Форум » Крупная форма » Искра » Ответить

Искра

Орхидея: Название: "Искра" Автор: Орхидея Фандом: "Виконт де Бражелон или десять лет спустя" Пейринг: Арамис, Филипп Марчиали, авторские персонажи. Жанр: сказка-романтика. Размер: макси (скорей всего) Тип: ООС наверно, попаданцы. Отказ: Дюма и, подозреваю, что ещё и некоторым фикрайтерам. Первый раз решилась на что-то объёмное. Буду рада конструктивной критике. Авось доведу до ума свои безумные фантазии.))

Ответов - 133, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Диана: stella пишет: Что до Филиппа, то, возможно, он был бы как раз рад такому повороту событий. Это лишало бы его многих спорных, щекотливых и просто неразрешимых моментов это решало бы почти все проблемы, кроме проблемы с документами.

stella: Диана , это точно. Человек без паспорта - не человек. А подмазать чиновников у молодежи денег не найдется. И филиала Ордена Иезуитов в России давно не водится.))))

Орхидея: Вы даже опережает кое-какие мои мысли.))


Орхидея: Глава 10 Света и Филипп по узенькой тропинке удалились от лагеря. Обе палатки светились изнутри, подсвечиваемые фонариками. Над лесом, темневшем на противоположной берегу реки, взошла яркая почти полная луна, и ночь уже не казалась такой непроницаемо-черной. Временами быстрые облачка прятали светлый лунный лик, но вскоре вновь открывали его взорам молодых людей. Освещая себе дорогу фонариками, Света и Филипп спустились поближе к реке. - Погасите ваш фонарик, - вполголоса попросила Света и выключила свой. - Глаза скоро привыкнут к темноте, и мы сможем увидеть куда больше. Так они постояли немного молча, вдыхая доносящийся аромат сирени. Скоро стали различимы силуэты деревьев и кустарников, узкая лента тропинки, прибрежная растительность. Филипп повернулся к реке: - Красиво, не правда ли? Спокойный голубоватый лунный свет играл на речной ряби, создавая подобие лунной дорожки. - "Ночь светла. Над рекой тихо светит луна,    И блестит серебром голубая волна" - тихо и нараспев проговорила Света. - Чьи это стихи? - Это строки романса. Не помню автора. Света двинулась вдоль берега, Филипп пошёл за ней. - Ой, смотрите, Филипп! - вдруг громко зашептали девушка, хватая принца за руку. - Вон, там, мелькнула!  На уровне верхних ветвей, - она указала в сторону лесной опушке. - Да, какая-то тень. - Ой, простит, я вас по имени. - Ничего страшного, можно и по имени. Отбросим титулы. Вам будет привычнее. - Спасибо. Ну, так вы разглядели? - Птицу? - Да. Это была сова. Она сейчас вылетела на охоту. Их тут встретить непросто, нам очень повезло. В лесу раздались крики, отдаленно напоминавшие высокий собачий лай или писк резиновой игрушки. Принц прислушался. Света прошептала: - Судя по крику - неясыть... Скорей всего длиннохвостая..., а может и бородатая. Точно не скажу. - Вы это делаете на слух? - Просто практика, - скромно ответила Света. - Пойдемте вдоль берега к месту, где я световую ловушку  ставила. - А что это за ловушка? - Специально устроенная коробка. Захотите, завтра покажу. Беспозвоночные с положительным фатотаксисом на свет сплаваются и выбраться оттуда уже не могут. А потом я смотрю какие приплылыли и в каком количестве.  Света осмотрела заросли у берега. - Вот здесь я её две ночи ставила. Надо будет ещё с сачком пройтись. А то данных ручного сбора не хватает. Надо же знать кто тут вообще живёт... Кроме хулиганистого Водяного. В прибрежных зарослях раздался тихий всплеск. Света и Филипп с улыбкой переглянулись. - Возмущается, - произнёс юноша. - Интересно, русалки нас тут не защикочат? Особенно вас? - Света лукаво прищурилась, как это часто делала Аня. - Старики и старухи их не видят, только слышат. Дувушек русалки не любят, веткам гонят прочь из лесу. А вот парней... - Неужели не отобьемся? - Отобьемся. Я заветные слова знаю.  - Давайте постоим здесь, - предложил Филипп. - Восхитительная ночь. Света улыбнулась. Соловьи просто надрывались. Один громко пел в ближайшем кусту черемухи. Другой заливался чуть подальше. Третий отзывался на другом берегу. - Это ведь соловьи? - спросил принц. - Они самые, - ответила Света. - Вы их так давно слушали? - Давно, - вздохнул Филипп. - И признаться, мне казалось они поют немного иначе. - Ах, как я могла забыть! - воскликнула Света. - Открою вам одну тайну. Это просто разные виды соловьев, и поют они заметно по-разному. Вы до этого слышали западного соловья. Его ареал как раз западная Европа, следовательно и Франция. А сейчас мы слушаем восточно-европейского соловья. Вон, один, кстати, сидит на ветке черёмухи. Филипп пригляделся. И, действительно, на ветке был различим темный силуэт маленькой птички, которая заливала весь окрест чудесным пением. Молодые люди стояли на берегу, прислушивались к звукам. - Признаться, я так и не пойму, чем ваше время отличается от нашего. - произнёс Филипп, - Здесь тоже живут люди, дружат, любят, сорятся, мириться, творят, воюют.  - Вы и своего то времени толком не видели, не то, что нашего, - с ласковым упреком проговорила Света. - Я могла бы сказать, что в лесу не заметить всей разницы, уровня развития человечества... Но я скажу, что наше время от вашего, в сущности, мало чем отличается. Знаете, есть такие трансвременные вещи и понятия, не зависящие от эпохи. Именно поэтому мы способны понимать друг друга. Страсти вокруг все те же, но в других декоррациях. Мы живём, что ли, в более динамичный век, когда нет времени на элегантные поклоны, реверансы, когда можно сесть в самолёт и оказаться в другом части света за несколько часов, а не тратить кучу времени на то, чтоб доехать верхом. По другому воспринимаются некоторые понятия. - А вам не кажется, что, живя в таком быстром темпе, можно невзначай пролететь мимо чего-нибудь важного? - Можно и пролететь. Только, знаете, темп жизни это, все таки, на любителя. А "времена не выбирают, в них живут и умирают". - А будь такая возможность, вы бы выбрали? - Не знаю. Скорее, нет. Очень много ниточек привязывает меня к моему нынешнему существованию. Здесь всё, чем я дорожу. А вы бы выбрали? - Я бы выбрал то время, где мог бы жить, любить, бороться никем не стесняемый, ничем не удерживаемый. - Вы правы, это лучшее, что можно представить... Ну что, теперь в лес? - Идём.   Молодые люди поднялись по крутому склону. Света, за неимением тропинки, решительно направилась в самые дебри лещины. Она ловко проскальзывала между стволами кустарника, то пригибаясь, то перешагивая, то отстраняя ветки, и, придерживая каждую, чтоб та не хлестнула Филиппа, который следовал за ней. - Светлана, вы просто дриада! - восхищенно прошептал Филипп. - Есть маленько, - усмехнулась девушка. - Ну же, вылезайте. - Она придержала последнюю ветку. - Ссадину не потревожели? - заботливо спросила Света. - Всё в порядке, - ответил Филипп. Теперь они находились в лесу. Молодые люди зажгли фонарики, чтоб не спотыкаться о коряги и торчащие корни. Хвоя под ногами приятно пружинила, шаги были почти беззвучны. Причудливо переплетавшиеся ветви смыкались высоко над головой, образуя подобие старых готических сводов, в темноте казавшихся бесконечно высокими и величественными. То и дело, то там, то тут мерещилось чье-то шевеление. В такой обстановке несложно было дать волю фантазии. Можно было, ровно как навыдумывать себе ужасов, которые неприменно должны выплыть из мрака, так и навоображать себе сказочные чудеса и загадочных лесных духов. По лесу Света и Филипп шли тихо и осторожно, переговариваясь только шёпотом, точно боялись потревожить покой сонного леса и вспугнуть атмосферу мифа. Они с удовольствием вдыхали свежий, влажный, ароматный ночной воздух, вдвойне свежий и ароматный оттого, что шли они по сосновому бору. Лесная сырость, хоть и делала одежду волклой, была ничуть не похожа на сырость затхлых помещений, и приятно бодрила. В чаще снова заухала сова. По-прежнему громко заливались соловьи. Когда парочка вышла на какую-то маленькую лужайку, Света внезапно замерла: - Слышите? - Что? Филипп тоже застыл и прислушался. - Тихо-тихо, вроде шабуршания, точно скребётся кто-то, - шепнула девушка. - Слышу. - Не догадывается, кто? Юноша пожал плечами. - Страшные существа, - сказала Света таким тоном, будто рассказывала страшилку. - Они маленькие. Но их нашествия по нанесённому урону не уступают нашествиям саранчи. Леса гибнут, остаются лишь голые стволы да ветви. - Кто же это? - Scolytinae, - загадочно ответила Света. Филипп нахмурил лоб. - Кораеды, - весело пояснила девушка. - Это они скребуться под корой. - А это кто?.. Там, в траве. - спросил принц. Девушка прислушалась: шорох и едва различимое попискивание. - Похоже, мышка... Видите сколько тут всего. Чудесное время суток! За спиной зашуршала лещина.  - А там? - с любопытством спросил Филипп, указавая на кусты. - Без понятия, - пожала плечами девушка. - Раз на то пошло, то лесавки шалят. Я вам про них не рассказывала? Очередные лесные духи. - Нет, не рассказавали. - Впрочем, я сама о них мало знаю. Читала когда-то. Наткнемся на зелёных лохматых девиц, не удивляйтесь. Филипп даже при свете фанарика увидел, как смеются глаза у девушки. Как у неё так получается, улыбаться одними глазами? - Представляете, идём мы ночью по лесу, а сзади к нам это самое... поздоровоться. Света сама вздрогнула, представив эту картину. Страшно не было, но стало как-то не по себе. Филипп хмыкнул. - А против них заклятия нет? Девушка снова пожала плечами.    Луч ее фонарика скользнул по низким обломанным веткам. Блеснула паутина. - О-о, Филипп, взгляните! Какая прелесть! - громко зашептала Света и подошла к паутине, на которой сидел здоровый паук, сантиметра три в длину. Юноша подошёл. - Красавец! - восторгалась Света. - А большущий какой! Филипп, похоже, не сразу разделил восхищение девушки, но вглядевшись в рисунок на спинке паука, который очень выигрышно смотрелся в белом свете фонарика, оценил находку. - Правда, красивый, - произнес он. - Эх, фотоаппарат не взяла! Темно конечно, но стоило бы попробовать. - Что это такое? Вы только что произнесли... Фотоаппарат? - Очередное изобретение. Это устройство позволяет запечатлеть какое-нибудь изображение и сделать картинку - фотографию. Паучка похоже наш свет ошарашил, - снова переключился на находку Света. -Пойдём отсюда, не будем его пугать. Она зябко поёжилась и направилась в лес. - Светлана, по-моему вы уже замерзли. Может стоит вернуться в лагерь? - Ерунда. Если вы ещё спать не хотите... Хотя нам завтра рано вставать. - Тогда в лагерь? - Угу. Кстати, откуда мы пришли? - зевнула Света. - Оттуда? Луна, как назло спряталась. - Вроде бы оттуда. - Значит пошли, - девушка снова поёжилась. Филипп, не спрашивая, накинул ей на плечи свой камзол. - А вы? Вы же замёрзнете, - запротестовала Света. - Я прочувствую лесную свежесть, - усмехнулся Филипп. - Это не затхлость тюрьмы. А вы вся дрожите. - Спасибо, - Света больше не стала возражать. Было действительно прохладно. Не так что б заболеть, потому за Филиппа она не переживала, но не комфортно. Тем более приятно, когда о тебе заботятся. Молодые люди шли минут десять. - Странно, - наконец проговорила Света. - Что-то мы долго идём. Тут уже должна быть тропинка. - По-моему, мы просто отклонились в сторону. Кажется надо левее? - Попробуем. - ответила Света. Они сменили направление. Вдруг Света остановилась. - Ха. Это даже смешно. С одной стороны река, с другой дачи. Здесь нереально заблудится. Тем не менее, у меня чувство, что мы сделали крюк. - Видимо. - Будто Леший крюками водит. По-моему, мы зря над здешними духами смеялись.  Шутит Света или говорит серьёзно на этот раз понять было невозможно. - Тсс, вы слышали? - прервала сама себя Света. Филипп даже вздрогнул. - Крик вроде "крэкс-крэкс". - Да. - Это коростель кричала. - Вы всё за своё,  - лаского проговорил Филипп. - Конечно. Мой увлечение - моя страсть. А с Лешими договоримся. Давайте эту тропинку опробуем. Всё таки направление. Терять, по-моему, уже нечего. - А если уйдем ещё дальше? - Упрёмся в каким-нибудь дачи. И что у нас с ориентированием на местности? - засмеялась Света. - Топографический критинизм, - улыбнулся Филипп. - Ого! Это вы у кого нахватались? - девушка уставилась на него изумлёнными глазами. - От вас же и нахватался. - Да? Я такое говорила? Ладно... А-а, о том приятеле с прошлогодней практики? Точно, - Света рассмеялась, -  Ну, идём! Не ночевать же нам в лесу. Через пару шагов Филипп произнёс: - Кстати, здесь мы уже были. Я помню это дерево. - Всё может быть. Говорю же, мы тут круги наматываем. - Давайте оставлять на деревьях пометки. А то, боюсь, это затянется, пока луна не выглянет. - Ну, ничего. Не думаете же вы, что мы будем бродить пока расцветёт. - Зачем же так долго? - раздался за их спинами новый голос. Света и Филипп подскочили от неожаданности, резко обернулись и направили лучи фонариков на источник звука. Воображение разыграться уже успело. - Рад вас приветствовать. Лагерь в пятидесяти шагах, - произнёс голос насмешливо. - Д'Эрбле! - воскликнули в голос Филипп и Света. Арамис с иронией взирал на заплутавшую парочку. - Вы так тихо подходите! - воскликнула Света. - Что вы здесь делаете, сударь? - недоумённо спросил Филипп. - Гуляю, как и вы, - ответил Арамис. - Прошу вас, не светите мне в глаза. - Простите, - молодые люди отвели фонарики в сторону. - Скажите, в какой, всё таки, стороне лагерь? - спросила Света. - Я вас провожу, - произнёс епископ с усталой улыбкой. - А как вы нас нашли? - поинтересовался принц. - Очень просто. Я видел ваши зажжённые фонарики. А потом до моего слуха донеслись ваши голоса. И я решил, что моя помощь будет не лишней. Я не ошибся? - Очень даже не лишней. - сказала Света. - Спасибо. - Не стоит благодарностей - отозвался Арамис. - Идёмте.  Дело было в том, что Арамис, завладев третьим томом "Десяти лет спустя" тут же бросился его читать с первой главы. Читал он жадно и внимательно, стараясь не упустить ни одной подробности. Любая мелочь могла пригодится. Следил за акцентами, делаемыми автором. Он был оторван о этого занятия возвращением молодых людей, потерпевших маленькое кораблекрушение. Но, как только Володя и Аня ушли спать, а Света и Филипп отправились гулять, епископ вернулся к книге. Арамис читал, сидя с фонариком в палатке, пока не дошёл до места, где след, оставленный искрой, являлся как бы чертой, которую он обещал не переходить. Тогда епископ захлопнул книгу и, почувствовав потребность обдумать прочитанное, вылез на свежий воздух. Прелат прогуливался, погружённый в думы, вдоль берега. Тут он увидел в лесу светящиеся фонарики, как блуждающие огоньки мелькавшие между деревьев. Они то приближались, то удалялись, потом до Арамиса долетели голоса. Ночью, когда не отвлекают посторонние шумы, слышно поразительно хорошо. Голоса сетовали на отсутствие ориентиров и прохладный воздух. Епископ усмехнулся и решил оказать помощь заплутавшим исследователям.  Теперь все трое шли к лагерю. - Посмотрите на звёзды, - шепнула Света принцу. Филипп поднял к небу голову. За сосновыми ветками в щели между серебристыми барашками облаков проглядывали яркие звёзды, сверкавшие, как бриллианты. - Да-а! - протянул юноша. Света робко нашла в темноте его руку замерзшим пальцами: - И как вам? - шепнула она. - Просто ковёр! Только дымка немного мешает, а так шикарно. На открытое бы пространство выйти...  Филипп уверено взял её за руку. - В лагере должно быть хорошо видно, - сказал он. Тут Арамис вывел их на полянку, где располагался лагерь. - Благодарим вас, сударь. - слегка поклонившись, сказал Филипп. - Мы оказались в весьма нелепой ситуации. - Пустяки, ваше высочество, - отрешенно ответил Арамис. - Вот здесь действительно звёзды, господа! - проговорила Света. Все посмотрели на небо усеянное далёкими светилами.  - Кстати, о стихах, - сказала девушка. - Мне сейчас вспомнились строки: "Открылась бездна звёзды полна. Звездам нет счёта, бездне дна." Михаил Ломоносов. - Очередной поэт? - спросил Филипп. - Поэт. А также известный ученый России 18 века. - И луна, будь она неладна, снова появилась! - воскликнул Филипп. - Как по закону подлости! - сказала девушка. - Нет, что б пораньше. - Это бы здорово облегчило вам задачу, - всё с той же лёгкой иронией произнёс Арамис. - Полно вам, господин д'Эрбле. Отнеситесь с пониманием к двум замечтавшимся юнным натурам. - улыбнулся Филипп. - Вы только посмотрите, какая красота! - принц обвёл рукой одновременно и небосвод и вид на реку. - Я в экспедиции на Урал такое небо видела! - прикрыв глаза проговорила Света. - Млечный путь был поразительно яркий. Вот уж точно, будто молоко проилили. Я такое единственный раз в жизни видала. - Посидим на берегу? - предложил принц. - Господин д'Эрбле, пойдемте с нами, - позвала Света. - Благодарю за приглашение, сударыня. Но я чувствую себя уставшим, и отправлюсь, с вашего позволения, в палатку. Я не вы, господа, и не могу себе позволить развлекаться ночь напролет.  - Как хотите, - пожала плечами девушка. - Отдыхайте. Света и Филипп, пожелав Арамису доброй ночи, пребывая в обсолюнто безмятежном расположении духа, подошли к берегу реки и присели на влажную от ночной росы траву. Им сейчас не было никакого дела ни до маштабных планов, ни до рискованных замыслов. - Я недавно падающюю звезду видел, - неожиданно вспомнил принц. - Небо было ясное: ни единого облачка, ни дымки в воздухе. - А луна была? - Нет, ночь была тёмной, безлунной. - Это самое то. Луна в наблюдениях за звёздами только мешает. - А расскажите про звёзды. - Сказку?.. Так они сидели, болтая о пустяках, забыв, казалось, о ходе времени, о великих планах, интересных исследованиях, ловя удовольствие от настоящего мгновения, а может, просто убегая от тревог. С упоением вдыхали ночной воздух, напоенный ароматом сирени, наблюдая как в речных волнах играет зыбкий лунный свет и сверкают размытые отражения звёзд. Пока наконец Света не сказала: - А не пора ли нам отправляться спать? - Давно уже пора - произнёс Филипп - Но с вами, Светлана, я потерял счёт времени.    - А завтра с утра вы никуда не собираетесь? - поинтересовалась девушка. - Вы правы. Лучше поспать. - Тогда, спокойной ночи, - сказала Света, слегка пожала ладонь Филиппа, махнула на прощанье рукой и ушла к палаткам. Принц проводил её взглядом, чему-то вздохнул и тоже пошёл спать. На востоке уже посветлело небо, ветер тихо играл листвой. Филипп, стараясь не шуметь, забрался в палатку. Арамис казался спящим. Но, возможно, только казался. Филиппу вдруг захотелось с ним поговорить, расспросить о некоторых вещах личного свойства. Но юноша не стал нарушать этот тонкий тревожный сон. А Света, перед тем, как залезть в палатку, вынула из волос желтую кубышку и, положив цветок между двумя, вырванными тетрадными листами, сунула его в определитель водных беспозвоночных и придавила сверху толстенной книгой по ботанике сосудистых растений. После чего бережно засунула всю увесистую конструкцию в рюкзак. Только после этого она расстегнула молнию палатки, тихонько присела с краю, скинула сапоги и пробралась внутрь.  

Диана: В Свете ученый не засыпает ни на минуту ))

stella: А у меня кретинский вопрос: а правда, сирень и в лесу растет? Я просто ни разу не видела ее в дикой природе - только там и видела, где человек селится. Орхидея , у вас Филиппа уже охота называть просто Филом для краткости. Совсем обычный молодой человек оказался, без всяких признаков родовой мании. Ну, а лес у вас просто сказочно красивый получается.

Диана: stella пишет: Совсем обычный молодой человек оказался, без всяких признаков родовой мании. А откуда ей взяться? Лучше удивитесь, что он вообще в обществе адаптировался. Каком-либо.

stella: Диана , раз Арамис сумел соблазнить Филиппа идти за троном, значит у него все же были амбиции. пусть и не слишком осознанные. Одним из объяснений провала была нерешительность Филиппа при встрече с братом. Он отступил, он не уверен в себе и своем праве на престол. Мне кажется, что Арамис все равно бы его на нем не удержал - слишком велик вариант провала из-за любой мелочи. Родиться сыном короля - это не быть еще способным царствовать. Этому учат с пеленок. И вот сейчас мне показалось, что Филипп смог бы адаптироваться - где-то в дельте Амазонки, среди индейских племен. Там, где нравы простые и отношения лишены двусмысленности.

Орхидея: stella пишет: а правда, сирень и в лесу растет? Я просто ни разу не видела ее в дикой природе - только там и видела, где человек селится. Конечно растёт. Не на каждая шагу, понятное дело. Дикая сирень поскромнее выглядит, но тоже очень симпатично.)) Там где человек селится, её скорее всего кто-то сажал, пусть даже неумышленно. Саженец, например выкинул, а тот укоренился. Но дикая в лесу вполне себе встречается.

Калантэ: Орхидея пишет: дикая в лесу вполне себе встречается. - увы, нет. Даже как интродуцент. В диком виде сирень встречается только в Азии и на юге Европы.

stella: Калантэ , вот именно дикий вид с юга Европы, наверное и стали выращивать на севере Израиля. Такой себе заморыш, даже запах едва слышен. Никакого тебе очарования, полтора цветка на ветке.))))

Орхидея: Значит то, что видела в лесу я, именно тот случай, когда руку приложил человек.) При отсутствии ухода и цветы, и грозди сильно мелчают. Поскольку я описываю реальное место, которое знаю, данные точны. Лес обычный подмосковный. Но и людей вокруг прилично, есть откуда попасть. Притом, что сирень обыкновенная в средней полосе прекрасно приживается.

Калантэ: Орхидея , если речь о средней полосе России, то здесь осталось крайне мало таких лесов, на месте которых не было или полей, или деревень, или хуторов. А сирень живет долго. Почти уверена, что где-нибудь там же можно отыскать пару одичавших яблонь. :-)

stella: Орхидея , насколько я понимаю в уходе за сиренью, ей нужно очень много воды и время от времени - стрижка. А так она достаточно неприхотлива. Я помню, что в нашем дворе за ней практически не ухаживали, но росла она - как сумасшедшая. И грозди ее не становились мелкими. Там был куст( какой-там куст - дерево!) персидской белой сирени. Мы ее регулярно обдирали - а ей -хоть бы что... А укореняется она , действительно, легко. Эх, мне бы сейчас такой саженец - я бы его залила водой.)))) За сиренью очень скучаю. Это единственное, за чем тоскую из прежней жизни.

Орхидея: Калантэ, Очень похоже на правду. Дикую яблоню я там, кстати, тоже помню. Да и лес на нетронутую первозданность не претендует.))

Орхидея: stella, сирень правда очень живучая. Хотя в садоводстве я не сильна.)) Слышала сирень и куда северней приживается недурственно.

Диана: stella пишет: раз Арамис сумел соблазнить Филиппа идти за троном, значит у него все же были амбиции. пусть и не слишком осознанные. У него было желание выйти из тюрьмы, ИМХО. А все, что он говорил Арамису в камере о полном удовлетворении своим положением, опять-таки ИМХО, просто подстраховка от провокатора. Он понял, что гость его не выведет его на свободу просто свободы ради. Выбор был - пан или пропал. Перспектива всю жизнь провести, как он жил с 12, если я правильно помню, лет - хуже смерти.

stella: Диана , но Арамис, соблазняя его, предложил и альтернативу- Пуату. Но Филипп пошел за короной.

Орхидея: Глава 11 Думая, что Аня и Володя спят, Света залезла в палатку, не зажигая фонарика. Но Аня открыла глаза и повернулась к ней. - Ты не спишь? - шёпотом спросила Света. - Не спится, - тоже шёпотом ответила Аня. - Чего ты так долго? - Гуляли, - произнесла Света. - Мы немножко заблудились. Нас Арамис нашёл. - Ничего себе, в трёх соснах! - сказала Аня, потом помолчав добавила - И Арамис гулял с вами? Бессонная ночь - это заразно. Света едва различила в темноте Анину улыбку.  - Его, очевидно, сильно заботит такое странное положение дел, - сказала Света. - Заботит? Ты смеёшься? Видела бы ты его глаза, когда мы у костра песни пели. Мне даже жутко стало. - Я не заметила. - Ты сидела, ничего не замечала... Повисла пауза. Где-то совсем рядом громко заливался соловей. - Скажи, он тебе нравится? - совсем тихо спросила Аня. - Кто? - Ты знаешь, о ком я. - Нравится, не стану отрицать. - И цветок, что был у тебя в волосах, он подарил? - Он.  Аня вздохнула. - Ты чего вздыхаешь? - спросила Света. - Да жалко мне его. Больше всех в книге жалко... - Почему? - Странная ты. Спустись наконец с небес на землю. Несчастная у него судьба. Только вырвался из Бастилии, почувствовал воздух свободы, и тут опять, на Сан-Маргарит. И уже никто, никто его от туда не вызволит, понимаешь? - Ужасно, - у Светки сжалось сердце. - Ужасно, говоришь? Ну так надо что-то делать! - Думаешь, когда... - Погоди. Послушай лучше, что скажу. Выясняется, жжёные полоски в книге светятся, когда в костре что-то сильно потрескивает. - Правда? - Это наводит на вполне конкретные мысли, что перенесения возможны не в один конец. Это портал, Светка. - Светятся? Ты сама видела? Как? - Глазами, как ещё? - Аня не стала уточнять чьими.  - О-ёй! - То-то и оно. Для нас самый приемлемый вариант - отправить их обратно в книгу. Понять бы только, как именно. В нашем мире им по любому туго придется. Достать для них документы и прочее тоже весьма затруднительно. Без них тут делать нечего. Хотя у моего дяди, в общем то, есть связи... Теоретически можно было бы... Но это не важно. К себе нужно нашим попаданцам. - Согласна, - как-то неуверенно проговорила Света, потом уже тверже добавила. - У тебя есть мысли?   - Есть. Можно попробовать отговорить принца от идеи занять трон братца. Пусть отправляется в Нижний-Пуату.    - Я, вообще-то, о перенесениях говорю. - А я смотрю дальше. Ну, вернуться они к себе, и будет всё по сюжету. Провалится у них этот заговор, а дальше по тексту. Короче, шекспировская трагедия. А я не собираюсь упускать такой прекрасной возможности внести свои коррективы в сюжет.  - Твои небеса будут похлеще моих. Спускайся, Анька, пока дел не наделали! - Мне оттуда лучше видно! Так, что скажешь, подруга? - Утопия... Но я попробую поговорить с принцем. - Да, этим лучше заняться тебе. Только прямо в лоб не надо, ты поделикатней, потоньше. - Разумеется. - Он кажется заинтересовался твоей биологией.., ну и тобой тоже, - лукаво улыбаясь, добавила Аня. - Тем лучше. В Нижнем- Пуату как раз заповедные нехоженные места. - Здорово было бы увлечь его природой, благо есть склонности, - мечтательно проговорила Света. - Но есть существенная помеха. Он уже дал согласие на участие в плане епископа Ваннского и от своего слова, я уверена, не отступится. - Это будет потрудней, - Аня призадумалась. - Беда ещё в том, что мы не знаем точного срока, в который должны уложиться, - рассуждал она вслух. - Нужно, что бы Арамис освободил принца от его слова, - сказала Света. - Но это, по-моему, действительно трудно. - Да, д'Эрбле у нас упрямый... - Попытка не пытка. Мы ничем не рискуем. - Но всё таки это сложно. Нужно как-то к нему подступится. Чёрт возьми! Епископ конечно упрям, но ведь не бессердечен! - Хотя, знаешь, я уже не уверена, стоит ли мешать? Арамис очень многое ставит на свой план. Он просто так не сдастся. А заодно, подумай, удача заговора может спасти уже гибнущего Фуке, возможно ещё и Рауля, а следовательно Атоса, подарить маршальский жезл д'Артаньяну, герцогский титул Портосу. - Но ровно также неудача может многих погубить. Что, собственно, мы и имеем под занавес. Твой принцип невмешательства до добра не доведет. - А если предупредить Арамиса? Пусть молчит о своем плане, как красный партизан? - Но никто не гарантирует, что это обеспечит полный успех.   - Подводных камней много, ты права... Ах, если б ты видела взгляд Филиппа, когда я показывала ему здорового паука. Сантиметра три, ей богу! А к шорохам как прислушивался. Правильно, к чертям трон! К чему могущество, когда кругом столько интересного бегает, ползает, летает, растёт? А при дворе сплошные козни, лесть и никакой свободы. Дворец - золотая клетка! - Какие речи! В таком случае, я бы, вообще, удачное воплощение заговора рассматривать бы не стала. Тем более, если нас волнует в первую очередь судьба Филиппа. Света покраснела в темноте. - Ну что же, взвесим за и против? - Давай рассуждать, откинув симпатии, беспрестрастно - сказала Аня. - Пройдёмся по судьбам действующих лиц. В случае неудачи заговора получаем по книге: гибель Портоса, - Аня стала загибать пальцы, - одинокого, терзаемого совестью Арамиса, гибель Рауля и Атоса, одинокого д'Артаньяна, несчастную Луизу у могилы, Филиппа на Сен-Маргарит в железной маске, Фуке тоже в тюрьме. Таким образом, три трупа, пятеро несчастных. Не считая рыдающих сторонников суперинтенданта. Далее, в случае отказа от осуществления заговора, мы имеем... Тут Володя неожиданно всхрапнул. Аня замолкла. Но молодой человек только перевернулся на другой бок и засопел так же мирно.  - Так вот, - продолжила Аня, - в случае отказа от осуществления заговора при худшем раскладе мы имеем: гибель Атоса и Рауля, оплакивающих своих друзей Д'Артаньяна, Портоса и Арамиса, впрочем, волю к жизни о от этого, думаю, не потеряют; несчастную Луизу у могилы; заключение Фуке;... и, вероятно, ещё очень раздасадованного Арамиса. Того два трупа и трое несчастных. - Ну ты и циник, Анька! - Только по необходимости, - возразила Аня. - Ладно, если рассуждать о персонажах. Но они же живые люди! - Да, мы в этом убедились, даже потрогали, - холодно подтвердила Аня. - И что же? - Второй вариант бескровнее. - Что ты предлагаешь? - Постараться претворить его в реальность. - Уговорив Арамиса? Хм... - Света недоверчиво подняла брови и задумалась. - Это я беру на себя. Я с ним сегодня уже общалась, пока вы в речке байдарку топили. Вышло что-то похожее на словесную дуэль... Интересный он человек. - В таком случае, у тебя больше шансов, чем было бы у меня. Попробуй, - пожала плечами Света, а про себя подумала. - "До чего самонадеяно!.. Ну уж, была не была." - Значит решили. С завтрашнего дня, а точней уже с сегодняшнего, ты обрабатываешь принца. Я же стараюсь уговорить Арамиса отказаться от плана. Я уверена, что в свой мир они вернуться. - Я верю в твою интуицию. По рукам. - Отлично. Спокойной ночи... Только... Свет, ты всё таки не очень сильно влюбляйся, ладно, - попросила Аня, - Я конечно понимаю, что оно не контролируется, но всё таки. Аня отвернулась к стенке и почти тотчас уснула. А Света всё лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок палатки. Потом, сообразив, что спать ей осталось совсем немного, девушка включила будильник на телефоне и поуютней закуталась в свой спальник.

stella: Вот такой вариант мне куда интересней. Частичный финал...



полная версия страницы