Форум » Нас четверо! » Билет в оба конца. » Ответить

Билет в оба конца.

Rina: Как я и говорила, на долгое молчание меня не хватило. Правда летняя пауза затянулась. У меня давно крутилась в голове идея с подобным ООСом, таким махровым, чтобы никаких сомнений не возникало, что это именно он - ООС :) Автор: Рина Фандом: "Три мушкетера" Пейринг: мушкетеры, персонажи первой части трилогии, авторские персонажи и все, кто понадобится в ходе написания. Размер: как карта ляжет, но точно не мини. Жанр: ООС великий и ужасный Отказ: Мастер сам бы от такой больной фантазии отказался с удовольствием :) Ремарка: как и предыдущие мои фики - пишется в режиме "реального времени", с поправкой на загруженность автора и его настроение.

Ответов - 170, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Rina: Признаться честно, я ненавижу ночные дежурства. В нашей захудалой провинциальной больнице в маленьком немецком городке в ста километрах от Франкфурта и днем-то мало что происходит. Привозят фермеров, которые что-то нечаянно себе порезали или отрезали. Детей с коликами, да старушек с аритмией. Скукота. А ночью хоть вешайся и по стенкам бегай. И для чего я столько лет учился, да еще на этом чертовом немецком языке? Вы спросите, как меня тогда занесло в эту дыру? Так разве поехал бы я добровольно-то? Влюбиться меня в местную девушку угораздило. Жениться, как водится. А она свою «малую родину» ни в какую покидать не хочет. У нее тут пол деревни родственников и свой большой дом. И адвокатская практика. Даже в деревне нужны врачи и юристы. Вот и осел я в этой небольшой немецкой клинике, через несколько лет доработался до старшего врача в отделении хирургии. Еще через пару лет стану заведующим. Жизнь течет своим чередом. И только одно меня развлекает и отвлекает от повседневной обыденности моего существования. Мое хобби. Я не рыбак, не альпинист, бегаю по утрам лениво и не регулярно, на велосипеде езжу на работу. Хобби у меня другого порядка. Сколько себя помню – увлечением моим были романы Александра Дюма, трилогия о мушкетерах и ролевые игры. С годами увлечение это не прошло, трилогия так и осталась настольной книгой, наряду со справочником терапевта. Тот или другой том, в зависимости от настроения, всегда лежит у меня в сумке. Вы скажете, что тридцатипятилетний мужик с ранней сединой в черных волосах, с дипломом врача и стабильной работой совсем сошел с ума и заигрался? Не буду отрицать. Но и расстаться с мушкетерами мне не под силу… Собственно, к чему это долгое предисловие? Хочу я рассказать вам историю, которая случилась со мной около полугода назад и перевернула всю мою жизнь с ног на голову, потом обратно, а потом и вовсе подвесила в пространстве. Началось все именно во время одного из ночных дежурств в жаркую июльскую немецкую ночь. Как назло еще было полнолуние, и все в отделении были какими-то нервными. И персонал, и пациенты. Я сидел у себя в каморке в удобном кожаном кресле, пил кофе и перелистывал первую часть трилогии на французском, который выучил исключительно только ради того, чтобы прочитать «Три мушкетера» в оригинале. Около часа ночи ко мне заглянула наша медсестричка Ханна. - Герр Веселов, - тихим голосом позвала она меня. – Там новенького привезли. - Что, Ханна, опять дтп с участием косули? – потягиваясь, спросил я и встал. - Нет, - Ханна испуганно округлила глаза. – Там какой-то хулиган. Он пьян и у него вся голова разбита. - Бог мой! – я искренне удивился. – Неужели в нашем болоте хоть кто-то умудрился подраться до первой крови? Я на ходу застегнул халат и быстрым шагом дошел до приемной. У входа меня караулил Дитер – санитар с нашей скорой помощи. Молодой парень, который лучше бы смотрелся в роли вышибалы на входе в каком-нибудь модном франкфуртском ночном клубе. Высокий, широкоплечий, квадратное лицо и совершенно детская улыбка от уха до уха. - Доктор, только аккуратнее, пациент нервный попался. Я ему постарался объяснить, чтобы вел себя потише, но мне кажется, он не очень понимает по-немецки… - А по какому он понимает? – машинально спросил я, берясь за ручку двери. - Не знаю, - честно признался санитар, познания в географии и языковедении которого были весьма скудными. - Ну, разберемся, - вздохнул я и вошел. На кушетке спиной ко мне сидел сутулый худой человек в позе роденовского мыслителя. То, что он сидит в такой позе, я почему-то понял даже со спины. Мои шаги его не заинтересовали. - Доброй ночи, герр… не знаю как вас по имени, - начал я издалека. – Чем могу вам помочь? Пациент резко повернулся, и тут я увидел безумные глаза, кровь на правом виске, разорванную одежду. - Это вы?!!! – возопил человек по-русски, вскакивая с места. - Ну… я, - на всякий случай решил ответить я. - Вы здесь!.... когда там…. Они там…. А что вы???? – несвязано забубнил человек, двигаясь в моем направлении. - А кто там? И где? – спокойно спросил я, уже жалея, что отпустил Дитера. - Вы ведь их знаете, всех знаете, по именам… вы это...! – внезапно незнакомец успокоился и вернулся на кушетку. - Послушайте, у вас кровь на голове, я врач, давайте я сначала вас осмотрю, а потом вы мне все расскажете, идет? – я увидел, что взгляд безумца погас и всплеск агрессии прошел. Пора было приступать к работе. - Да, да, конечно, доктор… - тускло отозвался пациент, опуская голову. Я на минуту отвернулся к столу, чтобы натянуть перчатки. И вот это было моей самой главной ошибкой и, как я пойму намного позже, самой главной удачей. Со свистом кондиционированного воздуха пролетела за моей спиной какая-то тень, и мне на голову обрушилось что-то тяжелое. Последняя мысль, которая озарила мою ошарашенную голову, было что-то о недопитом кофе. *** В себя я приходил с трудом. Такой головной боли я не ощущал в своей жизни еще никогда, хотя мне случалось и напиваться до потери пульса, и получать сотрясения мозга. Но в этот раз боль была какого-то особого свойства. В голове перекатывался большой ртутный шарик, каждое движение которого вызывало дурноту. Глаза я открывал в три приема. Вначале чуть-чуть. Потом больше, пока, наконец, не разлепил совсем. Несколько секунд пространство плыло и вибрировало, а зрение отказывалось фокусироваться хоть на чем-то вещественном. Затем постепенно начали выявляться какие-то предметы. Серый потолок с деревянными балками. Фахверк что ли? Но я живу в современном доме. Небольшое окно с какими-то невнятными занавесками. А где жалюзи? Я чуть-чуть задрал голову. Опа, кровать имеет крышу. С нее по бокам свисает балдахин. Стоп. БАЛДАХИН? - Где я? – спросил я и вздрогнул от своего голоса. Осипшего и такого слабого, будто и не я вовсе говорил. Слева от меня кто-то зашевелился, заскрипел мебелью и тут же надо мной возникла странная взъерошенная физиономия. Обладатель физиономии несколько секунд внимательно смотрел на меня, обдавая не самым свежим дыханием, потом резко исчез. Я услышал стук каблуков, явно не женских, о деревянный пол, удаляющийся от меня и возглас: - Господин, господин, он пришел в себя! Я вновь остался наедине с головной болью. На всякий случай я постарался припомнить какое сегодня число и как меня зовут. Это первое, что могут спросить у человека после долгого обморока. Год я худо-бедно припомнил, 2013, а вот с числом произошла осечка. Видимо, я и до происшествия со мной его не очень-то знал. Спустя пару минут пол снова заскрипел под тяжестью чьих-то шагов. Я повернул голову вместе с ртутным шаром внутри в сторону, откуда раздавался шум. В проем с низкой притолокой вошел какой-то человек и, помедлив мгновение, шагнул к кровати. - Сударь, наконец-то вы пришли в себя, - раздался надо мной приятный глубокий мужской голос. Пытаясь собрать остатки внимания, я сосредоточил взгляд на лице, склонившегося надо мной человека. Молодой мужчина, с длинными до плеч черными волосами, спадающими крупными аккуратными локонами, эспаньолкой, правильными и, более того, красивыми чертами лица, внимательными светлыми глазами. Дальше – белый широкий воротник, отделанный кружевами, широкие рукава тонкой рубахи, кисти рук скрыты кружевными манжетами. Когда я успел уехать на ролевку? У меня ведь отпуск только через месяц и очередная встреча ролевиков назначена на конец августа. Разум снова начинал мутиться. Человек в эспаньолке меж тем спокойно и доброжелательно мне улыбался, затем опустился возле кровати то ли на стул, то ли на табурет. - Вы пролежали без сознания почти сутки, - спокойно сказал он. – Признаться честно, я даже начал думать, что вы уже не придете в себя, и наш мэтр ошибся со своим прогнозом. Сутки? Без сознания? Эка меня приложил чем-то этот полоумный. Надеюсь, без последствий для моей бедной головы. Они мне хоть МРТ сделали? И, черт побери, где я все-таки? И кто этот странный человек в маскарадном костюме? - Где я, - снова спросил я. - Ах, я не сказал вам, - спохватился мой непонятный собеседник. – Вы у меня дома. На улице Феру. Вы помните, что с вами случилось накануне? НА УЛИЦЕ ФЕРУ. Я ослышался? - Не совсем, - осторожно произнес я, почувствовав, как сердце мое бешено заколотилось от какой-то безумной догадки, которую я еще не допустил до воспаленного болью мозга. - На вас напали ночью прямо у меня под окнами. Пришлось вмешаться. Поняв, что уличные негодяи застали врасплох благородного человека, напав сзади и пятеро на одного, я не смог оставаться молчаливым наблюдателем. Но к тому моменту, как я сбежал вниз, увы, вас уже оглушили чем-то по голове. Нападавших я разогнал, а вас с помощью моего слуги перенес к себе и позвал лекаря. Разбойники… благородный человек… пятеро на одного… улица Феру… слуга… лекарь… улица Феру… Боже, неужели я сошел с ума? - Простите, а вы?... – прошептал я, цепляясь за последнюю возможность вернуться в реальность, услышав что-то типа «Герр Мюллер, актер погорелого театра деревни Бад-Васюки, мимо проходил…» - Атос, мушкетер его величества, к вашим услугам, - невозмутимо кивнул человек. Мир обрушился на мою бедную голову еще раз. Потолок в мгновение перевернулся и поменялся местами с деревянным полом, перед глазами закрутились какие-то белые пятна, а ртутный шар в голове разлетелся в клочья. Я снова отключился.

Nika: Rina, идея с переносом во времени типа "Янки при дворе короля Артура"? Начало вкусненькое!

stella: Риночка. слава богу! Я уже поскуливать начала, что тишина раздражает. В режиме реального времени- это в самый раз! Учитывая. как мы любим лезть под руку со своими предположениями, сказка непременно будет с вариациями?

Rina: stella, все в наших лучших традициях

Ленчик: Ииии! Ииииии!! Ииииииищё! И в том же духе, если можно)))

Калантэ: Подпрыгиваю и жду продолжения!

Диана: stella пишет: слава богу!Я уже поскуливать начала, что тишина раздражает. В режиме реального времени- это в самый раз! ППКС!

Камила де Буа-Тресси: Присоединяюсь к подпрыгивающим от нетерпения! И это описание Атоса... вроде ничего нового, а таким теплом на душу ложится... stella пишет: В режиме реального времени- это в самый раз! ППКС!

Rina: Дамы, благодарю за такой отклик, буду добавлять по мере возможности

stella: Госпожа Дразнилкина, так не честно. Открываю с утра тему, а там вместо продолжения:Дамы, благодарю за такой отклик, буду добавлять по мере возможности

Ленчик: stella, вы не одна купились))))

Виола: Рина, Занимаю очередь среди ждущих продолжения.

Rina: Мое следующее пробуждение от забытья проходило значительно быстрее, но моральное мое состояние сравнялось с физическим и, пожалуй, переплюнуло его по своей трагичности. Когда я открыл глаза, я окончательно и бесповоротно понял, что я, видимо… в коме. Так бывает, когда человек впадает в кому, он в ней продолжает как бы существовать, но в параллельной реальности. А уж какая это будет реальность – тут никто не знает. Заранее программу заказать не получится. Так что, судя по всему, моя реальность оказалась максимально сюрреалистичной. Я попал в книгу. В ту самую. В роман Александра Дюма-отца «Три мушкетера». Иначе как объяснить тот факт, что человек, который обеспокоенно склонился надо мной, представился именем Атоса? Собственно, сказал я себе, подняв глаза и встретившись взглядом с моим спасителем, куда я мог еще попасть, с учетом того, что трилогию я перечитываю по несколько раз в год? Заканчиваю и начинаю читать заново. В моем мозгу завязан «узелок» на всем, что касается любимого с детства романа. И вполне объяснимо, что в состоянии комы меня «выкинуло» именно сюда. Вопрос только в одном – насколько эта параллельная реальность… реальна? - Сударь, - сказал Атос, осторожно касаясь моего плеча. – Пожалуй, я вновь пошлю за врачом… - О, нет, господин Атос, - торопливо ответил я, только представив себе, чем может закончится лечение моего коллеги из XVII века. – Думаю, что мне уже гораздо лучше. Это была минутная слабость. Просто голова сильно кружится. - Ах, ну это пройдет через пару дней, - улыбнулся мушкетер. – Тогда я прикажу принести вам горячего бульона и вина. - Отличная мысль! – согласился я, вовремя проглотив слова «ок, супер». Атос вышел из комнаты, а я снова огляделся. Ртутный шарик в голове больше не катался, просто было ощущение, что голова чужая и вылита из чугуна. Подтянувшись, я постарался, не без труда, сесть на кровати. Когда предметы вокруг перестали кружиться, я смог рассмотреть пространство вокруг себя. Это была небольшая довольно светлая комната, не смотря на единственное окно, в которой стояла кровать, на которой восседал я, небольшой секретер и кресло перед ним. На спинке кресла была пристроена кожаная перевязь. У окна еще стояла длинная скамейка без спинки с резными ножками, на которой лежал голубой плащ, в котором я без труда признал мушкетерский, тут же притулилась шпага в ножнах. Возле кровати стоял табурет. На этом мебель заканчивалась. В комнату молча вошел человек, которого я увидел первым, когда пришел в себя. Он нес плошку с бульоном и бокал вина. Все это он ловко примостил на табурет и поклонился. «Гримо!» – мысленно проявил я догадливость. - Спасибо, - коротко кивнул я. Опыта общения со слугами у меня было не больше, чем у бегемота с участковым врачом. - Гримо, принеси одежду нашего гостя, - раздался с порога голос хозяина. Легендарный (для меня) Гримо исчез также безмолвно и тихо, как появился. После первых глотков вина и горячего бульона, который оказался таким жирным, что от неожиданности я чуть не подавился, мне стало полегче. - Сударь, не сочтите за наглость, - улыбаясь, произнес Атос. – Но я бы тоже хотел знать, кому имею честь оказать гостеприимство. - Ах, простите великодушно, - проглатывая бульон, пробормотал я. – Какая непростительная оплошность с моей стороны… Эээ…. А что делать-то? Кто я? Герр Веселов? Бред какой-то. Меня приняли за благородного человека, дворянина. Не хотелось бы разрушать такую приятную иллюзию. - Разрешите представиться, барон Генрих фон Хайтер, - произнесли мои губы практически против моей воли. В этот момент я почувствовал, что кто-то будто руководил мной, шептал на ухо и шевелил моими сухими губами. - Рад знакомству, барон, - Атос протянул мне руку, которую я, стараясь скрыть дрожь и чуть ли не благоговение, пожал настолько крепко, насколько мне позволяла моя слабость. Какая интересная у меня кома. Трехмерная, осязаемая, с запахами, вкусами, всеми чувствами и ощущениями. Ладонь Атоса оказалась теплой, сухой, а рукопожатие сильное, по-настоящему мужское. Если выживу и приду в себя, нужно будет описать все свои чувства. Это, пожалуй, и на диссертацию потянет. - Благодарю за то, что взяли на себя труд спасти мне жизнь, сударь, - сказал я, улыбнувшись. - Пустяки, - коротко бросил Атос, присаживаясь в кресло. В комнате снова материализовался Гримо с какими-то вещами в руках и шпагой. Он сгрузил все это на скамью возле мушкетерского плаща Атоса и протянул хозяину какой-то сложенный вчетверо лист сероватой бумаги. Я тем временем мысленно отметил, что занесло меня сюда в полном обмундировании. Шпага была при мне. На мое счастье, увлечение мушкетерской трилогией не ограничивалось у меня только чтением, но также распространилось на историческое фехтование и верховую езду. По самым скромным оценкам, это был неплохой джентльменский набор для Франции XVII века. - Барон, у вас из камзола выпало вот это письмо. Я его, разумеется, не разворачивал и возвращаю в целости и сохранности, - сказал Атос, протягивая мне бумагу. Ну, вот, не успел попасть в параллельную реальность, как и тут меня счета достали… Я развернул письмо и пробежал его глазами. Его содержание поразило меня почти так же, как появление королевского мушкетера. Видимо, по тому, как вытянулось мое и без того бледное лицо, Атос понял, что я слегка ошарашен, и вопросительно глянул на меня. - Однако… ничего себе попал на тот свет… - пробормотал я, опуская письмо. - Простите? - Сударь, прочтите его вслух, пожалуйста, а то мне кажется, что у меня все-таки помутился разум. Письмо перекочевало обратно в руки мушкетера. - Его сиятельству графу де Тревилю, капитану королевских мушкетеров, рекомендательное письмо… - начал читать Атос. Потом помолчал, вникая в текст, и поднял на меня глаза с такой задоринкой, что я вдруг улыбнулся. – Это же просьба зачислить вас в мушкетерский полк!

Nika: Rina, шикарнейший "янки", получается, каналья! Надеюсь, что барону все-таки больше повезет закрепиться в желаемой реальности, а?

Камила де Буа-Тресси: Ого, ничего себе поворот с письмом! Здорово! Маленький тапочек: по-моему тут явно что-то напутано... какая-то не очень гладкая фраза, как мне показалось: Rina пишет: Это была небольшая довольно светлая комната, не смотря на единственное окно, в которой стояла кровать, на которой восседал я, небольшой секретер и кресло перед ним. На спинке кресла была пристроена кожаная перевязь.

stella: Rina , кабы не ООС, спросила бы" А разве принимали в мушкетеров не французов и не подданных короля?" А так - все классно!

Rina: Камила де Буа-Тресси пишет: какая-то не очень гладкая фраза, как мне показалось: Русская языка такая сложная! Предлагаю учесть тот факт, что пишу я на одном дыхании, чтобы быстрее порадовать всех, не смотря на колоссальную загруженность, поэтому какие-то шероховатости в стилистике, которые могут встречаться, не должны вызывать панику у любезных читателей. У меня просто нет временных ресурсов по несколько раз проглаживать текст. написала и сразу сюда. stella, ООС развязывает мне руки. Но у нашего барона вполне может оказаться и французское подданство, у его семьи заслуги перед королевским домом... мы ведь еще сами до конца не знаем, как и наш герой, кто он, что он и почему сюда попал Посмотрим что будет дальше. Я лишь транслирую, что мне рассказывают мои герои

Rina: Я кисло ухмыльнулся. Это все прекрасно, когда ты читаешь или смотришь в кино. Приключения, драки, скачки, доблесть. А что на самом-то деле под этим всем скрыто? Кровь, раны, смерть, еще не развитая медицина, отсутствие антибиотиков, религиозный фанатизм, безрассудство. У каждой медали есть две стороны. И как бы я не любил весь этот мир, в который меня волею судеб занесло, но первая моя мысль после прочтения письма была: «А можно я в сторонке постою и понаблюдаю». Вы считаете меня трусом? Посмотрел бы я на вас, окажись вы на моем месте. Ну, да что уж там, назвался груздем… - Однако, барон, у вас серьезный покровитель, - сказал Атос, возвращая мне письмо. Я прочитал подпись. Некий д‘Альбер. Признаться честно, я не силен во французской знати, которая не описана в трилогии. Но раз сам Атос признает в нем серьезного человека, соглашусь. На всякий случай, я просто пожал плечами. - Если вы позволите, господин Атос, я бы хотел встать и одеться. Я и так слишком злоупотребил вашим гостеприимством, - решил я сменить тему. - Разумеется, барон, - мушкетер легко встал. – Я вернусь через четверть часа, нужно закончить письмо. Оставшись наедине, я сполз с кровати, стараясь не делать резких движений. На мне оказалась примерно такая же рубаха, как на Атосе, широкие темно-синие штаны. На скамье я обнаружил точно такой же синий колет, черную кожаную перевязь с серебряной пряжкой (а я не беден, однако!), черный длинный плащ. И, собственно, шпагу. Эфес у шпаги был простым, без каменьев и лишних загогулин, однако на видном месте был чеканный герб. Видимо баронского рода фон Хайтеров. Интересно, а такой на самом деле существовал? Так или иначе, но тот, кто меня сюда забросил, подготовился основательно. Алиби железное. Имя, герб, влиятельный покровитель. Чудеса, да и только. Я застегивал последний крючок камзола, когда на пороге снова появился Атос. - Где вы остановились в Париже, барон? – спросил он, прислонившись к дверному проему. - Пока нигде, - честно признался я. - В доме напротив, как я слышал от моей хозяйки, сдают комнаты. - Благодарю за наводку, сударь! – искренне поблагодарил я мушкетера, пожимая ему руку. – Пожалуй, прогуляюсь к вашим соседям. - А я зайду за вами утром, если вы не против, провожу к нашему капитану, мне все равно завтра в караул заступать, - Атос проводил меня до двери. – Если вы не передумали вступать в наши ряды?... Он вопросительно посмотрел на меня. Я глянул в его глаза и у меня снова закружилась голова от нереальности происходящего. Я, человек из XXI века, русский, живущий в Германии, старший врач отделения хирургии в клинике города N… жму руку королевскому мушкетеру, живущему только в моем воображении… или не только? Или все же существует эта параллельная реальность, о которой грезят все, кто увлечен книгами, фильмами. И фантастические романы не врут? - Нет, господин Атос, - уверенно ответил я. – Не передумал… Выходя на улицу, я в глубине души боялся, что за порогом квартиры на улице Феру ничего больше нет. Пустота. Что на этом «пространство» моей «комы» заканчивается и начинается небытие. Но я ошибся. Там была парижская улица. Узкая, булыжная мостовая, невысокие дома, вдалеке слышны какие-то голоса и стук копыт по камням, где-то громыхает повозка. Тут есть жизнь! Я задрал голову, уже начинало темнеть. Глубоко вдохнул воздух. Завтра я отправлюсь записываться в мушкетеры…

stella: Rina , четверка сделала славное приобретение: свой хирург на высшем уровне!

Камила де Буа-Тресси: Rina, я совершенно не в претензии, прекрасно все понимаю, просто решила указать на шероховатость. stella пишет: свой хирург на высшем уровне! Да, но ведь он хирург в другом времени... мне кажется, это немаловажно.



полная версия страницы