Форум » Крупная форма » Искра (часть 2) или лунный свет » Ответить

Искра (часть 2) или лунный свет

Орхидея: Название: "Лунный свет" Автор: Орхидея Фандом: "Виконт де Бражелон или десять лет спустя" Пейринг: Герои романа "Десять лет спустя" и авторские персонажи. Жанр: сказка, приключения, романтика. Размер: макси Отказ: Дюма, Куртилю, Птифису, мадам де Севинье. Начну помаленьку.) Быстро не обещаю, но хочется разрушить опять воцарившееся молчание.

Ответов - 136, стр: 1 2 3 4 5 6 7 All

Орхидея: Глава 5 Когда Аня проснулась, она не сразу поняла, где находится. Девушка увидела, что лежит на мягкой и удобной кровати с пологом. В памяти стали постепенно всплывать все предыдущие события. Выходит она уже на месте? Аня сладко потянулась. Спала она всё в той же одежде, в которой была накануне. Девушка спрыгнула на пол. У кровати она обнаружила свои шлёпанцы, сунула в них ноги и первым делом подошла к окну. Из него был виден двор, там сновали какие-то люди, по-видимому слуги. Солнце уже перевалило через точку зенита. Стоял один из последних тёплых осенних дней. Полуоблетевшие деревья сияли золотом. Аня отметила, что времена года в разных мирах были никак не взаимосвязаны. "Мне явно дали отоспаться." - подумала Аня. Часы в углу комнаты показывали четверть четвертого. Девушка окинула взглядом спальню. Комнатка была небольшой, но уютной, изящно убранной. Аня стала рассматривать интерьер, задержалась перед резным подсвечником, залюбовавшись тонкой работой. Её не покидало ощущение музея, только на редкость реалистичного и осязаемого. Проходя мимо зеркала туалетного столика, девушка увидела своё отражение. Какая-то взъерошенная особа в мятой футболке смотрела на неё красными заспанными глазами. "Э-ей! С этим надо что-то делать. Не буду же я рассекать Францию семнадцатого века в таком виде. Обо мне позаботились. Может тогда..." - Аня, пошарив глазами, заметила на столе колокольчик и решилась позвонить. Буквально через несколько секунд в комнату заглянула молоденькая девушка, приблизительно Аниных лет, и спросила: - Что угодно госпоже? Аня обалдело замерла от неожиданного обращения, не в силах вымолвить ни слова. - Вы, сударыня, наверно, хотите привести себя в порядок? - спросила девица.  - Да, если можно. - Пока вы отдыхали, я как раз успела отыскать для вас платье. Думаю, оно подойдёт. Прошу извинений,  но к сожалению, я не смогла найти наряда достойного вашего происхождения. У нас в доме женщины имеются только среди прислуги, но к завтрашнему дню я приобрету, что нужно. Позволите снять с вас мерки? - А вас как?.. - Меня зовут Вивьен. Меня к вам прислал господин граф. - Граф де Ла Фер? - Ну, да, - слегка удивилась бойкая девица. Через четверть часа Аня примеряла платье. - Затягивайте послабей, - попросила она. - Дышать же нечем. Служанка ослабила корсаж. - Так хорошо, сударыня? Аня подумала, что сейчас с большим удовольствием нацепила бы джинсы, но кивнула. "Однако, похоже меня считают дворянкой. Видать, спасибо Арамису," - думала девушка, одновременно дивясь тому, сколько времени дамы убивают здесь на свой туалет. Также её радовало, что служанка, которую к ней прислали, не задавала вопросов, на которые ответить сходу было бы проблематично. Когда со снятием мерки, одеванием и прической было покончено, Аня принялась вертеться перед зеркалом. Изящное простое платье светло-жёлтого цвета придало её фигурке ещё больше элегантности и грации. Золотистые локоны причёски из под чепца красиво падали на плечи. Аня сама удивилась тому, насколько преобразилась.  "Как будто со старинной картины сошла, - думала она, с удовольствием разглядывая своё отражение, - Манеры правда дерганные, но это поправимо." - Как я тебе, Вивьен? - Аня незаметно для себя перешла на ты. - Хороши вы, сударыня, хороши, - снисходительно улыбалась служанка. - Правда не похожа на ту ведьмочку, которая с постели встала? - Аня осмелела настолько, что начала шутить. - Скажете тоже "ведьмочку"! К вашим ногам все местные рыцари упадут, особенно после того, как я подыщу вам наряд попредставительней. Аня засмеялась, вспомнив, что в Блуа много веков селилась высшая знать. Это льстило. "Интересно, кем меня Арамис назвал? Объяснил же он как-то моё появление. Или не объяснил?.." - А вы, госпожа, из далёких краёв к нам прибыли? - скромно опустив голову спросила Вивьен. Аня побоялась ответить на этот вопрос, из опасения ляпнуть что-то не то. Поэтому она напустила на себя озабоченный вид и спросила: - А где монсеньёр д'Эрбле? - Вы о том господине, который привёз вас час назад? Он уехал почти сразу после этого. - Хорошо. Можно ли мне поговорить с графом де Ля Фер? - Да, конечно. Он сам приказал мне проводить вас к нему, когда вы отдохнете и приведете себя в порядок. Вы меня извините, обед уже прошёл, но если вы желаете, я могу... - Нет, не стоит. Пойдём к графу. Аня ещё раз посмотрела на себя в зеркало и кокетливо поправила причёску. В новом образе она нравилась себе до чёртиков. А если найдётся дворянское платье... Граф де Ла Фер прогуливался по любимой липовой аллее. Туда и проводила гостью Вивьен.  Аня увидела совершенно седого господина. Он был уже стар, но каждый его жест, каждое движение сохраняло непринужденное естественное величие, спина оставалась прямой, осанка гордой. Граф медленно обернулся к девушке и поприветствовал её поклоном. Аня ответила неумелым реверансом и просто поздоровалась. Без знания тонкостей этикета было очень неловко, но надо же хоть как-то налаживать контакт. Хозяин ободряюще улыбнулся, заметив её растерянность. - Добро пожаловать, мадемуазель, - произнёс граф, - Вы хорошо отдохнули? - Да, благодарю вас. Атос оглядел девушку с неприкрытым интересом, как рассматривают диковинку. - Господин д'Эрбле рассказал мне о вас, сударыня, одну фантастическую историю. Она настолько удивила меня, что я не сразу поверил. Может быть вы сами что-нибудь поведаете о себе? - А можно узнать, что именно господин д'Эрбле обо мне рассказал? - осторожно спросила Аня, - Вы понимаете, в моем положении сложно отвечать на такие вопросы. Аня собиралась поддержать любую легенду, которую Арамис сочинил про неё для Атоса. Но следующие слова графа поразили её. - Он рассказал, сударыня, как три года назад с ним и ещё с одним человеком случилось необычайное приключение. Они попали в будущее. Их приютили там трое молодых людей, две девушки и юноша, которые жили тогда в походе в лесу и были чрезвычайно любезны с ними. Господину д'Эрбле и его спутнику удалось вернуться к себе через пару дней. Какого было изумление епископа, когда спустя три года он случайно встретил ночью на опушке венсенского леса одну из тех девушек, звавшуюся Анной! Теперь уже её загадочным образом перенесло в семнадцатый век. На протяжении своего рассказа граф не отрывал от собеседницы проницательного взгляда и замечал её волнение. Аня закусила губу. - Всё верно, - тихо проговорила она, - Надеюсь, вы не считаете теперь меня и вашего друга того... - девушка покрутила пальцем у виска, - сумасшедшими? Мы вас не разыгрываем и не сговаривались, честное слово!  - Не волнуйтесь, - успокоил Аню Атос, - Господин д'Эрбле объяснил мне всё достаточно подробно. Ситуация из ряда вон выходящая. Я должен поблагодарить вас и ваших товарищей за то, что вы не бросили в аналогичных обстоятельствах моего друга. Я тоже помогу вам по мере сил. Атос и Аня неспешно пошли по аллее, а жёлтые листья с тихим шорохом падали им им под ноги. - Также шевалье упомянул, - продолжал граф де Ла Фер, - что вы многое знаете о нашей жизни из произведения, которое написал о нас некий писатель в девятнадцатом веке, и что вы немало почерпнули из книг по истории. - Да, это так. Но хочу заверить вас, как и его преосвященство, что все секреты у меня в полной сохранности. Атос задумчиво кивнул. Аня оглядела парк. - Господин граф, а ваш сын сейчас с вами или он в отъезде? Я о нём наслышана и была бы не прочь познакомиться с этим доблестным дворянином. - Он в отъезде, но должен вернуться на днях. Я представлю вас ему. Тут у ворот послышались голоса. - Что там такое? - спросила Аня. - Уж не виконт ли приехал? - предположил граф с заметным волнением в голосе. Оба направились в сторону ворот, Атос, движимый родительской любовью, Аня - своим неуемным любопытством. У ограды они увидели двух очень утомленных людей, выбивавшихся всем своим обликом из общего антуража эпохи. Они убеждали в чём-то долговязого слугу. Аня радостно вскрикнула и, не веря своим глазам, бросилась нежданным друзьям на шею. Света и Володя, а это были они, удивились и обрадовались не меньше. - Анька, мы тебя думали искать! А ты сама нашлась! - воскликнул Володя, крепко обняв девушку. Такое бурное проявление эмоций было у него крайне редким. - Да я сама не ожидала увидеть вас так скоро! - глаза Ани заблестели от выступивших слёз. - Втроем мы тут точно не пропадём, - улыбалась Света, - Как ты? Неужели познакомилась с Атосом? - Спасибо Арамису. Меня закинуло в окрестности Сен-Манде, и я встретила там епископа. А потом мы заехали сюда по моей просьбе. Арамис в Ванн отправился, - оттараторила Аня, - А вы? Как вы сюда попали? Неужто книга теперь в другом мире? - Ну нет, - возразил Володя и достал том "Десяти лет спустя", - Она при нас. Аня облегченно засмеялась и снова бросилась обниматься. Молодые люди в порыве безудержной радости не услышали, как к ним подошёл Атос и, остановившись в сторонке, наблюдал за ними с улыбкой. Возгласы студентов поутихли, когда они услышали за своими спинами деликатное покашливание. Троица обернулась, не разжимая объятий. - Я так понимаю, это ваши друзья, Владимир и Светлана? - заговорил Атос. Брат и сестра растеряно переглянулись, удивленные осведомлённостью этого седого статного господина.   - Раз и вы оказались в нашем мире, буду иметь честь пригласить вас к себе. - Вы граф де Ла Фер? - в голос спросили Володя и Света. - Да, - с легкой улыбкой ответил Атос. - Вам уже рассказали... - пробормотал Володя, поглядев на Аню. - Простите нас за вторжение, - сказала Света, - Но у нас просто не было выбора. Мы очутились в лесу, как выяснилось, недалеко от вашего поместья. Куда податься? Вас мы хотя бы по книге знаем. И мы очень рады видеть нашу Анечку. Мы за неё безумно боялись. Спасибо вам! Атос почувствовал неосознанную симпатию к молодым людям. Лучезарная искренность и дружеские порывы напомнили ему о незабвенных днях юности и наполняли душу теплотой.

Эжени д'Англарец: Красота-то какая! Наконец вся банда-команда в сборе)

stella: Ну, вот теперь и начнется вживание в 17 век. И еще вопрос, где это сложнее.

Grand-mere: Как я рада встрече с Атосом - таким, какого уже не встретишь у Дюма!.. Орхидея, относительно Ваших планов: сейчас ведь можно подавать документы в несколько вузов - правда, больше экзаменов по выбору придется сдавать, но зато и у Судьбы больше возможности сказать свое веское слово. Я понимаю, что советчиков у Вас более чем достаточно, но это Ваша жизнь, Ваше решение, Ваша ответственность... В чем Вы безусловно правы, так это в том, что последние десятилетия привели в лит-ру много "непрофессионалов" - и именно их творчество стало открытием: В. Пикуль, М. Семенова... Так что дерзайте!

Орхидея: Глава 6 Удивительная встреча трёх молодых людей в мире романа объяснялась следующим. Было два часа ночи по московскому времени, когда раздался звонок в дверь. Никто не подошёл её отпереть. Звонок повторился. - Спит что ли? - Володя на всякий случай дёрнул ручку.  Дверь квартиры оказалось не заперта. - Может не надо было так поздно являться? - неуверенно сказала Света. - Она нас, наверно, уже не ждёт. - Нам простительно. Мы её давно не видели, соскучились. Света тонко улыбнулась. На кухне горел свет и слышалось бульканье кипящего чайника. - Аня! Анечка! - позвала девушка. Ответа не последовало. - Она могла куда-нибудь уйти? - Света вопрошающе посмотрела на брата. - Босиком? В прихожей валялись небрежно скинутые босоножки. На комоде лежала кепка. - С неё станется. Могла и в тапочках. Молодые люди переобулись. Володя пошёл в Анину комнату. А Света заглянула на кухню и выключила конфорку. Чайник уже наполовину выкипел. - А сама небось дрыхнет, - пробормотала Света.    В коридоре она столкнулась с Володей. - В доме никого, - сказал юноша. - Постель заправлена. - Куда её могло понести среди ночи? Будем ждать или пойдём? - Странно оно всё как-то. Молодые люди стояли на пороге гостинной. Лунный свет серебрил тюлевую занавеску и, падая на стол, освещал теперь только одну страницу. Это зрелище произвело на молодых людей какой-то завораживающее действие. - Анька сумку свою не разобрала, - усмехнулась Света, - а вот почитать решила. Володя и Света подошли к столу. - О, то достопамятное местечко, - юноша похлопал по станице. Вдруг под его пальцами жжёная полоска на мгновение засветилась голубоватым огнём. - Светка, ты это видела? - Что? - Это, - Володя провёл по полосе пальцем. Та засветилась уже уверенно и горела всё ярче и ярче. Строчки расплылись. Очертания комнаты стали нечёткими. Всё заполнял голубой свет. - Что это? - испугалась Света и вцепилась в Володино плечо. Володя, будто утопающий за соломинку, ухватился за книгу как за последний более менее четкий предмет. А потом они оба словно провалились в черноту. ...Володя открыл глаза. Темнота отступать не собирались. Перед глазами шевелились какие-то тени, и всё так же похолодевшие пальцы сжимали его плечо. - Света, это ты? - Я, - ответил тихий голос. - Где мы? - Разберёмся. Ты как? - Голова кругом. Они посидели минуту молча, приходя в себя. - Похоже мы в лесу, - произнесла Света. Луна уже заходила. Её свет сквозь густые тёмные кроны едва просачивался. Володя нащупал у себя на коленях что-то жёсткое. - Светка, а книга то у меня. - Бери, причина в ней! Сдаётся мне, с нашей Аней то же самое произошло. Володя почесал затылок. - Найти её надо. - Себя бы неплохо найти для начала, - Света встала и отряхнулась, - Как ты думаешь, Аня географически попала в это же место или в другое? - Не знаю, как с местом, - Володя тоже встал, - Но по времени миры явно не согласованы. - Да, я чувствую запах осени. И холодно не по-летнему.  - Предлагаю для начала хоть одну живую душу обнаружить в этой чёрной бездне. - У меня фонарик есть, - сказала Света. - Ну это же прекрасно. Ищем живые души. Володя пошарил по карманам. - А у меня есть ещё спички и нож. - У меня тоже нож. - Это уже оружие, - улыбнулся юноша. Света вздохнула. - Что ты вздыхаешь? Наше положение ещё не самое худшее. Смотри, луна уже заходит, значит запад в той стороне. Пойдём прямо, куда-нибудь да выйдем. - Как ты думаешь, поздно попробовать связь миров наладить? - вдруг спросила Света, - Луна пока ещё светит. Взять всё необходимое, и отправиться как в настоящую экспедицию на поиски Анюты. - Если оно так работает. Володя открыл книгу. Но лучи заходящего ночного светила едва пробивались сквозь кроны и не осветили страницу. - М-да. Бесполезно, - заключила Света. - Попробуем в другую ночь. Молодые люди направились наугад через лес. Скоро им повезло и они вышли на какую-ту тропинку, петлявшую змейкой между деревьями. Всё же лучше, чем ломиться через дебри, особенно в домашних тапочках. Было поразительно тихо, только листва шуршала под ногами. Света и Володя шли всю ночь. Начало светать. В лесу стали пробуждаться звуки и шорохи. По-летнему одетые молодые люди совершенно продрогли. Тропинка вывела их к какой-то широкой реке. Дальше Володя и Света решили пойти вдоль неё. Небо на востоке стремительно розовело. - Сейчас часов шесть, - предположил Володя. По пути им встретился какой-то мужик. Судя по одежде крестьянин. Он подозрительно посмотрел на странную пару. - Давай спросим, где мы? - шепнула брату Света. Володя, подошёл к крестьянину и произнёс. - Простите, уважаемый! Подскажите, где мы находимся? Мужик отшатнулся и пробормотал что-то невразумительное. - Подскажите, пожалуйста, мы заблудились, - подключилась Света. - Есть же тут рядом село или городок? Крестьянин с суеверным страхом вытаращил на неё глаза.  - Это окрестности Блуа, - выдавил он из себя. - Здесь неподалеку имения Лавальер и Бражелон. Брат с сестрой переглянулись. Теперь они окончательно укрепились в мысли, что попали в книгу. - А это Луара? - поинтересовалась Света, указывая на реку. Крестьянин кивнул. - Как попасть в Бражелон? - спросил Володя. - Идите по этой дорожке около трех лье, а потом в сторону, от реки, - мужик неопределённо махнул рукой. - А поконкретней? - мягко попросила Света, но крестьян заторопился дальше по дорожке. - Спасибо! - успели крикнуть ему в след молодые люди. Крестьянин опасливо оглянулся и перекрестился. - Что он на нас так смотрел? - спросила Света. - Мы всё таки люди, а не говорящие звери. - А ты представь, идешь ты с утречка пораньше вдоль леса. Вокруг безлюдно. Тут тебе навстречу две странные личности выходят, как не от мира сего. Одеты не так, говорят не так. Растрепанные, грязные, а в волосах ветки да листья торчат, - Володя вытащил у Светы из волос запутавшуюся веточку. - Что подумаешь? - Была уже практика, - улыбнулась Света, - Правда я не одна, с Аней была. Мы эти два чуда к тебе привели. Володя засмеялся. - Только теперь в положении чуда мы с тобой. Простые аборигены - люд суеверный, чёрти что себе придумают. Это же не продвинутые, понимаешь ли, жители двадцать первого века, историю знают, фантастику читали, телевидением закалены. - Ты всё смеёшься, - вздохнула Света. - А мы, если даже застанем в Бражелоне Атоса и Рауля, что им скажем? Ещё инквизиции сдадут. - Эти не сдадут, не тот характер. - Откуда ты знаешь? В пятом классе читал, да и то одних "Трёх мушкетёров".   - Вы с Аней мне плешь проели этими мушкетёрами, - юноша поскреб свой затылок. - Я о них теперь знаю больше, чем те, кто когда-то просто добросовестно прочёл. - Вдруг графа с виконтом там уже нет? - Пойдём в Бражелон. Будь что будет! - Авантюрист! Уже готовилось показаться солнце. Лес зашумел от дуновения ветерка. Утренний воздух был свеж и прозрачен.     - Знаешь, Володька, с экологией тут куда лучше, чем у нас, и дышится легче. - Не мудрено. - Это меня уже радует. - Ещё не те плюсы найдём, - Володя улыбнулся и взял сестру за руку. - А прелести конского навоза у нас ещё впереди, - усмехнулась Света. Юноша отчаянно храбрился, но Света видела, как он часто облизывает губы. У Володи это служило верным признаком сильнейшего беспокойства. Оба старались не выдавать своего волнения (паника штука заразная), но сердца стучали тем чаще, чем они приближались к намеченной цели.  Молодые люди свернули с тропинки, прикинув приблизительные три лье. Но по окрестностям пришлось немало поплутать, прежде чем они вышли на дорогу, разбитую лошадиными копытами. Была уже середина дня, и Света с Володей решили идти не по ней, а вдоль неё, что бы не привлечь нежелательного внимания. Между пёстрыми деревьями показались тёмные крыши большого особняка, напомнившего Свете книжное описание. - Похоже, мы всё таки нашли! - обрадовалась девушка, - Но что мы скажем? Как представимся? - Знакомыми Арамиса. Это же правда. Не думаю, что Атос откажется нас принять. - А как докажем? - Честным дворянским словом, - усмехнулся Володя. - Дворянским? Ты погорячился. - Ничуть. У нас прапрабабушка была чистокровная дворянка. У Ани, кстати, тоже дворяне были. Прадед, как она мне рассказывала. Он во время революции погиб. Мы все кое-как, но можем примазаться к благородному сословию. Эх, где искать нашу Аню? - вздохнул Володя. - А если ни Атоса, ни Рауля? - продолжала допытываться Света. - Тот же сценарий. Знакомыми друга прежнего хозяина, попавшими в неприятную историю. Попросим помочь добраться до Парижа. Терять нам нечего, вдруг повезёт. Засвидетельствовать, что мы не сбрендили, в здешнем мире могут только два человека, знакомства с одним из которых не стоит выдавать. В Париже поищем д'Артаньяна, а дальше по обстоятельствам. Света скривила губы. - Легко сказать... - Прости, но ничего другого мне на ум не приходит.    - Мне тоже. Значит была не была! Молодые люди подошли к резным кованным воротам. За оградой шелестели рыжей листвой раскидистые клены, а за ними можно было разглядеть особняк из белого кирпича, немного посеревший от времени. Почтенный возраст придавал зданию особое очарование, присущее старинным замкам, хранящим предания былых веков. Этот дом не был построен в глубоком средневековье, но для Володи и Светы, рожденным в новейшее время, он являлся наглядным историческим пособием времён, давно канувших в лету. Территория не выглядела заброшенной, что наводило на оптимистичные мысли. Слуга, находившийся возле ворот, поглядел на молодых людей как на подозрительных бродяг и просьбу проводить их к графу де Ла Фер выполнять не спешил, начал расспрашивать, зачем и по какому случаю они сюда явились. Брат с сестрой морально приготовились к долгим уговорам и пререканиям, как вдруг увидели бегущую им навстречу Аню и не поверили своим глазам. Каким чудом девушка оказалась именно в Бражелоне, они могли только догадываться. Граф велел подготовить для своих новых гостей комнаты. Утомленные длительным переходом и ночным бодрствованием Володя и Света без сил упали на кровати и тотчас уснули, не думая ни о чём на свете. А Аня, так и не веря до конца, что подобная фантастическая история случилась именно с ними, беседовала с графом де Ла Фер в гостинной замка, всеми силами стараясь сохранять деликатность и сдержанность. В обществе Атоса было определенно спокойней и надёжней, чем в обществе Арамиса. Во время общения с  шевалье д'Эрбле у Ани не пропадало тревожное ощущение постоянно нависающего дамоклова меча. К вящей радости девушки, Атос дал разрешение в любое время посещать библиотеку, куда Аню проводила Вивьен. По дороге Аня рассматривала абсолютно всё вплоть до дверных ручек и оконных рам. Каждый предмет интерьера казался необычным, наделенным непознанной сутью. С картин глядели неизвестные вельможи ушедших эпох, хранящие тайны своих биографий. Паркет в воображении этой неисправимой фантазерки складывался в магический узор, коридоры и лестницы превращались в переходы древнего замка с привидениями. Да, для полноты впечатления определенно не хватало привидений! Как Света и Володя могли вырубиться, не на что не обратив внимания! Девушка просто не хотела этого понимать. Так Аня и Вивьен подошли к библиотеке. Служанка по просьбе новоиспеченной госпожи пошла отыскать что-нибудь по истории Блуа, и пока она занималась поисками, Аня созерцала высокие пыльные книжные полки. В голове девушки формировалась мысль о том, что под этими обложками скрывается бесчисленное количество удивительных миров, в которые, как ни странно, дверь может открыться в самом буквальном смысле. Вивьен притащила пару толстых книг, и Ане удовольствие было обеспечено как минимум до вечера. Она с упоением разглядывала цветные гравюры на пожелтевших страницах. От одного прикосновения к листам по её пальцам пробегал точно электрический разряд, а взгляд жадно впивался в книгу, которая в двадцать первом веке могла бы находиться разве, что в музее. Аню, вообще, все эти сутки не покидало ощущение музея, только музея на редкость жизненного, занимающего не несколько этажей, а целый мир.    

stella: И куда хозяин смотрит: пыль на полках? Вивьен настолько грамотна, что еще и в библиотеке у хозяина знает, где что стоит? Я не придираюсь: мне очень нравится, но этот момент резанул несоответствием.

Орхидея: stella, предположим, что хозяину в волнениях о Рауле не до того, чтобы уследить за всеми слугами и книжными полками.)) И кто где убраться подзабыл.))) А Вивьен почему бы не быть дружной с хранителем библиотеки, такой ведь наверняка имелся. Её как самую образованную и отправили к продвинутой попаданке.

stella: С полками - убедили, ( нет женского глаза, Гримо за всем уследить не просто.))))) А вот с горничной, везде сующей свой но с - не согласна, помня о жене Блезуа.))))

stella: У меня появилось ощущение, что Автор не ограничится 17 веком.

Орхидея: Ну, у меня два века в распоряжении: 17 и 21. А дальше полет фантазии.) Но открою вам, что пока меня всё же увлекает прошлое.))

Орхидея: Глава 7 Вечером Аня и Света сидели в небольшой красивой комнате. Аня вертелась перед большим зеркалом в резной раме, не в силах наглядеться на себя любимую и, дожидаясь, когда Вивьен закончит туалет её подруги. Сонная Светка сидела, закрыв глаза, пока служанка занималась её прической.  Брат с сестрой, не сговариваясь, пробудились от шуршания и шагов слуги, так некстати убиравшегося в коридоре. Поскольку молодые люди только вернулись из похода, они не успели отвыкнуть от привычки просыпаться от малейшего шороха. Снова засыпать не стали. Что, спрашивается, они станут делать вторую половину ночи? Лучше вечерком немного ознакомиться с новым местом. Девушки болтали о всяких абстрактных вещах. Расспрашивать друг друга про Алтай и пересдачу сессии в присутствии Вивьен было бы совсем неосторожно. Успеется. Они и так на каждом шагу норовили допустить какую-нибудь ошибку или ляпнуть лишнего. Вивьен игнорировала все странности, но, что у неё на уме, было неведомо. - Тебе очень идёт,  - заметила Аня, оборачиваясь к подруге, - а голубой цвет особенно! От всей натуры аристократизмом веет. - Ну, тоже мне! Я сильно загорела, а ты вся беленькая. За дворяночку сойдёшь даже в этом платье, - улыбнулась Света, не открывая глаз. В этот момент в дверь постучали. - Кто там? - громко спросила Аня. - Это я, Володя. Вы готовы? - Не совсем, - откликнулась Света. - Подожди, Вовка, сюрприз будет, - добавила Аня. Вивьен, наконец, закончила прическу девушки. - Володька, мы готовы! - сообщила Света, вставая - Заходи! Ань, кончай самолюбование. В комнату вошел Володя. У девушек открылись рты. На пороге стоял смутно знакомый юноша в темном скромно украшенном камзоле и высоких сапогах. В прорези рукавов поглядывала белоснежная рубашка. В руках Володя держал шляпу с синим пером под цвет камзола.  - Тебе для полноты образа только шпаги не хватает, - выдохнула Света. - Ради этого зрелища стоит выгнать парня из гаража и оттащить от кухни! - воскликнула Аня. - Ты просто в рыцаря превратился! Володя критически осмотрел себя в зеркало. - Подозреваю, оттащили ненадолго. Мне, должен сказать, как-то совсем непривычно, - произнёс он. - Ты думаешь, нам привычно? - улыбнулась Аня, - Я с самого утра мечтаю избавиться от корсета. - На наше счастье в моду ещё не вошли высокие тяжёлые причёски, - заметила Света. - Потерпи полвека. - Пойдёмте вниз, - сказал Володя, - Нас ждут к ужину. Молодые люди вышли в коридор. - Ну, у тебя и походка! - заметила Аня, - Ты же в сапогах, а не в кроссовках на стадионе. - А ты плечи расправь, чай не за компьютером. Тебе даже корсет не помогает. Аня задиристо вскинула голову. - Знаешь что? - Что? - Володя, как ни в чём не бывало, повернулся к девушке. - Так, дамы, кавалеры, перебранки не здесь, - остановила их Света, - Мы в приличном месте. Аня и Володя прикусили языки. Троица спустилась в гостиную. Там появилось ещё одно действующее лицо, приезда которого молодые люди не услышали. Вернулся виконт де Бражелон. Положительно, день обещал быть днём новых знакомств и неожиданных встреч. Граф де Ла Фер, казалось, помолодел на несколько лет и оживленно расспрашивал сына. Во внешности отца и сына можно была заметить одну интересную особенность, у них были совершенно одинаковые ясные лазоревые глаза. При появлении трёх студентов разговор графа и виконта прервался. Атос представил Раулю своих гостей. Бражелон выразил удивление, услышав одни лишь имена без фамилий и титулов. Атос только загадочно улыбнулся и пригласил всех к столу. Ужин показался трём гостям необычно обильным, несмотря на то, что одни сильно проголодались. Однако, такая непривычная и изысканная кухня молодым людям понравилась.  После ужина, прошедшего в довольно натянутой атмосфере, граф, выпроводив всех слуг, рассказал виконту в присутствии студентов всю историю. Он, не боясь смутить Рауля фантастичностью произошедшего, поведал всё так, как оно было в действительности. Иногда Атос поглядывал на гостей, спрашивая взглядом, всё ли в рассказе достоверно. Студенты переглядывались и одобрительным кивком подтверждали его слова. Виконт дождался окончания рассказа и только тогда позволил себе с тревогой посмотреть на отца, точно желая понять, не повредился ли он рассудком в его отсутствие, потом перевёл изумлённый взгляд на преобразившихся студентов. - Прошу вас, не беспокойтесь. Мы все в здравом уме, - с улыбкой сказала Аня, - Вы верите в сказки? - Если кто-то и сошёл с ума, то, наверно, это я, сударыня, - виконт вытер лоб платком, - У меня нет слов. - А надеюсь, что слова у нас найдутся. Я очень рада нашему знакомству. Девушка просто излучала дружелюбие и жизнерадостность. Ободряющие взгляды отца и трёх молодых людей успокоили Рауля. - В таком случае господам нужно подобрать фамилии, - заметил Бражелон, - Наши слуги хорошо вымуштрованы и не позволят себе лишних вопросов, если гости желают сохранить инкогнито, но всё же стоит перестраховаться во избежании подозрений. - Вы правы, виконт, - согласился Атос, - Но это имеет смысл сделать, только если наши гости не сумеют в ближайшее время вернуться к себе. А ночь обещает быть лунной. С мыслью графа все согласились. Студентам надо постараться этой ночью переместится в свой мир.  Атос, почувствовав усталость, поручил гостей вниманию виконта и ушёл к себе в кабинет. Аня зашептала Свете на ухо: - Граф и виконт знакомы с твоим Филиппом. Оба бывали в Нижнем-Пуату. Давай расспросим Рауля о принце. У Светы от внезапно накатившего волнения перехватило дыхание. - Давай, - ответила она одними губами. - Уважаемый виконт, не будете ли вы так любезны показать нам огороды и парк, - церемонно сказала Аня, - Там сейчас невероятно красиво. Осеннее золото в последних лучах заката достойно поэмы. - Извольте, господа. Четверо молодых людей вышли на улицу. Аня была права. Парк в розоватых лучах потухающего заката сверкал всеми красками осени и излучал особое изысканно-утонченное очарование этого печального времени года. По-особому пахла нагретая опавшая листва. Светилась тихая липовая аллея. Аня, убедившись, что поблизости больше никого нет, спросила: - Виконт, вы же бывали у принца Филиппа в Нижний-Пуату. Расскажите нам, как он поживает?  - Да, да! - подхватила Света, - Не опасайтесь ничего! Вы уже знаете, что нам троим прекрасно известна вся эта история. Мы знакомы с принцем, и питаем к его высочеству дружеские чувства. - А некоторые товарищи даже неровно дышат, - хихикнула Аня. Света пропустила её слова мимо ушей. - Я навещаю принца время от времени, - сдержанно ответил Рауль.- Он чувствует себя отлично. Рауль, прекрасно расслышав Анин смешок, со странным вниманием и даже подозрением взглянул на Свету. Казалось, на него нашло какое-то озарение и что-то внезапно прояснялось в голове. - Простите, сударыня, мой вопрос ни к месту, - произнёс он, - Ваше занятие связано с природой? - Я биолог, - с гордостью ответила девушка, - Но к чему это? Виконт задумчиво сдвинул темные брови. - Не имеет значения, продолжайте. Света недоуменно пожала плечами и вернулась к прежней теме: - Как течёт жизнь его высочества в Нижнем-Пуату? - Скромно, но очень неплохо, сударыня. У него есть маленький плавучий дом со множеством таких вещей, которых нет ни у одного человека в тех краях. - Уж не достали ли вы для него микроскоп? - пошутила Света и с удивлением услышала в ответ: - Вы угадали, сударыня, микроскоп тоже. Хотя лучшая на данный момент конструкция обошлась д'Эрбле недёшево. А мне пришлось для этого съездить в Англию.  - Ничего себе! - воскликнула Аня, - И как там в Англии? - Ну, а что принц? Что принц? - не унималась Света. - Я теперь понимаю, почему его высочество намекал мне на какого-то Левенгука и его линзы. Я тогда не понял. Значит он имел в виду несовершенное открытие? - Вы даже не представляете, на пороге какого скачка в науке стоит ваш век! - Предчувствую, что в ближайшие годы мне может предстоять путешествие в Голландию за детищем Левенгука, - улыбнулся Рауль. - А как прошла поездка в Англию? Как вы доставали микроскоп? - Значит Филипп не добрался до микробиологии? Девушки совсем прижали Рауля к дереву и засыпали вопросами. Молодой человек даже растерялся. - Дамы, дамы, не разрывайте виконта, - остудил пыл девушек Володя, - Тоже мне, накинулись вдвоём на одного. Доблестных воины себе этого не позволяют. Рауль благодарно улыбнулся. - Сударыни, я всё вам расскажу, - пообещал он, - Только, прошу вас, по очереди.    - Об Англии вы Анне позже расскажите, - сказала Света, - Вы не знаете, но я предупреждаю. У неё выйдет очень длинное интервью. - Давай-давай. Так и быть, уступаю, - Аня улыбнулась понимающе-лукаво и многозначительно подмигнула подруге. - И что вы делаете, когда приезжаете к принцу? Глаза у Светы горели доселе невиданным огнём. - Выбор у нас велик, - ответил Рауль, - Мы бродим по лесам, лугам, болотам. Охота, рыбалка, всё в нашем распоряжении. Монсеньёр показывал мне лекарственные травы, угощал местными винами. - Постойте. Вы говорите лекарственные травы? - Да, мадемуазель. Он научился этому у одной старой знахарки. Позже я привёз ему книги по этой тему. - Как здорово! - А также кое-что из древних и средневековых авторов. Мне было приятно видеть, что его высочество рад учиться новому. - Это хорошо. Образование он получил самое базовое. - Но это не мешает монсеньёру быть интереснейшим собеседником. Мы нередко вели вечерами занимательные беседы. - Вы стали близки, как я могу заключить?    - Могу смело сказать, что нашёл в нём друга.    - Неужели? - Да, он хороший товарищ, - произнёс Рауль и чуть тише добавил - Не преувеличу, если скажу, что принц спас мне однажды жизнь. - Даже так, - прошептала Света и тактично не стала вникать в подробности, хотя было ужасно интересно их узнать. Аня почувствовала необходимость разрядить обстановку. - Господин де Бражелон, расскажите-ка нам всё таки, как вы добывали микроскоп? Вы часом не с Гуком познакомились? Что там вообще творится в Англии? Она оперлась на руку виконта и с восхитительной непринужденностью повела разговор, изумляясь как дитя каждому интересному факту.  Рауль чувствовал, что в ближайшее время будет нарасхват. Это так отличалось от той довольно замкнутой жизни, которую он вёл последнее время. Если не считать путешествий, круг его общения сводился к отцу, трём его друзьям и принцу Филиппу. Поддержку этих пятерых людей Рауль очень ценил. Все другие контакты были прерваны, и его знакомые при дворе и в армии не смогли бы сказать, где находится виконт де Бражелон в настоящий момент и жив ли он вообще. Рауль изредка мелькал в Париже, но снова исчезал без следа. К своей печальной радости виконт заметил, что не нужен никому из прежних знакомых. Его никто не вспоминал и не пытался найти. Де Гиш написал пару писем за три года, в которых сообщал последние придворные новости, мимоходом спрашивал о жизни. Но в целом содержание этих писем Бражелон нашёл абсолютно пустым. Рауль даже начал надеяться, что сплетни вокруг его любовной трагедии совсем утихнут. Шумных гостей и пышных визитов в поместье Бражелон давно не бывало. Рауль мягко отклонял подобные предложения графа. Пусть о его существовании окончательно забудут, а в каком конце света он находится в данный момент, пусть знают только отец и господин д'Эрбле.  Разнообразные поездки и заботы завертели виконта в своей суете, дали возможность забыться, думать о других вещах, о других людях, наполнить душу иными впечатлениями. Тяжесть обломков рухнувшей системы мироздания, пригибавшая его к земле, боль, звавшая когда-то в могилу, стали привычными и сидели где-то в глубине его сердца. Неожиданных гостей виконт встретил бы без энтузиазма, но неординарность появления людей из будущего кого удобно могла выбить из колеи привычного уклада жизни. К тому же долг гостеприимства не позволял оставить гостей скучать без внимания. Рауль не хотел перекладывать эту заботу на престарелого отца. ...Когда окончательно стемнело, четверо молодых людей собрались в кабинете Атоса. Граф поджидал их. Все слуги в доме уже спали. Ночь, как и ожидалось, выдалась ясная. Аня, Света и Володя, не отрывая глаз, следили, как из-за деревьев медленно выплывает большая жёлтая луна. Атос, с виду бесстрастный, перебирал за столом бумаги, а в кресле напротив сидел Рауль, задумчиво подперев рукой голову. Лунный луч упал на подоконник. Косяк света медленно удлинялся внутрь комнаты, и скоро луна высветила прямоугольник на полу. - Кажется, пора, - произнесла Света. Рауль поднял голову. Атос задул свечи в канделябре и повернулся к гостям. - Начинайте, господа. И на всякий случай, прощайте. - Желаем удачи, - добавил виконт. Молодые люди встали в кружок. Володя открыл книгу. Лунный свет упал на исчерченную искрами страницу. Проведение пальцем... И ровным счётом никакого результата. Каждый из студентов по нескольку раз дотронулся до полос. Аня даже поскребла их ногтем. Студенты переглянулись с выражением отчаяния и испуга. - Что мы делаем не так? - растерянно спросила Аня. Вопрос был риторический и растворился в пустоте. Атос неспешно встал и прошелся по комнате. В полной тишине был слышен только стук его каблуков о паркет. - Должен вам заметить, что вчера было полнолуние, - наконец задумчиво произнёс граф де Ла Фер, - а сегодня луна начала убывать. Три пары глаз обратились к ночному светилу. - Цикл - двадцать восемь дней, - проговорила Света, слова Атоса заронили в её ум идею, - Это почти месяц. - Надолго мы тут, - пробормотала Аня. Света продолжала: - Времена года в нашем мире и здесь не совпадают. Но выдвигаю гипотезу, что миры синхронизированы по фазам луны.  - Что ты хочешь этим сказать? - спросил Володя. - Это просто мысли на основе наблюдений. Кстати, можно сделать вывод, что сам факт перемещения не зависит от полнолуния. Точно помню, луна убывала, когда господин д'Эрбле и его высочество вернулись к себе. - Как вам мысль поискать другие методы перемещения? - спросила Аня, вспомнив предположения Арамиса, - Путешествия уже совершались двумя путями. Могут быть другие. - Ищи-свищи, - вздохнул Володя.   - Да, нет! Я серьёзно. - Никто не сомневается, - успокоила подругу Света, - В этом предложении есть зерно истины. Только это сложно. Что касается меня, я согласна остаться в этом мире на месяц, - девушка мечтательно посмотрела в звездное небо, - Версия с полнолунием представляется мне чертовски правдоподобной.      - А я нахожу здешнюю жизнь вполне достойной более глубокого погружения, - проговорил Володя. - А мне стоит дождаться Арамиса. Наш с ним разговор ещё не окончен, - сказала Аня.  Атос и Рауль, не вмешиваясь, слушали рассуждения молодых людей. - Господа, - сказал граф, когда гости умолкли, - у нас вы сможете найти кров, пока в нём есть необходимость. Некоторые финансовые траты нас тоже нисколько не стеснят. - Мы принимаем ваше приглашение, - ответил за всех Володя, - и благодарим за великодушие. - В таком случае, я посоветую вам отправляться спать, молодые люди, - ласково улыбнулся Атос, - Завтра у вас будет достаточно времени для обдумывания способов перемещения и погружения в эпоху. - И мне будет приятно пообщаться с вами, господа, - произнёс виконт, - Обещаю посодействовать вашему освоению в нашем времени. А сейчас пойдемте, я провожу в вас в ваши покои.   

Орхидея: Глава 8 Был теплый августовский день 1661 года. Атос и Рауль нашли скрытый от всех кантон в дебрях Нижнего-Пуату и нужное место с помощью всё того же глухонемого кучера, верного слуги Арамиса. С собой у Бражелона было письмо к принцу от епископа Ваннского, где прелат уведомлял Филиппа, что двое дворян - надёжные люди, и с какими-либо просьбами можно без обиняков обращаться к ним. Кучер взял у виконта письмо и пошёл к принцу. Филипп настороженно отнесся к сообщению и сначала издали разглядел господ, привезших его. Двух дворян он узнал. Принц помнил внешность Рауля и Атоса по портретам из числа тех, что давал ему выучить Арамис. Конверт без подписи был вскрыт. - Хорошо, - кивнул он кучеру, узнав почерк своего избавителя. Арамис также просил принца найти поручения для виконта де Бражелона и отвлечь его от любовной трагедии. Рауль полного содержания письма не знал, и эта просьба была ему неизвестна. Филипп понял, что от него требуется, и мысленно пообещал себе выполнить всё в точности из чувства невыразимой благодарности, которую он испытывал к епископу. Не сомневаясь более, он пошёл навстречу двум гостям. Рауль вздрогнул. Человек, который вышел им навстречу был точной копией его соперника - короля.  Филипп приветливо улыбнулся пораженным гостям. Трое дворян обменялись приветствиями. - Господин д'Эрбле сообщает мне, что вы его друзья. Я вас узнаю. Граф де Ла Фер и виконт де Бражелон, не так ли? - Мы полностью к услугам вашего высочества, - поклонился граф де Ла Фер, - Господин д'Эрбле поручил узнать, как ваши дела и, если понадобиться, оказать помощь. - Благодарю вас. Не желаете ли прогуляться, господа? Мы как раз всё обсудим. Здесь очаровательные места, и, главное, можно беседовать совершенно без опаски. Леса умеют хранить тайны. Сначала Рауль никак не мог отделаться от ощущение, что разговаривает с Людовиком, так сильно было сходство. Но это чувство постепенно прошло. Чем больше они общались, тем сильнее ощущалась разница. Принцу от рождения были присущи величественность осанки и манер. Пылкостью темперамента и порывистостью он также не уступал своему брату - королю. Но в отличие от Людовика Четырнадцатого Филипп был лишен высокомерной эгоцентричности и непривычен к всеобщему повиновению, граничащему с поклонением. Раулю это сразу бросилось в глаза. Годы заточения приучили принца к смирению и стойкости. А благородство духа виконт смог оценить позже. В другой раз Бражелон приехал уже один, переодевшись в одежду простолюдина, что бы его визиты не привлекли внимание соседских рыбацких семейств. Филипп пригласил виконта на прогулку в лес, который успел уже неплохо осмотреть. Природа этих мест производила величественное и одновременно уютное впечатление. Принц вёл виконта нехожеными путями с видом хозяина, показывающего свои владения. В этом краю с мягким южным приморским климатом, где корни деревьев в лесах поросли густым мхом, многочисленные озера открывали свои ясные очи небу, болота грозили зыбкими топями, Филипп с упоением рассказывал о найденных им звериных тропах, живописных местах. Виконт, слушая скорее из вежливости, мыслями снова и снова обращался к Блуа и маленькой скромнице Луизе. Берег речки, зелень склоненных над водой деревьев напомнили ему родные места.  Принц заметил отстранённость гостя и замолчал. - Почему вы не продолжаете? - спросил виконт, заметив молчание провожатого только через пять минут, - Я вас слушаю. - Я вижу, что вас что-то тревожит. - Пустяки, просто задумался. - Я не стану вас расспрашивать, если вам это неприятно. Но если вы сами захотите поделиться с кем-нибудь своими печалями, можете полагаться на меня, как на друга. Рауль рассеянно кивнул. Для Филиппа диагноз Бражелона стал вырисовываться. Атос поначалу часто ездил с сыном, но потом перестал, чтобы не мешать молодым людям непринужденно общаться, сославшись на то, что ему тяжело в таком возрасте колесить по Франции. В этом предлоге была существенная доля истины. Возраст давал знать о себе всё чаще, особенно после тревог последних двух месяцев. Самое страшное было то, что боязнь за жизни Рауля никуда не пропадала, а иногда волной накатывала в среди ночи. Граф просыпался в холодном поту и пытался найти спасение от преследовавших его кошмаров в молитве. Но дурные сновидения оставались сновидениями, с виконтом всё было благополучно. Он, ответственно и добросовестно выполняя задание, часто наведывается в укромный живописный уголок Нижнего-Пуату. Эти поездки даже начали приносить ему удовольствие. Однажды вечером, когда виконт с принцем ужинали в плавучем доме и перемывали кости королю, не слишком стесняясь этой темы в обществе друг друга, Рауль не выдержал и поделился своей сердечной болью с собеседником. Филипп сделал вид, что узнал об этой историю впервые и выслушал Бражелона с редким вниманием и участием, а в последствии без веского повода больше её не вспоминал. Виконт оценил деликатность и проникся к принцу особым доверием. - Ваше высочество, а вам никогда не приходило в голову, что вы прекрасно смотрелись бы на месте Людовика? Мне вот пришло, - сказал он как-то Филиппу, - Вы так похожи внешне, что ни один человек, увидевший вас двоих, не сможет понять кто есть кто. Что бы вы сказали, если бы вам предложили трон? Филипп засмеялся, стараясь веселостью скрыть сильнейшее волнение. - Я бы отказался, дорогой виконт. Мне здесь слишком хорошо, что бы я мог мечтать о лучшей доле! Вы же видели мои прекрасные владения. Не мог же принц сказать Раулю, что уже готов был идти с господином д'Эрбле за короной Франции. - А мне кажется, из вас получился бы король лучше и порядочней нынешнего. Не подумайте, я не намекаю ни на какие авантюры, а только высказываю свою мысль. Должно быть, мне лезет в голову всякая ерунда. - Я понимаю, Бражелон, понимаю, - торопливо проговорил Филипп, наконец овладев собой, - Мне  приятно такое слышать. Но в этих местах земное могущество кажется мне чем-то бренным и ненадёжным. Здесь очень многие страсти кажутся суетными.       - Страсти? А как же любовь? Это ведь тоже страсть. По-моему, природа должна наоборот разжигать и обострять подобное чувство. Филипп улыбнулся. - Любовь? Право, не знаю, что вам сказать. Но глаза принца загорелись. - Она разная, - продолжал он, - Каждый человек понимает её настолько индивидуально, что сложно прийти к единому мнению. Здесь в рыбацких семьях я видел много хорошеньких девушек. Но, знаете, в голове у меня живёт образ другой, не такой как эти, настоящей дриады, сплетенный с природой неразрывными узами. Но, думаю, мы с ней больше не увидимся. - Почему, если мой вопрос не будет нескромностью? - Видимо, что-то всегда нужно приносить в жертву. Одно теряешь, другое обретаешь взамен. Просто мы с ней живём в разных мирах. Она, наверно, уже забыла меня, - с грустью произнёс Филипп. Рауль вздохнул, даже не поинтересовавшись, кто эта загадочная дриада. Если Филипп сам этого не открыл, значит не нужно. Такие разговоры ещё больше сблизили молодых людей. Филипп показывал себя неплохим психологом, способным с первого взгляда верно оценивать человеческие натуры. Прося у Рауля помощи и покровительства, он на самом деле старался переключить его внимание с личных проблем на чужие, а сам ненавязчиво следил за настроением виконта и вёл себя соответственным образом. 

Орхидея: Глава 9 Но вернёмся к повествованию. На следующий день Атос и Рауль помогли гостям подыскать фамилии, такие чтобы были не очень знатные, но заслуживающие уважения. Таким образом Володя стал шевалье де Сегри, Света - мадемуазель де Сегри, а Аня - мадемуазель де Пеше. Вивьен, как и обещала, нашла девушкам наряды, подходящие дворянкам. Как ей это удалось за такое короткое время осталось тайной. Платья были скромные, но изящные и сшитые со вкусом. Девушки уже не производили впечатление мещанок или горничных. Новая картинка в зеркале привела Аню в полнейший восторг, и Света долго не могла её успокоить.  Каждый из трёх молодые люди нашёл себе занятие по вкусу. Аня, взяв штурмом библиотеку, сгинула в ней как в чёрной дыре. Света разговорилась с пожилым садовником, и они обошли все огороды и цветники, а ее брат с виконтом де Бражелоном отправились на конюшню. Володя считал своим долгом освоить верховую езду и, по возможности, обзавестись навыками фехтования, ведь в этом времени подобные умения нередко являются условием выживания. Рауль согласился помочь ему в этом. Света, учуяв намерения Володи, продержалась недолго и пошла проситься в их компанию. Но лишить такого развлечения Аню было бы не по-товарищески. Условившись обо всём с Бражелоном, Володей и Вивьен Света побежала в библиотеку.  - Анька, что-то ты закопалась!.. - голос её затух под конец фразы - И окопалась... Аня высунулась из-за высокой стопки книг. - Да? Весь стол перед ней был завален томами и брошюрками, фолиантами и свитками.  - Не хило! Ты ищешь что-то? - Да, так, - девушка небрежно махнула рукой, - Всего понемножку. - Маньяк дорвался! - Что ты хотела? - Аня снова привстала, выглядывая из-за книг. - Анька, я всё устроила. Мы можем пойти учиться ездить верхом. - На лошади? - скривила губы Аня. - На верблюде! Пошли. - Тут книжка интересная. - Ты что, боишься?  - Я?! Вот ещё! Аня захлопнула здоровый фолиант, и в воздух поднялись клубы пыли. - Пошли. - Ну, вот. Другой разговор. Света и Аня переоделись для верховой езды и пришли к Володе с Раулем. - Добро пожаловать, сударыни, - поклонился виконт. - Лошадь вас уже ждёт, - сообщил Володя, - Кто первый? - А они не кусаются? - тихо спросила Аня у Света. - Что ты, как маленькая девочка! Сунешь руку в пасть - по локоть оттяпает. Зубы видала? Света, подвинув замешкавшую Аню и получив от Рауля надлежащие инструкции, с помощью юношей первая взобралась в седло. Пока Бражелон проводил для неё персональный урок, Володя и Аня отошли в сторонку. - У тебя получается? - спросила Аня Володю. - Что виконт показывал, то получалось. - Трудно? - В меру. Володя, как всегда, был не склонен разглагольствовать. Аня порасспрашивала ещё, но так и не добившись высокохудожественного описания впечатлений, стала молча наблюдать за Светой и Раулем. Девушка неплохо справилась со своим заданием. Негромко смеясь от полученного удовольствия, она похлопала бурую кобылу на прощание по холке и пошла к товарищам. - Каллиопа - чудесное животное! Она меня даже слушается! Представляете?! Светка сияла. - Даже? - усмехнулась Аня. - Иди попробуй. Да не дергайся ты! Нам виконт самую спокойную нашёл. Аня глубоко вздохнула и с пугающей решительностью человека, идущего на казнь, направилась к Бражелону и Каллиопе. - Вы готовы? - спросил Рауль. - Всегда готова. Виконт объяснил Ане, как садиться в седло и помог там устроиться. - А по-мужски никак? - Аня неуверенно огляделась. - Что-то не так, сударыня? - спросил виконт. - Криво как-то, боком. Рауль улыбнулся. - Держите спину ровно, расправьте плечи - станет удобней. Вам стоит научиться ездить именно в дамском седле. Так принято в обществе. - Анька, не привередничай! - смеясь, крикнула Света. Но Аня вся сжалась и боязливо поглядывала вниз. - Вы уверены, что хотите продолжать? - Да, да... Ничего... - Тогда, мадемуазель, давайте сначала разберёмся с вашей посадкой, - сказал виконт. - Вы только повод не отпускайте! - Что вы! Я его только в другую руку перехватил. Не бойтесь. - Я и не боюсь. Рауль снова улыбнулся. Руки у Ани заметно тряслись, но попроситься на землю было невероятно стыдно. Володя и Света не могли сдержать смешков, глядя на это трагикомическое зрелище. Но со стороны Ани урок верховой езды был настоящим подвигом. Подходить к лошадям она с детства боялась до паники, но никому не признавалась. - Троекратный урок вас не утомил, виконт? - спросил Володя, когда Рауль, наконец, снял Аню с лошади. Только под конец девушка перестала трястись и чуть-чуть осмелела, - Я рассчитывал ещё на стрельбу и фехтование, но можно отложить, если хотите. - Я готов позаниматься с вами хоть сейчас, сударь.  - А с меня хватит, - пробормотала Аня, - Я в библиотеку. Света из солидарности и сочувствия тоже не пошла с молодыми людьми в фехтовальный зал, хотя очень хотелось. Но на следующий день положение изменилась кардинальным образом. На Аню нашёл воинственности пыл. Хотя тяги к лошадям это ей не прибавило. - Боже мой, как там описана битва при Хаттине! - воскликнула Аня, столкнувшись в коридоре со Светой. - Я к мужчинам в фехтовальный зал. - Я с тобой. А что это за битва? - 1187 год. Саладин разгромил армию крестоносцев. Представляешь, как там сарацины сухие кустарники по склонам жгли и на глазах измученных жарой противников воду пили! - Как? - заинтересовано спросила Света, - И главное зачем? - Сейчас расскажу...    Володя и Рауль вели друг с другом тренировочный поединок, когда открылась дверь и в неё вошли две подруги, бурно обсуждавшие методы деморализации вражеского войска. Володя, отвлеченный голосами, пропустил очередной укол. - Бой окончен! - объявил виконт, - Уже лучше, сударь. Только не отвлекайтесь во время поединка. Молодые люди отсалютовали друг другу шпагами и, сняв защитные маски, повернулись к двери. - Здравствуйте, сударыни. Вы решили почтить нас своим обществом? - произнёс Рауль. - Да. Где у вас тут оружие поострее? - без лишних церемоний спросила Аня и пошла вдоль стены, разглядывая развешанные на ней шпаги, рапиры, даги. - Вы не будете возражать, если мы присоединимся к вам в качестве учеников? - потупившись спросила Света. Виконт поднял брови. - Вам это нужно, сударыни? Не сказать чтоб желание девушек особо удивило Рауль. Среди знатных современниц попадались  женщины, владеющие оружием. К тому же гостьи современницами не были, многое могло измениться за насколько веков. Аня вместо ответа попыталась снять со стены понравившуюся рапиру, но висела та высоковато. - Позвольте я вам помогу, - подошёл к ней Рауль, - она вам, действительно, подойдёт. Если вы полны решимости познакомиться с искусством фехтования, то извольте, - повернулся он к Свете, - Не в коей мере не могу запрещать вам это. Аня получила в руки вожделенную рапиру и взмахнула ею пару раз. - Классно! - Так, мадемуазель, - строго сказал виконт, - на оружие нужно паундаре, а для вас защита. Пойдёмте со мной. Он пригласил Аню и Свету в соседнюю комнатку, подобрал для них нагрудники и маски и только потом вручил оружие. Володя дожидался их в зале. - Ну что, к бою готовы? - спросил он с улыбкой. - Встретим противника как подобает! - воинственно воскликнула Аня. - Чувствую, платье будет мешать, - тихо сказала подруге Света, - Я бы предпочла переодеться. - А ты знаешь, я читала, что в восемнадцатом веке во Франции дамы дрались на дуэли по пояс обнаженные, чтоб корсет не стеснял, - с игривым смешком ответила Аня. Света широко открыла глаза. - Остальное их похоже не стесняло! - Представляю, сколько было желающих поглядеть на сие пикантное зрелище. Но, подозреваю, что смотрели только женщины, - с той же улыбкой произнесла Аня, потом добавила громко, - Ну, господин виконт, с чего же мы начнём? Такая ерунда, как длинное платье, не могла её остановить. - Сударь, вы не против немного подождать? - спросил Рауль у Володи, - Я покажу дамам то, что мы  отрабатывали с вами вчера.     - Да, да, пожалуйста. Я как раз передохну. Занимайтесь. Кое-как освоив основные приёмы, девушки устроили поединок друг с другом. Шансы у подруг были одинаковые. Обе первый раз в жизни держали рапиры в руках. При этом Аня была шустрее, а Света хладнокровнее. Рауль и Володя стояли возле них. Один делал девушкам ценные замечая, другой просто иногда подбадривал. Бой закончился в пользу Ани, но опередила она Свету только на один укол. Обе девушки пожали друг другу руку и, присев на скамейку в углу, взяли на себя роль зрителей. Бражелон провел пару поединков с Володей. Последний чувствовал, что виконт даже не дерётся в полную силу, защищается небрежно, даёт возможность переходить в наступление. Закончив с Володей, Рауль снова вернулся к девушкам и пофехтовал с каждой из них. Аня решила, что умения ей достаточно и вызвала на бой Володьку. Юноша только самодовольно усмехнулся. Начался поединок, и Володя быстро понял, что рано расслабился. Разгоряченная Аня, войдя в азарт, смогла дать ему достойный отпор, благо юноша тоже был новичком в этом деле. Володе пришлось повозиться с такой юркой противницей. Из фехтовальный залы молодые люди вышли только спустя три часа, уставшие и счастливые. Володя, Света и Аня были в полном восторге от того, что дорвались до холодного оружия и даже чему-то научились у такого опытного в боевом искусстве человека. Рауль мог только порадовался за них. Комфортней всего виконту было общаться с флегматичным и всегда сохраняющим спокойствие Володей, но девушки тоже оказались весьма милыми особами, а в традиционно мужских занятиях хлопот и возни не доставляли излишней нежностью. Только возни с прекрасным полом ему ещё не хватало! - Я тебе те два укола верну, - пообещала Аня Володе, - Сменю юбку на ботфорты, тогда ещё посмотрим. - Ты так элегантней выглядишь, - усмехнулся Володя, - Можешь не менять. - Легко тебе говорить! Ты же парень. Нет, определенно, из нашего присутствия здесь мы должны выжать все плюсы, какие только возможны. Не каждую неделю попадаешь в прошлое! То, чему мы успеем научить у Рауля, может ещё сильно пригодиться. - Я в коем-то веке понял правоту своего тренера по вольной борьбе, - вдруг сказал Володя, - Он не раз говорил, что не надо заниматься каратэ и боксом одновременно. - Почему? - не поняла Света. - Фехтую я с Бражелоном, а так и хочется провести захват и бросок. Девушки рассмеялись. - Что же не провёл? - Шпага мешалась... Виконта. Трое студентов имели все основания считать себя спортивными людьми, но их физическая форма сильно уступала подготовке Рауля. Володя с тихой завистью и восхищением наблюдал, с какой легкостью виконт взлетает в седло почти не касаясь стремян. Во время боя Бражелон не знал устали, рука оставалась твердой, запястье гибким даже к концу продолжительного поединка. Умения, усваиваемые Раулем с детства, были не знакомы и непривычны молодому человеку из двадцать первого века. Оставалось утешаться тем, что виконт в отличии от него никогда в жизни не сплавлялся на байдарке по горной реке и не имеет ни малейшего представления об устройстве компьютера.   Дни в Бражелоне проходили насыщенно. Фехтование, стрельба, пешие и конные прогулки (Аня, как могла, из упертости и гордости боролась со своей боязнью лошадей), геральдика, история, древнее искусство, фортификация, живые и мёртвые языки. Попаданцы были ненасытны, предчувствуя, что вряд ли им когда-нибудь ещё попадётся такой разносторонне эрудированный преподаватель.  Рауль скоро поняла, что девушки ни в чём не желают уступать в воинских упражнениях своему другу. Хоть его и удивила такая непримиримость со стороны довольно хрупких созданий, он стал уже сам предлагать им что-нибудь новенькое, вроде стрельбы с коня. Подобной затея увлекла девушек, но больше всех ею проникся Володя. Аня же, целясь в мишень, даже забывала, что сидит на лошади, и поэтому чувствовала себя уверенней.    А однажды Атос мог наблюдать из окна, как Бражелон со стоическим спокойствием рисует палочкой на земле схему уже шестого сражения, а рядом мельтешит Аня и, бурно жестикулируя, что-то ему с жаром рассказывает.  Атос не разу не вмешался в процесс и полностью предоставил эти заботы своему сыну. Рауля гости за одну только неделю совершенно замучили, но он мог удовлетвориться тем, что тратил время и силы не в пустую. Ученики попались старательные.

Орхидея: Глава 10 В один из дней пребывания в Бражелоне Аня искала с утра Свету и Володю. Они куда-то пропали и даже Рауль не знал, куда они подевались. После тщательных поисков молодые люди нашлись в метрах ста за оградой Бражелона. Занимались они каким-то таинственным делом. - Что тут у вас? - спросила Аня, - Ух, ты! Он ещё не сел? В руках у Володи был смартфон. Связь, естественно, была на нуле. Зато не зависящие от спутников и станций функции исправно работали. - Зарядки почти осталось, - ответил юноша. - Мы хотим сфотографировать всё, что успеем, пока он окончательно не сел, -  пояснила Света, - Жаль, что мы не догадались тогда в лесу снять на камеру двух наших гостей на память. - Да, ладно! - махнула рукой Аня, - Нам не до того было. Но позже я тоже об этом думала. Нужно сейчас наверстать упущенное. Только зачем вы сюда то ушли? Всё интересное не здесь. - Ушли, что бы не шокировать окружающих чудо-аппаратом. Мы по-тихому уже пощелкали кое-какие интерьеры. - А-а, ясно. Но графа и виконта можно не опасаться, они в курсе нашей истории. - Ты попробуй сделать парочку кадров днём в присутствии слуг, - произнёс с досадой Володя. - А вот попробую! Я исподтишка и самих слуг запечатлю. Давай сюда! Володя протянул Аня смартфон и сказал с усмешкой: - Только так, что бы по всей провинции не судачили о трёх колдунах. - Без проблем! ...М-да, тут зарядки, надо думать, до вечера не хватит. - Так напрасно не трать. - Ань, ты же человек творческий, рисующий. Когда зарядка сядет, может без всяких камер изобразишь? - предложила Света. - Ну, нет, благодарю покорно. Юлька на меня до сих пор обижается за портрет годовой давности. А писать шедевры с графа, будучи голубоглазой блондинкой и тезкой известной вам особы, я точно не рискну. Молодые люди засмеялись. - Очень смешно! - саркастически заметила Аня, - Будете снимать с ближайшего клёна. Ох, держись, фотосессия будет! Аня потеряла руки и быстро ушла к дому. За пару часов запас аккумулятора действительно иссяк. - Жаль, что я не могу вам этого показать, - сокрушалась девушка, возвращая смартфон Володе, - Там такие мгновения! Будет возможность, надо обязательно посмотреть. Совершенно незаметно и на редкость живописно. Мне позавидует любой папарацци! А интерьеры и натюрморты тоже чего-нибудь да стоят! ...Вечер наступил незаметно, осенью темнеет быстро. На берега Луары опустился сон, и в замке Бражелон воцарились тишина и полное спокойствие. У Ани, уже приготовившейся ко сну, в голове крутился последний прочитанный отрывок из книги, и его осмысление не давало девушке покоя. Она вдруг поняла, что не помнит некоторых важных нюансов. В конец измучившись, девушка решила сбегать в библиотеку и уточнить все, что тревожило ум.  Аня взяла со стола свечу и вышла в прохладный длинный коридор. Одна из штор раздувалась словно парус, так как окно было распахнуто настежь, и ночной ветер врывался внутрь. Аня подумала, что зря слуги оставили его нараспашку и хотела закрыть, но вдруг замерла на месте. У окна, подсвеченная лунным светом, стояла женская фигура в белом пеньюаре. Первой пришедшей на ум мыслью была мысль о призраке Белой дамы, который по легендам иногда можно встретить в старинных замках. Девушка-призрак вздрогнула и обернулась. - Анька, это ты! Ты меня напугала. - Что ты тут делаешь, Свет? - Встречный вопрос. - А это зачем? - Аня кивнула на подзорную трубу, которую заметила в руках подруги. - Понимаешь, я вчера обнаружила в саду норку кого-то из куньих. Ночь светлая, вот я его и выслеживаю. Вдруг зверёк на охоту выберётся. Днём я видела свежие следы. - А окно зачем открывать? - Так красивей, и блики не мешают. Смотри какая луна! - Увидеть луну и умереть? Ну-ка брысь от окна, учёный ненормальный! Заболеть тебе ещё не хватало! А я, знаешь ли, что-то мало доверяю средневековой медицине. Аня решительно отстранила подругу и закрыла окно. Света даже не подумала обижаться. - А сама то ты куда собралась? - Эмм... - замялась Аня, - В библиотеку. - Ты там не насиделась? - вытаращила глаза Света. - Я нашла замечательный пропыленный томик Виллардуэна и хочу уточнить одно местечко. До утра я просто не дотерплю. - Ну и книжки же ты читаешь! - Да это всё о крестовых походах, - небрежно сказала Аня. - Вынос мозга. - Вынос мозга - это твоя органическая химия. Как вспомню, так передернет. А это очень даже ничего. - Неправда, неорганика сложней, - Света взяла подзорную трубу под мышку. - А в органике всё очень логично. Вот например... - Умоляю, только не начинай! - Ладно, - улыбнулась Света, - Но с тебя демонстрация томика этого... - Виллардуэна, - подсказала Аня. - Его самого. - Тогда пошли. Света оставила у себя комнате подзорную трубу, и девушки спустились в библиотеку. В протопленном днём помещении было не так прохладно, но совершенно темно. Под легкими шагами Ани и Светы чуть поскрипывал паркет. Свечка, единственное яркое пятно во мраке, освещала высокие полки, заставленные разнообразными книгами. Две резкие черный тени брели по книжному лабиринту. - Я тут ночевать осталась бы, - прошептала Аня, жадно оглядывая полки. - Ты книгу хотела найти, - напомнила Света. - Сейчас. Аня подняла руку со свечой, осветив полку повыше, подставила себе табурет и взобралась на него. Тонкая ручка пробежала по переплётам толстенных книг, что смотрелось очень контрастно, и выдвинула одну из них. Потом Аня, поудобней перехватила подсвечник, свободной рукой с заметным усилием вытащила нужное произведение. - Держи. В руки Свете упала увесистая книга, девушка так и присела от неожиданной тяжести. - Ага, томик! Ма-а-аленький такой томик. Аня тихо засмеялась и спрыгнула на пол. - Это хроника "Завоевание Константинополя". Автор - один из руководителей Четвёртого крестового похода. Я проконсультировалась у Бражелона, это первый опыт крупного прозаического сочинения на французском. Истинная героическая поэма. Послужила образцом для ряда выдающихся французских хроник и историй. Света отнесла книгу на стол, Аня поставила рядом свечу и спросила: - Только скажи мне, что ты такая задумчивая? - Да я всегда такая. - Не правда, не всегда. Где искать причину?   - Мне просто хорошо размышляется о жизни последние дни. Как мы в этом мире оказались, так стало... - Как? - Аня повернула голову вбок, как любят делать птицы, чтобы лучше видеть одним глазом. - Хорошо и тревожно... - Свет, бросай говорить загадками! Хотя загадочность тебе идёт. Мне кажется ты не прочь последовать моему совету и извлечь из нашего странного приключения всё, что только примечтается. - Ну, какие тут мечты? -  вздохнула Света. "Зачем дразнить себя мечтами, когда не имеешь возможности их воплотить, - вспомнилась ей мрачноватая философия Филиппа, - Эх!.. Но будь у меня шанс, один только шанс..."   - А я знаю, о чём девушке мечтается! - заявила Аня, игриво блеснув глазами. - Да? О чём? Скажи - буду знать. Аня лукаво улыбнулась. - Мне просто песня вспомнилась. - Спой.  - В идеале она для дуэта. - Без разницы! Аня слегка улыбнулась, присела на стул в пол оборота и запела: - Майская ночь! Повсюду крики, повсюду смех и песни…   Яркий костер бросает блики, и сердцу в груди тесно…   Но почему праздника веселье не может обрадовать меня?   Подобно монаху в келье сижу я в стороне у огня.   Не то легкая ладонь, не то ветер и огонь,   Не то птица на лету мне сплетет мою судьбу…   Струн перебор… О, эти звуки! И этот взгляд искристый!   Ласкают лютню его руки, и сердце бьется быстро…   Но почему сидит он в стороне, и пальцы – по струнам дождем?   Дриадой лесной во тьме я подойду и шепну: "Пойдем…" Света, залившись густым румянцем, неподвижно стояла, прильнув к книжной полке, и рассеянно смотрела куда-то мимо Ани. Чистый молодой голос, полное отсутствие музыки, огонёк свечи и тишина библиотеки...   Не то легкая ладонь, не то ветер и огонь,   Не то птица на лету мне сплетет мою судьбу…   Бархат травы, ночная птица, и закружилась голова…   Ближе, все ближе друг к другу лица, и от росы мокра трава…   Не то легкая ладонь, не то ветер и огонь,   Не то птица на лету – разобраться не могу.   Не то миг был, не то год, не то пламя, не то лед.   Окунувшись в темноту, мы сплетем свою судьбу… * Аня замолчала, развернулась к столу и, как ни в чём не бывало, открыла книгу. Света ещё минуту стояла, вся во власти воспоминаний, со странным выражением лица: едва уловимой, но безумно счастливой улыбкой на губах и светлым печальным взглядом. Наконец очнувшись от грёзы, девушка тряхнула головой и подошла к подруге. - Я угадала? - спросила Аня совершенно будничным голосом, листая страницы старой хроники в поисках нужного момента.  Света не ответила и заглянула через Анино плечо в книгу. - Она же вся рукописная! - еле выговорила она. - А ты что хотела? Тринадцатый век. - Нет, в музеях конечно... Но это так непривычно... и здорово. - Опа, нашла! Аня пробежала глазами страницу и захлопнула том. - Ясно, - девушка потерла лоб. - Постой, постой! Дай посмотрю. - Да ради бога! - Аня широким жестом указала на книгу и встала, уступая место. Света, просматривая книгу, вдруг резко подняла голову. В её глазах сверкнул знакомый азартный огонёк. - Как ты думаешь, в этой библиотеке есть труды Амбуаза Паре? - Скорей всего. Чего тут только нет! - Так! - Света облизнулась, - В каком разделе? - Я тебя всё таки раздразнила, - засмеялась Аня, - Только почём мне знать, где искать твоего Паре. Спроси лучше завтра у хранителя библиотеки или, в крайнем случае, у Вивьен. Она найдёт, к кому обратиться. Я её за это качество прямо зауважала. Света с крайней досадой щёлкнула пальцами.   - Долго ждать, всё спят. - Так может пока о своём о девичьем поговорим? -  задушевным голосом шепнула Аня. - О крестовых походах что ли? - устало спросила Света. - Да, ну, их к чёрту! Реки крови и бездарная смерть! Я на животворящую любовь намекаю. - Давай. Только про твою. - О моей не интересно. Там вообще ничего интересного. Даже досадно. - А я бы не сказала, что стрелы Амура по тебе промахивались. - Да чепуха всё это! Пустой флирт, несерьёзно. Не попадался пока на пути идеальный человек. Света улыбнулась. - Прям идеальный? - Ну, в смысле мой идеал. - Может плохо смотрела? - спросила Света с такой улыбкой, точно знала о Аниных поклонниках больше самой Ани. - И что толку смотреть? Что-то не обращал никто подходящий внимания. А без взаимности влюбляться неинтересно. Зачем напрасно мучиться?    - Значит тебе живется легче, чем многим другим.  Аня хотела сделать язвительный намёк, но воздержалась из опасения больно ужалить. - Знаешь, с одним крестоносцем случилась такая история... - Не надо, Ань, - Света прилегла на стол и опустила подбородок на сложенные руки, - Не надо историй. - Приплыли! У тебя не получается скрытничать. Ладно, не говори ничего. Всё и так ясно, когда один человек другого три года вспоминает... Повисло молчание. - Кстати, я научилась разбираться с платьем и прической без Вивьен. Как ты думаешь, пригодится? - с того ни с сего спросила Аня. - Ещё бы, конечно, - подняла голову Света, - Возни с этими шмотками, ужас... Но я сделала тоже самое, - добавила она с улыбкой, - Так зависеть от слуг - непозволительная роскошь. - Мыслим параллельно. Аня снова открыла книгу и стала листать страницы. - Мы же не проведём в Бражелоне весь месяц, правда? - спросила Света. - Если появится такая перспектива - что-нибудь придумаем. Я хочу событий! - Обострение энергичности? - Вновь из сердца рвётся бред   Про дела минувших лет,   Про великие свершенья   И истории побед! - громко огласила Аня на всю пустую библиотеку. - Ты ничего не спутала? - возмущенным шепотом спросила Света. - Время суток, например? В коридоре послышались шаги. Обе девушки притихли. - Поздно опомнились, - ответила Аня, - Мы и так достаточно шумели. Дверь тихо отворилась, и в библиотеку заглянул худой долговязый старик, в котором Света и Аня узнали Гримо. Вопрошающий взгляд верного слуги графа де Ла Фер, брошенный на двух девушек с неубранными волосами в одних ночных сорочках и тонких пеньюарах, был красноречивее слов. - Нас застукали, - шепнула Света. - Господин управляющий, - живо произнесла Аня, - мы заскочили сюда на одну минутку, чтобы кое-что уточнить в книге. Если что, спросите у графа, у меня есть его разрешение наведываться сюда, когда угодно. - Не шумите. Спят, - лаконично ответил Гримо. - Хорошо, хорошо, - закивала Света, - Больше не будем. - Мы, собственно, уже уходим, - сказала Аня и, поймав недовольный взгляд Светки, пихнула её локтём в бок и прошептала одной стороной рта, - Паре завтра найдёшь, успеется. Она отнесла Виллардуэна на полку, и уже, выходя из библиотеки проговорила: - Чувствую, завтра мы окопаемся тут вдвоём. * Песня группы Семиречье "Бельтайн"

stella: Очень непосредственные девицы. Представляю, если бы их застукал Атос.

Орхидея: stella, а ведь была идея насчёт Атоса. Но уж больно захотелось упомянуть Гримо.)

stella: Орхидея , пощадили его скромность?

Орхидея: Его скромность и благопристойное впечатление от студентов.

Grand-mere: Как по-моему, так в "Лунном свете" характеры молодой троицы прописаны более рельефно. Чувствуется, что автор сжился с ними.

Орхидея: Grand-mere, не только сжился. Сама теперь чувствую, что появилась определённая наработка техники, а вместе с ней большая уверенность. Это помогает лучше раскрывать характеры.



полная версия страницы