Форум » Крупная форма » Иной ход » Ответить

Иной ход

stella: Фандом: " Виконт де Бражелон" Размер: макси Пейринг- персонажи " Виконта" Жанр: - а пусть будет... может, повесть?( на роман не тянет) Отказ: Мэтру. Спасибо всем, кто мне помогал и вдохновлял: Диане, Нике, Lys( пусть ее и нет на форуме), Железной маске и, особенно, Камилле де Буа-Тресси за бэту.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Диана: stella, я нигде здесь не имела намерения намекать на форумчан. Даже там, где писала про Ор в наше время, имела ввиду реал. Если неточно выразилась - прощу прощенья.

stella: Диана , я имела в виду не форумчан, а то, как мы перемалываем косточки героев. ( в данном случае, Атоса и Рауля!)

Rina: Иллюстрация совершенно очаровательная!

stella: Rina , за неимением натуры, я стала переодевать героев жанровых картин. Чтобы найти подходящие позы приходится шерстить мировую живопись. Издержки времени.

stella: Глава 9. Салон. Если Монтале чего-то хотелось, она не успокаивалась, пока не осуществляла свой замысел. Луиза согласилась — это было главное. Согласилась предоставить свою гостиную, а кто и как будет вхож в нее было заботой Монтале. Нужно было подумать обо всем: о лакеях и о мебели, о том, где, как и на какой посуде будут подавать угощение, и какими цветами украсить салон. Необходимо было разместить кареты и портшезы гостей, подумать, куда пристраивать их слуг и т.д. Таланты Монтале, до поры скрытые под личиной бедной бесприданницы, расцвели пышным цветом. Пребывание при блестящем дворе, общение с принцессой, пусть и не слишком близкое, превратили Ору в тонкого ценителя красоты и богатства. Она жаждала блеска и успеха, а задуманное предприятие именно ее делало тем центром, который обещал и славу и поклонников ее остроумия и красоты. Пока же, пользуясь неопытностью Луизы, а также тем, что поблизости нет ни ее мужа, ни свекра, Монтале развила бурную деятельность. Деньги она тратила разумно, виконтесса предупредила ее, что не располагает значительными суммами, но все же пришел день, когда Луиза твердо заявила, что в долги она не влезет. Монтале была в отчаянии, что придется остановиться на полпути и предложила подруге одолжить из своих скромных запасов. - Ты мне отдашь, как только Рауль тебе пришлет очередную сумму! - предложила она, зная, что Луиза чрезвычайно щепетильна в денежных вопросах. И Луиза согласилась, твердо решив написать обо всем мужу. Долгожданный день настал. После четырех часов улица перед особняком оказалась запружена из-за карет и портшезов. Лакеи, заранее нанятые на этот день, сбились с ног, наводя порядок в людском столпотворении. Средневековая улица Парижа не была предназначена для такого скопления экипажей и оказалась вся запружена носилками, каретами и верховыми лошадьми. Если бы прием устраивал лично граф де Ла Фер, он бы все рассчитал иначе, заранее договорившись о том, где и как разместить экипажи. У Монтале такого опыта не было. Тем не менее, желающих попасть в новый салон было более чем достаточно, и виной тому был отнюдь не недостаток развлечений. Имя Бражелон было на слуху при дворе: де Вард и шевалье де Лоррен постарались не дать заглохнуть сплетням. Отсутствие д'Артаньяна тоже подстегивало компанию. Правда, придворные не позволяли себе говорить в оскорбительном тоне о графе де Ла Фер и его сыне, но интерес к этим двум именам подогревался непрерывно. И вдруг такая новость: салон у виконтессы де Бражелон! Ни де Вард, ни Лоррен приглашения не получили: один был явный враг Рауля, второй был личным врагом принцессы Генриетты, а такие мелочи Монтале учитывала. И пусть принцесса никогда не любила Лавальер, приглашать в ее дом такого злопыхателя, как любимец Филиппа Орлеанского было опасно; быть может, преждевременно: ведь никто не знает, каким боком может повернуться к тебе Фортуна. И мудрый Маликорн, не зная, но рассчитывая на будущее, сохранял с маркизом и шевалье неплохие отношения. Кто знает, каких подарков можно ждать от Судьбы?! Каждого нового гостя проводил в салон лакей, объявлял его имя, а Монтале представляла его хозяйке. Плутовка знала всех! Она умела повернуть знакомство такой стороной, что гость оказывался в самом выгодном свете и выглядел как украшение салона. Довольны были и приглашенные и доверчивая хозяйка. Вечер обещал быть восхитительным, а значит, дальнейший интерес к дому виконтессы был обеспечен. Монтале сияла, а вот Луиза совсем стушевалась. Ей не по силам было занимать гостей беседой, она быстро устала от большого количества людей, у нее разболелась голова, и ей отчаянно хотелось остаться одной. Она совсем потерялась на общем фоне и стала совсем незаметна рядом с Монтале. Смутное ощущение, что она совершает ужасную ошибку, заставило ее сделать попытку ввести беседу в другое русло, но в салоне уже давно не беседовали о музыке и литературе. Разговор принял совсем другое направление, и намеки делались в адрес графа де Гиша, который, получив свое приглашение, отговорился каким-то неотложным поручением. Этот отказ приехать и стал причиной обсуждения. От него плавно перешли к поручению, и гости откровенно развлекались, намекая на чувства де Гиша к Генриетте. Луиза, которая терпела это злословие, не зная, как его остановить, не обидев своих гостей, наконец, не выдержала. - Господа, не будем так пристрастны к слабостям других, ведь и у нас их достаточно! - воскликнула она. Во внезапно наступившей тишине все гости повернулись в ее сторону. В пылу обсуждения избранное общество как-то забыло о хозяйке. И ее голосок прозвучал хоть и слабо, но отчетливо, призвав почтенное собрание сплетников к соблюдению хотя бы видимой сдержанности. Вечер закончили уже на других тонах: замечание Луизы послужило предлогом, чтобы гости начали расходиться. Но новостей и тем для альковных бесед каждый получил достаточно, чтобы не остаться разочарованным в проведенном вечере. Виконтессу заверили в своем расположении и выразили надежду, что она не забудет их и в дальнейшем. В общем, для первого раза можно было считать, что вечер удался. Луиза и Ора остались наедине. - Луиза, ты плохо выглядишь. Ты не заболела? - раскрасневшаяся, оживленная Монтале была полной противоположностью своей бледной и подавленной подруге. - Ора, я в отчаянии. Разве ты не заметила, что гостей больше занимали несчастья друг друга, чем беседа о возвышенном. А ведь ты обещала мне, что все будет благопристойно! - А что ты нашла развратного в этих беседах? - пожала плечами Монтале. - Разве кто-то из гостей позволил себе грубое замечание или неприличную выходку? - Я не заметила ничего такого, но я уверена, что виконта бы возмутил тон, каким говорили о господине де Гише. Ора, милая, ты же знаешь, что если бы не господин де Гиш, мне бы никогда не видать должности фрейлины. И потом, он самый лучший друг Рауля. Я не могу допустить, чтобы в моем доме склоняли его имя, - на этот раз голос Луизы звучал твердо и уверенно. - Ну, если говорить о том, кому ты обязана местом фрейлины, так начать стоит все же с меня, - надула губки Ора. - Дорогая моя подружка, я этого никогда не забуду! - воскликнула молодая женщина, пожимая руки Монтале. - Я вижу, как ты радуешься успеху, я рада за тебя, но я не уверена, что этот вечер пришелся бы по-вкусу моему супругу. - Супругу, супругу! Луиза, уверяю тебя, что Рауль в армии тоже не теряет свободные минуты попусту. Можешь не сомневаться, он тоже находит себе развлечения. - Что ты хочешь сказать, Ора? - с ужасом уставилась на нее виконтесса. - Ты хочешь сказать, что муж мне изменяет? - Ну, этого я не говорю, но в армии есть и другие занятия в свободное от службы время. Например: карты, вино, пари разные. - Рауль никогда не пьет и не играет! - с чувством произнесла Луиза. - Ах, боже мой, как ты легковерна, душа моя! Да нет такого мужчины, который был бы так безукоризнен. - Граф де Ла Фер строго следил, чтобы виконт не стал на путь таких злоупотреблений! - Следил? - Ора звонко расхохоталась; впрочем, внимательный собеседник услышал бы в ее смехе толику нарочитости. - Бедный виконт! Но теперь-то он взрослый мужчина, он не нуждается ни в какой опеке и волен делать все, что пожелает. А ты, моя дорогая, замужняя дама и тоже имеешь право развлекаться, пока твой муж добывает славу для Его величества короля Людовика 14. И пожав плечами она, взметнув юбками, послала воздушный поцелуй подруге и унеслась, как вихрь.

stella: Завтра меня весь день не будет- так что должок отдаю сегодня.

Констанс: Стелла, поздравляю- образ Оры получился не только в духе Дюма, но и в контексте исторической правды.Помните в сцене под окном де Гиша, который читает письмо от Рауля, Маликорн говорит, что привез из Блуа из комнаты Оры некий сундучок, и Ора восхищенно говорит,Что теперь Ла Вальер у них в руках и они могут делать с ней все что угодно.т.к. в сундучке письма Рауля к Луизе и черновики писем Луизы к Раулю.Т. е. не исключаеться и шантаж любимой подруги,а может и виконта.Так вот этот описанный сундучок существовал в действительности , и там были письма и записки компрометирующие принцессу, Атенаис де Тонне - Шарант,Письма настоящего де Бражелона к Луизе де Лавальер.Луи 14 шантажистов не терпел, и когда дело раскрылось Ора на некоторое время была заключена в монастырь- как в тюрьму, Маликорн же был удален от двора. Так эти две лисы в винограднике -сами себя перехитрили.

stella: Я знала про шкатулку, а про то, что они в опалу попали - нет! Спасибо за приятную новость!

Камила де Буа-Тресси: Диана, думаю этот типаж на все века. Времена меняются, а люди нет. К счастью, не сталкивалась нос к носу с такими пока.

Констанс: А я очень даже сталкивалась, т.к. большую часть жизни проработала в чисто женских коллективах.

stella: И я сталкивалась. Это было незабываемо: тем более, что и сам коллектив и последовательница Монтале очень неплохо знали Трилогию. Я даже сильно подозреваю, что и перечитывали для вящей убедительности разыгрываемого действа.

Констанс: А мои прототипы Монтале- такой образованностью не блистали.Хотя первая из них ,очень и очень хорошо знала Трилогию. В одно время читали и обсуждали взахлеб, но только теперь, после Ваших слов,я начинаю понимать откуда что бралось.

stella: Ха!. Откуда что бралось! Одна из таких Монтале выпросила у меня " Королеву Марго" единственно с целью прочитать обряд, который Рене проводил на восковых куклах. Потом она, по слухам, его успешно применила для своей соперницы. Трилогию она, правда, знала неплохо.

Констанс: А моя первая Монтале, которая взахлеб обсуждала со мной и некоторыми другими Трилогию втихую собирала на нашу четверку школьных подруг компромат, и если ее требования не выполнялись . могла на голубом глазу сдать нас родителям или классной.

stella: И вы это зная, с ней общались? такие дела еще на работе проходят, но в школьном коллективе это жестоко наказуемо!

Констанс: И было наказуемо, я с ней ссорилась навсегда, но она присылала ко мне домой в дождь и слякоть свою старенькую бабушку, чтобы я ее простила.А когда я говорила , что не прощу старушка плача призналась мне, что если я не дам Монтале прощения, та в ответ не пустит бабушку в дом и промокшей бедняге придеться в холодном подьезде ждать прихода родителей с работы.Кстати Стелла, сейчас Вы будете очень смеяться, в нашей четверке-Эта Ора числилась Портосом в силу большого обьема тела, высокого роста , и готовности кушать всегда. А Ваша покорная слуга- была Атосом. Дочь завуча по французскому языку была Арамисом, а самая младшая из нас по возрасту- д,Артом.Причем эти прозвища мы дали себе не сами, их присвоили нам мальчишки- одноклассники.помните я как-то писала Вам, что заразила Мушкетерами весь класс

stella: Да, девица достойна была не прощения а порки. Прилюдной. Мразь была уже в детстве.

stella: Оффтопим,Констанс !

Констанс: Мы не оффтопим, мы обсуждаем Ору де Монтале из Вашего фанфика, и откуда беруться прототипы

stella: Глава 10. Письма. « Любовь моя, счастье мое. Я не думал, что ЭТА разлука окажется для меня такой тяжкой. Я считаю минуты, которые провел вдали от моей дорогой Луизы, я не в состоянии смириться с мыслью, что нам до встречи остались еще долгие два месяца. Иногда я жалею, что не вышел в отставку, чтобы быть всегда рядом с вами. Его величество дотошно вникает во все дела, интересуется не только делами военными, но проверяет состояние тех городов, что мы проезжаем. Похоже, он всерьез озабочен возможностью войны. Мы делаем все, что в наших силах, чтобы Франция с честью выдержала это испытание и вышла из него победителем. Я поражаюсь нашему другу д/Артаньяну: он вездесущ и неутомим. Луиза, дорогая, у меня к вам будет просьба: я не получил ответа на мое письмо к господину графу. Я очень волнуюсь: отец — обязательный человек, и если он не ответил, это может означать только одно: мое письмо не застало его дома, он где-то путешествует. Зная его характер и его умение, не говоря ни слова ввязываться в какие-нибудь опасные предприятия, я прошу вас разузнать, где он может быть. Письмо это вам доставит корнет моего полка, и вы можете передать ответ вместе с ним. Так будет быстрее и надежнее. Целую ваши руки, любовь моя. Ваш Рауль, виконт де Бражелон.» Письмо доставил юноша, которого Луиза однажды уже видела. Молодой человек сообщил, что он должен заехать и в Блуа и сможет передать письмо и для графа де Ла Фер. Луиза набросала коротенькое письмо свекру, всего несколько полных почтения слов, в которых передала беспокойство Рауля. Если Атос дома, он непременно найдет способ, чтобы его ответ добрался до сына кратчайшей дорогой. А вот с ответом Раулю пришлось повозиться: Луиза не могла найти у себя нужных слов. « Мой дорогой супруг, моя надежда и опора, я чувствую себя одинокой и беспомощной, когда рядом нет вас. Я так привыкла, что вы всегда были для меня старшим братом, что в любой момент вы можете мне подсказать, как правильно поступить или что лучше ответить. И пусть я теперь замужняя дама, мне все равно не хватает вашей уверенности, вашего знания людей, вашей сдержанности и вашей постоянной готовности защитить меня. Я пробовала вести уединенную жизнь, но мне стало так грустно, что я стала принимать у себя немногих своих друзей. Мне хочется думать, что вы не будете сердиться на меня за то, что я поддалась уговорам Монтале и устроила у себя прием. Я очень быстро раскаялась в своем согласии, потому что это ввело нашу семью в лишние расходы. Теперь я пообещала сама себе, что до самого вашего возвращения не стану устраивать никаких салонов, приемов и всего, что может бросить даже видимость тени на нашу семью. Я была неосторожна, мой дорогой, и меня терзают муки совести. Я не имею права веселиться, когда вас нет рядом. Ваша маленькая Луиза. Увы, я боюсь, что так и останусь в ваших глазах глупенькой маленькой девочкой.» P.S. С этой же почтой я отправила письмо и вашему батюшке. Письмо дышало испугом и раскаянием и хотя по нему трудно было понять, что все-таки произошло, Рауль несомненно должен был понять, что его жене приходится без него нелегко. Так и случилось. Виконт потерял покой и сон. Внешне он старался не показывать своей озабоченности, но неизвестность и страх терзали его. Наконец, он решился написать отцу и просить его о помощи, хотя Атос ему так и не ответил. Теперь Бражелон волноваться стал за него по-настоящему. Граф умел исчезать надолго, ни о чем его не предупредив. Чего стоили его две поездки в Англию! Рауль понимал, что отец молчит не потому что у него нет желания писать: он не может писать ему! Но почему? Для этого могло быть только две причины: либо граф тяжело болен (что было совершенно невероятно) или ранен, либо находится в таких местах, где почта не работает. И в том и в другом случае Рауль должен был помочь ему, найти и защитить, если это потребуется. Письмо пришло, когда Рауль уже совсем потерял надежду. Обратный адрес был — Русильон. Небольшой городок Турен. Атос был немногословен. « Виконт, со мной все отлично. Пусть вас не удивляет мой адрес: у меня имеется кое-какая недвижимость в этих краях, потребовалось решить вопросы, требующие моего присутствия на месте. Хорошо, что Гримо был в Бражелоне, когда нарочный привез ваше письмо. Писать мне сюда не стоит: почта если и дойдет, то я к этому времени уже вернусь домой.» Атос, видимо, так спешил, что даже не поставил подпись. Рауль внимательно осмотрел бумагу: несомненно, печать отца, почерк - острый и твердый тоже его. Хотя... виконт еще раз внимательно вгляделся в строчки, и ему показалось, что в некоторых местах рука отца дрогнула. Спешил... или все же что-то случилось? Атос никогда не говорил о том, что у него есть владения на юге, Рауль был знаком со всеми документами, удостоверяющими их право на владение землями в Пикардии и Орлеаннэ. Отец говорил, что детство провел в Берри, но те владения отошли к другой ветви рода. И вот теперь — Русильон. Далеко и хлопотно. Виконт тяжело вздохнул: он намертво привязан сейчас к королю и не может даже заикаться об отпуске. Вот и суждено ему разрываться душой между женой и отцом, не зная, как им помочь. Луизе он хотя бы может ответить письмом, раз сам не сможет приехать. « Моя радость, моя любовь! Вы напугали и опечалили меня своим письмом. Я знаю, я всем своим существом ощущаю ваше одиночество и вашу неуверенность! Простите меня, моя душа, что я не могу быть сейчас рядом с вами. Вы пишете о каком-то приеме, вы раскаиваетесь в нем! Поверьте, я рад, что у вас появилась возможность отвлечься от вашего одиночества, немного разнообразить свою парижскую жизнь. Я знаю, что не такой жизни вам хотелось, вы думали, что выйдя замуж, сможете вкусить блеск и радости пребывания при королевском дворе. Увы, получилось так, что взяв вас в жены, я не только лишил вас этого удовольствия, но не смог предоставить ничего взамен. Луиза, развлекайтесь, как сможете: я верю вам и верю в вашу любовь. Я знаю, что вы никогда не дадите молве бросить хотя бы тень подозрений на наше имя. Я оставил вам не так много средств, но с этим письмом я пересылаю вам также и триста пистолей. Я надеюсь, вам этого хватит на первое время. Если же эта сумма недостаточна, только известите меня, и я решу все ваши проблемы. Если же пребывание в Париже станет для вас невыносимым, смело бросайте все и уезжайте к нам в Бражелон. Я получил весточку от отца: он в Русильоне. Кажется, он должен вернуться в Блуа в ближайшее время. Под его опекой вы будете в полной безопасности. Если мне только удастся вырваться отсюда пораньше, я сразу помчусь к вам. Ваш любящий супруг.» Читая письмо Луиза менялась в лице: муж верил ей безраздельно, а она... она так была неосмотрительна! Но перспектива быть под покровительством графа пугала ее куда сильнее сплетней. Лучше ждать виконта в Париже!



полная версия страницы