Форум » Крупная форма » Двадцать восемь дней лета (продолжение) » Ответить

Двадцать восемь дней лета (продолжение)

Калантэ: Признаюсь, что раздел "крупная форма" выбрала не потому, что оно такое уж крупное, а потому что в остальные разделы как-то не подходит... ну, сами увидите. После длинного перерыва за незаконченный фик браться просто страшновато, нужна разминка, что ли... Ну вот, это она и есть. :-) Жанр - разумеется, ООС, если я все правильно понимаю, разве ж от меня можно ждать чего другого! :-) Все остальное... Автор: Калантэ. Фандом: "Три мушкетера", "Властелин колец" (немножко). Пейринг: Атос, Арамис, авторские персонажи, персонажи "Властелина Колец". Сходство вымышленных персонажей с реальными лицами... Пусть будет случайным. :-) Размер: макси, кажется. Жанр - ООС (ага, я уже предупредила), кроссовер, экшн, попаданцы. Отказ - ну объясните мне кто-нибудь, что это значит? Текст мой, половина персонажей - нет, на права Дюма и Толкина не претендую. :-)

Ответов - 266, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 All

Диана: Ника, это по нынешним понятиям отбивная, значение слова "котлета" менялось с веками. В тексте была мясорубка, сейчас ее там нет. Так что наш спор, действительно, уже и к тексту отношения не имеет.

Rina: Спор в целом решается простой информацией: слово "котлета" только в русском языке ассоциируется с порубленным или перемолотым в фарш мясом. Kotelett На немецком от французского cotelette, в свою очередь от латинского costa - ребро. Поэтому до сих пор в европейской кухне сие обозначает кусочек мяса на ребрышке так что будьте бдительны в Европах! Кланте , простите за оффтоп

Диана: Калантэ, вот до чего может довести мясорубка

Калантэ: Дамы, поправьте меня, если я ошибаюсь, но в последних строчках выложенного фрагмента вроде бы написано, что берег знакомый, сосна приметная, и косыночка, которой они перед отправкой пометили место, тоже видна - почему же все решили, что их занесло не туда??? Диана - не сомневаюсь, что при соответствующей практике и достаточном времени граф освоит даже управление "Бураном", но необходимости таковой пока нет. :-) По поводу адресности - Врата срабатывают не по принципу "о чем мечтается", Врата в данном конкретном случае (авторским произволом) срабатывают исходя из состава крови. Грубо говоря, генетический код является кодом замка. :-) То, что Леркин генетический код отправил их именно в Средиземье - случайность, имевшая ровно столько же шансов случиться, как и любая другая. Я выбрала эту. :-)

Диана: Калантэ пишет: почему же все решили, что их занесло не туда??? Потому что так интереснее Калантэ пишет: Грубо говоря, генетический код является кодом замка. :-) То, что Леркин генетический код отправил их именно в Средиземье - случайность, А почему тогда он же отправил их обратно Моя логик ваша не понимает

Калантэ: Диана - потому что ключ отпирает замок с двух сторон одинаково успешно. Из одного помещения в другое и наоборот. А если отпирать замок другим ключом - за дверью окажется другое помещение. Вот что получилось бы, если б Атос окунулся с головой и в воду попала еще и его кровь - тогда даже я не знаю, куда их могло бы занести! :-)

stella: Во времена Карла Великого, куда еще мог хотеть граф!

Диана: Во времена короля Артура

Диана: Калантэ пишет: потому что ключ отпирает замок с двух сторон одинаково успешно. Ну я тормоз

Эжени д'Англарец: Калантэ пишет: ключ отпирает замок с двух сторон одинаково успешно У меня почему-то была такая мысль)

Камила де Буа-Тресси: Калантэ, то что берег знакомый, лично меня мало в чем убедило, но косыночка свое дело сделала, у меня сомнений особо не возникло в том, что они все-таки вернулись. Перебор ведь был бы уже =)

Калантэ: - Сколько же здесь прошло дней? – Атос, устало облокотившись на мешок, разглядывал звездное небо. – Мне кажется, или месяц ничуть не прирос? Лерка села. - Сейчас… Рота, па-адьем!!! – Девушка рывком подняла себя на ноги и, на ходу вытаскивая нож, подошла к тому месту, где перед заплывом в неизвестность они закопали второй рюкзак. Песок полетел во все стороны – Лерка с энтузиазмом фокстерьера врылась в песчаный склон. Дернула показавшийся угол – и с размаху уселась на кучу песка, обнимая откопанный рюкзак. - У меня там часы с календарем, электронные, - объяснила она, отстегивая клапан. – Ну и полотенце сухое… и вообще… я кофе хочу! - Кофе – в этом рюкзаке! – напомнила ей Соня. - Неважно. – Лерка наконец дорылась до пластикового чехла, выудила часы, нажала кнопку подсветки циферблата… - Ой, мама! Цифры убедительно свидетельствовали: друзья вернулись через три часа после своего ухода… - Так, на последнюю электричку мы опоздали, - слегка оправившись от шока, констатировала Соня. – Вторая попытка, конечно, все равно через несколько дней, но что сейчас-то делать будем? Лерка озабоченно оглянулась на Атоса. Граф вроде бы держался неплохо, но любой выносливости есть предел. Заставлять раненого ждать утра, потом топать до электрички, потом электричка, толкотня в утреннем метро, дорога от метро – эта перспектива ей не нравилась. - Что-что… - вздохнула она. - Пошли на старую стоянку, там хоть дрова есть. Скоротаем ночку. Эх, надо было на машине ехать… Стоп! – Лерка снова полезла в чехол. – Я же мобильник взяла! - И что тебе с того мобильника? – удивилась Соня. – Что, такси сюда вызвать хочешь? - Именно, - хмыкнула Лерка. – Ну, почти такси. Если он не сел… хотя времени-то прошло всего ничего… Есть! Простенькая мелодия известила, что связь работает. Некоторое время Лерка слушала длинные гудки, и наконец в трубке прозвучал совершенно не сонный и даже не особо удивленный голос: - Слушаю тебя внимательно. - Миш, привет! Не разбудила? Соня улыбнулась. В окружении Лерки был один-единственный человек, звонок которому всегда начинался с этого вопроса – поскольку Мишка способен был спать, как кот, в любое время и в любом месте. Зато и необходимость не спать по ночам – а такая необходимость случалась частенько, поскольку Мишка работал в спасотряде – его совершенно не напрягала. - Да нет, - все с тем же философским спокойствием отозвался голос. – А что у тебя случилось? - Миш, я тебя просить сейчас буду, - предупредила Лерка. – У нас небольшой форсмажор. - Да я догадался… - Можешь забрать четырех человек с окского полигона? У нас… травма, а мы без машины. - Где сидите? – деловито осведомился Мишка. - Будем ждать на моей поляне, где обычно ставимся. - Ок, часа через два ждите, - спокойно пообещал Мишка и отключился. - Ну вот, никакой электрички, - убирая телефон, удовлетворенно сказала Лерка. – Не имей сто рублей, а имей сто друзей. – Она взялась за лямку рюкзака и вдруг остановилась. – Черт! - Что случилось? – всполошилась Соня. - Я купальник в Средиземье забыла! - Я тоже! – развеселилась Соня. – Значит, наверняка вернемся! Через полчаса костер на старой стоянке пылал вовсю, от растянутой на воткнутых в землю палках одежды валил пар, а путешественники, переодевшиеся в сухое и относительно «цивильное», наслаждались горячим кофе. Правда, кофе был растворимый, но эти мелочи сейчас никого не смущали. - Волшебник был прав, - грея руки о кружку, задумчиво проговорил Арамис. – Мы провели там несколько дней, а вернулись… той же ночью? Выходит, и во Францию… - Необязательно, но возможно. – Соня прихлопнула комара. – И в свете этой поправки на время я начинаю думать, что вас, граф, разумнее будет тоже переодеть простолюдином. Как и нас с Валери. - Пожалуй… - Атос, чуть заметно поморщившись, осторожно прислонился к стволу дерева. – Чем меньше общего мы будем иметь с двумя дворянами, тем лучше. Хотя я бы предпочел, чтобы вы вовсе остались в своем мире! - Ага, и вас тут же вычислят, - буркнула Лерка. – Ну уж нет! Лучше скажите – от Беврона до вашего поместья можно пройти лесами? - Увы, - покачал головой Атос. – Миль десять придется идти полем. - Значит, все-таки до ближайшей почтовой станции… - пробормотала Лерка, усиленно соображая. - На станции нас наверняка будут ждать, если времени пройдет мало, - покачал головой Атос. - Уж лучше попытаться раздобыть лошадей в какой-нибудь деревне. Лерка посмотрела на Атоса с состраданием. - Ну и попадетесь. Двое мужчин, ищущие лошадей! Я бы обязательно заподозрила. - Ну, в крайнем случае лошадей можно и не покупать… - заикнулся Арамис. Атос поморщился, Соня фыркнула. Лерка насмешливо воззрилась на аббата. - Конокрадов в ваших рядах не вижу! - Валери, мы с аббатом не имеем права подвергать вас такому риску... – снова начал Атос. - Да не будет никакого особенного риска, - махнула рукой Лерка. – Переодеваемся все четверо. Потом двое ждут в лесочке, а двое часа за два до рассвета осторожненько выходят на станцию – лучше я и господин аббат, его сейчас родная мать не узнает. Или даже я и Софи. Мол, едем в Блуа, на ярмарку, да у фургона ось сломалась, такая беда – в миле от станции! Как думаете – неужели заподозрят? Обыкновенных селянок? - Вряд ли, - неохотно признал Атос. - Ну вот. Берем фургон, доезжаем до вас и преспокойно трюхаем себе куда надо. Не будут же они всех подряд крестьян на дороге задерживать! Или будут? - Думаю, что нет, - в голосе Арамиса прозвучала надежда. – В самом деле… - У вас подходящая одежда есть, у нас тоже, а графу раздобудем. Загримируем немного, чтобы больше походили на крестьян. Шпаги спрячем в фургоне… Ну не вижу я другого варианта! - Пожалуй… Только не стоит упоминать ярмарку – откуда нам знать, в какой день мы попадем? Просто в Блуа, да и дело с концом. - К родственникам, - покладисто согласилась Лерка, - на крестины. Согласны? - Что с вами поделаешь… - вздохнул Атос. – Согласен. …По пустому шоссе могучий, хотя и изрядно обшарпанный Мишкин джип домчал их до города за полтора часа. Мишка, как обычно не проявляя никакого любопытства, помог донести до квартиры второй рюкзак, от кофе отказался и уехал, за что Лерка была ему несказанно признательно: сил не осталось никаких. Пока Соня развешивала одежду на просушку, Лерка поменяла Атосу повязку, вколов наконец-то антибиотик, потом путешественники между мирами уже через силу заставили себя проглотить по паре бутербродов и завалились спать. За окнами уже светало. Несмотря на усталость, проснулась Соня рано. Вернее, «рано» было лишь относительно времени отбоя – часы показывали десять утра. В квартире стояла полная тишина, Лерки на диване не наблюдалось, но из открытой балконной двери тянуло табачным дымком. Соня босиком прошлепала к балкону и отдернула занавеску. - Кто-то уверял, что бросил курить? – укоризненно осведомилась она. - Кто бы это мог быть? – пожала плечами Лерка, вдавливая окурок в пепельницу. – Слушай, не воспитывай, а? И так тошно. Вопрос «почему» застрял у Сони в горле – она поняла, что за ощущение ее разбудило. Если в первый раз они собирались в экспедицию, в глубине души не веря, что это возможно, то сейчас… сейчас госпожа Неизбежность смотрела на них в упор. Впервые в жизни Соня почувствовала, что значит – душа рвется пополам. Она очень хотела помочь Арамису вернуться. И она очень хотела, чтобы он остался. Хотя прекрасно понимала, что это невозможно. И знала, что Лерка испытывает то же самое. - Лерк… мы все равно должны это сделать… - тихо сказала она. - Должны… и сделаем… - Лерка вздохнула и вытряхнула из пачки предпоследнюю сигарету. – А потом лично я, наверное, напьюсь, как сапожник. Впервые в жизни. - Вместе напьемся, - с мрачной решимостью буркнула Соня. - Осталось найти какой-нибудь погреб, - так же мрачно пошутила Лерка. – Черт… - Слушай, но ведь если мы сможем туда попасть и вернуться – так сможем это сделать еще раз? - Не трави душу, - огрызнулась Лерка. – Ты сможешь. Я тебя провожу, договорились. А мне… мне лучше обо всем этом поскорее забыть. - А ты сможешь? – грустно спросила Соня. - Нет. - Вот и я нет… - Соня вздохнула. Лерка внимательно посмотрела на подругу. - Подожди, но у вас же… - Я боюсь, - четко выговорила Соня. – Именно этого я и боюсь. Все зашло слишком далеко. Лучше бы у меня не было никакой надежды… и у него тоже! - Не понимаю, - проворчала Лерка. – Никогда не понимала. Что лучше – ждать и не дождаться или иметь и потерять? Да если бы у меня был такой шанс… Пускай раз в жизни… - Ну а я боюсь. Потому что он же все равно вернется к себе, понимаешь? А я останусь. И потом… - Соня помолчала. – Не верю я, что у него ко мне… что-то. Не получается. Так, приключение… Ему-то что, забудет через неделю, а я… - Не веришь или не хочешь верить? – резковато спросила Лерка. - Хочу, но боюсь. Наступала я уже на эти грабли. – Соня отвернулась. Некоторое время Лерка молча курила. Потом решительно загасила окурок и встала. - Ну, тут я ничего умного не посоветую, - хмуро сказала она. – Может, ты и права. А может, и нет. Мне проще, мне выбирать не из чего. - Слушай, а как ты думаешь – сколько у нас… времени? – Соня не сумела внятно сформулировать вопрос, но Лерка поняла. - Дня три, я бы сказала. Будь это обычный пациент, я бы сказала – две недели. А этот… как бы завтра в путь-дорогу не собрался! Может, оно и к лучшему. Сил нет ждать… - Завтра не получится, - криво улыбнулась Соня. – Тряпки не высохнут. - И то хлеб, - неожиданно тряхнула головой Лерка. – Значит, у нас еще сутки, как минимум. Знаешь, давай пока просто радоваться тому, что есть. А бояться и переживать будем потом. - Делай, что должно, свершится, чему суждено… - Соня вздохнула. – Ладно. Сейчас надо план операции обдумывать. - Тогда я пошла кофе варить. – Лерка улыбнулась. – А то какой же план операции без чашки кофе? …Лерка как раз снимала с огня турку, когда на пороге кухни появился Арамис. - Доброе утро, сударыни. - Доброе, - отозвалась Лерка. – Кофе хотите? – Она повернулась к аббату. – А господин граф еще спит? - Благодарю вас, попозже… - Вид у Арамиса был озабоченный. – Кажется, у Атоса лихорадка. Валери… Лерка быстро поставила турку, едва не расплескав кофе. - Что? Черт… Еще вчера же все в порядке было… - Валери, уговорите его не вставать, Бога ради! - Да я его к кровати привяжу! – через плечо бросила Лерка, исчезая в коридоре. Арамис поспешил за ней. Перед дверью Лерка притормозила, вспомнив, что она не у себя в больнице и входить без стука, пожалуй, несколько невежливо. С другой стороны, за дверью находился несомненный пациент. Пока она пыталась решить эту дилемму, Арамис, обогнав ее, решительно открыл дверь, вошел и жестом поманил ее за собой. Атос как будто бы спал, но даже от двери Лерка разглядела пятна лихорадочного румянца у него на скулах и поблескивающую на лбу испарину. На скрип двери граф открыл глаза и приподнялся на локте. - Вы? – Он с упреком посмотрел на Арамиса. - Вы напрасно… побеспокоили госпожу Валери. – Говорить ему явно было трудно – граф тяжело дышал и делал заметные паузы между словами. - Всего лишь… небольшой жар… это скоро пройдет. - Небольшой жар? – сердито переспросил Арамис. – Да вы весь горите! Какого черта вы хотели это скрыть? Атос откинулся на подушку и прикрыл глаза. - Это скоро пройдет, - пробормотал он. – Завтра… завтра я смогу отправляться… Лерка коснулась ладонью его лба и едва не отдернула руку. Арамис был прав – бывший мушкетер и вправду горел. Для того, чтобы это определить, даже не нужен был градусник. И так понятно – не меньше тридцати девяти, опыта у Лерки хватало. Взяв Атоса за запястье, девушка убедилась, что и пульс частит. Лихорадка во всей красе, но откуда? Неужели все-таки инфекция? - Никуда вы завтра не отправитесь! Вам надо лежать, Атос, лежать, пока не спадет жар, и не вздумайте вскакивать. - Я не хочу вас… обременять… - По-моему, вы просто бредите, - Лерка не знала, плакать ей или смеяться. – Вы пробудете здесь столько, сколько нужно… и вы никого не обремените! Арамис, побудьте тут минуту. Если попытается встать – держите силой! Я сейчас. Через минуту она вернулась с аптечкой. - Господин граф, у вас что-нибудь болит? Голова, горло, мышцы? Атос, не открывая глаз, чуть заметно покачал головой. - Ничего. Только жар… и слабость. - Повернитесь на бок, я посмотрю рану. Однако никаких признаков воспаления Лерка не обнаружила. Убедившись, что и в легких чисто, и никаких других симптомов не наблюдается, девушка уверенно поставила диагноз: перенапряжение, и больше, пожалуй, ничего. То, что в экспедициях называли «запределка». Так бывает, когда человек несколько дней держится на одной лишь силе воли, а в итоге наступает реакция организма. Неудивительно, если вспомнить, какой путь пришлось проделать раненому… - Вам надо отлежаться, и все пройдет, - сообщила она, наполняя шприц. – Я собью жар, но дня три вам обязательно надо лежать, иначе начнется снова. Это просто от усталости. - Возможно… Лерка вколола уже опробованный в таких ситуациях «коктейль» из жаропонижающего со снотворным, потом, рассудив, что бережного Бог бережет - антибиотик, и отправилась на кухню за водой. - Ну, что там? – Соня обеспокоенно приподнялась на стуле. - Что-что. Жар. Думаю, что не инфекционный – просто запределка. – Лерка налила воды в пластиковый кувшин, достала с полки чистое полотенце. – Вот это и называется – бойтесь своих желаний, они могут исполниться! - Это кто же из нас такого пожелал? – возмутилась Соня. - А кто хотел, чтобы они тут подольше пробыли? – в сердцах огрызнулась Лерка. – Вот честно? Вот и получаем! Непонятно только, Атос-то в чем провинился. Так, где у нас вино было… - А ты уверена, что это наше желание? – неожиданно спросила Соня. Лерка молча посмотрела на нее, так же молча налила в кружку вина с водой, перекинула полотенце через руку и вышла. Арамис оглянулся на ее шаги и приложил палец к губам. - Кажется, заснул, - шепотом сказал он. - Я не сплю, - все так же, не открывая глаз, проговорил Атос. – Арамис, идите спокойно… завтракать и… не беспокойтесь. - А вы? – заикнулся Арамис. - А мне о еде… даже думать не хочется… Вот если вы… принесете воды… - Я принесла. – Лерка внезапно растеряла всю свою решимость. Ей опять предстояло то, чего она и хотела, и боялась. Остаться рядом с Атосом. Наедине. А выбирать-то не из чего… - Идите, Арамис. Я тут побуду. Атос открыл глаза. - Валери, - тихо сказал он, - право, в этом… нет необходимости. - Есть, - буркнула Лерка. – У вас очень высокая температура… то есть сильный жар, и без присмотра я вас оставить не могу. Вот когда жар спадет – я уйду. А пока придется вам потерпеть мое присутствие. - Почему вы решили, что мне… придется его… именно терпеть? – Атос проводил глазами выскользнувшего из комнаты аббата. - Потому что… - Лерка растерялась. Потому что так написано в первоисточнике? Собственно, в первоисточнике нигде не было сказано, что женское общество графа раздражает – только то, что он не доверяет женщинам… особенно блондинкам… и до сих пор Атос никак этого не обнаруживал… но, черт возьми, почему-то же он твердил, что не хочет ее обременять и в ее присутствии нет необходимости! В Хельмовой Пади было проще – там она была хирургом, только хирургом, а тут… Чувствуя, что окончательно запуталась в собственных логических построениях, Лерка ляпнула: - Потому что вам не нравится женское общество! - Не ваше, - тихо сказал Атос и снова закрыл глаза. Лерка застыла. - Валери… вы что-то говорили про воду? Вот же идиотка! Мысленно обругав себя последними словами, Лерка быстро поставила на журнальный столик кувшин и подошла к дивану. Нерешительность и опасение повести себя как-то неправильно длились долю секунды: махнув рукой на условности, она подсела к Атосу. - Конечно… вот… Вам помочь? - У меня жар... а не паралич… - Атос привстал, опираясь на локоть, но при попытке взять кружку по его лицу пробежала гримаса боли – правая рука наотрез отказывалась повиноваться нормально. - Осторожно! – Лерка перехватила его руку, отметив про себя, какая она горячая. – Поберегите рану, господин граф. Я вам все-таки помогу. - Кажется, я излишне… самоуверен. – Атос бросил на девушку короткий взгляд. – Придется повиноваться. Осушив поднесенную кружку, бывший мушкетер со вздохом облегчения опустился на подушку. - Спасибо. - Не за что… - тихонько сказала Лерка. Господи, ну что за чувство юмора у судьбы! Зачем, ну зачем ей еще и это глупое ощущение надежды? Дурацкой надежды, бессмысленной надежды… Что с того, что Атосу, оказывается, не в тягость ее общество! Они уже несколько дней вместе, они, в конце концов, вместе дрались, вместе рисковали жизнью, и в этом нет ничего удивительного, и уж подавно – это ничего не означает… Да даже если что-то – все равно это скоро кончится, кончится навсегда! Но сердце все равно заходилось от нежности. Неожиданно Лерке стало все равно – заметит Атос это или не заметит. «Радуйся тому, что есть…» - Давайте я вам лоб оботру, будет полегче, - изменившимся от усилий казаться спокойной голосом проговорила она. Атос чуть заметно кивнул и опустил веки. Девушка смочила полотенце и бережно обтерла мокрое от пота лицо и шею графа. Полотенце нагревалось мгновенно, словно от накаленной плиты, и Лерка, повторив процедуру несколько раз, потянулась за градусником. - Спасибо… и в самом деле… легче… - Губы Атоса тронула слабая улыбка. Лерка чуть не застонала про себя – сколько раз эта улыбка мерещилась ей во сне! Чтобы отвлечься от ненужных мыслей, она решительно встряхнула градусник и привычным движением сунула его графу подмышку. - Атос, постарайтесь не двигать рукой, - хрипловато проговорила она. – Минут семь. А я сейчас вернусь. - Хорошо… Когда Лерка, прополоскав полотенце, вернулась в комнату, Атос спал – снотворное сделало свое дело. Графа не разбудили ни Леркины манипуляции с градусником – столбик ртути вполне ожидаемо замер на отметке сорок и пять десятых - ни прикосновения полотенца, которым девушка заново обтерла ему лицо. Оставалось только ждать, пока подействует жаропонижающее. Через час в комнату осторожно заглянул Арамис. - Ну что он? – шепотом осведомился аббат. - Спит, - так же шепотом откликнулась Лерка. – Жар спадает, все будет в порядке. - Слава Богу! – Арамис зашел в комнату и тихонько прикрыл за собой дверь. – Валери, вы ведь так и не позавтракали. Идите, я посижу с графом… Лерка в очередной раз потрогала лоб пациента. Горячий, конечно, но уже не обжигающий – температура действительно спадала. - Хорошо, только смотрите – если что-нибудь покажется не так, сразу зовите меня!

Ленчик: Да, да, да, знаем мы такое состояние. В простонародье именуется "откат".

stella: Ленчик , а такая температура бредом разве не сопровождается? У меня сын и при 39 начинает всякое нести.

Калантэ: stella - необязательно. У меня опыт трехлетней давности - только у мужа было сорок один. Сама удивилась, но не бредил...

Ленчик: stella Бред - сугубо индивидуальная реакция конкретного организма на конкретное состояние. Есть много людей, которые не бредят в принципе.

Rina: Ленчик, и еще больше людей, которые бредят и без жара

Калантэ: Rina - это вы про нас, что ли?

Rina: Калантэ, да Бог с Вами, это я в общем и целом. День с людьми поработаешь еще и не такое покажется

Камила де Буа-Тресси: Rina, с языка сняли! мы еще вполне адекватные по сравнению со встречающимися порой субъектами.



полная версия страницы