Форум » Крупная форма » Предположения и откровения » Ответить

Предположения и откровения

stella: Фандом: Трилогия " Мушкетеров" Герои: Атос, Николь, и все, кто попадется по ходу. Размер: Макси Жанр: фэнтэзи Отказ: Дюма и всем писавшим в духе " Мэри- Сью" Статус: в процессе. Потянуло и меня на влюбленных дам.)))) Старею... Особо нового не ждите: трудно в этой теме найти что-то новое. Но сказки ведь хочется))))) [more]Заранее извиняюсь перед теми из авторов, которые усмотрят в повести сходство со своими ситуациями.( как не крутила, но, видимо, уже выработался некий штамп: даже эпизод из фильма проскочил.( сообразила откуда, только спустя время))))).[/more]

Ответов - 238, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

stella: Гримо с Николь беспокоились не зря: в этих местах проще и безопасней путешествовать по воде. По берегам ездили те, кто предпочитал быструю езду и верховых лошадей. Основные грузы сплавлялись по реке, по суше тащились подводы и бурлаки, тянувшие суда вверх по течению. В этом потоке людей маленькому отряду приходилось не сладко. Стычек удавалось пока избежать, потому что встречаясь с холодным пристальным взглядом господина, путешествовавшего в сопровождении двух старых солдат и двух мальчишек воинственного вида, экипированных, как взрослые дворяне, решительности убавлялось у многих желающих затеять потасовку. Ворча, неохотно, но им давали дорогу. Пока отряду Атоса везло. Близнецы были довольны: обстановка очень напоминала подготовку к бою и мальчики мечтали, что они сумеют показать себя. Теперь все внимание графа было направлено на то, чтобы вовремя распознать опасность. Да, в одном эта авантюра смысл имела: она давала будущим воинам возможность ощутить напряжение, исходящее от противника, умение чувствовать спиной опасность. С того момента, как Атос отправил женскую половину на габару, к нему, казалось, вернулось хорошее настроение. Теперь он много рассказывал и многое объяснял своим воспитанникам. Поездка начинала приобретать тот смысл, который хотел в нее вложить граф первоначально. Мальчикам было интересно все: и как можно охотиться на перепелок в поле и как следует готовить собак и соколов к охоте и что интересного можно узнать в больших и маленьких городках, которые они миновали по пути и главное: как заботиться об оружии, лошадях и о себе в дальних походах. Он учил их разжигать костер на привале, учил стрелять по цели находясь в седле, дремать на ходу и спиной ощущать, что рядом с тобой друг. И Атос чувствовал, как к нему возвращается молодость. Ему остро стало не хватать друзей. Как только он увидит Николь, он обязательно расспросит ее, что было в том, первом варианте: ездил ли он в такое путешествие и встретился ли он с остальными « неразлучными»? Он отвлекся на минуту, позволил себе углубиться в свои мысли. Звук выстрела и пуля, просвистевшая рядом с головой Габриэля, вернули его к действительности. К чести мальчика, он ничем не выказал своего испуга и тут же обернулся на звук выстрела. И никого не увидел. Густая придорожная поросль и огромные папоротники служили надежным убежищем для любого, кому хотелось наблюдать за трактом, оставаясь при этом невидимым. В отличие от сына, Атос заметил, как чуть подрагивают веточки папоротника. Их взяли на мушку: ему даже показалось, что он видит сквозь листья дуло мушкета. Граф разрядил свой пистолет именно по этой цели и короткий вскрик сказал ему, что он попал. Ехать вперед было опасно: впереди могла быть еще одна засада. Возвращаться тоже не имело смысла: если это банда, они предусмотрительно выставили кордон и позади. Будь он один с солдатами и Гримо, он бы ни секунды не раздумывая принял бой. Теперь же оставалась только возможность прорываться. Атос дал знаком понять своему отряду, что по его сигналу они должны нестись вперед во весь опор. Топот множества лошадей возник позади и стремительно приближался. Атос дал сигнал и они рванулись вперед, увлекаемые нагонявшими их всадниками. Из-за кустов не раздалось ни единого выстрела, зато заржала лошадь. Вороной графа звонко откликнулся и заплясал, сдерживаемый твердой рукой хозяина. Атос оглянулся, проверяя, все ли целы. К его удовлетворению, все были на месте и без единой царапины. - Атос, вы в порядке?- характерный голос гасконца заставил Атоса резко обернуться. Их окружали королевские мушкетеры, а к нему подъезжал д 'Артаньян собственной персоной.- Что вы здесь делаете, граф? - изумился д 'Артаньян. - Путешествую, дорогой друг, - Атос протянул руку мушкетеру, которую тот с чувством пожал.- Если бы не вы, не знаю, как мы бы выпутались. - Не преувеличивайте, Атос. - К сожалению, здесь полно бандитов, желающих поживиться. - Вы столкнулись не с бандитами, Атос. Это были заговорщики. - Заговорщики? Откуда, д 'Артаньян? - Кальвинисты никак не успокоятся. Вот кардинал и послал нас на разведку. - Это спасло нам жизни. - Оставим это, Атос.- д 'Артаньян окинул взглядом маленький отряд.- Это ваши воспитанники, граф? А этих молодцев я знаю, - он пристально рассматривал двух старых вояк. - Вы были под Ла-Рошелью, не так ли? - Ну и память у вас, господин офицер, - улыбнулся Гувье, старший из двух солдат.- Да, мы были пикинерами в то время. - Атос, вы не забываете толковых людей. Куда вы направляетесь теперь? - На юг,- ответил граф.- До Сент-Этьена. Там мы встречаемся с женской половиной нашего отряда. - Есть даже такая?- поразился мушкетер. Д 'Артаньяну безумно хотелось спросить Атоса об одном человеке, но Атос сделал вид, что не понимает гасконца.- Да что это у вас за поход такой через всю Францию? - Я хочу показать мальчикам страну и побывать на берегах Средиземного моря. - Желание отличное, но при чем тут женщины? - Это наша соседка с ребенком и ее гувернантка и горничная. Они спускаются по реке на габаре. - А Гримо? - Я уступил его соседу, который боится, что один не справится с женщинами,- неохотно ответил граф.- Нам с вами по пути, дАртаньян? - Если вас не утомит наше общество, то до Сен-Этьена мы с вами. А там наши пути разойдутся. Вы представите меня вашим воспитанникам, граф? - Конечно,- спохватился Атос.- Простите мне мою рассеянность. - Это не удивительно, - покрутил усы лейтенант, - ведь ваши мальчики сегодня впервые попали в настоящую засаду.

stella: Заночевали они прямо на берегу. Было тепло, от воды подымался пар, трещали цикады и тонко звенели комары в воздухе. Но у костра они почти не досаждали и все уселись перед огнем, следя как завороженные за пляшущими языками пламени. В стороне фыркали лошади, а около них пристроились несколько мушкетеров и Гувье с товарищем. - Атос, вы еще помните ту испанскую песню, которую пели нам под Ла Рошелью?- вдруг спросил д'Артаньян. Он разлегся на песке и, покусывая травинку, пересчитывал звезды, обильно усыпавшие черный небосклон. - Не знаю, что вам и ответить. Гитары все равно здесь нет. - Есть, сударь, - молодой мушкетер, чем-то похожий на д'Артаньяна в его приезд в Париж, бодро вскочил и побежал к своим вещам, сваленными вместе с остальными под откосом. Через минуту он вернулся, держа за гриф отличную гитару. - Вы возите ее с собой рядом с пистолетами?- усмехнулся Атос, но гитару принял. - Я попытаюсь вспомнить, господа, но не судите строго: прошло немало лет. Несколько минут он просто перебирал струны, пробуя аккорды и приучая руку к инструменту. Как и всех детей в богатых семьях, его учили в свое время играть на гитаре, клавесине, лютне, но мальчишка предпочитал шпагу гитаре. Однако, лет в тринадцать, когда заговорила первая привязанность к кузине, юноша вспомнил о музыке. У него еще ломался голос, но уже прослушивался приятный баритон. С годами голос приобрел глубину и бархатистость, но Атос, в ответ на просьбы послушать его, только хмурился. Что на него нашло в тот вечер, он и сам не знал, но Арамис откуда-то притащил гитару и стал напевать любовные песенки. Атос молча слушал профессионально поставленный голос друга, а когда тот, устав, замолчал, протянул руку за гитарой. Тогда их из своей палатки услышал король и с тех пор звал на импровизированные концерты, которые частенько устраивал в своей ставке. И почему вдруг д'Артаньян вспомнил об этом? Ночь, пламя костра - не это ли вызвало старые воспоминания? Быстрый перебор струн, хотя пальцы поначалу все же подводили Атоса и протяжные аккорды повисли в звенящей тишине; как-то незаметно в них вплелся голос. То почти исчезая, то обволакивая слушателей, рассказывая старинную любовную балладу. Испанский худо-бедно знали все и потому слова песни трогали слушателей. Но, допев, Атос прижал струны, резко оборвав мелодию и как его не просили, дальше петь отказался. - Уже поздно и все устали,- намекнул он и на собственную усталость.- Господин д'Артаньян, что скажете, если мы с вами будем первой сменой в карауле? - С удовольствием, - тут же откликнулся мушкетер.- Вспомним былое. Когда все улеглись, закутавшись в плащи и уснули, д'Артаньян подсел поближе к Атосу. - Вы удивитесь, Атос, если я вам задам один вопрос. Можете на него не отвечать, если не захотите. Почему вы взялись играть на наших английских лошадей, тех самых, что нам подарил Бэкингем? - Вот тебе раз!- Атос тихо рассмеялся.- Вы до сих пор не поняли, что эти лошади нас компрометировали? Так же, как и ваш алмаз от королевы. Но вы не это у меня хотели спросить, д'Артаньян. - Не это, - вяло признался гасконец. - Женщина, которая вас интересует, плывет сейчас на габаре. - Вы не захотели подвергать ее риску? - Дело не только в риске: она служит гувернанткой у соседей. - Атос, вы сошли с ума, - д'Артаньян резко сел.- Она — снова в гувернантках? Зачем только я ее отпустил! - Если я правильно понял, она ушла сама. - Она любит вас, Атос! - Я знаю, - граф всем телом развернулся к другу.- Давайте сейчас и здесь закончим этот разговор, достаточно болезненный для нас двоих. Мне очень нравится мадемуазель Леже, но я никогда не смогу жениться на ней. - Атос, но почему?- д'Артаньян совершенно искренне не понимал, в чем затруднение. - Тому несколько причин и не все я имею право озвучить. Шарль, как вы думаете, могу ли я позволить себе брак, имея на руках двух мальчиков, которых надо пристроить в жизни? - Я не вижу сложности. - А я вижу, потому что дети от этого брака отодвинут на задний план близнецов. - Так эти мальчуганы?..- дАртаньян не договорил, во все глаза уставившись на Атоса. - Да. - Они ужасно похожи на вас, Атос. - Теперь вы понимаете? - Да. К тому же я не подумал, что Монморанси не может жениться... - Увы, да. - Атос, она порядочная женщина, умная, спокойная, любящая. - Я все знаю, но … - Вашей гордости претит, что я был с ней? - Мы все — взрослые люди и я не имею права требовать у зрелого человека поведения воспитанницы, только что вышедшей из монастыря урсулинок. - Но для вас это важно? - Если я скажу вам, что Николь мне больше чем нравится, но я не женюсь на ней никогда, вас это удовлетворит? Д'Артаньян, мы ведем себя недостойно: мы говорим о человеке в его отсутствие, а я уверен, что ей тоже есть что сказать. Они замолчали, каждый думая о своем. Атос заговорил после паузы первым. - Я бы очень не хотел, чтобы после этого разговора что-то изменилось в нашей дружбе. Я ею дорожу, д'Артаньян. Женщины приходят и уходят, а дружба остается. Как бы то ни было, вы по-прежнему можете рассчитывать на меня. - Спасибо, Атос!- мушкетер сжал протянутую ему руку. Атос с улыбкой раскрыл ему объятия и д'Артаньян с жаром обнял старого товарища.- Эх, были бы тут Портос и Арамис!

Орхидея: Эх, stella, знали бы вы, как меня трясти начинает от ностальгии при упоминании костра и гитары. Вы такие прекрасные эмоции всколыхнули! А я вот ещё подумала, что если узаконить близнецов, типа они от Николь? Или так не выйдет?

stella: Узаконить можно, но это лжесвидетельство, а на такое Атос никогда бы не пошел. А я наслушалась потрясающего гитариста, только запомнить его имя так и не смогла.( Длинноволосый красавец, очень бы подошел по внешности на Атоса, как его Дюма описал. Вот меня и потянуло Очень люблю испанскую гитару, вообще испанскую музыку. Совсем недавно узнала, что по линии матери происхожу от тех марранов, что были насильно крещены в Испании, но потом удрали через Европу в Российскую империю.)

stella: Сент-Этьен оказался небольшим, шумным городком. В ожидании отряда во главе с графом они устроились в гостинице. Николь с радостью бы погуляла по городу, но она никуда не могла уйти без Луизы. Тащить же по городу ребенка, это и самой ничего не увидеть и девочку замучить. Николь сидела у окошка на третьем этаже и рассматривала открывающуюся с высоты перспективу на улицы. Считаться городом Сент- Этьен стал относительно недавно: не всегда наличие крепостной стены делает деревню таковым. Но последние годы текстильная промышленность в Сент-Этьене стала бурно развиваться, а ленты, которыми обильно украшало себя дворянство, стали популярны именно из этого полу города-полу деревни. Луара, капризная и мелководная, осталась позади. Они с нетерпением ждали графа, потому что было ясно, что придется менять маршрут. Пару дней прошли в безделии, когда утром третьего дня Николь со своего наблюдательного пункта увидела отряд мушкетеров и среди них Атоса с мальчиками и слугами. - Гримо, позвала она управляющего, - посмотри! Что делает господин граф в компании королевских мушкетеров? Неужто он арестован? - Нет! Они не посередине,- тот час сообразил Гримо.- Арестован: четыре впереди, четыре позади. Граф рядом с господином д'Артаньяном. Д'Артаньян здесь!- в полном замешательстве пробормотала Николь.- Кой черт его принес сюда? Но д'Артаньян распростился с графом на площади и вскоре плюмажи на шляпах мушкетеров затерялись в извивах узких улочек. Николь почувствовала, как ее отпускает страх, что ей придется предстать перед глазами обоих друзей сразу. Атос, почувствовав чей-то пристальный взгляд, поднял голову и увидел сидящую в окне женщину. Он приветливо кивнул Николь и через пару минут его голос был уже слышен на лестнице. - Все прошло без осложнений?- спросила она графа, надеясь, что он объяснит присутствие д'Артаньяна. Но Атос предпочел отделаться ничего не значащими словами. Главное, что они были здесь, живые и здоровые. Про мушкетеров он даже не упомянул, хотя не мог не знать, что Николь видела лейтенанта. Спрашивать напрямик она не решилась. Маркизу де Лавальер надоело путешествие. То его в карету отсылали, то на габару, а он, раз уж жена вытащила его из замка на простор, жаждал приключений. Он отлично понял, что сосед не уверен в нем, потому и держит его в стороне, но мысль о том, что мальчики участвуют в экспедиции наравне с мужчинами, а он должен сторожить безопасность дам, выводила его из себя. - Я согласен на любой маршрут, граф, но в этот раз я буду верхом, а вы отдохните в лодке,- желчно заявил он Атосу. - В этот раз мы будем ехать все вместе до Кондрье и только там пересядем на корабль, который и доставит нас на побережье. - Вместе с лошадьми?- заволновался Габриэль. - Вместе с лошадьми, конечно же, мой мальчик. Рона судоходна для больших судов. Но сначала нам предстоит проехать через достаточно пересеченную местность. Женщинам придется ехать верхом. Луизу возьмет в седло ее отец или я. « И помоги нам Бог!» - добавил он про себя. Шли вторые сутки путешествия. « Мне это здорово напоминает « Детей капитана Гранта»- подумала Николь с улыбкой, оглядываясь по сторонам. Впереди ехал Атос, Гримо замыкал цепочку. Женщины были посередине. Близнецы все время старались отдалиться от женщин, всем своим видом показывая, что они мужчины и защитники. « Бог мой, видел бы это Дюма!» - Николь нет-нет, да поражалась, куда завели события вполне безобидные предположения.- « А вдруг все кончится не так хорошо? И за каким чертом нужно было это все? Я просто не узнаю графа. А вдруг и он уже не тот Атос и в нем произошли изменения, которые к добру не приведут?» Тяжкие мысли, от которых ей вообще делалось не по себе. Тропинка вилась среди холмов, которые ощутимо набирали в высоте, постепенно все больше становясь похожими на горы. Виноградники обильно покрывали склоны холмов, изредка до них доносилось пение крестьян, работавших в полях. Лошади шли шагом и Николь без труда нагнала Атоса. - Что случилось, мадемуазель?- он придержал коня.- Что-то вас беспокоит? - Вот, пожалуй, самое точное определение того, что со мной происходит, господин граф,- со вздохом призналась ему Николь.- Я все время боюсь. - Чего? - Скорее: кого. Мне кажется, что за каждым поворотом, за каждым стволом прячется некто с мушкетом. - Да кому мы здесь нужны, помилуйте, - пожал плечами Атос.- Все на полях и виноградниках. - А разбойники? - Нико-о-ль!- властный окрик маркизы заставил Николь вернуться на свое место. Атос непроизвольно дернулся и с губ его сорвалось нечто, похожее на чертыхание. Они были почти у цели: вдали, на склонах, маячили домики и доминантой возвышалась колокольня местной церкви, когда разразилась гроза. К счастью, они вовремя заметили надвигающуюся тучу. Гроза в горах опасна именно бурными потоками, несущимися по склонам, которые мгновенно превращают ущелья в реки. Путешественники пустили лошадей вскачь и им удалось достичь какого-то подобия каменного навеса в ту минуту, когда первые капли дождя оросили пыльную землю. Самое сложное было удержать напуганных грозой лошадей. Женщины укрылись под скалой, но места всем не хватало и мужчины остались под льющимися с неба потоками воды. Николь сделала было попытку присоединиться к ним, но Луиза вцепилась в ее юбку, не на секунду не отпуская гувернантку от себя. К матери она вообще не подходила, инстинктивно понимая, что у нее времени для дочери нет. Маркиза де Лавальер давным-давно вернулась бы домой, если бы не знала, что ее муж недостаточная защита для трех женщин и ребенка. Вынужденная тащиться по долам и весям Франции благодаря собственному легкомыслию в делах, она стала искать, как это и свойственно слабым натурам, виновного. Обвинять графа де Ла Фер вслух она бы не решилась, поэтому избрала объектом для бесконечных придирок Николь, горничную и, под настроение, собственного мужа. Маркиз вяло огрызался, горничная покорно опускала голову, а Николь медленно закипала, мысленно бормоча проклятия. О, где ее былые возможности послать хозяина или хозяйку куда подальше и искать новую работу! Она привязана к этой вздорной даме не только тем, что отвечает за доверчивого ребенка, к которому привязалась всей душой. Она привязана к необходимости видеть этого всегда сдержанного человека, который стал для нее важней всего на свете. Уйти, бросить все... она бы хотела этого и не хотела в то же время. Зачем лгать самой себе: она попалась на всю оставшуюся жизнь. Она обречена просто наблюдать за ним, а он... он делает вид, что ничего не замечает. Вот, он промок до нитки, а она чувствует, как это по ее лицу стекает вода, как щекочут кожу капли, заползая под воротник... Николь тряхнула головой, отгоняя наваждение и встретилась взглядом с Атосом. Глаза его смеялись. Кажется, это буйство природы доставляло ему наслаждение. Летние грозы короткие и эта пронеслась, оставив после себя чистое небо и липкую красноватую грязь на тропе. Они подождали еще с час, обсыхая на солнышке и ожидая, пока сойдет вода и тронулись к приветливым домикам вдали. Дальше их путешествие протекало довольно спокойно, не считая проблем с погрузкой лошадей на судно, которое и доставило всю компанию к месту, где много лет спустя был основан Пор-Сен-Луи - порт на берегу Средиземного моря. До Марселя оставалось около полутора дней пути, но чудесные, девственные пляжи, открывшиеся им, манили остаться здесь. Решено было провести несколько дней на берегу моря. Гримо и солдаты отправились добывать провизию в окрестных деревнях, а все остальные расположились на песчаном пляже, предвкушая купание в море. - Габриэль, что вы скажите о нырянии в морской воде?- Атос не собирался откладывать то, о чем думал еще в Париже. - Здесь вас ничто не должно смутить: вода прозрачна, как стекло. - Я постараюсь, граф,- ответил мальчик, вздрогнув всем телом. - Вот и отлично. Поплывем во-о-н к тому камню. Габриэль плыл без страха: рядом был граф, морская вода держала лучше, чем воды Луары, а потрясающая прозрачность спокойных вод завораживала. Они без проблем добрались до торчащего из воды камня. Рауль, не дожидаясь, тут же нырнул и, пробыв под водой пару минут, вылетел на поверхность, мотая головой и отплевываясь от непривычно-горькой воды. - Черт, как глубоко! До дна я не достал, но как там красиво, Габриэль! Только глаза режет сильно. А какие там рыбы и водоросли! - Полезайте на камень и передохните,- улыбнулся восторгу сына Атос.- А мы с Габриэлем попробуем нырнуть вдвоем. Ну-ка, наберите побольше воздуха и вперед, мой мальчик! Глаза откроете под водой, так вам будет проще! Мальчуган покорно исполнил все, что ему сказали и погрузился под воду, держась за камень. Почувствовав прикосновение к плечу руки графа он открыл глаза и тут же забыл обо всем. Перед самым его носом в воде копошились мелкие рыбешки, окрашенные, как бабочки. Вода была так прозрачна, что голубизна ее в двух шагах почти не меняла цвета рыбок. Вдали все таяло в голубовато-зеленой дымке. Габриэль забыл обо всем от восторга перед открывшимся ему чудом морских глубин. А когда рыбешки стали тыкаться в него носами, мальчик, забыв, что он под водой, открыл рот, чтобы что-то сказать. К счастью, рядом был Атос и он мгновенно вытолкнул сына на поверхность. Ошеломленный, пребывая в потрясении от увиденного, Габриэль стал рваться в море, начисто позабыв о своем страхе. Теперь они нырнули втроем в глубину и мальчики, в своем увлечении донырялись до того, что стали синими. Дав им согреться на солнце и передохнуть, Атос первым повернул к берегу. Дети не осмелились остаться одни и последовали его примеру. Когда одевшись, с мокрыми волосами и довольными физиономиями троица появилась на привале, маркиз де Лавальер прищурившись, оглядел мальчиков. - У меня впечатление, что вы не меньше своих воспитанников рады морю,- с недовольной гримасой заметил он. - А что помешало вам, маркиз, последовать нашему примеру? Море чудесно. - Я не такой пловец, как вы. Я предпочитаю реку,- неохотно ответил Лавальер. - Зачем же было забираться так далеко, когда река у вас под боком,- пожал плечами Атос. - Это нужно не мне, а Луизе! - А где она?- Атос оглядел группу, томно раскинувшуюся на песке. - С Николь пошла купаться. Надеюсь, ничего не случится. - А ее гувернантка умеет плавать? - Это должно само-собой подразумеваться за те деньги, что ей платят, - вставила мадам. Атоса покоробило от этого тона и этих слов. - Куда они пошли? В какую сторону? Давно их нет? - Я не заметила, когда они ушли. Что вы так беспокоитесь, граф? Ничего с ней не случится. Разве что ноги побьет камнями, если будет так глупа, что скинет обувь. - Они пошли туда. За скалу, - вставила горничная.- Наверное, уже час прошел, а может и больше. Как вы ушли с вашими мальчиками, так и они пошли. - Нас не было часа два, - встревожился Атос.- Я пойду ее поищу, мне это не нравится. - Пойти с вами?- предложил маркиз, но, впрочем, без особого желания. - Нет, благодарю, отдыхайте,- мушкетер бросил на него взгляд с высоты роста. Николь с Луизой обнаружились сразу за скалой. Николь сидела на камушке и пыталась наложить повязку на пораненную стопу, используя для этого оторванный волан от нижней юбки. Увидев Атоса она смущенно улыбнулась. - Вот, сижу и гадаю: когда же хоть кто-то о нас вспомнит? Изойду я до того кровью или успеют нас спасти? - Что с вами приключилось, Николь? - он опустился перед ней на колени и осторожно взял ее ногу. - Порезалась, а чем так и не поняла. Тут крабьи панцири валяются, острые камни. - Вы могли послать Луизу за помощью: надо только зайти за скалу. Оттуда бы девочку увидели. - Я побоялась, Атос. Побоялась, что мадам закатит скандал. Прогонит меня, не заплатив. - Полно, друг мой. Маркиза себе не враг: тогда ей придется заниматься дочерью.- Граф ловко подхватил Николь на руки и , кивнув Луизе, направился к стоянке. Малышка помчалась вперед с криком; « Николь поранила ножку»! - Николь, а обо всем этом было в той книге?- пряча волнение за улыбкой и непринужденным тоном, спросил граф. - Ничего подобного! Мы крутим всю историю на свой лад!- она осторожно обняла его за шею.- Вам не тяжело?

Орхидея: Здорово! А я, признаться, так и не прониклась купанием в море. Не хватало чего-то дикого, народу уйма, и умения хорошо плавать. Да и была, собственно, один раз на Чёрном, и всё. Но вид с берега на море вегда прекрасен!

Камила де Буа-Тресси: Так нежно, проникновенно пишите.. замечательный отрывок! А на счет моря.. я люблю Балитку, с раннего возраста (лет с 2) купаюсь в Калининграде, а в Петербурге залив - не море совсем. Орхидея, а Черное меня тоже не впечатлило совсем, в Сочи, где я была - галька, песка нет, народу много и само море какое-то не такое. И штормило постоянно, спокойной воды не было совсем.

stella: Срелиземное море совсем другое не только на вид, но и на ощупь и даже на вкус. И вода в нем какая-то липкая, перенасыщенная органикой.

stella: Как-то так мне это видится. ( Правда, море Красное, но похоже все равно) Вот Ленчик у нас купалась в Тулоне, впечатлений много осталось.)))) А я как вспомню море в Таллине, аж дурно делается. Красива Балтика в феврале, но лучше уж Ям АТихон. ( Так звучит на иврите Средиземное море. ) Я в Красном море месяц назад ноги намочила, там галька, а я к ашдодскому песочку привыкла, ноги ломать неохота.

Эжени д'Англарец: А мне понравилось Черное море - я была в Сочи с мамой, когда мне было 13 лет. И я как раз люблю галечные пляжи, а то после купания все ноги в песке - удовольствие небольшое. Но тут, конечно, кому что нравится)

stella: Дамы, прошу прощения, но не уверена, когда будет следующий отрывок: насущные проблемы.

Nika: stella, насущные проблемы, говорите... на самом интересном месте... верю, верю.

Орхидея: На Чёрном море я была в Анапе. Пейзажи в тех местах замечательный и экскурсии интересные были. А вот море как таковое, всё водорослями у берега поросло и очистилось по закону подлости в день отъезда. Пляж был песчаный. А вот в Геленджике галечный.

stella: Какие у нас пляжи: песок на десятки километров. Только море очень коварно- течение и водовороты.

stella: Пока Гримо, вернувшийся в сопровождении слуг с провизией из похода по ближним селам, ловко и профессионально накладывал повязку на ногу Николь, близнецы взялись опекать Луизу. Мальчики очень ответственно отнеслись к своим добровольным обязанностям и ни на секунду не теряли девочку из виду. Николь чувствовала себя неловко: она подвела хозяев, стала обузой в компании и кроме прочего, после того как Атос на руках доставил ее к стоянке, маркиза не спускала с нее ехидного взгляда. Боже мой, насколько все было бы проще, если бы мы были в моем времени!- уже не думая о последствиях говорила себе Николь. - Мне было бы все равно, как смотрит на меня эта маркиза. Мне вообще было бы все и все безразличны и Атосу, я думаю, тоже. И мы бы могли быть вместе и никто бы нам ничего не сказал. Он бы не думал о своей знатности и о своем роде. И мальчишек спокойно бы узаконил. И мамочку их бы назвал: не все ли равно, если бы она осталась в другом времени и в другой стране! А впрочем,- остановила она себя,- так уж и просто было бы нам там? Человека не переделаешь, его принципы не изменишь, если это такой человек, как Атос. Получается, что мне проще привыкнуть к устоям и порядкам семнадцатого века, чем ему принять нашу раскованность и беспринципность? Наверное, лучше смириться с тем положением вещей, что есть на сегодняшний день: он граф, а я — гувернантка. Пока еще гувернантка, хотя шансы мои падают. Думаю, что предчувствие у меня верное: как только мы ступим на порог Лавальера, меня рассчитают. Придется мне снова возвращаться в свой домик. И это - совсем не самая плохая перспектива, если поразмыслить как следует. Они добрались до Марселя и осели в нем на добрые две недели. По утрам все уходили к морю и, разделившись на две группы: мужчины отдельно, женщины отдельно, встречались только за обедом. Вечером, перед сном, шли смотреть морской закат: средиземноморские закаты ценились среди знатоков, как изысканный спектакль, который Небеса дают лицезреть смертным. У Николь не было особой возможности заниматься лицезрением небес, маркиза не давала ей возможности вздохнуть лишний раз. Она что-то заподозрила и теперь не спускала глаз с гувернантки: благо та, со своей раненной ногой, далеко уйти не могла. Маркиза де Лавальер не любила графа де Ла Фер. Неприязнь эта имела давние корни, еще в те времена, когда расчетливая девица расставляла свои сети на будущего мужа, а граф уводил маркиза в кабак или устраивал дуэль, в которой Лавальер был его секундантом. Перспектива иметь пьяницу мужа или вообще лишиться такой возможности благодаря соседу-бретеру, пугала невесту до обмороков. Когда же, наконец, Лавальер повел невесту к венцу, оказалось, что граф привез откуда-то двух младенцев-близнецов. Годы спустя мадам и сама обзавелась дочерью и оказалось, что Луиза связала их с соседом теснее, чем этого хотелось родителям с двух сторон. То, что граф мальчикам не чужой, хитрая женщина поняла очень быстро. И сейчас ее чутье подсказывало, что ее гувернантка ( странная, в общем, особа) и граф связаны не просто отношениями барин - служанка в доме или гувернантка при воспитанниках. Дело было куда тоньше, куда пикантнее. Маркиза уже предвкушала, как будет мыть кости соседу. А пока госпожа придумывала для гувернантки поручения и задания таким образом, чтобы у Николь не оставалось ни времени, ни возможности видеться с графом де Ла Фер. Атос с Гримо искали подходящее судно, чтобы добраться до Ла Рошели. Оттуда уже не так далеко и до Блуа. Путь знакомый, сколько раз колесили они с Гримо по этому маршруту. И вот теперь в очередной раз придется путешествовать. Но дороги здесь неплохо укатаны, трактиры почти все знакомы и города здесь совсем другие. Это почти родные места, во многих гостиницах их будут узнавать и проблем с экипажем для женщин не будет. Но сначала нужно добраться до Ла Рошели. Насчет этого гугенотского оплота у Атоса была мысль: побывать на бастионе Сен- Жервэ еще раз. Он не собирался хвастаться своим триумфом перед сыновьями: ему самому хотелось увидеть место, где они выдержали такой бой ради совещания без риска быть подслушанными. Подходящее судно нашлось не без труда: капитан запросил поначалу такую сумму, что впору было бы продавать лошадей. Атос с видимым спокойствием выслушал капитана и не делая попытки торговаться, развернулся и направился в соседний кабачок, где собирались матросы со стоявших на рейде торговых кораблей и рыбачьих баркасов. Капитан озадаченно сдвинул шляпу на затылок: бежать за несговорчивым дворянином ему не позволяло самолюбие, он назвал заоблачную цену, понадеявшись, что господин со слугой хоть и выглядит знатным вельможей, а на деле — сухопутная крыса, которого запросто обведешь вокруг пальца, но не тут-то было. Простаивать без дела на рейде капитану не хотелось и он сделал два быстрых шага за Гримо и схватил его за рукав. - Какую цену дадите? Гримо замедлил шаг, давая моряку возможность просто идти рядом, а не бежать за ним. - Половину. - Что половину?- не понял, или сделал вид, что не понял, капитан. - Половину того, что вы сказали. - Это мало!- возмутился морской волк. - Другой цены не ждите!- бросил через плечо Атос, который все слышал и одобрительно кивнул своему управляющему; он уже взялся за дверь ближайшего кабачка. - Черт вас забери!- капитан смачно сплюнул табачную жвачку.- По рукам! Завтра к 10 утра заводите лошадей. Потом пойдут дамы, а вы под конец. Задаток давайте! Пока Гримо отсчитывал пистоли, Атос внимательно разглядывал место, где расположились портовые заведения. Пахло рыбой, гниющими водорослями, луковым супом. Причудливая смесь запахов и теней в дверях и переулках. Страшные, оборванные проститутки, еще молодые девицы, моряки самого экзотического вида — порт жил своей тайной жизнью. Это напомнило ему Англию и его недолгую службу на флоте. Море он любил и ощущал как часть себя, в особенности вблизи причалов. Предстоящее плавание будоражило сознание, заставляло полной грудью вдыхать даже этот сомнительный портовый воздух. Впереди были две недели морского простора. И возможность, наконец-то поговорить по душам с Николь.

Эжени д'Англарец: stella пишет: И возможность, наконец-то поговорить по душам с Николь. Так вам маркиза и позволит, ждите-дожидайтесь!

stella: Пустим в ход всю женскую изобретательность.))))

stella: Волна била в крутой борт и от этого старый трехмачтовый флейт* скрипел и постанывал. Где-то на нижней палубе хрустели сеном и фыркали кони, но звуки эти не доносились наверх: Атос просто знал, что они там и все в порядке. Морской переход дался не всем путешественникам легко: маркиза и ее горничная лежали в каюте пластом. Николь суетилась, оказывая им помощь. Луизу опекали братья: девочка оказалась не подвержена морской болезни. Маркиз целыми днями пропадал на палубе - стоны жены его выводили из себя. Флейт летел вперед, как пришпоренная лошадь. Попутный сильный ветер по счастью не переходил в штормовой, но волны вскипали гребешками пены. Судно держалось в виду берега, но не подходило к нему слишком близко. Граф не спеша прогуливался по палубе: совершенно инстинктивно он подстраивался под движения уходящей из-под ног палубы. Память услужливо подбрасывала полузабытые наименования частей такелажа, какие-то команды. Он не так долго пробыл на флоте, но то, что успел пережить, как оказалось, намертво впечаталось в мозг и в тело. Он хотел стать морским офицером, к этому стремился и его отец. Но жизнь распорядилась по-своему. Что уж жалеть об этом... Николь торопливо, все время оглядываясь назад, выбралась на палубу. Увидев графа она радостно улыбнулась и приветливо помахала рукой. - Вас отпустили на свободу?- Атос с улыбкой оглядел тонкую фигурку, обдуваемую ветром. - Какое там! Я улучшила минутку. Как мне надоела мадам!- вырвалось у нее. Атос промолчал. - Скажите, Николь, а в той книге я служил на флоте?-спросил он, все еще во власти своих ощущений. - В той книге?- Николь потребовалось усилие, чтобы переключить внимание.- Ах, да! Там только упоминается, что ваш отец хотел сделать из вас моряка и готовил вас к службе на флоте. - Совпадает...- задумчиво пробормотал граф.- А я уж подумал, что это что-то новое. Николь, когда мы вернемся, я бы хотел, чтобы вы ушли от Лавальеров.- вдруг свазал он без всякой связи с предыдущими словами. - Зачем?- поразилась Николь. - Это место не для вас,- судя по его лицу, графу не хотелось объяснять свое предложение. - Бог мой, господин граф, я за эти годы поняла, что у меня нет выбора. Я чужая в вашем мире, у меня нет ничего: ни денег, ни титула, ни семьи. Я — просто женщина, которая занимается не своим делом, потому что оказалась там, где не должна была быть. - И что нам теперь делать с этим, Николь?- с прорвавшейся горечью спросил Атос. - Не знаю. И поэтому я рада , что пристроилась у Лавальеров. Если меня не прогонят, я буду у них столько, сколько они меня будут держать на этом месте. - А потом? - Потом, если не будет выбора, вернусь в ваш... свой домик. Не отчаивайтесь, граф! - Я... я не отчаиваюсь...- слова давались Атосу с трудом.- Я думаю о вас, Николь,- вдруг вырвалось у него с жаром, который он никогда не хотел проявлять,- я думаю о вас больше и чаще, чем мне бы хотелось. Что мне с этим поделать, я не знаю, но получается, что в отношении вас я не хозяин своим чувствам. Я бы хотел, чтобы вы... Что хотел Атос в тот раз Николь так и не узнала, потому что на палубу вылез маркиз. Граф оборвал себя на полуслове, а Николь, бросив на него изумленный и благодарный взгляд, поспешила к хозяйке. - Что она делала на палубе? - подозрительно спросил Лавальер. - Дышала свежим воздухом,- сухо ответил граф, отвечая легким поклоном на приветственный жест маркиза.- Или вы это ей тоже запрещаете? * флейт трехмачтовое торговое судно.

stella: До Ла Рошели добрались без всяких происшествий, но после этого маркиза заявила, что больше никогда не ступит на палубу корабля. «Я ненавижу море!»- произнесла она мужу с такой убежденностью, словно большего предмета для ненависти и быть не могло. Луиза же после этого путешествия только поздоровела и нежный румянец не сходил со щечек девочки. Николь подолгу держала ее на палубе, позволяя ребенку дышать во всю силу маленьких легких. Соленый морской ветер еще никому не вредил. О близнецах и говорить нечего: дети за лето подросли, возмужали, в них появилась какая-то новая грация движений. « Два сына... это дар небес для человека, у которого ничего не осталось в жизни. Два!» как от толчка, Атос вспомнил, что когда-то говорила Николь: что у него был там... один сын. Что это значит? Он боялся заглядывать в эту бездну: непонятно, что в этом таилось, а истина могла оказаться страшной. В Ла Рошели он решился, наконец, на один поступок, который могли истолковать не в его и Николь, пользу. Он попросил отпустить гувернантку с ним на несколько часов. Может, втайне он рассчитывал, что потом ее просто прогонят? «Нет, такими методами он действовать не стал бы — это не в правилах Атоса. Тогда зачем она ему понадобилась?»- размышляла Николь, искоса поглядывая в сторону графа. Они направлялись не в сам город, объехали его стороной. Какие-то развалины, похожие на старые укрепления, еще возвышающиеся над местностью, но уже изрядно занесенные песком, внезапно возникли на их пути. Атос соскочил на землю и пошел вперед, ведя лошадь в поводу. Найдя чахлое деревце он привязал коня и сделал Николь знак подъехать. Помог ей спешиться и привязав и ее лошадь, он подозвал ее и подал руку. - Пойдем, я хочу вам кое-что показать, Николь. Это место вызывает у меня живейшие воспоминания. Они взобрались по полуразрушенной каменной кладке туда, где когда-то была одна из башен. Отсюда открывался обзор и на город и на море за спиной. - Вот, посмотрите! Когда-то там стояла королевская армия, а напротив был осажденный город. - Это бастион Сен-Жерве!- ахнула Николь. - Да! Это место, с которым у каждого из нас связано одно воспоминание. Вы догадываетесь, Николь? - Да, завтрак , а на деле: совет мушкетеров. - Я так ярко вижу все, словно это было вчера, Николь.- Атос спустился с башни, прошелся по площадке и нагнулся, что-то подобрав. Когда он вновь забрался к Николь, в руках у него было горлышко разбитой бутылки. - Смотрите, это все, что осталось от вина, что мы распивали в тот день. Странно, оно уцелело... - Наверное, потому, что после вас туда заходили только чтобы забрать трупы. Потом туда не ступала ни одна нога. - На этой башне мы стояли, когда отбили штурм. И сюда я вернулся, чтобы забрать наше знамя-салфетку, -с улыбкой добавил он. - Вы рассчитывали, что вас при этом достанет пуля и вам не надо будет решать ничего? - Признаться, подобная малодушная мысль посетила меня. Но я вовремя вспомнил, что без меня довести дело до конца не удастся: меня оно касалось больше, чем других. - Почему же, Атос? Ведь она так и не стала вашей женой? - Я не довел дело до конца и последствия для всех оказались ужасны. Больше рисковать я не мог: я был обязан остановить ее. У меня было с ней свидание перед бастионом. Я думал, что напугал ее, но она уже не могла остановиться. Все, что оставалось, это опередить ее, связать ей руки. О казни я не думал: верил, что она все же одумается, попав в руки лорда Винтера. К сожалению, все оказалось намного страшнее. Я чувствую себя виновным перед д'Артаньяном.- неожиданно сказал Атос. - В чем же? - Я мог бы сберечь для него любимую женщину, если бы оказался решительнее. - Атос, вы думаете, их роман бы продолжился, останься мадам Бонасье в живых? - Мне очень хотелось, чтобы они были счастливы, Николь. Чтобы хоть кто-то из нас был счастлив по-настоящему. Д'Артаньян был самым молодым, самым порывистым, самым непосредственным из нас. У него это было первое настоящее...- он остановился, увидев улыбку Николь. - Кого вы сейчас хотите убедить, граф: меня или себя? - Простите, - он опустил голову. - Не надо себе рассказывать сказки, Атос, - Николь осторожно положила ему руку на плечо, - не надо, дорогой мой. Д'Артаньян из той породы мужчин, для которых любовь — эгоистичное чувство. Он видит в ней только себя и свои желания. Да, он бросается на защиту любимой, как лев, но тут же забудет о ней, выйдя из дому в поход. Он — великий воин, он рожден для этого, а не для семьи. И в этом он в корне отличается от вас. Для вас дом и семья — все в этом мире. Ну, и друзья - они тоже часть вашего существования. Скажите, вы ведь не даром позвали меня сюда. Вы ведь не могли не знать, что после этой поездки мне не быть гувернанткой у Луизы. Как только мы приедем в Лавальер, мне подыщут замену. Вы этого хотите? Вы, в глубине души, хотели бы иметь возможность навещать меня в моем доме? А вас не смущает, что у вас был бы предшественник — ваш лучший друг? - Сколько вопросов за раз!- Атос рассмеялся.- На самом деле, Николь, я не знаю, что вам ответить. Я позвал вас сюда, понимая, какие это вызовет мысли у родителей девочки, но, бога ради, скажите, как я еще мог поговорить с вами, когда за вами устроили настоящую слежку? Я не изобретателен по части предлогов. - Кажется, я тоже, - прошептала Николь, привстав на цыпочки и касаясь его губ кончиками пальцев и чувствуя, как он сжимает ее в объятиях. Назад они возвращались в полном молчании, только изредка поглядывая друг на друга..

Камила де Буа-Тресси: Интересно то, что Николь на столько вжилась в 17 век, что совсем не вспоминает о том, как любила эту книгу, что стала реальностью для нее. Могла ли она думать когда-то, что ее будет обнимать Атос в бастионе Сен-Жерве?.. (И нет, я не говорю, что этого не достает в вашем повествовании, наоборот это необычно и интересно, реалистично. А это так, просто мои мысли вслух))



полная версия страницы