Форум » Нас четверо! » Primus inter pares » Ответить

Primus inter pares

Rina: Найти тему, на которую еще мало написано, дело довольно сложное. Одна из сюжетных линий мало описанных в фиках, но от этого не менее интересная - английская "кампания" четверки мушкетеров по спасению короля Карла I Стюарта. Давно у меня была идея попробовать захватить этот период и заглянуть немного глубже и дальше, представить себе, а как могло бы быть, если... В общем, смотрим, что получилось. Фандом: "Двадцать лет спустя" Герои: четверка, Карл Стюарт, остальные герои будут добавляться по ходу, так как фик пишется в режиме "реального времени" Размер: пока миди Жанр: все же ООС Отказ: все права Мастеру Статус: незакончен Благодарность: автор благодарит Калантэ за вдохновение и Madame de Guiche за сверхтактичные грамматические поправки [more]русская языка сложная, ага[/more]

Ответов - 194, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Rina: Арамис, стоявший у окна, увидел две фигуры в конце улицы. Высокого, широкоплечего великана и второго, пониже и поизящнее. - ДАртаньян и дю Валлон возвращаются, - оповестил он короля Карла и Атоса, спокойно беседующих за столом. - Хм, дЭрбле, я бы на вашем месте встретил их на пороге и подготовил… - Атос слегка кивнул в сторону короля. - Да уж, - рассмеялся добродушно Карл. – Лучше предупредить ваших друзей, иначе нам придется не сладко. - Пожалуй, вы правы, ваше величество, граф, - с поклоном ответил Арамис и вышел. ДАртаньян был как на иголках, его нервировал каждый прохожий, который не так смотрел в их сторону, и всюду мерещилась тень Мордаунта. Он страшно злился на самого себя из-за того, что так и не смог его убить. Сын миледи был словно заколдован, и клинок гасконца никак не мог его достать, не смотря на весь опыт и талант в фехтовании лейтенанта мушкетеров. Еще и Портос подливал масла в огонь, рассуждая о том, что уж он бы не упустил этого «гаденыша». Не успев открыть дверь дома, друзья наткнулись на Арамиса, который спускался к ним. - Арамис! – воскликнул Портос. – Вы уже на месте? Атос тоже? - ДАртаньян, Портос, мне кое что нужно вам сказать, - начал Арамис. - Надеюсь, с графом все хорошо? - спросил ДАртаньян и, получив утвердительный кивок Арамиса, добавил. - Да… что уж тут говорить. Мы проиграли, что, собственно, было вполне предсказуемо. Провидение не обманешь, если королю было суждено погибнуть от рук собственного народа, то никакие французские ухищрения не помогут. - Провидение тоже иногда ошибается, мой друг, - мягко ответил на это Арамис. - Только не в этом случае, аббат, вам ли не знать? - буркнул ДАртаньян. - Именно об этом я и хотел сказать, - Арамис пристально посмотрел на друзей. – Король жив! - Что вы такое говорите, Арамис? – Портос упер руки в бока и сдивнул брови. – Право сейчас не время шутить! - Я не шучу, Портос. Король жив. Он в комнате беседует сейчас с графом. – ответил аббат. И добавил, - Клянусь честью! ДАртаньян как-то странно посмотрел на него и, обойдя застывшего на месте аббата, поднялся по лестнице, открыв дверь в комнату. То, что он увидел, полностью подтверждало слова Арамиса. Король Карл Стюарт сидел в кресле возле стола, за другим концом стола сидел Атос, они пили вино и беседовали. Атос уже переоделся в привычное французское платье и вновь стал похож на знатного вельможу. Король казался безумно уставшим, но абсолютно целым и невредимым. - В..ваше величество?! – слегка заикнувшись произнес ДАртаньян. За его спиной уже маячил Портос, полностью закрыв своими плечами вход, и тоже во все глаза смотрел на короля. - Господин ДАртаньян, господин дю Валлон! Рад снова видеть вас! – воскликнул король, приветственно махнув рукой. – Не беспокойтесь, я не дух. - Но как?! – только и нашелся, что спросить ДАртаньян. - Я же видел, как полетела голова с плеч! - Это долгая история, ДАртаньян, я расскажу вам по пути на фелуку, - сказал, поднимаясь и подходя к другу, Атос. – Нам уже пора в гавань. Как бы нанятые мной моряки не ушли без нас, взяв других, более расторопных пассажиров. Атос пожал протянутую гасконцем руку и еле успел подхватить его за талию, потому что мушкетер внезапно побледнел и покачнулся. - Что такое? Вы ранены? – воскликнул Атос, всматриваясь в лицо друга. - Не знаю, Атос, быть может, - покачал головой тот, садясь на подставленный Портосом стул. - Господин ДАртяньян, да вы бледны как полотно! – сказал король Карл, также приближаясь. - Не стоит беспокоится, ваше величество, право, какие пустяки… - пробормотал смущенный ДАртаньян, который вконец оробел в присутствии короля, перед которым пришлось показать свою слабость. - Но где же вы были в конце концов? – воскликнул не менее остальных обеспокоенный Арамис. - Мы дрались с Мордаунтом! – пробасил Портос. Атос и Арамис переглянулись, король внимательно посмотрел на всех четверых друзей, но промолчал. - И? Что с ним стало? – спросил Атос. - К сожалению, он сбежал, - сквозь зубы проговорил ДАртаньян. – Это моя вина! - Так, друг мой, погодите виниться, дайте-ка я посмотрю, что у вас с рукой, глядите, у вас вся кисть в крови! – Атос заставил гасконца снять камзол. – Ну вот, так и есть! Чуть ниже локтя правой руки с тыльной стороны у ДАртаньяна была глубокая царапина с рваными краями. Мордаунт намеренно нанес такой болезненный, но не смертельный, а отвлекающий удар. Кровь продолжала равномерно сочиться, промочив уже весь рукав. - Это надо бы перевязать, граф, - заметил король и подал Атосу свой платок. - Благодрю вас, ваше величество, вы очень добры, но не стоит…- слабо запротестовал ДАртаньян. - Помолчите, друг мой, иначе вы грохнитесь в обморок от потери крови! – пригрозил Атос, туго перевязывая руку мушкетера. – Ну, вот и все. До корабля дотерпите так, а там мы промоем рану и перевяжем еще раз как следует. - Спасибо, Атос. - Ваше величество, нам нужно уходить, - сказал Арамис, который вернулся из своей комнаты уже переодевшись и вооружившись. – Возьмите мой плащ, закутайтесь в него. Нам совсем не нужно, чтобы вас узнали на улице. - Да, шевалье, благодарю вас, - кивнул король, принимая плащ. Уже через четверть часа король в сопровождении четверых друзей и их слуг направился в сторону пролива, где в порту их ждала, нанятая Атосом фелука. Стараясь не привлекать к себе внимания, хоть это и было трудно, учитывая наряды, оружие и многочисленность отряда, беглецы благополучно достигли гавани. Добежавший раньше всех в гавань Мордаунт, с трудом переведя дыхание, узнал в отдалении упомянутую Оливером Кромвелем фелуку "Молния" и узнал Грослоу, который ждал дальнейших распоряжений, сидя на бочке и зная, что казнь все-таки состоялась и смысла в его миссии больше нет. Но как толковый офицер, он не мог покинуть свой пост без разрешения. Правда последние пару часов у него уже сложилось впечатление, что о нем совершенно забыли. Он мысленно отвел себе еще час ожидания, после чего вознамерился просто уйти из гавани. Увидев бегущего к нему Мордаунта, Грослоу встрепенулся и встал ему навстречу. - Мордаунт! Надеюсь вы с хорошими новостями от генерала Кромвеля? - С замечательными! – тяжело дыша, ответил Мордаунт. - Мы можем расходиться по домам? – потирая руки от холода, спросил Грослоу с надеждой в голосе. - Нет. Кромвель велел следовать раннему приказу. Фелука с четырьмя французами отплывает сегодня же. Возможно, что с ними будет еще один дворянин. Его вы также беспрекословно примете на борт. И ради всего святого, Грослоу, не выдайте себя и не дайте на этот раз обвести вокруг пальца! - Ну, уж об этом можете не переживать, - ухмыльнулся Грослоу, натягивая капюшон поглубже. - И я плыву с вами, - заключил Мордаунт, прыгнув в шлюпку. Когда друзья и король добрались до гавани, уже стемнело. Атос без труда нашел нужное им судно и подошел побеседовать со шкипером, который восседал на бочке и глазел на прохожих. Сговорившись с ним и выяснив некоторые перемены в составе команды и прочие детали, Атос вернулся к остальным. - Все в порядке. Судно нас ждет, мы может садиться. Отправляемся через полчаса. Если все сложится удачно, то завтра утром уже будем у французского берега. Король Карл стоял на берегу и с грустью смотрел в сторону города. Боль и ощущение полнейшей безысходности не оставляли короля, которому приходилось покидать землю своих предков. Покидать так бесславно, тайно бежать. Чувство унижения боролось в душе Карла с желанием вновь увидеть супругу, старшего сына и с надеждой на восстановление справедливости. Дороги назад уже не было. Король Карл I Стюарт подавил тяжелый вздох и присоединился к своим верным спасителям.

Диана: Что-то меня терзают смутные догадки, что руку из шлюпки Мордаунту протянет король, а кинжалом пырнуть ради детей не догадается. А пырнет Атос, но будет поздно. Пожалуй, это графу будет труднее пережить, чем то, что было у Дюма. Есть еще вариант, что руку протянет-таки Атос, а спасать его будет король - они друг друга стоят . Но тогда Атос бы точно сам закололся в конце...

stella: Rina , честное слово мы с Диана не договаривались!

Диана: Стелла, а шо, ви тоже...?

stella: Диана , были варианты!

Калантэ: Ринааааа, умоляю, только не отказывайтесь от задуманного, если что!!!! Я, конешно, надеюсь, что мы еще не догадались...

stella: Калантэ , не откажется! У нее что-то совсем другое припрятано! Только вот что?

Rina: За отсутствием времени, пишу понемногу, не обессудьте. Никто не забыт, ничто не забыто. Все идет своим оосовским чередом :) Перед друзьями стояла нелегкая задача – необходимо было постоянно находиться рядом с королем, при этом на людях не выдавая того особого почтения, которое подобает оказывать королевской особе. Сложнее всего это давалось Атосу, который всем своим видом давал понять, что рядом с ним не простой человек. И это при всем том, что сам Карл держался именно с графом проще всего, запросто мог взять его под руку, завести о чем-то разговор, отведя его в сторону. Король отдавал графу де Ла Фер в общении явное предпочтение. И если поначалу все это списали на то, что граф лучше всех говорил по-английски, то затем пришло осознание, что с владением языком это ни коим образом не связано, так как король прекрасно говорил и по-французски, и по-испански. Впрочем, друзья были не в обиде, так как привыкли за годы дружбы, что в любой ситуации рано или поздно все становилось на круги своя и все, кто знал Атоса отдавали должное его благородству. Незаметные, но такие неотъемлемые черты его личности делали его выше на голову всех остальных, в какой бы ситуации он не находился. Надо сказать, что Портос вообще был отчасти рад такому раскладу, потому как страшно робел перед английским королем, который хоть и был низвержен, но все же оставался европейским монархом, величиной почти не достижимой для такого дворянина, как дю Валлон. Портос не имел ни малейшего представления о чем бы он мог беседовать с королем, краснел и умолкал в его присутствии, боясь сболтнуть чего-то лишнее. Атос же напротив спокойно, почтительно, но с неизменным достоинством вел неспешные разговоры с Карлом Стюартом на темы политики, истории, философии так, будто он был его приближенный, советник или пуще того брат. Тем сложнее ему было изображать перед посторонними равенство с монархом. Добравшись до фелуки, друзья и король расположились в каюте, которая была, конечно, мало приспособлена для путешествий, но гамаки хотя бы там были. Можно было немного отдохнуть в дороге, собраться с силами, потому как впереди их ждал не менее трудный и опасный путь. Уж конечно же, Мазарини никак не ожидал увидеть на французской земле самого Стюарта, живого и невредимого. И это вдобавок к королеве Генриетте, которая и так доставляла кардиналу немало неудобств, как моральных, так и финансовых. Не стоит говорить и о том, что ДАртаньян и Портос возвращались в Париж не как победители, выполнившие с успехом приказ кардинала, а фактически, как заговорщики. Что же касается Атоса и Арамиса, они, как частные лица, подвергались сами по себе меньшей опасности, но в качестве сопровождающих Карла тоже не могли надеяться на устланный лепестками роз путь. В общем, друзьям было о чем подумать длинной ночью, под мерный плеск волн о борта фелуки, качку и шелест парусов. - Ваше величество, - сказал Атос, оглядевшись. – Полагаю, что вот здесь вам будет удобнее всего. Это достаточно далеко от входа, и наиболее безопасно. А мы с шевалье дЭрбле расположимся поближе к двери, в случае чего на нас первых наткнутся. - Вы полагаете, что с нами тут может что-то случиться, граф? – усмехнулся король. – Кроме качки и шторма вряд ли что-то произойдет. Эти моряки меня не узнали. - Нашего шкипера заменили. Это меня немного настораживает, - сказал ДАртаньян, пробуя на прочность свой гамак. - Так предыдущий вроде сломал ногу, как сказал Атос, - отозвался из своего угла Портос, который постарался выбрать самый крепкий на вид гамак и теперь в нерешительности стоял перед ним. Улечься без разрешения короля ему было неудобно, а усталость уже брала свое. - Как-то все это не кстати, - пробурчал ДАртарьян, со вздохом опускаясь на свернутый в большой моток канат. - Друг мой, вы напрасно так переживаете, - спокойно сказал Атос. – Мы уже на полпути к Франции. Осталось совсем немного. Лично мне новый шкипер не показался подозрительным. - Господа, я предлагаю без церемоний просто отдохнуть, - произнес король и первым подал пример, устроившись поудобнее на своей импровизированной кровати. - Благодарю вас, ваше величество! – радостно сказал Портос и тут же последовал его примеру. Атос и ДАртаньян вышли из каюты на верхнюю палубу. Фелука выходила из порта, медленно набирая ветер в парусах и скорость. Ночь спустилась на пролив, мерное покачивание фонарей на корабле говорило о тихой, спокойной погоде. Ничто не предвещали ни дождя, ни шторма. ДАтартаньян облокотился о борт и глянул вниз на воду. Но ничего не увидев, повернулся к Атосу, который стоял, заложив руки за спину и задумчиво смотрел в темноту. - Атос, что у вас по плану дальше? – спросил гасконец. - У меня?! – удивился бывший мушкетер. – С чего вы взяли, что у меня есть план? - Ну, вы же как-то представляли себе с Арамисом, что вы будете делать в случае, если ваша экспедиция увенчается успехом? – пожал плечами ДАртаньян. - Честно признаюсь, дорогой друг, я не думал так далеко, - улыбнулся Атос. – Это предприятие мне с самого начала казалось довольно-таки рискованным и не очень перспективным. - Как?! – ДАртаньян был искренне удивлен и, хотя лицо его в темноте было видно плохо, интонация не могла скрыть изумления. – И это говорите мне вы? Человек, который до последнего стоял на своем и заставлял меня снова и снова идти в бой, чтобы спасать этого короля, зная мой характер? Я негодую, Атос! - Ах, сын мой, - с нескрываемой отеческой нежностью произнес Атос, кладя руку на плечо другу. – Именно потому, что я так хорошо знаю ваш характер, я не мог опустить прилюдно руки и отчаяться в успехе нашего дела, хотя у меня были все основания. Я знал, что если ваше честное, благородное и храброе сердце, а также великий ум подпитывать уверенностью всей нашей четверки в том, что мы сможем победить во что бы то ни стало, вы будете бороться до конца! - Атос, вы умны, как черт и хитры, как Макиавелли, - сказал ДАртаньян, который не умел сердиться на Атоса, когда тот называл его сыном. - Но самое интересное другое, - задумчиво произнес Атос. – В конечном итоге судьба переиграла нас. И случайно встреченный нами человек решил все за нас. Да так, что даже в самом коварном плане и страшном сне не придумаешь… Сэр Вентворт навсегда останется для меня загадкой и примером истинного благородства и самопожертвования ради дела монархии. Жаль, что мне не удалось пообщаться с ним подольше. - Ну, у вас была уважительная причина, граф. Кстати, как ваше плечо? К сожалению в каюте даже при свете фонаря темно, как в погребе, а вам давно бы уже пора было сменить повязку, - покачал головой мушкетер. - Ничего страшного, я на самом деле так устал, что уже просто не чувствую боли. - Тогда отправляйтесь-ка и вздремните как следует. - А вы? - Я тоже присоединюсь к вам вскоре. Только обойду еще разок эту посудину, чтобы удостовериться, что все в порядке и мы на самом деле идем нужным курсом. Заодно гляну, где устроились наши слуги. - Разве вы знаете морское дело? – рассмеялся Атос. - Не знаю, но если что, кулаком заставлю шкипера крутить руль куда надо, - хмыкнул лейтенант мушкетеров. На этом друзья разошлись. Атос спустился в каюту, в которой уже все мирно спали, убаюканные легкой качкой. А ДАртаньян отправился на разведку.

Калантэ: Rina пишет: Не знаю, но если что, кулаком заставлю шкипера крутить руль куда надо, - десять баллов, ей-Богу! Гасконец как живой! И Портос чудесен...

stella: Rina , интересно получается: вы идете вроде по сюжету, ну совсем рядом, но само отклонение от Дюма сулит и серьезные изменения в итоге.

Rina: На этом друзья разошлись. Атос спустился в каюту, в которой уже все мирно спали, убаюканные легкой качкой. А ДАртаньян отправился на разведку. - Господин виконт! – окликнул резкий голос. Оливье обернулся и увидел на палубе виконта де Виона, который стоял уперев руки в бока, лихо заломив шляпу и с явным намерением посчитаться за вчерашнюю шутку, которую над ним устроил Оливье. - Я к вашим услугам, де Вион, - спокойно ответил юноша, хотя сердце его бешено заколотилось. - Вчера вы опозорили меня на глазах нашего капитана, задав крайне неудобный вопрос за ужином! – зло бросил молодой человек, который был старше Оливье года на два. - Никогда не думал, что вопрос о некоторых известных подробностях битвы при Павии может поставить столь образованного дворянина в тупик, - парировал Оливье, кладя руку на эфес шпаги. В висках стучала мысль об отце, который, отправляя юного виконта на флот, строго-настрого запретил ввязываться в бессмысленные стычки с такими же молодыми дворянами, отосланными своими семьями, чтобы набраться уму-разуму. - Вы не мой учитель, чтобы экзаменовать меня! – окончательно вскипел де Вион. – Я вызываю вас на поединок, милостевый государь! - Не думаю, что господину капитану придется это по душе, - ответил Оливье. - Вы испугались? Так и скажите, мальчишка! - Вас?! Вы смеетесь? – сохранять спокойствие было уже невозможно и Оливье выхватил шпагу. В два прыжка де Вион оказался рядом и они скрестили шпаги. Корабль стоял в порту Лондона уже второй день, необходимо было пополнить провиант и сделать некоторые необходимые ремонтные работы. Капитана на судне не было, вместе со шкипером и парой офицеров он вышел в город, оставив на корабле своих подопечных под присмотром корабельного лекаря Хилла. Юноши яростно бились, шпаги звенели и отбрасывали искры, но силы были примерно равны. Оливье был лучше подготовлен в плане техники, но де Вион был постарше, выше и в силу возраста сильнее. Оба противника уже получили по паре царапин. На плече де Виона, который был в одной рубашке, расплывалось яркое пятно крови. На скуле Оливье была небольшая царапина. Вид крови противника еще больше подзадоривал юношей. - Я заставлю вас искупаться сегодня, де Ла Фер! – яростно бросил между выпадами де Вион. - Посмотрим! – отвечал Оливье, отражая удар и нанося пару ответных. Тем временем де Вион исхитрился коснуться острием шпаги правой руки юноши и Оливье почувствовал, что по кисти потекла теплая кровь, а рука будто онемела. В таком темпе долго не выдержишь, нужно было что-то предпринять, чтобы взять передышку и сменить руку. Оливье припомнил прием, который ему показывал как-то отец, сделал легкий отвлекающий маневр и внезапно выбил шпагу из рук де Виона. Виконт перебросил шпагу в левую руку. Вдруг он услышал голоса и повернулся в сторону берега, чтобы разглядеть кто идет, потому ему показалось, что он слышит голос капитана корабля. В эту самую секунду де Вион, взбешенный тем, что мальчишке удалось выбить у него из рук шпагу, не смог совладать с собой и, не думая о последствиях, ринулся со шпагой наперевес к виконту, стоявшему к нему спиной. - А ну стой! – вдруг прогремел сердитый голос где-то сбоку от Оливье, а мощная рука толкнула его в сторону. Над ухом просвистела шпага де Виона. Между ними каким-то невообразимым образом, совершенно незаметно для обоих оказался доктор Хилл. Он схватил де Виона за руку, остановив неминуемый удар. - Молодой человек! Это как прикажете понимать? Нападать со спины! Где вы видели такие дуэли?! - Не смейте меня держать! – крикнул де Вион. - В отсутствии капитана здесь командую я! – грозно сказал врач, оттолкнув де Виона. Ошарашенный Оливье стоял у борта, интуитивно зажав рукой кровоточащую глубокую царапину на руке. Он не мог до конца поверить в случившееся. Дворянин хотел ударить противника со спины? Как такое вообще может быть?! - Вы не дворянин, вы не можете мной командовать! – запальчиво ответил де Вион, который впрочем уже начинал приходить в себя и понял, что совершил ошибку. - Это вы скажете нашему капитану. А пока марш в свою каюту! А вы, виконт, пойдемте-ка со мной. Нужно промыть вашу царапину. Спустя пять минут, виконт де Ла Фер восседал на кровати корабельного доктора в его личной каюте, и вертел головой по сторонам. На стенах висели различные литографии и гравюры, изображавшие человека с точки зрения медика. Это были одновременно и страшные, и притягательные картинки. Тем временем доктор Хилл обрабатывал царапину на правой руке Оливье, чуть повыше кисти, приговаривая себе под нос: - Это же надо, а вы произвели на меня впечатление такого сдержанного, благородного юноши, и вот на тебе, драка посреди бела дня! Вам должно быть стыдно, мой мальчик! - Извините, доктор Хилл, но я не мог поступить иначе. Это дело чести! – своим ясным юношеским голосом ответил Оливье. - Дело чести в вашем возрасте – соблюдать дисциплину и исполнять волю родителей. Неужто они благословили вас в это путешествие, разрешив рисковать по пустякам своей жизнью? - Нет, доктор, - потупился виконт. – Но разве оскорбление – это пустяк для дворянина? - Пустяк – это детские споры, которые могут привести к глупой смерти, юноша! – строго сказал доктор, окончив перевязку. – Вам уготована блестящая будущность, учитесь не ввязываться в ненужные стычки. - Спасибо, доктор Хилл, вы сегодня спасли мне жизнь… - искренне воскликнул виконт, вставая. - Не стоит благодарности, мой мальчик, это мой долг, - улыбнулся доктор. – Впереди еще долгая жизнь, берегите себя… Атос проснулся от послышавшегося скрипа мачты и трепета парусов и не сразу понял, где он. Наваждение сна, которое унесло его так далеко в воспоминания, осыпалось, как пепел. Атос поймал себя на мысли, что улыбался во сне. Еще одна встреча с доктором Хиллом, спасшим ему когда-то жизнь, не могла не быть хорошим знаком. Значит все должно получиться. Бог на его стороне. Сердце защемило от тоски по Раулю, которому как раз столько же лет теперь, сколько было ему тогда. Как уберечь сына от безрассудства юности? И окажется ли рядом с ним в нужный час такой же человек, как доктор Хилл? Ответов на этот вопрос не было, и Атос снова закрыл глаза, убаюканный качкой.

Виола: Rina, спасибо! Да, самое время про Рауля вспомнить... И ещё потомить читателей ожиданием развязки.

Калантэ: Великолепный "откат" в прошлое! Спасибо! Рина, а не стоит его как-то выделить, кстати? Я с минуту, наверное, соображала, что за такой Вион обнаружился на фелуке... :-)

stella: Как уберечь сына от безрассудства юности? И окажется ли рядом с ним в нужный час такой же человек, как доктор Хилл? Ответов на этот вопрос не было Rina[ а ведь это вечный вопрос, на который еще никто не нашел ответа.

Rina: stella, быть может потому, что ответа попросту и нет...?

stella: Тогда бессмыслено винить родителей в неудачах детей.

Rina: stella пишет: Тогда бессмыслено винить родителей в неудачах детей, я считаю, что с определенного возраста несомненно.

Rina: - Мой милый Рауль, вы мне расскажете о своих подвигах? - О, конечно, граф! У нас было столько приключений, что мне и недели не хватит, чтобы всем с вами поделиться! - Вы еще так юны, ваш живой ум впитывает все как губка, радуйтесь каждому мигу, Рауль! - Я стараюсь, сударь. Но мне так грустно… - Грустно? Отчего же! - От того, что вы не рядом со мной. - Разве я не рядом? - Сейчас да, но… Я так привык к тому, что мы почти всегда вместе, и я всегда могу обратиться к вам за советом. - Меня трогает, Рауль, что вы скучаете по мне. - И еще по ней… - По ком, Рауль? - По мадемуазель… - Какой еще мадемуазель, мой друг? У нас в округе нет ни одной подходящей вам по возрасту девицы. - Атос, вы не правы! Почему он называет меня Атос? Странно… - Атос… Атос, проснитесь, только тише! – ДАртаньян склонился над графом, крепко держа его за здоровое плечо. Граф открыл глаза, будто вынырнул из омута. Ему снился сын, а каждый такой сон был как великое счастье и душевное облегчение. Граф нахмурился, недовольно уставившись на мушкетера, который прервал такое приятное и важное сновидение. - Что еще случилось? - Тсс… Тихо! Нам надо срочно выбираться с фелуки. - Почему? - Знаете кто у нас шкипер? Грослоу! А помощником у него – Мордаунт! Атос будто подбросило в гамаке, и сердце бешено заколотилось. Это имя действовало на графа словно заклинание. - Нужно разбудить короля и остальных. - Вы будите Карла и Арамиса, а я постараюсь разбудить Портоса так, чтобы он не перевернул фелуку раньше времени. Спустя пять минут все уже бодрствовали в той или иной степени. Портос часто моргал и неуклюже топтался на месте. Арамис хмуро слушал, что шепотом объяснял ДАртаньян, а Карл сложил руки на груди и мрачно прислонился к стене. - В общем, план такой, мы сейчас выбираемся через иллюминатор наружу, прямо напротив привязана шлюпка, вплавь до нее несколько взмахов руками. - Хороший план, сразу утонуть и дело с концом, - буркнул Портос, который похоже только сейчас окончательно проснулся. - Другого плана у нас нет, берите этот, пока предлагаю, - огрызнулся ДАртаньян. - Холодновато, однако, - протянул Арамис, выглядывая в иллюминатор. - Можете остаться, но тут скоро будет очень жарко, вам это понравится еще меньше! - Долго мы будем рассуждать? – вдруг строго спросил король, подходя к четверке. Пришлось еще немного повоевать со слугами, которые еще меньше господ желали прыгать в холодную воду, но в конечном итоге все, перекрестившись, прыгнули и по очереди добрались до шлюпки. Оказавшись в шлюпке, Портос и ДАртаньян быстро ухватились за весла и постарались отплыть подальше. На фелуке в это время происходило какое-то движение, которое закончилось ужасным криком. Кто-то метался по палубе с фонарем в руке, кричал, но разобрать слова было невозможно. Друзья напряженно следили за происходящем. Буквально через несколько мгновений темноту осветила яркая огненная вспышка и страшный грохот разнесся над водой. - Господи, прости мне мои прегрешения, - прошептал король, смотря на этот адский взрыв широко раскрытыми от ужаса глазами. - Знатно бабахнуло, - с некоторым восхищением сказал Портос. Атос и ДАртаньян промолчали. У Атоса невероятно болело плечо, резкие движения и купание не пошли на пользу его ране. «Хорошо, что в темноте никто меня не видит…» - мелькнула мысль у графа, который ощутил, как на лбу выступили капли пота, а по всему телу разлилась слабость, смешавшись с головокружением. Арамис тихо молился про себя. А ДАртаньян нервно грыз ногти, и думал, что делать дальше. Слуги, казалось, были заняты только собой. Промокшие до нитки, на холодном ветру, они словно воробьи уселись рядышком друг с другом, стараясь хоть как-то согреться. Каждый думал о своей горькой судьбе, которая свела их когда-то с такими беспокойными хозяевами. Разве что Гримо был как всегда спокоен. - Вот и все. Мордаунта с нами больше нет, - хмуро сказал ДАртаньян, когда дым рассеялся и на поверхности воды остались только обломки фелуки. - Я бы не был так уверен в этом, шевалье, - вдруг сказал король, привстав в шлюпке, облокотившись о плечо гасконца и указав куда-то в темноту. - Что там? – спросили друзья. Ответом на их вопрос был внезапно донесшийся крик: - Ко мне, ко мне, я здесь, господа! Спасите меня! - Это он!!! – воскликнули почти хором все, кто находился в шлюпке. - Спасите меня, я плохо плаваю, у меня уже нет сил! – кричал голос из темноты, тем не менее приближаясь к шлюпке. - Господи, за что нам это? – воздел очи горе ДАртаньян. - Неужели вы бросите меня? Вы позволите мне погибнуть? - Молодой человек, плывите своей дорогой! Не мешайте нам! – крикнул Портос. И добавил, - Если он приблизится, я размозжу ему голову веслом! - О, Портос, прошу вас! – вдруг воскликнул Атос. - Еще этого нам не хватало, чтобы вы его жалели, Атос! – сердито сказал ДАртаньян. – Портос, гребите! - Спасите, я тону! - Несчастный! - прошептал граф де Ла Фер, бледнея еще больше. - Но граф прав, господа! – сказал Карл. – Вы же христиане, как вы можете не откликнуться на призыв о помощи? - Ваше величество, это слишком долгая история, сейчас не время и не место, чтобы посвящать вас во все тонкости! – проговорил Арамис. - Меня мало интересуют тонкости, шевалье, - высокомерно ответил король. - О, будьте милосердны, не удаляйтесь от меня! – кричал уже охрипшим и слабеющим голосом Мордаунт. - Мы должны ему помочь, и не важно что он сделал до сих пор! – сказал Карл. - Ваше величество! – раздраженно сказал ДАртаньян, позабыв о том, с кем он говорит. – Вы хотите знать, что он сделал до сих пор? Он был вашим палачом! Это он убил Вентворта! - Что вы такое говорите?! – охнул король, отшатнувшись от мушкетера, и снова сел на скамью. - Что ж, мне приходится умирать! Вы убиваете сына также, как убили его мать! Только за то, что он мечтал отомстить за смерть своей любимой матери, единственного родного человека на земле! – хрипел Мордаунт. - Я не вынесу этого! – сказал твердо Атос и наклонился, протянув в темноту руку. – Здесь! Здесь моя рука, беритесь! - Атос, нет! - Я не могу на это смотреть, - отворачиваясь прошептал ДАртаньян. И именно в ту секунду, как он отвернулся, он пропустил момент, когда Мордаунт, довольно отчетливо произнеся: «О, моя мать! Я могу принести тебе в жертву лишь одного, но зато это будет тот, которого выбрала бы ты!», потянул графа де Ла Фер за руку на себя. Атос не удержался и упал в воду, начав тонуть под тяжестью душившего его Мордаунта. Все, кто находился в шлюпке, в ужасе оцепенели, явив собой немую картину отчаяния. Догоравшие на поверхности воды обломки фелуки и луна слабо освещали искаженные лица троих друзей, короля Карла и слуг. Первым опомнился король, который вдруг перелез через скамейку и с криком: - Что же вы ждете!!! – прыгнул в воду, нырнув туда, где еще мгновение назад была видна голова Атоса. - Ваше величество! – крикнули французы, но было уже поздно. Трое друзей не могли видеть того, что происходило под водой. Они словно окаменели, не в состоянии побороть себя. Король Карл чисто интуитивно поднырнул под возившихся под водой двух человек, и обхватил одного из них, пытаясь понять, кто это – Атос или Мордаунт. Атос, который уже начинал задыхаться, почти теряя сознание, выхватил из последних сил кинжал из-за пояса и ударил того, кто душил его руками и ногами, утягивая все ниже и ниже на дно. Оттолкнувшись от тела ногами, Атос сделал несколько взмахов руками и вынырнул. Шлюпка находилась в нескольких метрах от него. Осталось сделать пару гребков, чтобы доплыть до нее. Атос перевел дыхание, чувствуя, что в любой момент может лишиться чувств и это будет его последними мгновениями на земле. Нужно было поберечь силы. В шлюпке царила мертвая тишина. Лишь ДАртаньян, словно безумный, схватился за голову и раскачивался взад-вперед, повторяя одно и то же имя: «Атос! Атос! Атос!». Портос плакал, утирая кулаком слезы. Арамис с суеверным ужасом смотрел на ДАртаньяна, ему показалось, что друг на самом деле сошел с ума. Вдруг шлюпка слегка накренилась на левую сторону, и все резко оглянулись. За борт дрожащей рукой взялся Атос. Потухшим взором он смотрел перед собой, больше напоминая покойника, чем живого человека. - Атос! – воскликнули в один голос друзья и потянулись к нему. Им на помощь пришли слуги. Графа втащили в шлюпку. Атос с благодарностью посмотрел на своих друзей и лишился чувств. - Кладите его на дно! Быть может он ранен! – ДАртаньян от радости не мог опомниться и выпустить безжизненную руку Атоса из своих рук. - Но где же король?! – спросил Портос, всматриваясь в темноту. - Короля я не вижу… но я вижу… Мордаунта! – воскликнул дЭрбле, приподнявшись. И действительно, на поверхности всего в паре метров от шлюпки колыхался труп с кинжалом в груди. Луна осветила бледное мертвое лицо с открытыми прозрачными глазами и застывшей странной улыбкой. - Он мертв! Наконец-то! – Портос хлопнул в ладоши. - А Карл? Где же он?!! Неужели он тоже...?! - Здесь! – послышался сдавленный голос на этот раз с правого борта лодки. Все оглянулись и увидели короля Карла, который подплывал к лодке.

Madame de Guiche: Rina, спасибо Вам за Портоса! Боже мой, куда же теперь девать короля? А интересный сон у Атоса - словно не знает, о ком речь. Видимо, во сне отторгал реальность. И чудесно вот это - "Атос, вы не правы".

Rina: Madame de Guiche, просто обычно Портоса как-то обходят стороной в фиках :) Я же пишу в разделе "четверка", значит внимание должно быть уделено каждому, даже не смотря на то, что я графоманка



полная версия страницы