Форум » Нас четверо! » ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ » Ответить

ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ

Лейтенант Чижик: Посвящается г-ну Маркову С благодарностью за вдохновение Автор заранее приносит свои извинения тем, кого может задеть его представление устройства жизни после смерти и просит не забывать, что это всего лишь шутка.

Ответов - 39, стр: 1 2 All

Лейтенант Чижик: И после смерти мы не обрели покой. Хоть души дьяволу продай, да толк какой? - Так, что мы здесь имеем? Отважный воин, смерть в бою... Наш клиент. - Во-первых, не в бою, а во-вторых – он добрый католик. Это по нашему ведомству. - Не жмоться, ну подумаешь – католик! У нас и католиков уже хватает. Храбрые воины в последнее время гибнут в бою со всё меньшей продуктивностью, неужели и этого зажмёшь? - Да не в бою он умер! Хмыканье. - Так не его ж вина, что его оттуда вынесли. Мальчик умница, решил исправить положение вещей. Определённо, он пойдёт к нам. - Ничего подобного, к нам. - Нет, к нам! - К нам! - К нам, я сказала!!! Рауль открыл глаза. Над ним было чистое голубое небо, начисто лишённое малейших признаков облачности, и яркое солнце, на которое можно было смотреть, не щурясь. И всё. - Я умер? – спросил молодой человек у неба. - Да, - ответили сбоку. - Слава Богу! Справа довольно захихикали, и мелодичный голос ехидно поинтересовался: - Слыхала? Это наш клиент. - Подумаешь! – ответил другой голос, определённо женский. - Подумай. Это очень интересное занятие, а для некоторых – ещё и новое. Слева возмущённо фыркнули. - Пусть тогда он сам выбирает, куда идти, - заявил женский голос. - Дельная мысль. Бражелон, выбирайте: к ним или к нам? Рауль сел, с вполне понятным удивлением разглядывая пейзаж. Выяснилось, что лежал он на мягкой, шелковистой травке посреди какого-то бескрайнего газона. Никакой растительности кроме этой травы на газоне не было. Внизу была трава, над головой голубело небо, в котором полыхало солнце – этим картина ленивого художника ограничивалась. Над ним стояли двое. Слева – девица лет восемнадцати, с длинными распущенными волосами, одетая в неполный доспех, фасон которого явно был продиктован жарким климатом. На девице был медный нагрудник, сделанный со всеми анатомическими подробностями женской фигуры, коротенькая юбочка из медных и кожаных пластин, сандалии и высокий шлем с крылышками. Справа же стоял самый настоящий ангел – с абсолютно непорочной физиономией, в белом саване и с большими белыми крыльями, торчавшими из спины. Рауль изучающее оглядел оба внеземных существа. - К вам – это куда? – уточнил он. - К нам – это в Рай, - пояснил ангел тоном «а теперь ещё раз для деревянных». – К ним – это в Вальхаллу. Предупреждаю сразу, порядки в этой Вальхалле вольные, нравы простые, а основной контингент составляет солдатня. Валькирия, одетая почему-то как амазонка, в полной дисгармонии с далёким от жары скандинавским климатом, при этих словах демонстративно надула губы, но промолчала. - Кроме того, - продолжал ангел как ни в чём не бывало, - вам совершенно не резон двигать в эту самую Вальхаллу. Не говоря уже о том, что для дворянина из приличного общества постоянные драки без повода с последующим воскрешением – блаженство всё же сомнительное, подумайте сами: много ли у вас шансов встретиться там с людьми, которые были дороги вам при жизни? - Рауль, не слушай его! – взвыла валькирия, не уступая знаменитой трубе, разрушившей стены Иерихона. - Слушайте, слушайте, - попытался перекричать её ангел, - дело говорю! В ответ на эти заявления Рауль заткнул уши, тогда как на бескрайнем газоне под голубым небом разразился короткий, но от этого не менее громкий скандал. Параллельно он размышлял, что же выбрать из предложенного ассортимента мест проведения оставшейся вечности. Правда, следует заметить, что колебания эти были непродолжительны. - Где здесь Рай? – поинтересовался виконт, когда концерт поутих. - Идёмте, покажу, - обрадовано среагировал ангел и, взяв Рауля за руку, потащил куда-то в сторону солнца – других ориентиров на бескрайнем газоне просто не было.

Джоанна: Лейтенант Чижик пишет: Где здесь Рай? – поинтересовался виконт *оглядевшись по сторонам и прикидывая, куда бежать от летящих анафем; тихим шепотом* - Во лажанулся...

Леди Лора: Сударыня, мой любимый вопрос - а дальше??? Рауль мальчик любознательный, дотошный, любит лезть куда не надо... Неужто этим все и закончится???

Лейтенант Чижик: Постепенно из воздуха выткалась странная картина: по зелёной травке змеилась длинная очередь душ. Души топтались, переговаривались и спорили между собой. Упирался этот хвост в огромные ворота, створки которых, сделанные будто бы из резной слоновой кости, висели на огромных серебряных петлях. Стен, если только не считать стеной пару полупрозрачных облачков сверху, к воротам не прилагалось, они стояли одни в этом чистом поле. А за воротами смутно виднелся явный райский сад. На одной створке необъятного сооружения зачем-то красовалась криво прибитая табличка с полустёршейся надписью на латыни «Пожертвуйте на храм». Однако самой примечательной частью картины была не очередь и даже не ворота, а небольшая дубовая конторка, на которой царил обычный рабочий бардак из пухлых и не очень папок, подписанных в духе: «Личное дело рабы Божьей такой-то», «Жизненный путь раба Божьего такого-то», и даже «Приключенческий роман о жизни раба Божьего д'Артаньяна». На последней папке ещё стояла пометка: «При встрече уточнить главы с пятой по седьмую». За конторкой, точно сошедший с икон, стоял святой Пётр собственной персоной. Однако строгости в его лике, вопреки ожиданиям, не было ни на грош. В разговоре Пётр бешено жестикулировал, размахивая при этом огромным ключом, в сравнении с которым знаменитая отмычка от города Парижа показалась бы ключиком от заводной блохи. - Становитесь в очередь, - сказал ангел Раулю, собираясь смыться. – Да не бойтесь, хвост здесь быстро движется, всю вечность не простоите... Если только Петру какая-нибудь особо интересная душа не попадётся. Молодой человек сделал шаг в сторону ворот, когда над ухом у него вдруг раздался невероятно знакомый, такой родной голос. - Не может быть! Вы что, тоже умерли, мой бедный Рауль? Виконт обернулся и с эгоистичным восторгом узнал Портоса. Тот растолкал очередь и, широко улыбаясь, раскрыл ему объятия. Решив, что на том, теперь уже этом свете терять ему нечего, Рауль храбро отозвался на это проявление дружеских чувств. - Я тут подумал, - сказал Портос, когда они уселись на травку в стороне от очереди, - что имеет смысл подождать кого-нибудь тут. И дождался. Но я никак не думал, что встречу здесь вас, и так скоро. Как так получилось? - Потом, - поспешил сказать молодой человек, не желая затрагивать больную тему, - у нас тут целая вечность впереди. - Но кому-кому, а уж вам-то было жить да жить! - Все здесь будут, - философски заметил Рауль, и добавил с горечью: – Иногда лучше раньше, чем позже – меньше страданий... На лице Портоса при этих словах отразился затяжной мыслительный процесс. Рауль не стал мешать ему, с интересом наблюдая, чем это дело кончится. - Если в Раю нас ждёт вечное блаженство, - выдал, наконец, барон, - а на земле всё равно ничего лучше смерти, то, может быть, смерть – это хорошо? - Несомненно. Мне так показалось ещё при жизни. - Значит, если поторопить Атоса и Арамиса, чтобы они поскорее заканчивали свои дела на земле и присоединялись к нам – в этом не будет ничего плохого? - Что вы подразумеваете под словом «поторопить»? – подозрительно уточнил Рауль. - Ну, напомнить о нас, позвать... Бражелон задумался. - Пожалуй, в это действительно не было бы ничего плохого... – проговорил он. – Но как? - Не знаю, - сник Портос. – Я думал, вы знаете. Ведь должен быть способ. Я уже соскучился по ним. - Я тоже, - признался Рауль. – Но вы, кажется, забыли г-на д'Артаньяна. По нему вы не скучаете? - По нему – больше всех. Но у д'Артаньяна вечно так много дел на этом... тьфу, чёрт, ведь уже том свете, что он, наверное, не поторопится к нам. И потом, ведь он безбожник. Рауль подумал, что в таком случае и у г-на д'Эрбле не слишком много шансов попасть в Рай, но не стал делиться с Портосом этой мыслью, сказав только: - Я, кажется, знаю способ связи с тем светом. - Какой? – оживился Портос. - Сны. - Господа! – прервал их беседу могучий голос святого Петра. – Вы регистрироваться будете, или собираетесь всю вечность проторчать у этих ворот? Портос и Рауль переглянулись. Очевидно, им пришла одновременно одна и та же мысль. Бражелон, с большим успехом обрабатывавший информацию на большой скорости, высказал эту мысль первым. - Мы подождём наших друзей здесь, - сказал он. Святой Пётр озадаченно почесал в затылке. - А чего вам их в Раю-то не ждётся? - Идти туда без них будет не по-товарищески, - ответил Портос. - Вы имеете что-то против? – поинтересовался Рауль. Пётр махнул рукой: - А, шут с вами, ждите здесь, если охота. Только в таком случае действительно явитесь им во снах, что ли, а то заждётесь. - Именно это мы и сделаем, - заверил Рауль, поднимаясь с травки. – Вы идите к г-ну епископу, - сказал он Портосу, - а я к отцу пойду. Я... правда, соскучился.

M-lle Dantes: Лейтенант Чижик пишет: Приключенческий роман о жизни раба Божьего д'Артаньяна». На последней папке ещё стояла пометка: «При встрече уточнить главы с пятой по седьмую». В золотой фонд!!!

Коза Маня: Хамски требую у автора продолжения!!!!

Лейтенант Чижик: *** Голубое небо обратилось в тёмно-синее, и походило на бархат, усеянный алмазами – такие яркие здесь были звёзды. Портос, привалившись к одной из могучих воротин Рая, рядом с которой он смотрелся весьма гармонично, грыз травинку. - А в Раю сейчас ужин, макароны... – подначил его святой Пётр. Великан отмахнулся: - Не мешайте мне ждать, сударь. - Ни в коем случае! Я только хотел спросить, куда умёлся ваш приятель Бражелон. Вернулся он одновременно с вами, и, кажется, не потерпел такой сокрушительной неудачи. А теперь куда подевался? - Я бы тоже не отказался это знать, - буркнул Портос. - Он пошёл проводить отца, - сказали сбоку, - чтоб с дороги не сбился. Дорога тут, правда, всего одна, и та в один конец, но вместе им веселее будет. Портос машинально повернулся на голос, и челюсть у него поехала бок. Зрелище, пожалуй, не уступало полуодетой валькирии. У ворот Рая стоял детина ростом примерно с Портоса, одетый в ослепительно сияющие доспехи и с огненной саблей на поясе. За спиной детины вздымались два громадных белых крыла, формой подозрительно напоминающих соколиные. - А вы, собственно, кто? – полюбопытствовал Портос, вновь обретя способность к связной речи. Детина хмыкнул. - Я архангел Михаил, начальник местной службы безопасности, - сообщил он. - О! – сказал Портос с уважением. - Откуда ты знаешь, куда он смылся? – спросил Пётр Михаила. - Да он мне сам сказал... Кстати, это не они? Барон повернулся в ту сторону, куда указывал небесный воин. Архангел не ошибся: к воротам Рая действительно подходили Атос и Рауль. Вид у обоих был вполне счастливый, только Рауль непонятно зачем нацепил белый офицерский мундир. Чтобы не путаться под ногами, виконт сел на угол конторки святого Петра. - Хороший костюмчик, - сказал ему Пётр, - Только чего это вы так вырядились? Молодой человек немного смешался: - Мне сказали, что здесь так модно... - Кто сказал? - Вот он, - ответствовал Рауль, указывая на архангела Михаила. Последний на всякий случай аккуратно занял наиболее выгодную оборонительную позицию. Пётр только махнул рукой. - Вы его слушайте больше – и не такое услышите. Он как-то раз одной девочке такого наговорил, что она после этого милую Францию спасать помчалась... Атос и Портос обнялись, как в старые добрые времена. - Рауль и Арамис сообщили мне о вашей гибели, - сказал Атос. - Вы видели Арамиса? - Я получил от него письмо. - Бедный Арамис! Знаете, он такой упрямый – я звал его присоединиться к нам, а он зажался в угол и только бормочет: «Ну, прости меня, я виноват, прочти! Что ты хочешь? Хочешь, я велю Локмариа освятить? Только не приходи больше!». На лице Атоса отразилось всё, что он думал о подобном развлечении в стиле гостей с того света, однако он воздержался от комментариев, спросив только: - И что же вы сделали? Портос грустно вздохнул: - Мне стало его жаль, и я ушёл. Тут возник Рауль, всё ещё подозрительно косившийся на архангела Михаила, который поспешил смыться, и все трое уселись в кружок у ворот Рая. - Теперь остаётся дождаться только Арамиса и д'Артаньяна, - сказал Портос. - Почему-то насчёт Арамиса меня терзают смутные сомнения, - признался Атос. – Хотя он всегда умел выходить сухим из воды, здесь ему потребуется всё его умение. Учитывая, что в Библии сказано... - Мне кажется, - нерешительно перебил графа Рауль, - мы здесь видели уже столько всего противоречащего сказанному в Библии, что, если господин епископ попадёт в Рай – в этом едва ли будет что-то противоестественное. - Точно! – согласился Портос. – Меня больше беспокоит судьба д'Артаньяна. - Идея! – оживился Рауль. – Сейчас мы его судьбу проясним. Он встал с травки и как бы между прочим подошёл к конторке святого Петра, окинул взглядом завалы папок и полюбопытствовал: - А вы, сударь, значит, романы пишете? - Да так... – смутился Пётр. – В свободное от работы время. Виконт порылся в папках – что было делом нелёгким, так что вздумай святой однажды прибраться там, ему потребовался бы экскаватор – и выудил «Приключенческий роман о жизни раба Божьего д'Артаньяна». - Вот как? Очень интересно! А можно почитать? - Конечно, - заверил его польщённый таким вниманием Пётр, отвоёвывая папку. - Как допишу – обязательно дам почитать. - Но ведь вам для этого придётся лично встретиться со своим героем. Пётр важно кивнул. - А если д'Артаньяна определят в Ад, как атеиста? - О, можете не беспокоиться, не определят, - заверил Рауля Пётр. – Я уже договорился! - Большое спасибо! – искренне сказал Рауль. – Тогда я, пожалуй, пойду и подожду... - Как? – вздохнул святой. – Опять? Но его уже никто не слушал. - Будем ждать? – спросил Атос, когда Рауль снова уселся на травку. Молодой человек кивнул. Портос пожал плечами и, порывшись в карманах, вытащил колоду карт. - Сдавайте, Атос. Вечность впереди – это замечательно, но иногда – чертовски скучно!

Джоанна: Лейтенант Чижик пишет: А в Раю сейчас ужин, макароны... Я плакай!

M-lle Dantes: Лейтенант Чижик пишет: Вечность впереди – это замечательно, но иногда – чертовски скучно! Как гласит один анекдот: "Это у вас вечность впереди, а меня в реанимацию везут!"

Джулия: Лейтенант Чижик пишет: Молодой человек кивнул. Портос пожал плечами и, порывшись в карманах, вытащил колоду карт. Азартные игры в Раю не под запретом?

Лейтенант Чижик: *** - Скоро на земле возобновится обычай давать покойникам в последний путь деньги, - сообщил святой Пётр. - Зачем? - Да чтобы они могли дать вам медный грош, - заржал святой. – Вы тут сидите, словно на паперти. Атос и Рауль одновременно собрались сказать Петру, что они думают по поводу последнего заявления, и так же одновременно промолчали, решив, очевидно, что если с блаженными-то связываться бесполезно, то со святыми и подавно. - Лучше бы сказали, долго ли ещё ждать, - проворчал Портос. Пётр хихикнул: - А вот этого я вам сказать не умею, так как время течёт только в одну сторону, а значит, у него не может быть отрицательных величин... - Чего-чего? – переспросил барон, нахмурившись. - Того-того, - передразнил привратник Рая, - что время д'Артаньяна на земле уже... - он сверился с внушительных размеров песочными часами, - уже полчаса как истекло. Одного только понять не могу: где он пропадает? - А разве вам известно не всё, что происходит с душами? – удивился Атос. Святой отмахнулся: - Скажете тоже – всё! От абсолютного знания у меня бы уже голова несколько раз лопнула. - Но как же вы тогда узнаёте, кто достоин Рая, а кто – нет? - Мне это знать без надобности, - заверил Пётр обалдевшего от такого сообщения графа. – Всё знают там, - он показал пальцем на небо. – Но там ничего не скажут. Только отдают распоряжения, кого в Рай, кого ещё куда. Впрочем, души обычно на стадии расставания с телом сами сортируются кто куда, но бывают и ошибки. Вот давеча, всего лет тридцать пять или сорок назад, не больше, такой случай был: забрела к нам одна леди. С виду – ну чисто ангел, разве что крыльев не хватает, сама кротость. И красива, надо сказать – я и то залюбовался. Только кровавая полоска на шее её немного портила... Подходит, значит, и говорит: мол, так и так, я невинно убиенная, произошла ужасная ошибка, я за всю праведную жизнь мухи лишней не обидела, а мне тут говорят в Ад идти... Что это с вами, Атос? Граф со странным выражением лица опёрся на конторку. - Как она выглядела? – спросил он Петра. – Ради всего святого, как? - Ну, - растерялся тот, - блондинка... - С голубыми глазами? - Точно! Высокая такая, мне ещё показалось, что у неё зубов не полный комплект. А что? Вы её знаете? - Да. - Сочувствую. Я в первые минуты тоже бы не отказался узнать её поближе. Честное слово, она бы архангела Михаила соблазнить могла!.. - Это точно она, - прошептал Атос. - ...Ну, я, конечно, развёл бурную деятельность, - продолжал Пётр. – Как же это так, ангела – в Ад? Это ж недоразумение! Говорю Михаилу: так, мол, и так, возможна ошибка, проверь там её данные, дамочке явно к нам надо... Он обещал проверить, ушёл. А леди эта скромно так на край конторки присела, ждёт. Разговорились. Она всё жаловалась на множество испытаний, которые ей при жизни Господь посылал: трудное детство, строгого отца, бедность, лишения, злое начальство, грязную работу, мужа-изверга... - Что-о?! - Ну да, мужа-изверга, который её душил, самоутверждался он так. «Муж-изверг» в полном шоке сел на конторку. - Может, она не тебя имела в виду? – сочувственно предположил Рауль. - Короче говоря, так она мне жаловалась, что я её готов бы уже самолично в Рай препроводить. Вдруг, на самом трогательном месте влетает Михаил, орёт, мол, гони эту лгунью в три шеи в Ад на все круги, врёт она всё, вот, дело её личное посмотри. Я посмотрел – ничего себе, думаю, наплела дамочка! То есть лишения все перечисленные были на месте, но как она с ними справлялась... - Муж-изверг тоже был? – уточнил Атос, не находя сил слезть с конторки. - Мужа было два, и я так и не понял, который из них был извергом. Наверное, всё же тот, который пытался повесить её на дереве... Атос подался вперёд. - Скажите, - проговорил он, - вы считаете, что муж был не прав? Ему не следовало так поступать с ней? Он должен был дать ей возможность оправдываться? Или... - Или это его проблемы, - отмахнулся Пётр. – Христианское милосердие, подобающее святому, велит мне жалеть все души, сбившиеся с пути, но по большому счёту: как бы я работал в этом приёмнике-распределителе, если бы жалел всех подряд? Так что я суров, но справедлив. По мне так дамочка от мужа по заслугам получила. Но, если хотите знать, я вам больше ничего рассказывать не буду – очень уж вы бурно реагируете на такие истории. Идите лучше встречать вашего д'Артаньяна – вот он идёт... И святой согнал Атоса с конторки. - Что это вы так заинтересовались той дамой?.. – вполголоса спросил графа Портос. - Вы не узнали её? - Кого? - Эту женщину, миледи... - А-а, припоминаю! – сказал Портос. – У неё, кажется, был ещё сын, задавший нам немало хлопот? Но, право же, Атос, это было так давно, что я позабыл... - Вы счастливый человек, - заметил граф с некоторой грустью. - Да, - согласился Портос. – А теперь забудьте вашу миледи, и пойдёмте встречать д'Артаньяна. К воротам Рая действительно неспешным шагом подходил гасконец, насвистывая какой-то военно-маршевый мотивчик. Подходил с той же стороны, с которой некогда подошёл Рауль. Вид у него в военной форме был бравый, хотя его несколько портила перекинутая через плечо девушка в медных доспехах. При виде друзей д'Артаньян ахнул, поспешно сгрузил на траву лишённую рефлексов валькирию и бросился к ним. Ему удалось обнять одновременно Атоса и Рауля, но Портос сам сгрёб его в могучие объятия, не такие травматичные при отсутствии бренных земных оболочек, но от этого не менее внушительные. - Вместе... Ведь снова вместе! – говорил мушкетёр. – А ведь я не верил... Как это больно – терять тех, кого любишь... Рауль, мальчик мой, зачем?.. Атос... Какие-то несколько часов... Портос... Как же я вас всех люблю!.. По щекам посмертного маршала Франции текли слёзы. Святой Пётр, не выдержав, отвернулся и шумно высморкался в чьё-то личное дело. - Мы ждали вас, - сказал д'Артаньяну Портос. - Спасибо, - прошептал тот. – Главное – теперь мы снова вместе! Даже здесь! - Увы, не все, - заметил Атос. - Да придёт он! - вклинился святой Пётр. – Сколько можно дёргаться по этому поводу? Придёт. Подождите только немного. Но учтите, я открываю вам эту страшную тайну при условии, что, дождавшись его, вы всё же пройдёте в Рай. - Будьте покойны, - ответил за всех Атос. - Ловлю на слове. Д'Артаньян, отклейтесь от Бражелона, вы мне нужны по одному профессиональному вопросу... Хотя ладно, так уж и быть, друзьям вы, похоже, нужнее. Вопрос я вам задам в следующий раз. И Пётр, оставив в покое «Приключенческий роман о жизни раба Божьего...», устроился за конторкой и принялся листать что-то менее драматичное. - Рассказывайте, как добрались, - сказал Портос, когда основной восторг по поводу встречи стих. – Без приключений? - С приключениями, но, как видите, добрался, - самодовольно усмехнулся д'Артаньян. Атос, наклонившись над валькирией, разглядывал внушительную вмятину на шлеме с крылышками. - Чем это вы её так? – спросил он. - Маршальским жезлом. - За что? - Зануда. Звала меня в их Вальхаллу – командовать всю оставшуюся вечность мушкетёрами, доблестно погибшими в бою. Сомнительное блаженство! Не для того я стал в последние минуты жизни маршалом Франции, чтобы после смерти снова погрязнуть в рутине. Я ей так и сказал, а она опять за своё... - Знакомо, - заметил Рауль, - меня тоже звали в эту Вальхаллу... Д'Артаньян хлопнул себя по лбу. - Да! Вы, Рауль, мне вот что объясните: каким образом вы сюда попали? То есть в эту прихожую Рая? Ведь, насколько мне известно, самоубийцам сюда вход заказан... - Самоубийцам? – насторожился Атос. – Рауль, вы совершили самоубийство? Вот это да! Я от вас подобного не ожидал. - Вы – самоубийца? – повторил за графом Портос. – Не может быть! - Я не совершал самоубийства! – попытался переорать их Рауль. – Никогда! - Правда? – изумился д'Артаньян. – Я прочитал реляцию, адресованную графу, и там... – он кратко пересказал содержание письма, частично уже изгладившегося из памяти за давностью лет, но в большинстве своём незабываемого. - И что? – удивлённо спросил Рауль по окончании рассказа, - С кровати случайно упасть нельзя? - Случайно? - А вы что, за всю жизнь никогда с кровати не падали? – перешёл виконт в наступление. - Падал, - отпарировал д'Артаньян, - Но только в тех случаях, когда делил её с Портосом. И то это была аварийная катапультация. Разговор зашёл в тупик, и противники замолчали. Атос поспешил воспользоваться паузой, чтобы объявить перемирие. - Довольно склок, - сказал он. – Будем мыслить логически. Самоубийцам вход в Рай воспрещён? - Воспрещён, - согласился д'Артаньян. - Рауль находится у ворот Рая и может в любое время туда войти, так? - Так. - Следовательно, самоубийцей он не является, - подвёл черту Атос. – Я предлагаю закрыть эту тему. Тем более что нам и без того есть, о чём поговорить. - Тем более что ждать вам осталось не так уж долго, - добавил со стороны святой Пётр.

M-lle Dantes: ))))))))))))))))))))))))

Джоанна: Йес, йес, йес! Еще!!!

katalina: Супер! )))

Белошвейка: О да!!!

Anna de Montauban: Лейтенант Чижик Я тебе уже говорила, но еще раз скажу: это гениально!

Лейтенант Чижик: *** Составив своё завещание, Портос после смерти не задумывался над тем, какая судьба постигнет завещанное имущество, справедливо полагая, что это уже дело виконта де Бражелона. Однако сейчас Рауль сидел рядом на ещё не райской, но уже довольно близкой к Раю травке, и ему до обширных владений, список которых был достоин Гомеровского списка кораблей, тоже дела было не много. И достойный барон поневоле задумался, какая судьба постигла его владения, если человек, которому они были завещаны, также пал смертью храбрых. Он поделился своими мыслями с д'Артаньяном. - Какая теперь разница? – философски заметил посмертный маршал. – К гробу чемодан не приладишь – даже в том случае, если гроб есть. - А если гроба нет? - Тогда и чемодан прилаживать не к чему. Разве что вьючное животное с собой захватить, - поделился д'Артаньян, постепенно оживляясь. – А, пожалуй, это было бы неплохо – захватить с собой в Рай часть земного имущества... - А зачем оно в Раю? – наивно поинтересовался Рауль. Портос и д'Артаньян изумлённо уставились на молодого человека. Этот простой вопрос им в головы пока не приходил. - Мы в ином, духовном мире, - вторил ему Атос. – Одумайтесь, господа! Какое земное имущество, какие вьючные животные? - А вот об этом вы спросите своего друга, - встрял святой Пётр. – Он зачем-то потащил с собой вьючное животное. Правда, без поклажи. - Вы имеете в виду Арамиса? – уточнил д'Артаньян. Пётр закивал: - Его родимого. Если прогуляетесь до угла – сможете увидеть любопытную картину... - Угла? – изумился Портос. – Здесь есть углы? Где? - А вы идите, - подмигнул святой, - и увидите. Ищущий да... это.... найдёт, короче. Рауль кивнул и, увлекая за собой д'Артаньяна и Портоса, зашагал куда-то по бесконечному газону. Атос, более предусмотрительный, поинтересовался, в какую сторону идти. - Прямо, - отвечал Пётр. Сделав вывод о крайней нелинейности местного времени и пространства, граф последовал за друзьями. Компания быстро – даже подозрительно быстро – вышла на некий зелёный склон горы, вернее, неприлично вымахавшего зелёного холма. Скудная растительность не могла скрыть от зрителей, находящихся у самой вершины, сцену, которая происходила у подножия горы. У подножия стоял Арамис в позе, больше всего напоминающей фехтовальную стойку. Он безуспешно пытался отвоевать рукав своей одежды у странного существа, которое упрямо тянуло его вверх по склону. Существо по виду напоминало белоснежного коня, только из спины у него, как и у многих здешних жителей, росли два крыла. Когда отчаянное сопротивление герцога надоедало скакуну, он расправлял крылья и делал ими несколько могучих движений, в результате которых пара медленно, но верно продвигалась вверх по склону. Зрелище было забавное. Д'Артаньян, трясясь от беззвучного смеха, поспешно задвинул всю компанию за небольшой кустик. - Что это за Гиппогриф? – спросил Портос, указывая на крылатое создание под горой. - Это не Гиппогриф, - поправил его Рауль, - это Пегас, конь муз. Д'Артаньян развеселился окончательно. - Конь муз! Да Арамис уже забыл, когда в последний раз писал стихи! - Видимо, Пегас это помнит, - проговорил Атос, сдерживая смех, - и мстит поэту за все обиды. - Он не мстит, - сказал Рауль. – Он тащит его на Парнас! - Бедный Арамис... – вздохнул Портос. - Бедный? Не думаю. Зная Арамиса, мне скорее жаль крылатую лошадку, - продолжал развлекаться д'Артаньян. – Одно только не пойму – почему он сопротивляется? - Видимо, есть какие-то причины, по которым ему сюда совсем не хочется... В этот момент куст зашевелился, и из него выползло нечто с козлиными ногами, рогами и хвостом. Нечто поднялось с четверенек на украшенные копытами ноги, пошатнулось, обвело изумлённых друзей мутным взглядом и хрипло поинтересовалось: - Чего... ик... будите средь бела дня? Все четверо переглянулись. Существо, больше всего напоминающее чёрта, выразительно помахало хвостом. - А вы тут что делаете? – спросил д'Артаньян, справедливо полагавший, что чертям место в Аду. - Чего делаю... ик... Живу я тут!.. – сообщило существо, собираясь уходить. – А, привет, Атос!.. Заходи к нам... ик... в полнолунье... Всё, пока... С этими словами нечто зигзагообразной походкой направилось прочь. Хвост раскачивался из стороны в сторону, словно маятник. Некоторое время компания квадратными глазами смотрела ему вслед, не в силах произнести ни слова. Первым ожил д'Артаньян. - Что это было? – поинтересовался гасконец, обращаясь к Атосу в большей степени, чем к остальным. – Чёрт? - Какой ещё чёрт на Парнасе? – ответил за отца Рауль. – Это сатир! - Откуда он нас знает? - Не всех нас, - поправил Портос, - а только Атоса. Опять же – откуда? Атос развёл руками: - Могу сказать только, что я с ним не знаком. Пожалуй, этого достаточно... Он замолчал и посмотрел вниз. Там, на склоне, происходила отчаянная борьба нетерпеливого Пегаса с уже выведенным из себя Арамисом. Вверх они почти не продвигались. Это начинало напоминать изощрённый аналог Ада – маленький, изящный, романтично-поэтический, такой же утончённый, как и сама натура Арамиса. Первым этого зрелища не выдержал Портос. - Мы так и будем стоять здесь и смотреть, или поможем ему? – поинтересовался достойный барон, угрожающе поглядывая на Пегаса. Д'Артаньян с преувеличенным вниманием начал разглядывать куст, за которым они условно прятались. - Скажите, Портос, - начал он, тщательно подбирая слова, - вы на него не... сердитесь? Ведь своей смертью вы обязаны Арамису... - Человек не может предвидеть всего, - заявил барон. – Если вина Арамиса в том, что он не смог предвидеть будущего – он, безусловно, виноват. Но я его прощаю. - Вас, кажется, не очень огорчает собственная смерть? - Как сказать... Если бы я был жив, а вы погибли – я бы, пожалуй, умер от горя. Так что, наверное, в смерти нет ничего плохого. - Пойдёмте, - сказал Атос, которому окончательно разонравилось происходящее внизу. Пегас вовсе не собирался вечно закатывать камень на гору. Убедившись, что Арамис не собирается сдавать позиций, он от достаточно мягких мер воздействия перешёл к более радикальным. Не успел герцог д'Аламеда получить в единоличное владение обжёванный рукав, как схлопотал весьма ощутимого пинка, не дававшего повода усомниться, что для Пегаса это отнюдь не предел возможностей. В тот же миг сам Пегас с удивлением обнаружил себя лежащим на травке, к которой его прижали могучие руки Портоса. - Не дёргайся, лошадь, - ласково сказал барон, - не то я из тебя колбасу с крыльями сделаю. Пегас возмущённо заржал, но ему тут же зажали ноздри. - Это Рай? – спросил Арамис, обнимая Атоса. - Рай дальше, - ответил тот. – Сейчас мы туда пойдём. - Разве вы не в Раю? - Мы ждали только вас, - сообщил д'Артаньян. Портос обнял вновь обретённого друга последним – для этого ему пришлось выпустить Пегаса, который с возмущённым фырканьем вскочил на ноги, но убегать почему-то не спешил. - Портос, - тихо сказал герцог д'Аламеда, - я не имею права просить у вас прощения. Я могу только благодарить вас... - Прощение? Благодарность? О чём вы, Арамис? – изумился барон. – Разве я или вы могли поступить как-то иначе? – и сам же ответил: - Конечно же, нет! Засим идёмте в Рай. И все пятеро – вместе, почти счастливые – направились в сторону ворот. Пегас двинулся следом.

Джоанна: Ну, Чижик... у меня нет слов.

M-lle Dantes: Восторжище!!!!!

Джулия: Я плакаль от умиления! Надо же - Пегас!



полная версия страницы