Форум » Нас четверо! » И ангел с огненным мечом » Ответить

И ангел с огненным мечом

Ad Astra: Продолжение саги о загробной жизни мушкетёров. Начало здесь: Царствие Небесное И в смерти нету нам покоя Автор: Лейтенант Чижик Рейтинг: G Пейринг: мушкетёры и некоторое количество других покойных героев трилогии + несколько нмп Отказ: выгоды не извлекаю. Аннотация: после смерти д'Артаньян узнаёт некоторые доселе неизвестные подробности о своих потомках. И не только он... Комментарии: автор заранее приносит свои извинения тем, кого может задеть его представление устройства жизни после смерти и просит не забывать, что это всего лишь шутка. Автор никак не объясняет такой странный способ публикации. Обновления - в обычном режиме.

Ответов - 20

Ad Astra: И АНГЕЛ С ОГНЕННЫМ МЕЧОМ... А там, далеко внизу, во Франции сейчас весна... Конец марта, может быть, уже апрель. Начало апреля было для д’Артаньяна временем ностальгии. Когда-то давным-давно, именно в начале апреля... Какой это был день, вторник? Нет, кажется, всё-таки понедельник. Итак, давным-давно он... - Угадай, кто? – послышался звонкий женский голос, и чьи-то руки закрыли глаза некстати размечтавшемуся капитану мушкетёров и посмертному маршалу Франции. - Э-э... Констанция? - Ну, вот, как всегда... – обиженно протянула женщина, убирая руки. Д’Артаньян мгновенно обернулся и понял свою ошибку. - Мадлен, дорогая! – воскликнул он. – Извини, я просто... «Решил молодость вспомнить» - подумал бывший капитан мушкетёров, но озвучить не успел. - А я-то хотела рассказать тебе очень важную вещь, - вздохнула Мадлен, садясь рядом с д’Артаньяном на травку под Древом Познания. – Но тебе, похоже, всё равно. - Мне – всё равно? Ничего подобного! - Я тебе не верю. - Клянусь честью! - На что мне твоя честь? Совести-то у тебя нет... «Здравствуйте, прелести семейной жизни. Как хорошо, что я не познакомился с вами, кхм, непосредственно при жизни. Да и после смерти близко знать вас не желаю» - подумал д’Артаньян. И, смирившись, поцеловал Мадлен. - Хорошо, верю, - сменила она гнев на милость. – Так что я хотела тебе рассказать? - Что-то очень важное... - Ах, да. Если без предисловий, видишь ли, у тебя есть дочь. Пауза. Под Древом Познания вдруг стало очень тихо, слышно было, как жёлтые райские канарейки перепрыгивают с ветки на ветку. У д’Артаньяна был такой вид, словно ему на голову только что упало яблоко, причём весило это яблоко примерно как два слона. - Что? – осоловело спросил он. - Не что, а кто. Дочь. - И ты говоришь об этом только сейчас?! – взревел посмертный маршал Франции. – Но как? Когда? Как её зовут? Она знает, кто её отец?.. - Нет, не знает, - терпеливо ответила Мадлен. – Как... Естественным путём, или тебе объяснить, откуда берутся дети? Видишь ли, я об этом узнала уже после того, как ты... после того, как мы расстались. И я была не вполне уверена, что она – твоя дочь. А здесь мне открылось знание... Вот. У д’Артаньяна было такое ощущение, будто его только что ударило молнией. С размаху и по голове. - Всё это немого неожиданно, - осторожно проговорил он. Мадлен, нежно улыбаясь, заглянула ему в глаза. - Ты счастлив? – спросила она таким тоном, что д’Артаньяну ничего не оставалось, кроме как согласно кивнуть. - Как ты думаешь, здесь мы можем пожениться? Капитан мушкетёров мгновенно оказался мало того, что на ногах, так ещё и в десяти шагах от Мадлен. - Я обязательно выясню! – крикнул он. – Но сейчас, сама понимаешь... я должен её увидеть! – и скрылся в зарослях Безмятежного Крыжовника. На лице Мадлен, смотревшей ему вслед, обозначилась довольная улыбка. Слишком довольная, если принять во внимание скорость, с которой д’Артаньян исчез с поляны. А несостоявшийся маршал Франции тем временем мчался к воротам Рая с такой скоростью, что не заметил, как у него на пути возникла внушительных размеров фигура. И, разумеется, немедленно врезался в эту фигуру на полном ходу. Сначала он решил, что это архангел Михаил, но, сделав несколько шагов назад, вдохнул с облегчением. - Портос, слава богу, это вы... Что с вами? Вид у достойного барона был, мягко говоря, растерянный. - Я только что узнал, что у меня есть дочь, - ответил он. Д’Артаньян присвистнул. - Какое совпадение, я тоже! С минуту они смотрели друг на друга так, словно увиделись впервые. Потом до обоих, видимо, дошло сознание того, что они не одиноки, и это явно придало им сил. - Я собирался к святому Петру, - сказал д’Артаньян. – За пропуском на грешную землю. Хочу её увидеть. - А это идея! – обрадовался Портос. – Пойдём вместе? - Почему бы нет? Посыпанная песком дорожка Эдемского сада привела их прямо к Вратам Рая, у которых стояла дубовая конторка святого Петра. Очереди к конторке не наблюдалось, если не считать одной явно очень настырной души. Душа вела с Петром ожесточённый спор, облокотившись на конторку. Издалека д’Артаньян не сразу понял, в чём дело: кому-то не хочется в Рай? Или наоборот? И только подойдя поближе, он узнал того, кто препирался со святым. И не мог не признать, что это было вполне в его духе. - Арамис! Что вы там не поделили? Епископ ваннский обернулся, помахал им рукой и снова обратился к Петру: - И все-таки, не потрудитесь ли вы объяснить мне, чем вызван этот запрет? - То есть аргумент «так приказали свыше» вас не устраивает? – ехидно поинтересовался святой. – Впрочем... – он полистал личное дело Арамиса, озаглавленное «Похождения аббата д’Эрбле, том второй», - вас он и при жизни не устраивал... О, д’Артаньян, дю Валлон, какая встреча! Давно не виделись. Объясните-ка своему другу, что на земле ему делать нечего. - Почему? – спросил д’Артаньян, начиная подозревать недоброе. - Потому что – нельзя. Запрещено. Не дозволяется. А он слышать не желает. Ему, видите ли, надо! Мне тоже надо – в отпуск, например. Вместо меня никто тут посидеть не хочет? - Арамис, а что это вас на землю потянуло? – спросил Портос. – Вам же в последнее время там как-то не очень нравилось... Арамис молча сунул ему под нос пачку писем. - Я только что узнал, что у меня там... - Остались дети? – предположил д’Артаньян. Ваннский епископ смерил его подозрительным взглядом: - А вы откуда знаете? Вместо ответа Портос и д’Артаньян разразились хохотом, от которого затряслись створки Ворот Рая, а личные дела на конторке Петра начали подпрыгивать. - Сейчас расскажу, - простонал капитан мушкетёров сквозь смех. - Шли бы вы за этим делом куда-нибудь в другое место, а? – предложил Светой Пётр. – Ах, да, вот это захватите... Передадите при случае адресату. Он порылся в завалах у себя на конторке и выудил небольшой конверт с печатью из чёрного сургуча. От конверта очень недвусмысленно пахло серой. Д’Артаньян взял странное послание, перевернул конверт и прочитал: - «Графу де Ла Фер от... миледи Винтер».

Миледи Винтер: Когда прода будет?

рыцарь чести: у графа дети от миледи?

Ad Astra: рыцарь чести, а вы, хм, её спросите ;) См. пост выше :) Миледи Винтер,Обновления - в обычном режиме.Т.е. в самый неожиданный момент.

рыцарь чести: Т.е. в самый неожиданный момент. то бишь сегодня в полночь?

Ad Astra: На Елисейских Полях было тихо и спокойно, если не считать музыки. Рауль играл на лютне, Атос выступал в роли слушателя, единорог вертелся рядом – видимо, тоже был меломаном. Хоть чьи-то души обрели в Раю если не вечное, то хотя бы эпизодическое блаженство. Отец и сын развлекались в меру своей испорченности, и эта испорченность не шла дальше одалживания у ангелов музыкального инструмента. Жаль было рушить эту идиллию, но пришлось. - Атос, можно вас на пару слов? Граф пожал плечами и отошёл вместе с друзьями за ближайшие кусты. Единорог остался с Раулем. Убедившись в отсутствии ненужных свидетелей, д’Артаньян вытащил из кармана послание от миледи и передал его Атосу. - Откуда это у вас? – удивился тот. - От Петра. А уж откуда у него – можно только догадываться. Граф быстро пробежал глазами письмо. При этом его физиономия приобрела такое выражение, что д’Артаньян не на шутку перепугался. И заинтересовался одновременно. Ему было весьма любопытно, способна ли бессмертная душа в Раю упасть в обморок. В том, что заполучить великолепный фиолетовый фонарь под глаз душа может, он уже как-то убедился, когда архангел Михаил застал их с Портосом за очередной модернизацией самогонного аппарата. Однако Атос быстро смял письмо и сел на травку, лишив капитана мушкетёров возможности поставить эксперимент. - Это невозможно, - проговорил он. – Нет... - Что невозможно? – спросил Арамис, присаживаясь рядом. - Она пишет, что Мордаунт – мой сын. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. У Портоса отвисла челюсть. Д’Артаньян снова засвистел. Арамис пождал губы, по его лицу ясно было, что ему всё происходящее очень не нравится. - Вам ещё повезло в том смысле, что все ваши дети – мертвы! – брякнул Портос. – А вот нас теперь на землю не пускают. И он изложил Атосу суть всех утренних открытий. Однако тот, похоже, был слишком удивлён, чтобы оценить все выгоды своего положения. - Я же убил его... – прошептал он. - И правильно сделали, иначе он прикончил бы вас, сделавшись таким образом отцеубийцей, - заявил Арамис. - Ужасно. - Согласен, ситуация не из приятных, но признайте – выбора у вас не было. - Я должен... – начал, было, Атос, вставая. Однако Портос и д’Артаньян среагировали моментально. - Никуда вы не пойдёте! – рявкнули они одновременно. – Однажды вы там уже были, понравилось? - Я имел в виду, что должен рассказать обо всём Раулю, - полуобморочным тоном сообщил граф. – Ему следует знать... - Вы уверены? – с сомнением проговорил Арамис. Атос кивнул. - Что ж, расскажите, - вздохнул епископ ваннский. И, глядя ему вслед, добавил: - Не задался день, господа, вы не находите? Д’Артаньян, по крайней мере, находил. Впрочем, спустя пару часов посмертный маршал Франции пришёл к выводу, что утренние открытия были ещё цветочками. - Скажи, у нас с тобой есть дети?! – допрашивал он Констанцию. Та густо покраснела, отвела глаза, потом призналась: - Я не хотела тебе рассказывать, но... есть. Сын. Д’Артаньян, за полдня ставший многодетным отцом, почувствовал, что скоро сойдёт с ума. Всего полчаса назад две смутно знакомые дамы сообщили, что также имеют от него по ребёнку каждая. Арамис при этом поставил крестики в блокноте и многозначительно улыбнулся. Когда его спросили, что он там делает, он ответил, что считает промежуточный результат. - Пока что я веду, - добавил герцог. – Однако при таких темпах, д’Артаньян, вы скоро меня обгоните... Количеством, но никак не качеством. - Что, и Людовик XIV тоже? – поинтересовался капитан мушкетёров с подозрением. - Нет, пока только Филипп. После подсчёта таких результатов д’Артаньян испытывал неодолимое желание произвести отступление. То есть, вульгарно выражаясь, дать дёру. И при этом залезть на Древо Познания или ещё в какое-нибудь труднодоступное место, и уже там спокойно сожалеть о бесцельно прожитых годах. Долгожданное одиночество он обрёл только во второй половине дня, среди стройных рядов Виноградника Забвения на склоне горы Арарат, прямо за Елисейскими Полями. Весеннее солнце припекало, где-то внизу степенно нёс свои воды Стикс, а на старых как мир лозах темнели вечно спелые гроздья. Там, поедая тёмно-красные ягоды, судя по вкусу, явно не предназначенные для употребления в первозданном виде, д’Артаньян задумался. Но не о вечном, как принято в Раю, а о бренном и к тому же давно упущенном. - Я так долго оставался молодым, только чтобы умереть стариком, - рассуждал он. – После смерти Атоса я остался одинок до конца своих дней... Но почему? Оказывается, всё могло сложиться по-другому. У меня могла быть семья. А если бы я не ушёл от Мадлен... Эх, что сейчас об этом вспоминать! - Вот именно, - ответили сзади. – Чего ты страдаешь, ума не приложу. При звуках незнакомого голоса д’Артаньян встрепенулся, огляделся по сторонам, но никого не увидел. - Кто здесь? – спросил он. - Я. - Исчерпывающий ответ! Сударь, покажитесь немедленно, или я... Пауза. - Вот и мне интересно, что ты сделаешь? – безмятежно протянул всё тот же голос. – Ладно, так уж и быть. Вверх посмотри. Гасконец запрокинул голову, но увидел только голубое небо без единого облачка. - Балда, - заржал голос. – Оглянись! Д’Артаньян вскочил на ноги с одновременным разворотом на сто восемьдесят градусов и занял оборонительную позицию. Однако за зелёной стеной не обнаружилось никого кроме буланой лошади, скалившей зубы в ехидной усмешке – странное зрелище. - Что, не узнал? – поинтересовалась лошадь. – С первым понедельником в нынешнем апреле тебя, дружище! - Вы... ты кто? – подозрительно спросил д’Артаньян, на всякий случай отступая на пару шагов. - Буланый мерин беарнской породы, отцовский подарок, которому не довелось побыть маршальской лошадкой, а жаль. Кстати, привет тебе от Рошфора с наилучшими пожеланиями – в честь профессионального праздника. - Какого праздника? - Не перебивай. Я пришёл вручить тебе подарок. - Да? И где же он? «Я разговариваю с лошадью, - подумал д’Артаньян. – Дожили! Точнее, уже умерли...». Конь фыркнул и скинул чёлку на глаза. - Я сам – твой подарок, - сказал он. - Да ну? Надо же, не только люди меняются с годами – при жизни ты был далеко не подарок. Мерин этот выпад проигнорировал. – Ты, помнится, хотел пройтись на грешную землю, дабы узреть своих деток вблизи, но тебе не дали такой возможности? - Было такое, - осторожно согласился гасконец. - Так вот, я затем и пришёл, чтобы помочь тебе в нарушении установленных правил, - сообщил конь. – Садись мне на спину, да-да, как в старые добрые времена. Отвезу, так уж и быть. - На землю? – уточнил д’Артаньян. Мерин кивнул и, чтобы продемонстрировать своё рвение, принялся рыть копытом с таким остервенением, словно собирался выбраться из Рая посредством подкопа.

рыцарь чести: ООо, ждем продолжение.

Ad Astra: Тихо сам с собою... рыцарь чести, см. заглавный пост, пятая строка. А потом немного левее, через две строчки над аватаром. И сравните.

Настикусь: Нда, дожили. Только не мушкетёры. Дюманы.

Диана: а остальные как спустились? Автор, где вы пропадаете? еще хочу!

Марго: Замечательно! Спасибо Вам огромное за радость, которую Вы мне подарили этим фанфиком! С нетерпением жду продолжения!

Катарина де Жерен: Похоже, продолжения не будет. А жаль(( Автор, это замечательная трилогия, и я (да и не только я) буду очень рада, если Вы вернетесь к ней!

Орхидея: Хочу продолжения! Очень здорово!

stella: Орхидея , ну что же это вы продолжения хотите от тех авторов, которые здесь сто лет не живут. Может, они сюда гостями и ходят, но сие никому не ведомо. Вам только остается надеяться, что ваши мольбы до них дойдут и вас лично пригласят почитать что-то новенькое. А фик действительно отличный.

Орхидея: Уповаю на мольбы и надеюсь.

stella: Орхидея , только автор, чтоб вы знали, стал куда менее симпатизировать четверке друзей и давно перешел в стан идейных защитников Миледи и Мордаунта.

Ленчик: Стоп флуд! Автора и/или продолжение ищите через яндекс.

Орхидея: Давайте попробуем сами продолжить, если автора не ожидается. Может у кого-нибудь есть идеи, да и я поднапрегу фантазию. А больно дальше охота!

Калантэ: Орхидея, Вы имеете полное право поднапрячь фантазию и написать что-нибудь свое, но продолжать чужой фанфик неэтично.

Орхидея: Соглашусь с этим замечанием.



полная версия страницы