Форум » Нас четверо! » Primus inter pares » Ответить

Primus inter pares

Rina: Найти тему, на которую еще мало написано, дело довольно сложное. Одна из сюжетных линий мало описанных в фиках, но от этого не менее интересная - английская "кампания" четверки мушкетеров по спасению короля Карла I Стюарта. Давно у меня была идея попробовать захватить этот период и заглянуть немного глубже и дальше, представить себе, а как могло бы быть, если... В общем, смотрим, что получилось. Фандом: "Двадцать лет спустя" Герои: четверка, Карл Стюарт, остальные герои будут добавляться по ходу, так как фик пишется в режиме "реального времени" Размер: пока миди Жанр: все же ООС Отказ: все права Мастеру Статус: незакончен Благодарность: автор благодарит Калантэ за вдохновение и Madame de Guiche за сверхтактичные грамматические поправки [more]русская языка сложная, ага[/more]

Ответов - 194, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Rina: А это, дамы, мы с вами скоро узнаем

Rina: - Я хочу умереть вместо вас! – глухо произнес Вентворт. В этот момент распахнулась дверь и в комнату вошел комиссар парламента. Он церемонно поклонился опешившим Арамису и Вентворту и обратился к королю: - Карл Стюарт… - Что это значит? – высокомерно бросил король. – Почему вы врываетесь ко мне посреди моей исповеди? Ведь казнь назначена на завтра. - Разве вас не предупредили, что это совершится сегодня утром? - Итак, я погибну как обычный разбойник под рукой лондонского палача? – вскинул голову король. - Лондонский палач исчез, - мрачно ответил комиссар. – Но вместо него приговор вызвался выполнить другой человек. При этих словах Арамис побледнел и покачнулся так, что Вентворту пришлось поддержать француза и сжать ему локоть так, чтобы Арамис взял себя в руки и не выдал себя. - Хорошо, комиссар, а теперь я прошу оставить меня наедине с господами священнослужителями, чтобы закончить начатую исповедь. – спокойно произнес король, волнение которого выдавал только выступившая на лбу испарина. Комиссар вышел, бросив странный взгляд на короля. Полное отсутствие страха перед смертью не могло не удивить простого смертного. Как только он закрыл за собой дверь, быстрым шепотом заговорил Вентворт: - Ваше величество, как вам наверняка уже сообщил шевалье дЭрбле, этой ночью будет прорублен под эшафотом ход и вы сможете спастись! – Вентворт намеренно избегал слова «бежать». - Но теперь это не имеет никакого значения! – застонал Арамис, опускаясь в кресло и закрывая лицо. – Они нашли палача!!! - Это не страшно! Но это действительно теперь не имеет значения, – спокойно взглянул на аббата сэр Вентворт. - Вентворт, что вы пытаетесь нам сказать? – спросил король, стараясь собраться с мыслями. - Я всего-лишь хочу повторить, что готов умереть вместо вас! - Вы бредите? – поднял голову Арамис. - Нисколько! Ваше величество, вы сейчас наденете мою рясу. Я ваш костюм и на голову вот это… - с этими словами Вентворт извлек из-под рясы черноволосый парик, который он все время там прятал. – Мы с вами примерно одного роста и телосложения, да и похожи… - А ведь действительно похожи! – вдруг вскочил с кресла Арамис, всматриваясь в лицо Вентворта. И на самом деле, усы и бородка, как того требовала мода, у Вентворта сохранились, единственно только волосы поредели и почти выпали, видимо, от болезни. Король был от природы бледен, а Вентворта белым сделала хворь. Скорбно сложенные губы, проницательные черные глаза. Если не присматриваться на расстоянии метра, то можно вполне выдать за короля. А кто будет присматриваться? Карл должен отправиться на эшафот в шляпе, и снять ее только перед самой казнью. А новый палач вряд ли так уж хорошо знает короля в лицо. Увидеть подмену может только Оливер Кромвель и его приспешники, бравшие монарха в плен, но они будут достаточно далеко от эшафота. - Господа, вы с ума сошли! – всплеснул руками король, отступая от этих двух мужчин, будто от чумных. – Как я могу позволить кому-то пожертвовать собой в такой ситуации и заставить принять такую страшную смерть? Положительно это невозможно! - Ваше величество! – внезапно вновь падая на колени, взмолился Вентворт. – Мгновенная смерть на эшафоте для меня не наказание, а освобождение! Я христианин, кончать жизнь самоубийством для меня грех страшный, поэтому мне придется умирать в ужасных мучениях. И как долго они продляться не знает никто. Может быть неделю, а быть может и месяцы. Но самое главное, что моя уже законченная жизнь может послужить вам! Я умру чуть раньше и без мук, но спасетесь вы и сможете вернуться к вашей супруге и детям! А там кто знает, быть может удастся организовать реставрацию! Ветер перемен веет так непредсказуемо! - Ваше величество, это совершенно абсурдное предложение, но единственная оставшаяся возможность вас вызволить! Я присоединяюсь к благороднейшему сэру Вентворту и молю вас – соглашайтесь! – сказав это, аббат дЭрбле также опустился на одно колено перед королем, склонив голову. - Вентворт, друг мой, вы ведь делаете меня несчастнейшим из людей, потому что по моей вине погиб ваш брат граф Страффорд, а теперь вы предлагаете мне пожертвовать еще и вами? – прошептал пораженный король, глядя на двух коленопреклоненных мужчин. - Не думайте об этом так, о прошу вас! Вы благословите меня и окажете величайшую честь, если согласитесь! У меня не осталось наследников, ради кого хвататься за жизнь нет… - Но ведь это такое же самоубийство, только преподнесено иначе! – использовал последний имеющийся у него аргумент, король. - О нет! – яростно зашептал Вентворт. – Умереть за своего короля – это лучшая смерть для настоящего дворянина. - Ах, Вентворт… - протягивая к нему руки, со слезами на глазах сказал король. - Ваше величество, у нас мало времени, нам пора уходить. – сказал Арамис, поднимаясь. Через десять минут из комнаты осужденного на смерть короля вышли двое. Арамис под видом епископа Джаксона и его спутник, с глубоко надвинутым на глаза капюшоном. Все это время под эшафотом ни на минуту не прекращалась работа. Трое друзей усердно готовили лаз для отступления и продвигались под пол комнаты. Им оставалось работать до рассвета. Пардон, что выдаю такие короткие эпизоды, пришлось на время уйти с головой в современную реальность

stella: Rina , а ведь Мордаунта не проведешь! Он Карла хорошо в лицо знает. Собственно, это уже роли не играет, раз король вышел из дворца.

Rina: stella, спокойно, автор читал ДЛС, но валерьянку далеко не убираем...

Madame de Guiche: Очень эффектный ход с Вентвортом, придает еще больше драматичности.

Rina: Арамис со своим спутником быстрым шагом, минуя людные центральные улицы, направились к дому сеньора Переса. Как только они переступили порог, отведенной для французских гостей, комнаты, король Карл, а это был он, скинул капюшон и упал в изнеможении в кресло. - Ваше величество, я возвращаюсь, я должен до конца выполнить свою роль и быть во время казни рядом с… - Арамис запнулся. - Да, шевалье дЭрбле, понимаю… - слабым голосом отозвался король. - Здесь вас никто искать не будет, так что можете отдохнуть. - ДЭрбле… скажите Парри, что я… - Увы, ваше величество, - твердо сказал Арамис. – Мы не можем так рисковать, ваш камердинер слишком привязан к вам, он может выдать нашу тайну. Мы сообщим ему потом, когда наш корабль наконец пристанет к берегам Франции. Так будет безопаснее для всех, в том числе и для него. - Делайте, как считаете нужным, - махнул рукой король. Арамис поклонился и почти бегом отправился обратно. ДАртаньян и Портос уже успели выбраться из-под эшафота, Атос оставался под ним, согласна намеченному плану. ДЭрбле не успевал предупредить друзей о том, что король уже спасен и находится в безопасности. Аббат успел вбежать в комнату осужденного за несколько минут до того, как за ним должен был прийти конвой. Переодевшийся сэр Вентворт успел надеть парик, королевскую шляпу и теперь был очень похож на короля. Он стоял спиной к двери, глядя на уже готовый эшафот, теребя в руках фамильный крестик. - Ваше величество! Я здесь! – нарочито громко произнес Арамис. Вентворт обернулся, шляпа отбрасывала тень на его лицо. Но даже под широкими полями шляпы Арамис разглядел решительность, которая сделала английского дворянина еще более похожим на его монарха. - Все получилось, – одними губами произнес Арамис. - Спасибо, - также ответил Вентворт и кивнул. Спустя несколько минут за ними пришли. Атос, который все это время находился под эшафотом, услышал размеренные тяжелые шаги по доскам и пришел в полное отчаяние. Гул толпы и лица людей, которые он увидел через щель в обивке, окончательно убедили его в том, что план провалился, король поднялся на эшафот и казнь состоится. ДАртаньян и Портос, которые выбрались, чтобы приготовиться к встрече короля, тоже поняли, что все кончено. Арамиса трясло от волнения, а Вентворт казалось, был само спокойствие. Новоиспеченный палач пока стоял в стороне, и Арамис, то и дело, испепелял его ненавидящим взглядом. Но под маской не было понятно выражения лица палача, а его ничего не выражающие глаза и подавно ничего не говорили бывшему мушкетеру. Он просто стоял в стороне, облокотившись о топор, и ждал. - Палач! – обратился Вентворт к палачу. – Вначале я скажу несколько слов моему народу. Но казнить ты должен только после того, как я скажу слово «Remember»! «Что он задумал?!» - нервы Арамиса начинали сдавать. - Как скажете! – отозвался невозмутимо палач, его голос показался Арамису неуловимо знакомым. Вентворт сказал необыкновенно звучным голосом короткую речь, которая сводилась к тому, что он пожелал английскому народу всегда иметь справедливого правителя. - Портос, - задумчиво сказал ДАртаньян, который вместе с другом стояли в первых рядах. – Вам не кажется, что король несколько похудел за эти дни? - Не мудрено, - отозвался Портос, локтем отодвигая какого-то простолюдина, который все время норовил оттоптать ему ноги. – Его толком и не кормили все это время. - Пожалуй, вы правы, - протянул медленно гасконец, который всегда и все подвергал сомнению. Тем временем Вентворт закончил речь, снял с шеи цепочку, на которой висел крест, отдал Арамису со словами: - Сохраните это на память обо мне. И благословите меня, епископ. Арамис принял крест дрожащей рукой и благословил Вентворта. В душе аббата все дрожало и мешало подбирать правильные напутственные слова для человека, который добровольно пошел на плаху за своего короля. Тем временем Вентворт быстро снял шляпу и сразу же опустился на колени, чтобы ни у кого не было возможности присмотреться к его лицу как следует. Палач, выжидая команды, перехватил поудобнее топор, было видно, что вес этого ужасного орудия убийства не привычен этим рукам. Вентворт наклонился очень низко над плахой и прошептал: - Граф де Ла Фер, здесь ли вы? - Здесь, ваше величество, - раздался снизу глухой голос. - Последние слова хочу обратить к вам. Я несказанно рад тому, что Бог позволил мне узнать такого благородного человека как вы и благодаря вам с достоинством выполнить свой долг! Вы благороднейший из дворян, живущих на этой земле в наше проклятое время! У вас все получится! Благодарю ваc и remember me! В следующее мгновение со свистом топор рассек воздух, и деревянный эшафот содрогнулся от удара. Голова Вентворта скатилась в подставленную корзину с опилками, а тело обмякло и с глухим стуком повалилось на пол. Народ закричал оглушительно и разобрать что же именно кричали лондонцы, только что лишившиеся своего помазанника божьего, было невозможно. Это больше походило на рев какого-то страшного тысячеголового монстра. Горячие капли крови упали на лоб графа де Ла Фер, который в ужасе опустился на колени и закрыл лицо руками, сквозь почерневшие от грязи и пыли изящные, тонкие пальцы потекли слезы, оставляя на руках дорожки. - Портос, быстро, бежим! – Тем временем ДАртаньян потянул друга за рукав. - Куда? – удивился Портос. – Ведь все кончено! - Ничего не кончено, нам нужно выследить этого палача! Пока он еще на помосте, мы можем подобраться поближе! - Ааа, ну, давайте попробуем, - добродушно согласился Портос и врезался всей мощью своего тела в толпу. Друзья проталкивались к эшафоту, на котором в этот момент происходило нечто, что мог бы заметить только тот, кто был в курсе настоящих событий. Но именно этого человека, которым был Арамис, на эшафоте уже не было. Аббат поспешил удалиться, чтобы найти поскорее своих друзей и сообщить им о том, что король спасен. Но на помосте все еще оставался палач. Он медленно подошел к корзине с головой короля и заглянул в нее, пряча зловещую улыбку. В ту же секунду он отшатнулся от корзины с возгласом ужаса и безотчетно погрозил кулаком небу, а уже затем опрометью бросился прочь с эшафота. Помощники палача принесли деревянный гроб, сгрузили туда тело, примостили голову и заколотили крышку. По приказу Оливера Кромвеля, короля должны были похоронить сразу же безо всяких почестей. Казалось, что Кромвель торопился стереть с лица земли даже упоминание о несчастном короле. Спустя полчаса, Атос вернулся в гостиницу. Он шел, не разбирая дороги и качаясь, словно пьяный, плечо нещадно разнылось и отдавало болью при каждом шаге. Друзей еще не было на месте. «Тем лучше..» - подумал Атос. Ему не терпелось сорвать с себя это ненавистное платье английского мастерового, казалось, что ткань жжет ему кожу. Проходя мимо зеркала, он на мгновение задержался, подняв на свое отражение глаза. И увидел на лбу большое пятно крови, смешавшееся с пылью. Прикоснувшись к нему пальцами, он понял, что это кровь короля, и лишился чувств. Король вынырнул из чуткого сна, услышав грохот в соседней комнате. Он подскочил на ноги и, взяв стоящую в углу шпагу одного из французов, твердой поступью вошел в комнату, откуда послышался шум. На полу в глубоком обмороке лежал граф де Ла Фер. Король отбросил шпагу и кинулся к нему. Первая мысль короля была, что тот ранен. Он схватил запястье Атоса и убедился, что пульс есть, пусть слабый, но ровный. Карл подхватил графа подмышки и усадил в стоящее рядом кресло. Затем огляделся вокруг себя и увидел, стоящий у зеркала кувшин с водой и чистое полотно для лица. Он смочил ткань в воде и приложил ко лбу бесчувственного француза. Через несколько секунд ресницы Атоса дрогнули и он медленно открыл глаза. Обведя комнату растерянным взглядом, Атос остановил наконец глаза на склонившемся над ним человеком. То, что он увидел было одновременно и чудесно, и ужасно. Над ним с улыбкой склонился Карл Стюарт, только что казненный на эшафоте по решению английского суда.

Черная Кошка: Представляю себе его удивление...

Madame de Guiche: Боже мой, что же будет с королем?!

Калантэ: Однако одной смерти он уже избежал... Правда, у Кромвеля ведь так и было рассчитано, чтоб ему! Рина, право, у вас дар интриговать!

stella: Лихо закрутили, надо сказать! А у Атоса был шанс еще раз в обморок упасть, увидев рядом покойника! Ничего, еще и Ла- Манш впереди. Джон- Френсис свое возьмет еще!

Черная Кошка: stella пишет: Ничего, еще и Ла- Манш впереди. Джон- Френсис свое возьмет еще! *Черная Кошка запасается валерьянкой*

Rina: stella, признаюсь, что мысль "уронить" графа второй раз в обморок у меня была и настойчиво стучалась в мозг. Но я посчитала, что это уже перебор. А то что-то он у нас с Калантэ на пару в двух фиках уже устал болеть, падать без сознания и терять кровь Сделаем передышку.

stella: Rina , так не получится дать отдохнуть: впереди фелука. Или вы радикальные изменения внесете?

Калантэ: stella пишет: А у Атоса был шанс еще раз в обморок упасть, увидев рядом покойника - мне тут же вспомнился доктор Ватсон-Соломин, увидевший Холмса-Ливанова, и миссис Хадсон, увидевшая то же самое - и дружно рухнувшие в обморок... :-)

Ленчик: Rina, вот хвостом чуяла, что будет что-то похожее, прочитав о болезни Вентворта и его намерении ехать в Лондон. Но спрашивать не рискнула (дабы не спалить контору ) Калантэ, а я-то думала, что мне это напоминает!)))

Rina: Ленчик, благодарю от всей неспаленной конторы

Диана: А потом удивляются, что у графа в старости сдало сердце. Вот так увидев спасенного, можно было окочуриться сразу, на следующие 10 лет не уже не хватило бы.

Nika: stella пишет: А у Атоса был шанс еще раз в обморок упасть, увидев рядом покойника! Хотя в принципе, Атос, как никто другой, знал, что мертвые иногда возвращаются (Это такой черный юмор, на всякий случай . )

Диана: Ника, тут вы правы. Граф, я думаю, предпочел бы всю оставшуюся жизнь встречаться с Карлом Стюартом, чем с Анной

Rina: Дамы, приношу свой пардон, постараюсь сегодня вечером выложить еще один эпизод. Запарка



полная версия страницы