Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета (продолжение) » Ответить

Двадцать восемь дней лета (продолжение)

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 266, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Черная Кошка: stella пишет: этот неугомонный граф все же по-секрету сунул нос во всю трилогию? Может, быстренько по диагонали прогнал, пока Лерка зазевалась? Да ну - он же обещал не читать! P.S. Да, только, похоже, и в этом рассказе дело опять кончится алтарем...

Rina: - Вам показалось, - твердо проговорил он. (с) А НАМ не показалось

Nika: stella пишет: А кстати! неужто этот неугомонный граф все же по-секрету сунул нос во всю трилогию? Может, быстренько по диагонали прогнал, пока Лерка зазевалась? Ну, всю-то наверняка нет, а вот понадкусывал, скорей всего. И какие теперь из этого выводы?

Диана: Если граф обещал не читать, то он не читал! Кстати, ветренником Арамис именно в ВдБ никак не выглядит.

stella: Ветреником Арамис не выглядит, а вот тем , кто способен жестоко задеть свою бывшую любовь - еще как выглядит!

Nika: Диана, а про кого сказали "Вы едите из всех кормушек" и про кого д'Артаньян думал, что у того четыре или пять герцогинь?

stella: Nika , про кормушки, это Атос скорее всего не количество дам имел в виду, а их политические пристрастия. Де Буа- Трасси - это стан королевы, а дЭгийон- кардинала. Кроткий баранчик пощипывал травку на всех пажитях.

Черная Кошка: stella пишет: а дЭгийон- кардинала Простите, но с чего Вы решили, что Арамис имел какое-то отношение к д'Эгильйонам? Наоборот, он перенес дуель с д'Артаньяном в другое место потому, что рядом был дом д'Эгильйонов. Стал бы он это делать, если б его там знали?

stella: Черная Кошка , сегодня уже не найду цитату- поздно! Постараюсь завтра.

stella: Вот, нашла! Mon cher, soyez mousquetaire ou abbé. Soyez l'un ou l'autre, mais pas l'un et l'autre, reprit Porthos. Tenez, Athos vous l'a dit encore l'autre jour : vous mangez à tous les râteliers. Ah ! ne nous fâchons pas, je vous prie, ce serait inutile, vous savez bien ce qui est convenu entre vous, Athos et moi. Vous allez bien chez Mme d'Aiguillon, et vous lui faites la cour ; vous allez chez Mme de Bois-Tracy, la cousine de Mme de Chevreuse, et vous passez pour être fort avant dans les bonnes grâces de la dame - Мой дорогой, будьте мушкетером или аббатом. Будьте тем или другим, но не тем и другим сразу!- заметил Портос.- Припомните, Атос вам сказал недавно:" вы едите из всех кормушек". О, не будем ссориться, прошу вас, это бесполезно! Вам достаточно хорошо известно о договоренности между вами, Атосом и мной. Вы в хороших отношениях с м-м дЭгийон, вы бываете в ее доме.( представлены к ее двору); вы посещаете м-м де Буа- Траси, кузину м-м де Шеврез и заслужили расположение этой дамы. Перевод мой.

Черная Кошка: stella пишет: Постараюсь завтра Жду с нетерпением - очень интересно.

stella: Черная Кошка , так я уже выложила цитату с подтверждением своей реплики.

Диана: Nika пишет: Диана, а про кого сказали "Вы едите из всех кормушек" и про кого д'Артаньян думал, что у того четыре или пять герцогинь? Но не в ВдБ! Это было в ТМ! А Лерка прятала от Атоса именно ВдБ!

Диана: Черная Кошка пишет: Простите, но с чего Вы решили, что Арамис имел какое-то отношение к д'Эгильйонам? Наоборот, он перенес дуель с д'Артаньяном в другое место потому, что рядом был дом д'Эгильйонов. Стал бы он это делать, если б его там знали? Черная Кошка, ИМХО, именно потому, что его там знали. Т.е. узнали бы. Дуэлировать под окнами племянницы кардинала - ставить приятельницу в неловкое положение. Да и репутация в этом доме у него была наверняка совсем иная, чем среди друзей

Rina: Диана, хотела именно это и написать! :)

Черная Кошка: stella, Диана, Rina, спасибо вам большое! Теперь все ясно! (Надо мне, похоже, еще раз книгу перечитать)

stella: Черная Кошка , перечитайте непременно. Во - первых, это вас от многих ляпов убережет, А во- вторых: массу открытий для себя сделаете.( на все другими глазами посмотрите. И на проблемы воспитания детей- тоже! )

Rina: stella, да зачем Черной Кошке сейчас эти проблемы?

Черная Кошка: stella пишет: перечитайте непременно. Во - первых, это вас от многих ляпов убережет, А во- вторых: массу открытий для себя сделаете. Да здравствует перечитывание всей трилогии в шестой раз! (Больше всего открытий во второй и в четвертый было. Может, из-за временного промежутка?) Rina пишет: да зачем Черной Кошке сейчас эти проблемы? Как - зачем? У меня шестилетний брат мечтает стать дворянином. По-настоящему.

Калантэ: …Соня плотно закрыла за собой дверь комнаты, секунду постояла, словно не зная, куда себя девать, и наконец шлепнулась в кресло, глядя перед собой невидящими глазами. - Вот почему он промолчал, а? – проговорила она в пространство. Лерка бросила на нее выразительный взгляд, пересекла комнату и уселась на подоконник. - Откуда мне знать, - буркнула она. – Возьми и спроси. Как ты, собственно, собираешься понять, что да как, если удираешь от него при малейшей возможности? Среди вещей, которые она выносила с трудом, на первом месте была неопределенность. Лучше уж сразу расставить все точки над «i», даже наломав при этом немало дров, чем гадать на кофейной гуще. Подругу она знала как облупленную: если ее не подтолкнуть, то так и будет маяться, вздыхать, мяться и в результате так ни к чему и не придет, ожидая, что кто-нибудь примет решение за нее. – Ну поговори ты с ним начистоту, что ли! - Боюсь, - грустно ответила Соня. - Ну тогда так и пробоишься оставшееся время, - сердито проворчала Лерка. – Не укусит же он тебя. - Зато может подумать, что я ему навязываюсь, - Соня отвернулась. - О Господи! – вздохнула Лерка. – И что изменится за два дня, а? В комнате воцарилось молчание. - Наверное, ничего, - пробормотала наконец Соня. – Кажется, ты права. - Хотя бы не прячься, - опять вздохнула Лерка. – Чтобы разобраться, что к чему, понимаешь ли, вам придется как-то поговорить. Другого способа еще не придумали. Ну или хочешь, я сама с ним поговорю? - Нет, - решительно сказала Соня. – Не хочу. Ты права. Я попробую. – Она виновато глянула на подругу. – Ты хочешь уйти поскорее, да? - Ну… и это тоже… - Лерка тяжело вздохнула. – У меня больше сил нет, честно. Я не хочу уходить, понимаешь? И болтаться тут, будто они нам что-то должны, тоже не хочу… - Сегодня поговорю, - пообещала Соня. – Пусть лучше сразу. - А тогда… можно я тебя на часочек оставлю? – виновато спросила Лерка. – Раз ты больше не прячешься… А я пока поброжу. Не могу я сидеть на месте, ты же знаешь. Или хочешь со мной? Соня помотала головой. Теперь, приняв решение, она здорово опасалась передумать. - Ну тогда я пойду погуляю… Соня кивнула. Оставшись одна, она минут пять продолжала сидеть в кресле, бездумно перебирая бахрому обивки. Потом решительно встала и вышла из комнаты. В столовой уже никого не было. Поколебавшись секунду, Соня пошла по коридору дальше, пытаясь вспомнить, где комната Арамиса и невольно стараясь ступать потише – в доме царила сонная тишина. Может быть, в противоположном крыле? Самым простым вариантом было бы спуститься на первый этаж и попросить кого-нибудь из слуг проводить ее к аббату, но девушка боялась растерять решимость. - …а я этого не хочу, - неожиданно донесся до нее знакомый голос. Соня замерла. - И вы не собираетесь сообщать ей о своем решении? Девушка узнала Атоса. Голоса доносились из-за приоткрытой двустворчатой двери. - Полагаю, в этом нет необходимости, - ответил Арамис. – Пусть все идет своим чередом. Рано или поздно она все поймет сама. Впрочем, полагаю, я не так уж ей нужен. Соня застыла на месте, боясь шевельнуться. Подслушивать нехорошо? Да плевать! - Я благодарен ей за все, что она для меня сделала, но… мы слишком разные, - продолжал между тем Арамис. – К тому же я бы не назвал то, что между нами было, любовью… и очень рад, что это наконец закончилось… Соня взялась ледяными пальцами за щеки. Щеки горели. А она, идиотка, еще собиралась о чем-то спрашивать! Господи, как же хорошо, что не успела! Представив этот разговор, она чуть было не застонала в голос. Идиотка, наивная идиотка! На глаза навернулись слезы. - Ну, еще не вполне, - за дверью звякнуло стекло. - Осталось недолго, - заверил Арамис. – Она достаточно горда, чтобы понять. Слушать дальше Соня не стала. Первым порывом было войти в комнату и сообщить Арамису, что он ей совершенно не нужен и может катиться к любой из своих герцогинь, но она побоялась сорваться. Девушка повернулась и, все ускоряя шаг и глотая злые слезы, бросилась прочь по коридору. Мягкий ковер приглушил шаги. Добежав до своей комнаты и захлопнув дверь, она прижалась лбом к резному столбику кровати и наконец разревелась. Лерка, старательно избегая цивилизованных аллей, забрела в глубину парка. Пытаясь привести в порядок раздрай в мыслях, девушка назло себе лезла в заросли, цепляясь юбкой за ветки и то и дело шепотом чертыхаясь в адрес попадающейся крапивы, от которой, ясное дело, широкая юбка совершенно не спасала. Обстрекавшись в очередной раз, она наконец решила, что с нее хватит: чувство времени подсказывало, что гуляет она уже не меньше часа и пора вернуться и посмотреть, как дела у Сони. Лерка огляделась: вокруг нее стеной стояли заросли орешника, и только в одном месте виднелся просвет. Туда она и двинулась. Крапива прощально хлестнула по лодыжке, Лерка зашипела, последним усилием проломилась сквозь густые ветки и с облегчением выдохнула, оказавшись на узкой, посыпанной гравием дорожке. Старательно отряхнула юбку, отцепила от подола сухую веточку, выпрямилась… и вздрогнула от неожиданности: в двух шагах, глядя на нее с некоторым недоумением, стоял Атос. - Валери? Черт! Лерка покраснела. Выходит, он слышал, как она ворочается в зарослях, как… как корова в камышах… да вдобавок еще шипит и ругается… - Я просто немного заблудилась, - отводя взгляд и пытаясь сохранить достоинство, сообщила она. С той самой злополучной сцены в фургоне она побаивалась смотреть бывшему мушкетеру в глаза: каждый раз при встрече ее бросало в жар, и она подозревала, что граф это замечает. - Немудрено, - без улыбки ответил Атос. – Вас проводить к дому? - Я… нет, спасибо, - с усилием сказала Лерка. – Теперь я и сама найду. Атос чуть заметно пожал плечами, продолжая разглядывать ее с непонятным выражением на лице. - Простите, я не хотел вам мешать, - сказал он наконец. - Да вы не помешали! – вырвалось у Лерки помимо воли. – Просто… - Просто вы не хотели со мной встречаться, - не вопросительно, скорее утвердительно произнес Атос. – Я вас чем-то обидел? Черт знает, как это следовало расценивать! Внезапно Лерка поняла, что отчаянно устала притворяться и делать вид, что ей все равно. Догадается так догадается… если еще не догадался… - Почему вы так решили? – хмуро спросила она. - Мне кажется, что вы меня избегаете. Простите, Валери, я сейчас уйду, позвольте только задать вам один вопрос. - Задавайте, - устало сказала Лерка. – Только один? - Только один, но, возможно, чересчур нескромный. Лерка пожала плечами и кивнула. Да пусть. Все равно это все скоро кончится. - Я хотел бы понять, почему вы… - Атос, казалось, колебался. – Нет. – Он сделал неопределенный жест и, пристально глядя на девушку, четко выговорил: - Тогда, в фургоне… Вы притворялись? Лерка вздрогнула. Такого вопроса она не ожидала. Серые глаза смотрели на нее в упор, и понять, что за ними кроется, было совершенно невозможно. - Нет! – отчеканила она с вызовом, вскинув голову. – Нет, я не притворялась. И не играла. Это все, что вы хотели узнать? Непроницаемое лицо графа дрогнуло, и Лерка увидела на нем удивление, растерянность и… Испуг? Жалость? Лерку так и отшатнуло: это было именно то, чего она так боялась. - Зачем вы… - начал Атос внезапно охрипшим голосом. - Простите, граф, - перебила она, чувствуя, что внутренние тормоза отказывают напрочь, - это только мои проблемы! Можете не беспокоиться! И не смейте меня жалеть! – Закусив губу, Лерка повернулась и, не оглядываясь, побежала к дому. Задыхаясь, она взлетела на второй этаж и дернула дверь своей комнаты. Пусто. Черт! Лерка рванула соседнюю. - Сонь, ты тут? Вопрос был риторическим: Соню она увидела сразу же. Та с ожесточением на лице рылась в сумке; на шаги она повернулась, и Лерка заметила, что глаза у нее красные. - Тут… пока, - сипло выговорила она. – Лерк… - Так… - Лерка прикрыла дверь. – Вот и поговорили… - Ты что… тоже? – Соня пригляделась к подруге. - Я тоже, - сквозь зубы сказала Лерка. – Я так понимаю, что то, что ты услышала, тебя не порадовало? Соня со злостью шмыгнула носом и кивнула. - Я сама должна была понять. А он… даже говорить мне этого не собирался… Глаза у Лерки сузились. - Понятненько, - процедила она. – Ну что же, спасибо за приятную компанию… Уходим. И не спрашивай ты, ради Бога, что услышала я! - Так они же нас… искать будут… - голос Сони съехал до шепота от усилий сдержать слезы. – Одежда останется… решат, что утонули… И как же твой рюкзак? - Неплохая была бы шутка, - огрызнулась Лерка. – Не переживай, не помрут они от угрызений совести. Записку оставим. И черт с ним, с рюкзаком, и с одеждой тоже. Соня хлюпнула носом еще раз и кивнула. Бюро орехового дерева с изящным чернильным прибором и стопкой писчей бумаги Лерка заметила еще накануне. Торопясь и с непривычки разбрызгивая чернила, она быстро нацарапала несколько строчек. «Мы нашли еще одни Врата здесь неподалеку. Не смеем более обременять вас своим присутствием. Спасибо за все. Прощайте.» - Ну вот и все, посмотри. – Лерка протянула лист бумаги подруге. Соня пробежала записку глазами и аккуратно пристроила ее на застланную постель, посреди покрывала; мгновение подумала и прижала сверху бронзовым пресс-папье. - Сдует еще сквозняком, не найдут, - вздохнула она. Лерка сердито фыркнула. - Да и черт бы с ними! Пошли. Она подхватила сумку и осторожно выглянула в коридор. Никого. Махнув рукой Соне, Лерка на цыпочках пробежала до лестницы. Воровато озираясь, они проскочили первый этаж, перебежали двор и нырнули в аллею. Уже знакомой дорогой добежали до Луары. Заводь по-прежнему купалась в солнечном свете, только тень теперь падала с другой стороны. Юркнув в купальню, Лерка швырнула сумку на скамью и с остервенением дернула шнуровку корсажа. Движение неожиданно напомнило ей дорогу на Блуа… душноватый, пропитанный запахом соломы сумрак… Лерка зарычала так, что Соня покосилась на нее с испугом. - Давай помогу, что ты так злишься? Вместо ответа Лерка через голову сорвала с себя рубашку, выпуталась из юбки и неожиданно, закусив губу, с размаху саданула рукой о торчащую из стены шляпку гвоздя. Резкая боль немного отрезвила; не оглядываясь на ойкнувшую Соню, девушка с некоторым удовлетворением посмотрела, как из глубокой ссадины выступает кровь, и подхватила со скамьи полупустую сумку. - Ты готова? Тогда пошли! Отплыв от ступенек на несколько метров, Лерка в последний раз оглянулась на берег. Там безмятежно шелестели ивы, тропинка, ведущая к мосткам, была пуста. Мысленно крепко выругав себя за слабодушие, Лерка взяла Соню за руку. - Так, набери воздуху, и ныряем. Постарайся как можно глубже, чтобы достать до дна. Тут метра три всего, справишься. Ну? Три, четыре! Девушки слаженно, словно мастера синхронного плавания, ушли под воду. Лерка изо всех сил стиснула запястье подруги, ощутила, как давит на уши глубина, коснулась пальцами плотного песка и, сгруппировавшись и потянув Соню за собой, усиленно заработала ногами на всплытие. Расходящиеся по воде круги достигли берега, слегка покачнули листья кувшинок… Через минуту заводь снова сделалась гладкой, как зеркало. На мокрую ступеньку уселась стрекоза.



полная версия страницы