выскользнул за дверь, плотно прикрыв ее за собой. - Ну что ж… - Атос залпом осушил бокал, и Лерке снова померещилась некая принужденность в его голосе. – Теперь можно поговорить и о делах. Лерка и Соня переглянулись. Арамис выпрямился на стуле. - О нашем возвращении? – осторожно уточнила Лерка. У нее чуть было не сорвалось с языка «мы вам уже надоели?», но по понятным причинам девушка сдержалась. - Мне показалось, что вас это беспокоит, - медленно сказал Атос. – Я прав? - Конечно. – Лерка почувствовала, что Соня наступила ей на ногу, и чуть заметно кивнула подруге: помню. – Мы ведь не сможем… добраться до Беврона без вашей помощи. - Но не сейчас, - краснея, вставила Соня. – Вас наверняка еще ищут. Наверное, нужно подождать дня три, и только потом… Вы нас проводите? - Разумеется, - кивнул Атос. – Ведь без нас вы и Врата пройти не сможете, насколько я понимаю? У Лерки язык не повернулся откровенно соврать, и поэтому она только утвердительно наклонила голову. Несколько секунд граф молча смотрел на нее. - Значит, решено, - подытожил он наконец. – Это самое малое, что мы с аббатом можем и должны для вас сделать. Соня уткнулась в свой бокал. Она и надеялась, и боялась, что Арамис что-нибудь скажет, спросит… но аббат по-прежнему молчал, и от этого ей стало совсем тоскливо. Молчание разлилось над столом, словно панихида; казалось, каждый из четверых ждет, что кто-нибудь его разобьет, не решаясь сделать это сам – или не зная, как и какими словами. Лерка не выдержала первой. - Спасибо, - ни на кого не глядя, проговорила она и встала. Ей очень хотелось прихватить со стола графин с вином, хотя до сих пор она ни разу в жизни не испытывала желания топить переживания в выпивке. На душе было удивительно муторно. – Тогда мы сейчас вас оставим, если не возражаете. Атос снова кивнул, на этот раз молча. Когда за девушками закрылась дверь, с минуту за столом продолжало висеть молчание. Наконец Арамис в несколько больших глотков, достойных самого Портоса, допил свой бокал, с резким стуком поставил его на скатерть и повернулся к Атосу. - Черт побери! Я понимаю, почему Валери сама не своя, но чего боится Софи – это выше моего понимания! – сердито выпалил он. Атос пожал плечами. - Возможно, друг мой, вашей репутации, - с неуловимой улыбкой проговорил он. – Я внимательнейшим образом прочитал наши с вами приключения в изложении господина Дюма, и должен сказать, что вы выглядите порядочным ветреником. Что вы, между прочим, не так давно подтвердили, помогая ставить палатку госпоже Мари… - Граф внезапно осекся и устремил на Арамиса внимательный взгляд. – Постойте, что вы имеете в виду? Арамис уставился на него с недоумением. - Что значит – что я имею в виду? - Почему Валери… госпожа Валери сама не своя? - Атос потянулся за графином и с несколько преувеличенной тщательностью наполнил оба бокала, свой и аббата. - Помилуйте, Атос, вы что, в самом деле ничего не замечаете? - Я вас не понимаю, - медленно проговорил Атос. – Что я должен был заметить? - То, что Валери к вам неравнодушна, - с неподдельным удивлением сообщил Арамис. - Да вы с ума сошли! - Имеющий глаза да увидит, - с некоторой ядовитостью в голосе сообщил Арамис. – Честное слово, Атос, вы меня удивляете. Это было заметно с первого дня! - Арамис, я вам повторяю, вы сошли с ума! Мне, наоборот, казалось, что Валери меня сторонится. - Вы бы видели, как она на вас смотрит, - проворчал аббат. – Когда думает, что никто не видит. Бедная девушка… Атос резко встал. - Вам показалось, - твердо проговорил он. – И давайте не будем больше об этом.

Ленчик: Калантэ пишет: словно хихикнула полевая мышь Ай, браво! Мне обеспечены несколько дней позитива, пока меня не отпустит зрелище хихикающей полевой мыши

Диана: Калантэ пишет: - Арамис, я вам повторяю, вы сошли с ума! Мне, наоборот, казалось, что Валери меня сторонится. - Вы бы видели, как она на вас смотрит, - проворчал аббат. – Когда думает, что никто не видит. Бедная девушка… Атос резко встал. - Вам показалось, - твердо проговорил он. – И давайте не будем больше об этом. Проницательный Атос

stella: " Имеющий глаза. да увидит..." И когда это даже самый глазастый себя со стороны видит? Хороша парочка, ничего не скажешь!

Ленчик: Ну... Не видеть и не хотеть видеть - это две большие разницы.

stella: Ленчик , так уж точнее: бояться видеть! Ведь трусит же посмотреть правде в глаза!

Черная Кошка: Калантэ пишет: Я внимательнейшим образом прочитал наши с вами приключения в изложении господина Дюма Хорошо сказано!

stella: А кстати! неужто этот неугомонный граф все же по-секрету сунул нос во всю трилогию? Может, быстренько по диагонали прогнал, пока Лерка зазевалась?



полная версия страницы