Форум » Крупная форма » Предположения и откровения » Ответить

Предположения и откровения

stella: Фандом: Трилогия " Мушкетеров" Герои: Атос, Николь, и все, кто попадется по ходу. Размер: Макси Жанр: фэнтэзи Отказ: Дюма и всем писавшим в духе " Мэри- Сью" Статус: в процессе. Потянуло и меня на влюбленных дам.)))) Старею... Особо нового не ждите: трудно в этой теме найти что-то новое. Но сказки ведь хочется))))) [more]Заранее извиняюсь перед теми из авторов, которые усмотрят в повести сходство со своими ситуациями.( как не крутила, но, видимо, уже выработался некий штамп: даже эпизод из фильма проскочил.( сообразила откуда, только спустя время))))).[/more]

Ответов - 238, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

stella: Rina , теперь я знаю, когда вы пьете кофе! Я, кажется, сама уже запуталась в сюжете, честное слово! Стараюсь чуть писать на опережение. потому что могут быть и перерывы.

Nika: stella, так давайте роман Арамису наконец сделаем. Не все же графу попаданцы А мне была сказка на ночь, спокойной всем ночи. Надеюсь за моим утренним кофе тоже кусочек еще перехватить .

stella: Nika , за романами Арамиса мне не поспеть. Но мысля появилась другая.

Rina: stella, по крайней мере ваш фик постепенно пробуждает во мне желание писать. Ведь это моя любимая фишка, как возможно помните из Primus inter Pares - писать по наитию, как сценарий к живому сериалу, ловя настроения и реплики читателей

stella: Rina , Ура! Сработало! Вы что, не поняли сразу, для чего я это все затеяла? теперь жду и от всех вас весомых)))) откликов. А писать буду продолжать все равно!

Rina: У меня там целый "сериал" с попаданцем завис. Мучаюсь совестью. Но не было ни сил, ни времени, ни вдохновения. С первыми двумя составляющими так себе до сих пор, а третье вы дарите :)

stella: Rina , было бы вдохновение. Тогда для написания надо не так много времени: не надо вымучивать из себя. Я сейчас кусок пишу - само летит. Потому что нашла вдохновение.

Орхидея: stella, может это звучит банально, но вы графа на Николь женить не планируете? ) Всех что-то попёрло на писанину.)) Может и сама летнее творчество до ума доведу.)

Камила де Буа-Тресси: stella , пожалуйста, не отвечайте на вопрос Орхидеи!!! Всю интригу загубите!

stella: Камила де Буа-Тресси , Орхидея меня еще мало знает, иначе бы просто и не спрашивала.))))

Орхидея: Изощрённый метод пытки. Но есть в этом справедливость. Буду мучиться. Тем интересней.) Вот уже мазохизм начинается... )))

Undine: Долго читала вас молча, но сейчас не удержусь! stella пишет: Rina , Ура! Сработало! Вы что, не поняли сразу, для чего я это все затеяла? Дорогая stella! Дай Б-г, чтобы ваш замысел удался. И я очень хочу узнать, какие новые приключения ждут Николь.

stella: Атос как-то обмолвился, что у него в Берри остался старый замок, в котором давно уже никто не жил. Построенный еще в Средние века, готический по своей архитектуре, мрачный и величественный снаружи, он был абсолютно пуст внутри. Давным -давно из него вывезли всю мебель и только ветер свистел в кое-где уцелевших витражах. Атос не любил говорить об этом доме, хотя и родился в нем. Но мечтал, что когда-нибудь разберет его и из старинных камней сумеет построить часовню на окраине своих владений. Именно сюда и приехали они с Арамисом. Здесь никому в голову не пришло бы их искать. Арамис, как всегда не сумевший остаться в стороне от новой интриги, объяснял свое желание поддержать герцогиню де Шеврез. Атос же с каждым днем видел все яснее, что друг имеет уже собственные планы и расчеты. Он и сам затруднился бы точно определить, зачем впутался в эту историю. Ну, прежде всего - Арамису нужна была помощь. Перед этой необходимостью сразу отступали все доводы рассудка, коих у Атоса было немало. Другу угрожала смертельная опасность, а почему это произошло Атос старался не думать: срабатывала старая клятва, по которой они слепо шли на помощь тому, кто в этом нуждался. Личные причины уехать подальше от дома у него тоже были: пора было разобраться в том, что он успел натворить и в этот раз. Эта странная женщина, явившаяся ему из непонятных миров десять лет назад, стала для него слишком привычной частью его жизни. Он слишком хорошо понял, какую угрозу таит их совместное существование и, с удивительным легкомыслием для человека здравомыслящего, тянулся к ней. В этом было что-то от упоения боем, когда каждую секунду тебя может накрыть пуля, удар шпаги или ядро, а ты все равно несешься вперед. Проблемы начала создавать и баронесса, во чтобы -то ни стало желавшая опутать его брачными узами и избравшего для этого средство недостойное: Габриэля. Граф сразу подумал о старом замке: никто их здесь не станет искать, надо только не жечь огня и постараться не выдавать своего присутствия. Гримо снабдил их припасами на пару дней, так что они смогут пересидеть здесь, не подвергая себя особой опасности. Графу не хотелось самому себе признаваться, что сюда его опять привела тоска по прошлому. Однажды он уже наведался в замок и ничего хорошего здесь не нашел. Но тогда у него было мало времени, а вот теперь он сможет хорошенько осмотреть все. Арамис проснулся среди ночи от холода. Острое чувство одиночества мгновенно прогнало сон. Чтобы не мерзнуть, они улеглись рядом и накрылись подбитыми мехом плащами. Атоса рядом не было. Арамис встал и ведомый своим рысьим зрением, дававшим ему возможность видеть в темноте не хуже чем днем, отправился на поиски друга. Пару раз он вспугивал какую-то ночную птицу, с сердитым криком срывавшуюся со своего насеста, раз беззвучно проскользнула сова. Во мраке пустой замок казался чертогами давно умершего великана. Кое-где черепица осыпалась и на фоне неба смутно белели, словно кости древнего дракона, выбеленные временем стропила островерхой крыши. Арамиса увлекли эти поиски. Он ощущал себя мальчишкой, попавшим в сказку. Вот-вот распахнутся огромные двери, зазвучат трубы, вспыхнут факелы в проеме дверей, в сопровождении рыцарей Круглого стола появится в сверкающих латах король... - Кто здесь?- смутный силуэт человека выступил из-за угла. От неожиданности Арамис споткнулся о какой-то камень и едва не свалился на пол. - Атос! Я искал вас и все равно вы меня напугали, друг мой!- дЭрбле коротко рассмеялся, но смех был какой-то сухой, нервический. - Этот замок действует на нервы. - Простите, что оставил вас одного, Арамис, но мне не спалось и я побоялся разбудить вас, - после паузы ответил граф.- Мне захотелось пройтись по замку. - Среди ночи, Атос? - Мне хотелось проверить, помню ли я где что находилось. - Помните ли вы?- поразился Арамис.- Вы что, бывали здесь и раньше? Чей это был замок, Атос? - Мой,- просто ответил граф и вновь воцарилось молчание. Арамис был поражен настолько, что потерял дар речи, Атосу же не хотелось нарушать тишину ночи. Так они сидели довольно долго. Рассвет был уже не за горами, когда граф заговорил вновь. - Здесь никто не живет с тех пор, как я уехал в Париж. То, что случилось, произошло на охоте в нашем лесу. Не зря у него дурная слава еще со времен первых королей идет,- он криво усмехнулся. Волки там водились не только о четырех ногах, но и о двух. А здесь оказались шакалы, которые едва дождались моей подписи и тут же растащили все, что было в замке по своим логовам. Мебель, старинные гобелены, бесценные картины. Все, что вы могли видеть у меня в Бражелоне, Арамис, это то, что было в Ла Фере и что они не посмели взять. - О ком вы, Атос?- поразился дЭрбле. - О моих дражайших родственниках, - с невыразимым презрением в голосе проронил граф.- Поймите меня правильно, Арамис: мне не было жаль отдать им все, чем я обладал. Меня до глубины души поразила их жадность, их ненасытность, их бесцеремонность. Их грубое насилие по отношению к нашей с ними общей памяти. В прошлый мой визит в эти древние стены я увидел только остов. Из тела замка забрали его душу, забрали все, что составляло живую его плоть. Это жестоко по отношению к нашим предкам. Пойдемте, я вам кое-что покажу!- он протянул руку Арамису, помогая ему встать. Они пришли в большую залу, с высокими стрельчатыми окнами, где на самом верху осталось всего несколько цветных стекол. - Здесь я родился, Рене. В этой самой комнате. Они уволокли даже кровать, на которой рождались их предки. О, простите, - спохватился Атос.- Я забиваю вам голову своими семейными россказнями, когда у вас хватает своих печалей. - Не говорите так, Атос!- Арамис сжал руку друга.- И в моей семейной истории достаточно плохих страниц. И пусть семьи стали для нас чужими, мы нашли друг друга и у нас есть наша дружба. Я верю, что мы всегда будем друг для друга лучшей семьей. - Да и для этого не мешало бы найти дАртаньяна, - рассмеялся Атос. - А ведь он единственный, с кем еще не знакома Николь, - пробормотал он себе под нос, но Арамис расслышал. Но и расспрашивать друга не стал: Атос, если захочет, сам все расскажет так же, как рассказал ему сейчас о своем замке.

Grand-mere: Стелла пишет: десять лет назад Как быстро в Вашем фике время летит!..- совсем как в жизни...

stella: Grand-mere , а вы заметили, как убыстряется время с годами? По-моему, ни один фик не обгонит действительнось. раз- и нет недели, два -и месяц позади.

Орхидея: Красивый отрывок. Мне очень понравилось.

Камила де Буа-Тресси: Замок жаль...

Undine: stella, все интереснее и интереснее! А как хороши описания! Пару раз он вспугивал какую-то ночную птицу, с сердитым криком срывавшуюся со своего насеста, раз беззвучно проскользнула сова. Во мраке пустой замок казался чертогами давно умершего великана. Кое-где черепица осыпалась и на фоне неба смутно белели, словно кости древнего дракона, выбеленные временем стропила островерхой крыши. Это сразу создает настроение.

stella: Спустя два дня друзья расстались: Арамис благополучно пробрался в Италию, Атос вернулся домой кружной дорогой, заехав еще и к себе в Ла Фер. Этому поместью он в последнее время стал уделять внимание, потому что увидел в нем, наконец, не только место былого крушения всех своих мечтаний. Старинный замок обладал огромной ценностью: при умелом подходе и правильной расстановке сил Ла Фер становился неприступной крепостью. Был еще замок Куси, отлично знакомый графу с детства, но о нем , к сожалению речи не было: содержать его было под силу только сьерам де Куси в былые времена и он медленно, но верно, умирал. Атос, конечно, не мог знать, что пройдет не так много лет и он будет стоять напротив замка, с болью рассматривая разрушенную свинцовую кровлю, которую кардинал Мазарини велел снести, чтобы лишить гордый оплот феодальной Франции символа сопротивления королевской власти. Но пока кровля еще защищала донжон от непогоды и шальных ядер. Пока граф осматривал Ла Фер вместе со своим старым управляющим, его не покидала мысль о странном поведении Габриэля. Атос был уверен, что в мальчике рано пробудили ничем не оправданное желание первенствовать над братом. Жажда власти в таком маленьком существе, непримиримость, вспыльчивость без причины — откуда все это, если дети воспитывались совершенно на равных? Кто-то поощрял все эти вспышки, эту заносчивость, это желание первенствовать любой ценой. Атос был уверен, что любит детей совершенно одинаково, но это было не так. В Рауле он находил и душевный отклик и нежность и ласковость. Мальчик был скромен, не стремился никого задеть, унизить. Добрый, спокойный, ласковый ребенок, не обладавший особыми амбициями, тем не менее оказался талантливее своего брата. Ему легко давалась учеба, он прекрасно ездил верхом и был ловок в любой игре. Габриэль, впрочем, во всем, что касалось военной подготовки не уступал брату ни в чем. Ни в чем, кроме одного: мальчик страшно боялся воды и никакими силами нельзя было заставить его зайти в реку. Атос, которому Гримо пожаловался на трусливое отступление Габриэля перед водной стихией, пожал плечами и заметил, что у мальчика еще есть в запасе пару лет для того, чтобы справиться с этим страхом, но эта новость неприятно поразила его. Он выждал несколько дней и сам отправился с детьми в купальню. Рауль, страшно довольный, что может показать графу свои успехи, плавал и нырял до посинения. Габриэль стоял на берегу, белый от страха и когда Атос на руках занес его в воду и стал объяснять, что надо делать, чтобы держаться на воде, мальчик его не услышал. Взглянув на сына граф понял, что тот вот-вот лишится чувств от страха. Чертыхнувшись в сердцах, Атос вынес его на берег и оставил свои попытки обучить сына плавать. « Станет старше - сам захочет не отставать от сверстников»,- решил для себя граф. Результатом этих уроков стало то, что Габриэль стал относится к Раулю, как к своему вассалу, беззастенчиво помыкая им. Рауль молчал, не жаловался, но сжимал кулачки. На шум в детской прибежали сразу и Атос и Гримо. Дети катались по ковру, лупя друг друга. Оба дрались молча, ожесточенно, но Рауль был сильнее и очень быстро оказался верхом на брате. Сжимая его руки в своих он смотрел на Габриэля сверху вниз с жалостью. Снизу вверх ему отвечал полный недетской ненависти взгляд брата. - Я убью тебя, Рауль. Я убью тебя точно, если вдруг граф решит, что ты старший.,- заявил Габриэль, давясь кровью, льющейся с разбитого братом носа. - Мне все равно, кто из нас старший, я не позволю тебе унижать меня и обзывать, словно я не дворянин и не твой брат, а простой смерд,- у Рауля была разбита губа и струйка крови стекала на разорванный воротничок рубашки. Атос молча переводил взгляд с одного сына на другого, пока дети не заметили, что они уже не одни. - По десять розг каждому!- приказал он незнакомым, злым голосом и вышел, хлопнув дверью. Гримо, глядя на мальчиков, только развел руками.

Эжени д'Англарец: Неужели все-таки назреет Железная маска местного разлива? Только не это! Надеюсь, Габриэлю еще можно вправить мозги на место!



полная версия страницы