Форум » Крупная форма » Предположения и откровения » Ответить

Предположения и откровения

stella: Фандом: Трилогия " Мушкетеров" Герои: Атос, Николь, и все, кто попадется по ходу. Размер: Макси Жанр: фэнтэзи Отказ: Дюма и всем писавшим в духе " Мэри- Сью" Статус: в процессе. Потянуло и меня на влюбленных дам.)))) Старею... Особо нового не ждите: трудно в этой теме найти что-то новое. Но сказки ведь хочется))))) [more]Заранее извиняюсь перед теми из авторов, которые усмотрят в повести сходство со своими ситуациями.( как не крутила, но, видимо, уже выработался некий штамп: даже эпизод из фильма проскочил.( сообразила откуда, только спустя время))))).[/more]

Ответов - 238, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Камила де Буа-Тресси: stella, вы так кота за хвост тянете, что прям ужас, как хочется узнать, что будет дальше!

stella: Камила де Буа-Тресси , это я тяну? ( возмущенно топорщу усы, и ухожу, задрав хвост, на подоконник) Я ж предупредила, что фик в работе.)))) А то привыкли, понимаешь, что им за два дня все выкладывают.

stella: Сначала он услышал голос. Впереди него на проселочной дороге густая поросль скрывала то, что было за поворотом. Мысли его были далеко и чистый, сильный голос, выводивший немудреную мелодию, он воспринял как продолжение своих мечтаний. Он возвращался от женщины. Назвать ее любимой и даже возлюбленной он бы не решился: скорее, это была одна из тех встреч, которые ему охотно дарили дамы. Но эта любовница все же отличалась от других женщин: она не была из тех скучающих дам света, которые, не довольствуясь навязанным родственниками мужем, ищут утех на стороне. Она была небогата, но отказалась принимать подарки. Она ясно дала ему понять, что бросилась в его объятия не от скуки, не от бедности и уж, во всяком случае не для того, чтобы мстить мужу. Кажется, она действительно любила его. Граф покачал головой: он впутался в историю, которая ничем уже не напоминала великосветский флирт. Они зашли далеко в своем романе, а ведь он не должен забывать о своем долге: ему пора жениться. Родня, а в особенности дядюшки и тетушки все чаще предпринимают матримониальные атаки, требуя от племянника наконец-то определиться со своими планами. Черт побери, они взялись его опекать вместо родителей! Такого Его сиятельство терпеть не мог: он сам себе хозяин, сам знает, что ему нужно! Поворот остался позади и под копыта его коня едва не попала женщина. Лошадь всхрапнула и прянула в сторону. Обладательница ангельского голоска ( больше никого поблизости не оказалось), пронзительно вскрикнула и, споткнувшись, упала на колени. Граф осадил коня и заставил его стать смирно перед крестьяночкой, которая с трудом встала и подняла голову. И Огюст понял, что жалкое платье было маскарадом: на него с небес глянул ангел. Она была не просто прекрасна и юна: она была чужеродным элементом в этом мире, грубом и чувственном. Самое удивительное, что он тогда даже не додумался соскочить с коня: он словно прирос к седлу, а повод бросил на шею коня. И умница Буцефал распорядился по-своему: бочком, кося глазом и недовольно фыркая, унес своего хозяина прочь. Огюст пришел в себя только у ворот замка. Несколько дней он ходил, как во сне: ничего не видел вокруг, отвечал невпопад на вопросы и, в конце-концов, уловив изумленные взгляды слуг и поутру, увидев у своего изголовья постную физиономию врача, понял, что он зашел далеко в своей безответственности. Вернуться к действительности оказалось непросто: лицо ангела упрямо маячило перед глазами. Не смотря на относительную юность ( граф только недавно перешагнул порог двадцатилетия), Его сиятельство правил в своем графстве уже несколько лет, правил жестко, властно, но следуя букве закона. Что творится в вверенных ему землях он знал не хуже сельских старост, потому что сумел добиться, чтобы к нему шла достоверная информация. Но как прошло мимо него это чудо? Откуда эта крестьяночка объявилась в его графстве? Ответ он получил при первом же выезде из замка. Он нашел ее на той же лесной тропке, а о ее присутствии догадался по все той же песенке, незатейливой и мелодичной. Теперь он был осторожен и заранее спрыгнул с коня. Так и нагнал ее, ведя коня в поводу. В этот раз она одета была как девушка благородных кровей: скромно и со вкусом. И на звук лошадиных копыт за спиной не обернулась и петь не перестала. Он обогнал ее на несколько шагов и она вынуждена была остановиться перед неожиданной преградой. Ни страха, ни смущения она не выказала, просто подняла на него глаза. И ждала... А он... Он, как мальчишка, сдернул шляпу с головы и стал лепетать какие-то извинения. Он не с крестьянкой говорил, перед ним стояла высокородная дама.

stella: - Сколько же ей было лет на самом деле?- не выдержала Николь, прервав рассказ Атоса. - Не знаю... Может шестнадцать, как она сама говорила, а может и все тысячу, как Сатане,..- лицо его исказилось. - Может, не надо сейчас об этом?- Николь осторожно погладила его пальцы, судорожно скомкавшие одеяло. - Что-то подсказывает мне, что надо идти до конца, сударыня,- он повернул голову и пристально посмотрел ей в глаза.- Ну, как, похож мой рассказ на то, что вы знаете? - Об этом у автора нет ничего. Как вы встретились - нет ни слова. - Тогда я продолжу, с вашего разрешения,- граф глубоко вздохнул; было видно, что он устал, но отступать был не намерен. « Такое дважды не рассказывают, - подумала Николь.- Теперь получается, что дАртаньяну он ничего не говорил? Повода не было или причины?» Итак, перед ним стояло совсем не юное, неискушенное создание. В глазах женщины он прочел удивление, надменность и толику любопытства. Она окинула его чуть насмешливым взглядом и он сразу же почувствовал себя юнцом. - Сударь, ваша вина совсем не так велика, как вам представляется. Я нисколько на вас не в обиде. К тому же, наша случайная встреча принесла нам удачу: моему брату, наконец-то, разрешили принять приход, о котором для него хлопотал господин епископ. - Наш новый кюре ваш брат?- Огюст посмотрел на незнакомку совсем другими глазами: получается, что в день встречи именно он и подписал окончательное утверждение священника, о котором говорил епископ, на этот пост. Подмахнул, что называется, не глядя, настолько его голова была занята прелестной девушкой. - Да, сударь. - Граф де Ла Фер, к вашим услугам,- наконец представился Огюст. Мадмуазель присела в реверансе так низко, словно он был королем. А он и был им в своем владении. - Бюэй, Анна де Бюэй, Ваша милость.

Rina: Как бывает полезно редко заходить на форум :) Раз - сразу несколько глав посмаковать!

stella: Rina , у вас обстоятельства.

Камила де Буа-Тресси: stella, я про то, что обрываете в сааамом интересном месте!

Орхидея: Сколько версий одной и той же атосовской истории и каждый раз по разному. И в кайф, если качественно написано. Вновь и вновь глазами разных авторов открываются новые подробности.

stella: Она не просто вошла, она ворвалась в его жизнь: легко и непринужденно. Он рядом с ней забывал обо всем: она была то ребенком, то зрелой женщиной и он, окончательно растерявшись, какая из них — настоящая, позволил ей овладеть своей душой. Так же легко и непринужденно она отдалась ему. Она не претендовала на другую роль, кроме роли его любовницы и, казалось, это устраивало обоих. Но так казалось только поначалу. Анна ничего не требовала прямо, но, без особых причин настроение ее вдруг менялось, она становилась мрачной, отмалчивалась в ответ на заботливые вопросы, избегала встреч. У любой другой женщины он просто не обращал бы на это внимания, но у Анны это больно задевало его. Он был у нее не первым, но Анна никогда не строила из себя недотрогу: она сама, первая, сделала шаг к близости, позвав его к себе домой, когда кюре уехал в дальнюю деревню к умирающему. Их связь около полугода оставалась тайной для всех, пока Огюст не решился: он давно уже понял, что никакая другая женщина не войдет в замок хозяйкой. И исподволь стал готовить Анну к роли знатной дамы. Какую цель граф преследует, она поняла в первый же день импровизированного урока верховой езды, но ничем не выказала своей радости. Наоборот, всячески демонстрировала, что боится садиться в седло. Лошадь тоже не выказала восторга и все бы выглядело, как первая робкая попытка начинающей всадницы, если бы не одна деталь: утвердившись в седле Анна перехватила повод уверенным движением. Графу даже не пришлось показывать, как правильно его держать. Он, правда, ничего не сказал. Но брови его поползли вверх. И Анна не только заметила немую реакцию на свои действия, но и верно истолковала ее причину. - Я не раз видела, как всадники садятся в седло и запомнила, как правильно держат поводья. Но вот тронуть лошадь с места я не решаюсь,- с вымученной улыбкой сообщила она. - Я рядом, значит с вами ничего не случится, - успокоил ее Огюст.- Может быть, стоило бы вас учить верховой езде в мужском костюме и в обычном седле, но я не хочу вас компрометировать перед случайными зрителями. - Мой дорогой, да кому интересно, что делает безвестная женщина? - Я не хочу, чтобы даже тень недоброжелательства коснулась моей возлюбленной, - очень серьезно сказал граф.- Вы для меня все в этой жизни и я не хочу намеков, шуток и подозрений, оскорбительных для вас. В эту минуту Анна поняла, что намерения его серьезны и ей придется готовиться к роли графини. Упоение и восторг, которые она испытала, вылились в очаровательный румянец, вполне могущий сойти за краску смущения на девичьих щечках. - Граф, вы делаете мне предложение? - Пока — неофициально, - улыбнулся граф.- Но, уверяю вас, за помолвкой дело не станет, как только я переговорю с вашим братом. - Понимаю,- она покачала головой, - ваша родня... - Это не препятствие!- вспыхнул граф. - Но серьезный разговор для вас, Оливье? Может, не стоит им ничего говорить? - Это означало бы проявить неуважение к семье: такое я позволить себе не могу. - Вы так любите своих родичей? - она надула губки, но глаза ее стали холодны. Как лед... Присмотрись граф повнимательнее, он бы увидел в них холод змеиного взгляда. - Анна, люблю я их или нет, но есть определенный порядок. Будь живы мои родители, я должен был бы подчиниться их воле, теперь же я сам себе хозяин. Но это не отменяет уважения к представителям семьи. Я хочу, чтобы все было сделано в рамках закона и чтобы никто и никогда не посмел вас упрекнуть... - В чем упрекнуть?- надменно произнесла всадница, глядя на него с высоты своего коня.- В том, что ваша невеста недостаточно знатна для вас? В недостаточной красоте меня не упрекнешь, не так ли? - Анна, у вас нет недостатков, но и остальные должны в этом убедиться. Я хочу, чтобы моя жена затмила всех женщин королевства. - Для этого вам придется представить меня ко двору,- Анна не оставила свой насмешливый тон, но глаза у нее загорелись. - Можете не сомневаться, вас увидит Париж! Но для этого вам придется узнать много нового, многому научиться. - И верховой езде? - И музыке и танцам и языкам. Я хочу представить ко двору совершенную Прекрасную даму. - Как описывает ее ваш любимый Кастильоне? Граф улыбнулся и, не отвечая, вскочил на своего коня.

Rina: Слушайте, а вот у меня на ночь глядя дурацкий вопрос возник... что-то я подзабыла, видимо... а вообще какова была цель Анны, если бы в идеальном случае все так и оставалось скрытым от Атоса (в смысле ее клеймо и прошлое). Жить и не тужить в роли графини? Или тихонько убить мужа и стать веселой молодой вдвовой?

Орхидея: По-моему, цель прибрать к рукам графство. Муж в этом контексте лишний.)

Ленчик: Rina пишет: Как бывает полезно редко заходить на форум :) Раз - сразу несколько глав посмаковать! Вооот! Вот человек, который меня понимает))) stella, спасибо! Пришел, сел с чайком - и два часа кайфа обеспечены! Камила де Буа-Тресси пишет: сколько надо было ехать шагом(!), чтобы оказаться в таком состоянии?! (Рысью еще бы ладно, трясет изрядно, согласна.) Хотя вдвоем в седле не ездила, только одна, утверждать ничего не буду. Что скажут знатоки? Ленчик? Камила, Ленчик - тормоз. Чтоб на шагу все ТАК отвалилось... Часов 6. Ну, или дева совсем кисейная. Камила де Буа-Тресси пишет: Стелла, очень хотелось бы увидеть пару уроков верховой езды от графа;) Хм... Извините, что влезаю, но... их есть у меня ;) (а вот теперь меня гарантировано убьет весь форум За молчание)))) stella пишет: Уроков Атоса давать не буду - я не граф и даже не Ленчик. stella, я аж чаем подавилась! Это вы мне сейчас комплимент такой... своеобразный сделали? Или изощренно обложили последними словами, этак... с намеком?

stella: Ленчик , ну как я вас, да еще матом? Я ж вас во- первых люблю, во вторых- вы начальство, хоть и нечасто являющее свой лик ( А может, я вас так выманиваю ) А в третьих, и самых главных: я не буду учить тому, в чем сама не уверена.)))) Но вот насчет отбитой пятой точки: она ж не у всех тренирована, дамы. И я представила, как это удобно, да еще боком)))) А про Ленчика, так я чуток помню ваши уроки, но дальше этого не пойду, не компетентна. Потому и сослалась на вас- это вы у нас спец. И немножко граф.( Лен, я с намеком...)

stella: - А что сказала ваша семья, Атос?- спросила Николь. - Иронизируете, друг мой? - Совсем нет. Но думаю, что был скандал. - И еще какой!- вздохнул Атос.- Я, честно говоря, по молодости своей и глупости, думал, что сумею им доказать, что Анна достойна не то что графского титула: королевской короны! Моя горячность и мои доводы разбились о скалу презрения к любому, кто по знатности уступает Роанам с Монморанси. - И Куси, - тихонько пробормотала себе под нос Николь. - И Куси, - подтвердил Атос, слегка приподняв голову с подушки и не без изумления глядя на девушку.- Это что, тоже было у маркиза? - Нет. Вернее, граф говорил, что вся семья была против. - Я не буду вам пересказывать все, что было мне сказано на семейном совете, Николь: это касается только меня и моей родни. Тогда я не очень себе отдавал отчет в происшедшем, но меня, фактически, объявили вне закона. Я думал, что это не играет роли. Оказалось, я ошибся.

stella: Он, действительно, не представлял себе не только всей спеси своей родни. Он не думал, что страх потерять хотя бы частицу владений, вместо того, чтобы их приумножить, владеет родственниками. Брак должен служить только к славе и богатству семьи. А что может дать эта безвестная красотка? Оказалось, что в тайне их связь удержать не удалось: тетушки пронюхали все. То, что вначале на его увлечение не обращали внимания, не помешало старым дамам выяснить о предмете увлечения все, что только могут узнать кумушки. Мальчик развлекается: пусть его! Но когда до них дошли вести о том, что племянник занялся образованием девушки, старухи, а вслед за ними и дядюшки, забеспокоились. И отступнику устроили суд. Родня съехалась в замок, принадлежавший ранее его бабке. У них у всех было где остановиться, кроме его дома, а он, догадываясь о предстоящей встрече, сделал шаг первым: разослал им приглашения. И приготовился к атаке, заранее зная, кто что ему скажет. Родственники у него были отменные: от чужих он бы всего этого выслушивать не стал. И чем больше он слушал, тем больше проникался мыслью, что заботит их только одно: его земли, его замки, его богатство. Они мысленно прикидывали, что могли бы получить, откажись он от своего состояния в их пользу. Но граф твердо решил держаться продуманной линии поведения. Он мужественно выдержал все нападки тетушек, все аргументы умудренных жизненным опытом дядюшек. Ни один из них не посмел нарушить заведенный порядок: женились только на тех, кто приносил в дом достойное приданое, замки, земли, деньги. И только этот шалопай вознамерился все делать по-своему. - Ты хоть отдаешь себе отчет, что может произойти, если эта твоя девица даст тебе наследника, а с тобой что-то случится?- тетушка сорвалась на визг. - Она сумеет достойно воспитать моего сына,- с трудом сохраняя спокойствие ответил племянник. - Она пустит все состояние по-ветру, наследовать будет нечему,- так же спокойно констатировал сеньер де Бове. - Граф, вы упрямец или Бог затмил вам взор... только слепой... - Я люблю эту женщину и ничто и никто не остановит меня,- Огюст жалел, что собрал их в своем доме: это лишало его права встать и уйти. Старшая из сестер его матери встала: ее голова чуть тряслась( в минуты гнева у старухи всегда проявлялись симптомы застарелой болезни). - Пойдемте, господа: мы напрасно теряем время с этим сумасшедшим! Но я заявляю вам всем: для меня этот мальчишка перестал существовать; чтобы не произошло в дальнейшем, я вам говорю: я не желаю признавать его своим родственником. На мою помощь, сударь, можете не рассчитывать,- она оперлась на палку и неспешно поковыляла к двери. Вслед за ней потянулись остальные. Гостиная опустела. - И вы смолчали?- поразилась Николь. - Смолчал. Я в ту минуту думал только о том, что наконец-то остался один. Разве мог я подумать, что правда не на моей стороне?!- он закрыл глаза и Николь решительно встала. - На сегодня довольно. Вам пора отдыхать. Даже если вы захотите мне что-то сказать, я не стану больше ничего слушать сегодня. Атос не возражал: эти воспоминания и сам разговор утомили его настолько, что он уснул раньше, чем его собеседница успела покинуть спальню. Но к этой теме граф больше не вернулся: похоже, он сильно сожалел и о том, что успел сказать.

stella: Прошло несколько месяцев. Атос довольно быстро пришел в себя. Хотя наступившие холода и не давали возможности особенно разъезжать по округе, он, тем не менее, ежедневно выбирался из дому. Николь, занимаясь уборкой, частенько бросала взгляды в окно: двор был расчищен от снега, а от узорчатой решетки в стиле Франциска 1 в сторону Блуа конь ежедневно протаптывал тропинку заново. С наступлением весны, едва сошел снег с полей, граф объявил, что Николь будет учиться ездить верхом. Новость ее не обрадовала, но Атос обратил ее внимание на то, что без этого умения ей придется туго. Она и сама понимала, что это сродни умению водить машину в ее мире. - Я что, высокородная дама, чтобы восседать на лошади,- вяло сопротивлялась она.- Вот зачем вы сожгли мои джинсы? Так бы я могла учиться ездить в них. - Что сжег?- не понял Атос. - Мои штаны. Те, в которых вы меня увидели в первый раз. - Этого еще не хватало: чтобы прислуга вас увидела в таком виде,- пожал плечами граф.- В юбке будете учиться, как учатся все женщины. Если Его сиятельство брался за дело, то всегда доводил его до конца. На поблажки рассчитывать не приходилось. К тому же, Атоса эти уроки явно развлекали: он даже пить стал меньше. Николь делала явные успехи, немногочисленные зрители с улыбкой переглядывались между собой, а по округе медленно, но верно, поползли сплетни: граф де Ла Фер от скуки занялся горничной. В тот день, когда сплетня достигла ушей Атоса, он как раз намеревался в первый раз выпустить Николь за пределы поместья. Перемену в его настроении девушка заметила сразу: граф вернулся из утренней поездки пьяный и злой. Видимо, того что он выпил в трактире ему было недостаточно, потому что Гримо помчался из погреба к нему в кабинет с двумя кувшинами вина. В тот день Атос так и не показался из своих покоев. Не показался он и на следующий день и еще через день. А к концу недели прислал за Николь. Она зашла в комнату не без опаски: человек, сидевший у окна, мало напоминал графа: бледный, как смерть, небритый, с мутным взглядом пьяницы, с воспаленными глазами в темных кругах от бессонницы и пьянства, он был страшен. - Если не ошибаюсь, сударыня, у нас сегодня должна была состояться прогулка верхом? - голос у него был непривычно хриплым. - Неделю назад, господин граф, должна была состояться!- не сдержалась Николь. - Неделю?- взгляд графа несколько просветлел, он пытался осознать действительность. В растерянности он провел рукой по щеке, и гримаса отвращения исказила лицо.- Николь, зайдите через два часа: я буду готов. Оденьтесь тоже: урок состоится, пусть и с опозданием. Два часа — и во дворе ее ждал прежний граф: безукоризненно одетый, подтянутый, тщательно выбритый. Но к нему спустилась по лестнице тоже не горничная: для женщины платье играет решающую роль; в седло готовилась сесть настоящая дама. Эта амазонка( подарок графа) оказалась Николь к лицу, преобразила ее. Атос даже не пытался скрыть удивления от такого превращения: служанка стала дворянкой. Он словно заново увидел ее и это открытие заставило его нахмуриться. Получалось, что все, что ни делал граф, оборачивалось против него. А отступать было поздно. Ему пришлось собственноручно усадить ее в седло, проверить, правильно ли она держит поводья, не слишком ли высоко подтянуты стремена. При этом он взял ее за лодыжку и Николь сцепила зубы: он не чувствовал своей силы и сжал ее ногу с неожиданной силой. Синяк, несмотря даже на сапожок, был обеспечен. Она уже достаточно знала его, чтобы понять, что он злится на весь свет и на себя в первую очередь. Соблазн отказаться от поездки был велик, но еще больше был соблазн наказать его своим присутствием. Впрочем, Атос был уже тоже в седле. Граф не решился на большее, чем быстрая рысь и только когда они добрались до дороги под сенью тополей, дороги укатанной крестьянскими повозками и дворянскими каретами, дороги, на которой из-за бесчисленных копыт и колес не осталось ни травинки, он пустил коня в галоп. Николь, внутренне сжавшись, последовала его примеру. Очень скоро дорога сузилась, а ветви деревьев стали ниже, но Николь этого не замечала: скачка увлекла ее. Она стала пригибаться к шее лошади, понимая, что та несется вперед не разбирая дороги. В следующую минуту, даже не успев понять, что происходит, Николь оказалась на земле. Боли не было, сознания она не потеряла: чудом, ее ноги не застряли в стременах. Она лежала в придорожных кустах, расцарапанная и в изрядно разорванной амазонке и счастливо улыбалась: над ней в склонившихся ветвях запуталось небо в облаках, в вышине пела неведомая птица, а рядом... - Бог мой, Николь! Вы живы?- Атос руками ломал кусты, вытаскивая ее из зарослей.- Нет-нет, не двигайтесь, я сам все сделаю!- Он окончательно выпутал ее из колючих зарослей. - Какой же я идиот! Доверился вашей самоуверенности! - Я цела и у меня ничего не болит,- радостно сообщила горе-всадница.- И падать с лошади совсем не страшно: просто летишь себе по воздуху, как птица! - Как птица?- граф нервно улыбнулся.- Встать сможете, птица? Только двигайтесь осторожно. Опираясь на сильную руку она встала с земли и тут почувствовала, как сильно болит плечо. Разодранный в клочья рукав намок от крови. - Я, кажется, сильно поранилась,- робко произнесла Николь, не решаясь показать своему спутнику рану. Он сам не стал с ней церемониться: развернул ее и осторожно сдвинул остатки рукава. - Просто глубокая царапина, не стоит паниковать. - Я и не паникую,- вздернула она подбородок. - Вот и хорошо, потерпите немного, я промою ее вином. - Атос ловко и осторожно обработал ранку, помог ей натянуть на плечо платье и, скинув свой плащ, набросил его на плечи девушки. - Так будет лучше, а то люди всякое могут подумать,- хмуро сказал он и внезапно замолчал. Николь обернулась, ища его глаза и замерла в свою очередь: Атос, вцепившись в гриву своего коня, пытался удержаться на ногах, но все было напрасно: он рухнул на землю. Это не был обморок, он оставался в сознании и через пару минут попытался встать, но теперь уже Николь не дала ему этого сделать: она перепугалась настолько, что напрочь забыла о своем падении: чем она могла бы помочь графу вдали от людей, в лесу? - Что с вами, граф?- она помогла ему сесть, опираясь спиной о ствол огромного дуба. - Голова закружилась. - Голова? С чего бы это? Ведь упала же я, Атос... - Вы меня напугали... - Вы не из трусливых, Ваше сиятельство,- улыбнулась Николь.- Похоже, вы что-то вспомнили и испугались, что...- она не договорила, увидев, как остановился его взгляд, упершись куда-то в пространство за ее плечом. - Мне показалось... впрочем, это все ерунда...- он решительно встал.- Поехали домой, пока наши лошади не сбежали. Я забыл их привязать: непростительная небрежность. - Я поеду сама,- заявила Николь. - Непременно сама, но только тогда, когда мы доберемся до тропы и поедем шагом.- Он вскочил на коня, привязав ее лошадь к своей. - А теперь ставьте свою ногу на мою... вот так, отлично. Нет, за поводья не хватайтесь, достаточно того, что их держу я. Оказалось, что дорога домой намного короче той, по которой они добирались в лес. И, пересаживаясь на свою лошадь, Николь испытывала сожаление, что так быстро все кончилось. Атос же был совершенно невозмутим, точно все, что произошло в это утро, его не касалось.

Rina: Смакую! Нет, не так. СМАКУЮ! Стелла, маленькое замечание, если позволите. Две минуты, что Атос провел на земле, не слишком ли долго? За две минуты можно много чего успеть наговорить :) И даже наделать

stella: Rina, исходила из собственного опыта: повалилась от спазма, так, кажется, прошло не 2 минуты, а с полчаса, пока смогла встать. При том в обморок я не падала. Ну, а Атос все же моложе и покрепче будет.

Rina: Мне, наверное, не хватило действия Николь в этот отрезок времени. То, что для Атоса 2 минуты пролетели незаметно - это я понимаю. А Николь первую минуту стояла и смотрела, а потом кинулась? Ну, в общем внутренняя нестыковка по времени-действию в тексте. Но это не тапок вовсе, я тапками вообще не кидаюсь. Это я о своих ощущаниях пишу.

stella: Пожалуй, вы правы; будем считать, что она его к дереву волокла. Он килограмм с 70 весил, думаю не меньше. А у нее опыта сестер милосердия нет. 2 минуты - в самый раз.))))



полная версия страницы