Форум » Нас четверо! » Билет в оба конца. » Ответить

Билет в оба конца.

Rina: Как я и говорила, на долгое молчание меня не хватило. Правда летняя пауза затянулась. У меня давно крутилась в голове идея с подобным ООСом, таким махровым, чтобы никаких сомнений не возникало, что это именно он - ООС :) Автор: Рина Фандом: "Три мушкетера" Пейринг: мушкетеры, персонажи первой части трилогии, авторские персонажи и все, кто понадобится в ходе написания. Размер: как карта ляжет, но точно не мини. Жанр: ООС великий и ужасный Отказ: Мастер сам бы от такой больной фантазии отказался с удовольствием :) Ремарка: как и предыдущие мои фики - пишется в режиме "реального времени", с поправкой на загруженность автора и его настроение.

Ответов - 170, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Rina: Признаться честно, я ненавижу ночные дежурства. В нашей захудалой провинциальной больнице в маленьком немецком городке в ста километрах от Франкфурта и днем-то мало что происходит. Привозят фермеров, которые что-то нечаянно себе порезали или отрезали. Детей с коликами, да старушек с аритмией. Скукота. А ночью хоть вешайся и по стенкам бегай. И для чего я столько лет учился, да еще на этом чертовом немецком языке? Вы спросите, как меня тогда занесло в эту дыру? Так разве поехал бы я добровольно-то? Влюбиться меня в местную девушку угораздило. Жениться, как водится. А она свою «малую родину» ни в какую покидать не хочет. У нее тут пол деревни родственников и свой большой дом. И адвокатская практика. Даже в деревне нужны врачи и юристы. Вот и осел я в этой небольшой немецкой клинике, через несколько лет доработался до старшего врача в отделении хирургии. Еще через пару лет стану заведующим. Жизнь течет своим чередом. И только одно меня развлекает и отвлекает от повседневной обыденности моего существования. Мое хобби. Я не рыбак, не альпинист, бегаю по утрам лениво и не регулярно, на велосипеде езжу на работу. Хобби у меня другого порядка. Сколько себя помню – увлечением моим были романы Александра Дюма, трилогия о мушкетерах и ролевые игры. С годами увлечение это не прошло, трилогия так и осталась настольной книгой, наряду со справочником терапевта. Тот или другой том, в зависимости от настроения, всегда лежит у меня в сумке. Вы скажете, что тридцатипятилетний мужик с ранней сединой в черных волосах, с дипломом врача и стабильной работой совсем сошел с ума и заигрался? Не буду отрицать. Но и расстаться с мушкетерами мне не под силу… Собственно, к чему это долгое предисловие? Хочу я рассказать вам историю, которая случилась со мной около полугода назад и перевернула всю мою жизнь с ног на голову, потом обратно, а потом и вовсе подвесила в пространстве. Началось все именно во время одного из ночных дежурств в жаркую июльскую немецкую ночь. Как назло еще было полнолуние, и все в отделении были какими-то нервными. И персонал, и пациенты. Я сидел у себя в каморке в удобном кожаном кресле, пил кофе и перелистывал первую часть трилогии на французском, который выучил исключительно только ради того, чтобы прочитать «Три мушкетера» в оригинале. Около часа ночи ко мне заглянула наша медсестричка Ханна. - Герр Веселов, - тихим голосом позвала она меня. – Там новенького привезли. - Что, Ханна, опять дтп с участием косули? – потягиваясь, спросил я и встал. - Нет, - Ханна испуганно округлила глаза. – Там какой-то хулиган. Он пьян и у него вся голова разбита. - Бог мой! – я искренне удивился. – Неужели в нашем болоте хоть кто-то умудрился подраться до первой крови? Я на ходу застегнул халат и быстрым шагом дошел до приемной. У входа меня караулил Дитер – санитар с нашей скорой помощи. Молодой парень, который лучше бы смотрелся в роли вышибалы на входе в каком-нибудь модном франкфуртском ночном клубе. Высокий, широкоплечий, квадратное лицо и совершенно детская улыбка от уха до уха. - Доктор, только аккуратнее, пациент нервный попался. Я ему постарался объяснить, чтобы вел себя потише, но мне кажется, он не очень понимает по-немецки… - А по какому он понимает? – машинально спросил я, берясь за ручку двери. - Не знаю, - честно признался санитар, познания в географии и языковедении которого были весьма скудными. - Ну, разберемся, - вздохнул я и вошел. На кушетке спиной ко мне сидел сутулый худой человек в позе роденовского мыслителя. То, что он сидит в такой позе, я почему-то понял даже со спины. Мои шаги его не заинтересовали. - Доброй ночи, герр… не знаю как вас по имени, - начал я издалека. – Чем могу вам помочь? Пациент резко повернулся, и тут я увидел безумные глаза, кровь на правом виске, разорванную одежду. - Это вы?!!! – возопил человек по-русски, вскакивая с места. - Ну… я, - на всякий случай решил ответить я. - Вы здесь!.... когда там…. Они там…. А что вы???? – несвязано забубнил человек, двигаясь в моем направлении. - А кто там? И где? – спокойно спросил я, уже жалея, что отпустил Дитера. - Вы ведь их знаете, всех знаете, по именам… вы это...! – внезапно незнакомец успокоился и вернулся на кушетку. - Послушайте, у вас кровь на голове, я врач, давайте я сначала вас осмотрю, а потом вы мне все расскажете, идет? – я увидел, что взгляд безумца погас и всплеск агрессии прошел. Пора было приступать к работе. - Да, да, конечно, доктор… - тускло отозвался пациент, опуская голову. Я на минуту отвернулся к столу, чтобы натянуть перчатки. И вот это было моей самой главной ошибкой и, как я пойму намного позже, самой главной удачей. Со свистом кондиционированного воздуха пролетела за моей спиной какая-то тень, и мне на голову обрушилось что-то тяжелое. Последняя мысль, которая озарила мою ошарашенную голову, было что-то о недопитом кофе. *** В себя я приходил с трудом. Такой головной боли я не ощущал в своей жизни еще никогда, хотя мне случалось и напиваться до потери пульса, и получать сотрясения мозга. Но в этот раз боль была какого-то особого свойства. В голове перекатывался большой ртутный шарик, каждое движение которого вызывало дурноту. Глаза я открывал в три приема. Вначале чуть-чуть. Потом больше, пока, наконец, не разлепил совсем. Несколько секунд пространство плыло и вибрировало, а зрение отказывалось фокусироваться хоть на чем-то вещественном. Затем постепенно начали выявляться какие-то предметы. Серый потолок с деревянными балками. Фахверк что ли? Но я живу в современном доме. Небольшое окно с какими-то невнятными занавесками. А где жалюзи? Я чуть-чуть задрал голову. Опа, кровать имеет крышу. С нее по бокам свисает балдахин. Стоп. БАЛДАХИН? - Где я? – спросил я и вздрогнул от своего голоса. Осипшего и такого слабого, будто и не я вовсе говорил. Слева от меня кто-то зашевелился, заскрипел мебелью и тут же надо мной возникла странная взъерошенная физиономия. Обладатель физиономии несколько секунд внимательно смотрел на меня, обдавая не самым свежим дыханием, потом резко исчез. Я услышал стук каблуков, явно не женских, о деревянный пол, удаляющийся от меня и возглас: - Господин, господин, он пришел в себя! Я вновь остался наедине с головной болью. На всякий случай я постарался припомнить какое сегодня число и как меня зовут. Это первое, что могут спросить у человека после долгого обморока. Год я худо-бедно припомнил, 2013, а вот с числом произошла осечка. Видимо, я и до происшествия со мной его не очень-то знал. Спустя пару минут пол снова заскрипел под тяжестью чьих-то шагов. Я повернул голову вместе с ртутным шаром внутри в сторону, откуда раздавался шум. В проем с низкой притолокой вошел какой-то человек и, помедлив мгновение, шагнул к кровати. - Сударь, наконец-то вы пришли в себя, - раздался надо мной приятный глубокий мужской голос. Пытаясь собрать остатки внимания, я сосредоточил взгляд на лице, склонившегося надо мной человека. Молодой мужчина, с длинными до плеч черными волосами, спадающими крупными аккуратными локонами, эспаньолкой, правильными и, более того, красивыми чертами лица, внимательными светлыми глазами. Дальше – белый широкий воротник, отделанный кружевами, широкие рукава тонкой рубахи, кисти рук скрыты кружевными манжетами. Когда я успел уехать на ролевку? У меня ведь отпуск только через месяц и очередная встреча ролевиков назначена на конец августа. Разум снова начинал мутиться. Человек в эспаньолке меж тем спокойно и доброжелательно мне улыбался, затем опустился возле кровати то ли на стул, то ли на табурет. - Вы пролежали без сознания почти сутки, - спокойно сказал он. – Признаться честно, я даже начал думать, что вы уже не придете в себя, и наш мэтр ошибся со своим прогнозом. Сутки? Без сознания? Эка меня приложил чем-то этот полоумный. Надеюсь, без последствий для моей бедной головы. Они мне хоть МРТ сделали? И, черт побери, где я все-таки? И кто этот странный человек в маскарадном костюме? - Где я, - снова спросил я. - Ах, я не сказал вам, - спохватился мой непонятный собеседник. – Вы у меня дома. На улице Феру. Вы помните, что с вами случилось накануне? НА УЛИЦЕ ФЕРУ. Я ослышался? - Не совсем, - осторожно произнес я, почувствовав, как сердце мое бешено заколотилось от какой-то безумной догадки, которую я еще не допустил до воспаленного болью мозга. - На вас напали ночью прямо у меня под окнами. Пришлось вмешаться. Поняв, что уличные негодяи застали врасплох благородного человека, напав сзади и пятеро на одного, я не смог оставаться молчаливым наблюдателем. Но к тому моменту, как я сбежал вниз, увы, вас уже оглушили чем-то по голове. Нападавших я разогнал, а вас с помощью моего слуги перенес к себе и позвал лекаря. Разбойники… благородный человек… пятеро на одного… улица Феру… слуга… лекарь… улица Феру… Боже, неужели я сошел с ума? - Простите, а вы?... – прошептал я, цепляясь за последнюю возможность вернуться в реальность, услышав что-то типа «Герр Мюллер, актер погорелого театра деревни Бад-Васюки, мимо проходил…» - Атос, мушкетер его величества, к вашим услугам, - невозмутимо кивнул человек. Мир обрушился на мою бедную голову еще раз. Потолок в мгновение перевернулся и поменялся местами с деревянным полом, перед глазами закрутились какие-то белые пятна, а ртутный шар в голове разлетелся в клочья. Я снова отключился.

Nika: Rina, идея с переносом во времени типа "Янки при дворе короля Артура"? Начало вкусненькое!

stella: Риночка. слава богу! Я уже поскуливать начала, что тишина раздражает. В режиме реального времени- это в самый раз! Учитывая. как мы любим лезть под руку со своими предположениями, сказка непременно будет с вариациями?

Rina: stella, все в наших лучших традициях

Ленчик: Ииии! Ииииии!! Ииииииищё! И в том же духе, если можно)))

Калантэ: Подпрыгиваю и жду продолжения!

Диана: stella пишет: слава богу!Я уже поскуливать начала, что тишина раздражает. В режиме реального времени- это в самый раз! ППКС!

Камила де Буа-Тресси: Присоединяюсь к подпрыгивающим от нетерпения! И это описание Атоса... вроде ничего нового, а таким теплом на душу ложится... stella пишет: В режиме реального времени- это в самый раз! ППКС!

Rina: Дамы, благодарю за такой отклик, буду добавлять по мере возможности

stella: Госпожа Дразнилкина, так не честно. Открываю с утра тему, а там вместо продолжения:Дамы, благодарю за такой отклик, буду добавлять по мере возможности

Ленчик: stella, вы не одна купились))))

Виола: Рина, Занимаю очередь среди ждущих продолжения.

Rina: Мое следующее пробуждение от забытья проходило значительно быстрее, но моральное мое состояние сравнялось с физическим и, пожалуй, переплюнуло его по своей трагичности. Когда я открыл глаза, я окончательно и бесповоротно понял, что я, видимо… в коме. Так бывает, когда человек впадает в кому, он в ней продолжает как бы существовать, но в параллельной реальности. А уж какая это будет реальность – тут никто не знает. Заранее программу заказать не получится. Так что, судя по всему, моя реальность оказалась максимально сюрреалистичной. Я попал в книгу. В ту самую. В роман Александра Дюма-отца «Три мушкетера». Иначе как объяснить тот факт, что человек, который обеспокоенно склонился надо мной, представился именем Атоса? Собственно, сказал я себе, подняв глаза и встретившись взглядом с моим спасителем, куда я мог еще попасть, с учетом того, что трилогию я перечитываю по несколько раз в год? Заканчиваю и начинаю читать заново. В моем мозгу завязан «узелок» на всем, что касается любимого с детства романа. И вполне объяснимо, что в состоянии комы меня «выкинуло» именно сюда. Вопрос только в одном – насколько эта параллельная реальность… реальна? - Сударь, - сказал Атос, осторожно касаясь моего плеча. – Пожалуй, я вновь пошлю за врачом… - О, нет, господин Атос, - торопливо ответил я, только представив себе, чем может закончится лечение моего коллеги из XVII века. – Думаю, что мне уже гораздо лучше. Это была минутная слабость. Просто голова сильно кружится. - Ах, ну это пройдет через пару дней, - улыбнулся мушкетер. – Тогда я прикажу принести вам горячего бульона и вина. - Отличная мысль! – согласился я, вовремя проглотив слова «ок, супер». Атос вышел из комнаты, а я снова огляделся. Ртутный шарик в голове больше не катался, просто было ощущение, что голова чужая и вылита из чугуна. Подтянувшись, я постарался, не без труда, сесть на кровати. Когда предметы вокруг перестали кружиться, я смог рассмотреть пространство вокруг себя. Это была небольшая довольно светлая комната, не смотря на единственное окно, в которой стояла кровать, на которой восседал я, небольшой секретер и кресло перед ним. На спинке кресла была пристроена кожаная перевязь. У окна еще стояла длинная скамейка без спинки с резными ножками, на которой лежал голубой плащ, в котором я без труда признал мушкетерский, тут же притулилась шпага в ножнах. Возле кровати стоял табурет. На этом мебель заканчивалась. В комнату молча вошел человек, которого я увидел первым, когда пришел в себя. Он нес плошку с бульоном и бокал вина. Все это он ловко примостил на табурет и поклонился. «Гримо!» – мысленно проявил я догадливость. - Спасибо, - коротко кивнул я. Опыта общения со слугами у меня было не больше, чем у бегемота с участковым врачом. - Гримо, принеси одежду нашего гостя, - раздался с порога голос хозяина. Легендарный (для меня) Гримо исчез также безмолвно и тихо, как появился. После первых глотков вина и горячего бульона, который оказался таким жирным, что от неожиданности я чуть не подавился, мне стало полегче. - Сударь, не сочтите за наглость, - улыбаясь, произнес Атос. – Но я бы тоже хотел знать, кому имею честь оказать гостеприимство. - Ах, простите великодушно, - проглатывая бульон, пробормотал я. – Какая непростительная оплошность с моей стороны… Эээ…. А что делать-то? Кто я? Герр Веселов? Бред какой-то. Меня приняли за благородного человека, дворянина. Не хотелось бы разрушать такую приятную иллюзию. - Разрешите представиться, барон Генрих фон Хайтер, - произнесли мои губы практически против моей воли. В этот момент я почувствовал, что кто-то будто руководил мной, шептал на ухо и шевелил моими сухими губами. - Рад знакомству, барон, - Атос протянул мне руку, которую я, стараясь скрыть дрожь и чуть ли не благоговение, пожал настолько крепко, насколько мне позволяла моя слабость. Какая интересная у меня кома. Трехмерная, осязаемая, с запахами, вкусами, всеми чувствами и ощущениями. Ладонь Атоса оказалась теплой, сухой, а рукопожатие сильное, по-настоящему мужское. Если выживу и приду в себя, нужно будет описать все свои чувства. Это, пожалуй, и на диссертацию потянет. - Благодарю за то, что взяли на себя труд спасти мне жизнь, сударь, - сказал я, улыбнувшись. - Пустяки, - коротко бросил Атос, присаживаясь в кресло. В комнате снова материализовался Гримо с какими-то вещами в руках и шпагой. Он сгрузил все это на скамью возле мушкетерского плаща Атоса и протянул хозяину какой-то сложенный вчетверо лист сероватой бумаги. Я тем временем мысленно отметил, что занесло меня сюда в полном обмундировании. Шпага была при мне. На мое счастье, увлечение мушкетерской трилогией не ограничивалось у меня только чтением, но также распространилось на историческое фехтование и верховую езду. По самым скромным оценкам, это был неплохой джентльменский набор для Франции XVII века. - Барон, у вас из камзола выпало вот это письмо. Я его, разумеется, не разворачивал и возвращаю в целости и сохранности, - сказал Атос, протягивая мне бумагу. Ну, вот, не успел попасть в параллельную реальность, как и тут меня счета достали… Я развернул письмо и пробежал его глазами. Его содержание поразило меня почти так же, как появление королевского мушкетера. Видимо, по тому, как вытянулось мое и без того бледное лицо, Атос понял, что я слегка ошарашен, и вопросительно глянул на меня. - Однако… ничего себе попал на тот свет… - пробормотал я, опуская письмо. - Простите? - Сударь, прочтите его вслух, пожалуйста, а то мне кажется, что у меня все-таки помутился разум. Письмо перекочевало обратно в руки мушкетера. - Его сиятельству графу де Тревилю, капитану королевских мушкетеров, рекомендательное письмо… - начал читать Атос. Потом помолчал, вникая в текст, и поднял на меня глаза с такой задоринкой, что я вдруг улыбнулся. – Это же просьба зачислить вас в мушкетерский полк!

Nika: Rina, шикарнейший "янки", получается, каналья! Надеюсь, что барону все-таки больше повезет закрепиться в желаемой реальности, а?

Камила де Буа-Тресси: Ого, ничего себе поворот с письмом! Здорово! Маленький тапочек: по-моему тут явно что-то напутано... какая-то не очень гладкая фраза, как мне показалось: Rina пишет: Это была небольшая довольно светлая комната, не смотря на единственное окно, в которой стояла кровать, на которой восседал я, небольшой секретер и кресло перед ним. На спинке кресла была пристроена кожаная перевязь.

stella: Rina , кабы не ООС, спросила бы" А разве принимали в мушкетеров не французов и не подданных короля?" А так - все классно!

Rina: Камила де Буа-Тресси пишет: какая-то не очень гладкая фраза, как мне показалось: Русская языка такая сложная! Предлагаю учесть тот факт, что пишу я на одном дыхании, чтобы быстрее порадовать всех, не смотря на колоссальную загруженность, поэтому какие-то шероховатости в стилистике, которые могут встречаться, не должны вызывать панику у любезных читателей. У меня просто нет временных ресурсов по несколько раз проглаживать текст. написала и сразу сюда. stella, ООС развязывает мне руки. Но у нашего барона вполне может оказаться и французское подданство, у его семьи заслуги перед королевским домом... мы ведь еще сами до конца не знаем, как и наш герой, кто он, что он и почему сюда попал Посмотрим что будет дальше. Я лишь транслирую, что мне рассказывают мои герои

Rina: Я кисло ухмыльнулся. Это все прекрасно, когда ты читаешь или смотришь в кино. Приключения, драки, скачки, доблесть. А что на самом-то деле под этим всем скрыто? Кровь, раны, смерть, еще не развитая медицина, отсутствие антибиотиков, религиозный фанатизм, безрассудство. У каждой медали есть две стороны. И как бы я не любил весь этот мир, в который меня волею судеб занесло, но первая моя мысль после прочтения письма была: «А можно я в сторонке постою и понаблюдаю». Вы считаете меня трусом? Посмотрел бы я на вас, окажись вы на моем месте. Ну, да что уж там, назвался груздем… - Однако, барон, у вас серьезный покровитель, - сказал Атос, возвращая мне письмо. Я прочитал подпись. Некий д‘Альбер. Признаться честно, я не силен во французской знати, которая не описана в трилогии. Но раз сам Атос признает в нем серьезного человека, соглашусь. На всякий случай, я просто пожал плечами. - Если вы позволите, господин Атос, я бы хотел встать и одеться. Я и так слишком злоупотребил вашим гостеприимством, - решил я сменить тему. - Разумеется, барон, - мушкетер легко встал. – Я вернусь через четверть часа, нужно закончить письмо. Оставшись наедине, я сполз с кровати, стараясь не делать резких движений. На мне оказалась примерно такая же рубаха, как на Атосе, широкие темно-синие штаны. На скамье я обнаружил точно такой же синий колет, черную кожаную перевязь с серебряной пряжкой (а я не беден, однако!), черный длинный плащ. И, собственно, шпагу. Эфес у шпаги был простым, без каменьев и лишних загогулин, однако на видном месте был чеканный герб. Видимо баронского рода фон Хайтеров. Интересно, а такой на самом деле существовал? Так или иначе, но тот, кто меня сюда забросил, подготовился основательно. Алиби железное. Имя, герб, влиятельный покровитель. Чудеса, да и только. Я застегивал последний крючок камзола, когда на пороге снова появился Атос. - Где вы остановились в Париже, барон? – спросил он, прислонившись к дверному проему. - Пока нигде, - честно признался я. - В доме напротив, как я слышал от моей хозяйки, сдают комнаты. - Благодарю за наводку, сударь! – искренне поблагодарил я мушкетера, пожимая ему руку. – Пожалуй, прогуляюсь к вашим соседям. - А я зайду за вами утром, если вы не против, провожу к нашему капитану, мне все равно завтра в караул заступать, - Атос проводил меня до двери. – Если вы не передумали вступать в наши ряды?... Он вопросительно посмотрел на меня. Я глянул в его глаза и у меня снова закружилась голова от нереальности происходящего. Я, человек из XXI века, русский, живущий в Германии, старший врач отделения хирургии в клинике города N… жму руку королевскому мушкетеру, живущему только в моем воображении… или не только? Или все же существует эта параллельная реальность, о которой грезят все, кто увлечен книгами, фильмами. И фантастические романы не врут? - Нет, господин Атос, - уверенно ответил я. – Не передумал… Выходя на улицу, я в глубине души боялся, что за порогом квартиры на улице Феру ничего больше нет. Пустота. Что на этом «пространство» моей «комы» заканчивается и начинается небытие. Но я ошибся. Там была парижская улица. Узкая, булыжная мостовая, невысокие дома, вдалеке слышны какие-то голоса и стук копыт по камням, где-то громыхает повозка. Тут есть жизнь! Я задрал голову, уже начинало темнеть. Глубоко вдохнул воздух. Завтра я отправлюсь записываться в мушкетеры…

stella: Rina , четверка сделала славное приобретение: свой хирург на высшем уровне!

Камила де Буа-Тресси: Rina, я совершенно не в претензии, прекрасно все понимаю, просто решила указать на шероховатость. stella пишет: свой хирург на высшем уровне! Да, но ведь он хирург в другом времени... мне кажется, это немаловажно.

Rina: Камила де Буа-Тресси пишет: Да, но ведь он хирург в другом времени... мне кажется, это немаловажно.Зрите в корень!!!

Nika: stella пишет: четверка сделала славное приобретение: свой хирург на высшем уровне! Это-таки немаловажно! Учитывая, что медецину там практиковал только Гримо, так тем более .

Диана: Rina пишет: Там была парижская улица. Узкая, булыжная мостовая, невысокие дома, вдалеке слышны какие-то голоса и стук копыт по камням, где-то громыхает повозка. Тут есть жизнь! Читая эти строки, я эту жизнь почувствовала так, будто сама попала туда. Но, ИМХО, даже будь врач в самом деле в коме, даже там слово "наводка" у Атоса вызвало бы вопрос "что, простите"? Да не, я помню про режим реального времени. Просто я в своем репертуаре. Нет, перенесение во времени со сменой одежды меня не смущает. Да, что ООС я вижу. И все же...

Madame de Guiche: Rina, von Heiter! Хорошо легло! И вообще - классно!

Rina: Диана пишет: слово "наводка"Да, тут осечка вышла, конечно, я уже потом думала об этом, но совершенно не было времени исправлять :)

Rina: Madame de Guiche, знала, что Вы оцените имя

stella: Rina , а нам на доступном русском?

Rina: stella, все просто на самом деле. Фамилия героя Веселов. По-немецки Heiter - веселый :)

Rina: Снять комнаты в доме напротив оказалось неожиданно просто. В Германии XXI века свою первую квартиру я искал три месяца, не мог договориться с тремя владельцами. То одно им не нравилось, то другое. А в Париже века XVII договориться с хозяином дома заняло ровно четверть часа. И, судя по всему, кредит доверия мной был получен исключительно благодаря моему внешнему виду. Облик знатного дворянина и внушительная шпага сказали за меня все. Мы ударили с хозяином по рукам, и я поселился в трех комнатах на втором этаже небольшого дома. Все три комнаты были размером с одну мою гостиную дома. Но какая разница человеку в коме, в какой обстановке он будет жить по ту сторону реальности? Голова все еще болела. Хозяин распорядился принести мне в комнату горячий ужин. Кусок мяса и бутыль вина. Они оказались как нельзя кстати. Съев свой ужин, я завалился спать на скромную деревянную кровать, застеленную простым льняным бельем и тут же уснул. Проснулся я от того, что в глаза светил один единственный луч солнца. Разумеется, я забыл закрыть ставни, поэтому солнце не постеснялось заглянуть ко мне. Каким-то причудливым образом большой солнечный заяц прискакал ко мне на кровать и устроился прямо на моем лице. Открыв глаза, я на удивление быстро вспомнил где я и кто я. Самочувствие было сносное. Будто с похмелья. Но жить можно. Одевшись в пока единственную мою одежду (с мыслями о том, что не мешало бы где-то разжиться другими деталями гардероба, например сменными рубашками. Избаловала меня современная цивилизация), я услышал снизу шум. Пристегивая шпагу на ходу, я спустился вниз. Удивительным образом я не разглядел вчера первый этаж моего нового жилища. А мой хозяин-то, оказывается, аптекарь! Цокольный этаж дома представлял из себя аптеку. Стены-стеллажи с кучей разного калибра склянок, какие-то засушенные пучки трав, подвешенные к потолку, большая корзина с лоскутами тряпок, видимо для корпии. Тут же на стойке примостился и перегонный куб, и реторты разные. В общем, реальная иллюстрация того, о чем я читал, еще будучи зеленым студентом-медиком. Значит мой арендодатель фактически мой коллега. Коллега стоял за стойкой и сосредоточенно что-то переливал из большой колбы в небольшую бутылку. - Доброе утро, сударь! – с поклоном поприветствовал он меня. - Доброе утро, мэтр! – ответил я, с интересом оглядываясь. - Вчера вечером вы не обратили внимание, что поселились в аптекарском доме? – с лукавой улыбкой поинтересовался хозяин. Я посмотрел на него, тоже улыбаясь. Это был полноватый невысокий человек с круглой лысиной, небольшими ловкими руками и черными глазами. Как же он вчера представился? Мэтр Боме! Точно! - Признаюсь, мэтр Боме, что не заметил всех этих склянок. Но запах… - О, да, - пожал плечами аптекарь. – Этот запах никогда не выветривается. «Мне ли не знать» - подумалось мне. В этот самый момент колокольчик над дверью нервно брызнул нестройной трелью, и на пороге появился Атос. На мгновение сердце у меня провалилось куда-то далеко с гулким стуком. При том, что я вовсе не впечатлительная девица, а вполне себе суровый хирург. И к мужчинам у меня нет никакого влечения. Но появление любимого литературного героя в мушкетерском плаще с вышитым серебряным крестом, в шляпе с плюмажем, со спокойной улыбкой на красивом лице, именно таком, как описано в книге… это появление заставило мое сердце трепетать от, подступившего вновь, ощущения нереальности. - Барон, рад, что вам лучше и вы уже на ногах! – кивнул мне Атос, протягивая в ответ руку. – Как и обещал, зашел за вами. - Благодарю вас, сударь, - пожимая руку с легким поклоном сказал я. – Я уже полностью готов и только беседую с моим гостеприимным хозяином. - Доброе утро, господин мушкетер, - мэтр Бомэ поклонился почтительно, но с достоинством, как любой уважающий себя серьезный ремесленник. Атос молча наклонил голову в качестве приветствия. В первое мгновение мне показалось это не совсем вежливо. И тут же я себя одернул: эй, доктор Веселов, ты не в своем времени, Атос знатный вельможа, хоть и скрывается под плащом королевского солдата, а Бомэ мещанин. Между ними такая пропасть, как между тобой, простым провинциальным врачом и владельцем завода Мерседес. Не мешает и мне на время, пусть и неопределенное, отказаться от своих демократических замашек. Тут не все равны. Ой, как не равны…

Rina: По многочисленным просьбам продолжу-ка я потихоньку выкладывать свои попадансы Пока мы шли от улицы Феру до дворца капитана королевских мушкетеров, я как флюгер вертел во все стороны головой и мысленно пытался избавиться от кучи стереотипов, которые засели во мне. Во-первых, нам, увлеченным мушкетерской темой людям, свойственно порой слегка идеализировать ту эпоху. А во-вторых я хорошо знаю современный Париж. Все это накладывалось теперь на реальную (насколько она реальна – это, конечно, был вопрос) картинку, которая представала перед моими глазами. Узкие мощеные булыжниками улицы, довольно безликие дома, текущая по стокам грязная вода, которая больше походила на зловонную жижу, в которой не стоило труда признать то, что в наше время называют красивым словом «канализация». В окнах вывешены какие-то перины, тряпки, то и дело высовываются женщины в чепцах или без и, не стесняясь прохожих, выкидывают что-то прямо на мостовую. Прохожие неловко отпрыгивают в сторону, грозят кулаком или вяло ругаются. То и дело по улице с громким стуком копыт проезжают всадники, от которых людям приходиться жаться по краям. А уж если карета с жутким грохотом проедет, так горожане и вовсе врассыпную. Не дай Бог еще задавят. Меж тем, мой спутник шел с совершенно невозмутимым видом, ловко уворачиваясь от всех, пару раз раздав увесистых тумаков горожанам, мешающим пройти, которые впрочем с почтением и покорностью расступались. Я старался поспевать за ним, подмечая манеру поведения. Вряд ли расшаркивание с каким-нибудь подмастерьем на виду у всех добавили бы к моему образу знатного дворянина нужные оттенки. Необходимо было как можно скорее принимать «правила игры». - Вот мы и на месте, барон, - сказал Атос, останавливаясь перед высокими, искусно выполненными воротами большого особняка. – Там во дворе толпятся мои сослуживцы, давайте постараемся миновать их компанию как можно быстрее, иначе мы не успеем к утреннему приему господина де Тревиля. Я молча кивнул и поторопился за мушкетером, который ускорил шаг и быстро стал пересекать двор, в котором действительно было уже довольно много людей, почти все в мушкетерских плащах, кое-кто в штатском. Но я не успел как следует разглядеть посетителей, как мы вбежали по широкой лестнице (той самой – отметил я про себя) и оказались в холле с высокими потолками, какими-то античными скульптурами по углам и минимумом мебели. Там тоже стояло с десяток человек, разбившись по группам. Как только мы вошли в помещение, от одной из групп отделился стройный молодой человек с очень красивой, можно сказать женственной внешностью, и в три шага оказался возле нас. - Атос, рад вас видеть! – Молодой мушкетер слегка поклонился Атосу. – Вы как раз вовремя, де Тревиль только начал прием. - Доброе утро, Арамис, - приветливо ответил Атос. – А что же вас привело к капитану? Вроде бы новое расписание дежурств вчера передал Леруа. - Мне бы хотелось испросить один день отпуска, - заметно покраснев, ответил Арамис. Появление второго легендарного мушкетера я воспринял уже спокойнее, хотя ощущение нереальности снова забило в висках. Я лишь отметил, что при ближайшем рассмотрении будущий аббат выглядел все же более мужественно и воинственно, чем его принято описывать. Он был просто еще молод. «Интересно, а Д’Артаньян уже в Париже?...» - подумалось мне. - Вы не представите меня вашему знакомому, Атос? – с некоторой досадой в красивом голосе произнес Арамис, уставившись на меня с выражением, которое трудно было идентифицировать, как какое-то определенное. То ли доброжелательно, то ли настороженно, то ли высокомерно… - Ах, да, простите мне мою невежливость, Арамис, - спохватился Атос, поворачиваясь ко мне. – И вы извините, барон. Позвольте представить вам моего друга и однополчанина господина Арамиса. Арамис, позвольте познакомить вас с моим новым соседом бароном фон Хайтером. Мы церемонно раскланялись с Арамисом. Мушкетер с интересом посмотрел на меня и спросил: - Барон, простите за любопытство, но по вашему имени я могу сделать вывод, что вы немец? - Да, сударь, но я воспитывался во Франции, - ответил я и сам не понял, почему я так ответил. В этом странном мире порой мною руководил кто-то, кого я пока не знал. - Рад знакомству, барон! – ответил Арамис, будто эти мои слова были лучшей моей рекомендацией. - Взаимно, господин Арамис, - поклонился я еще раз, решив, что лишним это не будет. Тем временем в холле произошло какое-то движение и распахнулись двери одного из залов.

stella: Лед тронулся!

Rina: Тем временем в холле произошло какое-то движение и распахнулись двери одного из залов. - Господа, господа, у меня сегодня только час и потом я должен буду покинуть вас, мне нужно к королю, - произнес уверенный голос, и все повернулись в ту сторону, откуда он раздался. В проеме распахнувшихся высоких дубовых деверей стоял среднего роста мужчина в мушкетерском плаще, который был точно такого же оттенка, как и плащи рядовых солдат, однако расшит он был намного богаче, что сразу выделяло его владельца среди толпы. Атос коснулся моего плеча и подал знак двигаться за ним. Мы, аккуратно лавируя между другими посетителями, жаждущими аудиенции у капитана мушкетеров, пробились в авангард. Де Тревиль сразу же увидел Атоса и кивнул ему. Атос поклонился и кивнул мне. - Господин Атос, попрошу вас зайти ко мне в кабинет на пару слов! – распорядился де Тревиль и, резко развернувшись на каблуках, скрылся в своих покоях. Люди вокруг нас негромко зароптали, а я почувствовал себя человеком, который вместо того, чтобы отстоять общую очередь, полез вперед. Но деваться было некуда, я пошел за Атосом, который с абсолютно невозмутимым выражением лица прошествовал в кабинет капитана. Кабинет де Тревиля был обставлен с необыкновенным вкусом, посреди стоял большой стол удивительной резной работы, на столе были разбросаны бумаги и свитки, перья, какие-то карты. В общем, вполне себе рабочий бардак. Капитан повернулся к нам лицом и оказался человеком лет под сорок с серьезным, волевым лицом и весьма хитрым и задорным выражением черных глаз. Одним словом – гасконец. - Кого вы привели ко мне, Атос? – улыбаясь, спросил капитан. - Позвольте представить вам господина барона фон Хайтера, у него есть к вам одно весьма важное дело, господин капитан, - также улыбнувшись, сказал Атос и отступил, открыв капитану обзор. Я предстал перед ним во всей своей красе, со слегка опухшей физиономией, и почувствовал, что краснею, как юнец. - Так, так, - сказал де Тревиль, закладывая руки за спину. – Уж не посол ли вы чей-нибудь, господин барон? - Нет, господин капитан, - пытаясь справиться с сухостью во рту, произнес я. - У меня есть… рекомендательное письмо… к вам… - Что ж, давайте сюда ваше рекомендательное письмо, - с легким разочарованием сказал Тревиль, протягиваю руку. Видимо, ему чуть ли не каждый день приходили податели рекомендательных писем с надеждой попасть в мушкетерский полк. Я спешно вытащил из грудного кармана ту бумагу, которую мне вчера вернул Атос и с поклоном протянул капитану. Де Тревиль очень быстро пробежал глазами написанные строки, и по мере прочтения лицо его просветлилось. - Эх, а давненько мне не приносили такого рода рекомендательных писем, по прочтению которых почти все вопросы сразу пропадают! Пожалуй, последним таким соискателем был наш общий знакомый гасконец, а Атос? «Д’Артаньян!» - громко раздалось в моей голове. - Что ж, господин фон Хайтер, могу сказать одно – ваша рекомендация прекрасна, что скрывать. Есть только одна загвоздка – вы немец по происхождению, в мушкетерский полк принимают только французов. И я, честно признаться, не знаю как обойти этот щепетильный момент. - Барон вырос во Франции, сударь, - подал голос Атос. - О да, и насколько мне известно, вы немец только наполовину? Разве род фон Хайтеров не породнился с… напомните-ка мне, молодой человек, с кем? - де Тревиль внимательно смотрел на меня, слегка наклонив голову. «Проверяет…» - подумалось мне. Вслух же я сказал: - С домом де Брольи, моя мать из этой семьи, господин капитан. - Точно, точно, барон, де Брольи славный род, - закивал капитан, будто бы обрадовавшись моему правильному ответу. Я поклонился, незаметно с облегчением выдохнув и в очередной раз подивившись тому, что кто-то диктует мне имена, фамилии и прочие подробности биографии. - Что же, с моей стороны нет никаких возражений к тому, чтобы принять вас в мой полк, многие дворяне из хороших семей… - тут Тревиль сделал многозначительную паузу и мельком глянул на Атоса, который сосредоточенно разглядывал одну из картин на стене, изображавшую какую-то битву. – Служат под моим началом. Осталось дело только за малым, чтобы король подписал ваше прошение. Этим я займусь сегодня лично, у меня как раз через сорок минут аудиенция у его величества. - Благодарю вас, господин де Тревиль, уверен, что не посрамлю плащ королевского мушкетера и достойно послужу его величеству! – я уже устал кланяться, но что поделаешь. - Прекрасно, господа! В таком случае, я вас более не задерживаю, о решении короля я сообщу вам, Атос, поскольку пока не знаю, где поселились вы, барон. - Мы живем на одной улице, господин капитан, -Атос отвесил прощальный поклон, и мы покинули кабинет де Тревиля. Я вышел на совершенно ватных ногах и, пожалуй впервые, подумал о том, что не хочу выходить из этой комы.

Виола: Rina, продолжайте продолжать)

Nika: Я согласна с Виолой .

Rina: Спасибо, Дамы, стараюсь для всех благодарных читателей

Rina: Я вышел на совершенно ватных ногах и, пожалуй впервые, подумал о том, что не хочу выходить из этой комы. Атос молча шел рядом со мной, пока мы не покинули пышный особняк капитана мушкетеров. У ворот он остановился. - Теперь остается только ждать решения его величества, - спокойно сказал мой проводник в мир приключений. – Здесь я вас покину, барон, мне нужно нанести еще пару визитов, а завтра я заступаю в караул. Но вечером, если пожелаете, вы можете найти меня в Сосновой шишке, это трактир, знаете… - Знаю, господин Атос, - машинально ответил я, погруженный в свои мысли и тут же прикусил язык. - Хм, а вы неплохо ориентируетесь в злачных местах Парижа, - усмехнулся Атос и, прикоснувшись к шляпе, пошел в сторону Лувра. Да, черт побери, я оказывается неплохо ориентировался в Париже. Будто во мне был впаян какой-то навигатор, который мне автоматически выдавал названия улиц, направления, адреса. Так, будто в этом городе я действительно провел значительную часть своей жизни. Например, я точно определил, что Атос отправился именно к Лувру. И я знал, на какой улице располагается знаменитая «Сосновая шишка». С этим новым для меня ощущением я отправился гулять по Парижу. Не так часто выпадает возможность погулять по городу, которого на самом деле больше не существует. Вернее, он, конечно, существует. Но он совсем-совсем другой. Шумный, суетливый, наполненный туристами, современный. И только те, кто посвящен в его тайну, бродят по его людным улицам с задумчивыми улыбками, прикасаются к камням старинных зданий, задумавшись стоят на мосту Менял, вглядываясь в неспешные воды Сены. Так и я когда-то топтал мостовые того, современного мне Парижа, шарахаясь от продавцов туристической мишуры, и пытаясь уединиться с городом, в котором жили герои любимых романов. А сейчас… сейчас я стоял на Улице Старой голубятни, как гласила небольшая табличка на доме напротив… В начале улицы послышались гулкие шаги, звон шпор и голоса. В мою сторону шла компания мужчин, человека три. Шли они как-то странно, тот, что был в центре, самый рослый, широкоплечий, обнимал двух других за плечи. Но это было не дружеское объятие. Он будто провис между двух своих спутников, еле волоча ноги. Я отошел в сторонку, чтобы не мешаться на их пути. Когда компания приблизилась ко мне на расстояние нескольких метров и хорошей видимости, я прикусил губу… похоже, что я знал, как минимум одного из них. Того самого, что, похоже, был не в состоянии идти без посторонней помощи. - Де Брюи, осторожно, мы уже почти пришли, - сказал один из тех, кто поддерживал великана. – Это где-то здесь. Черт побери вас, Портос, с вашей скрытностью. В каком из домов вы живете? Но тот, к кому был обращен вопрос, только промычал что-то в ответ и покачал головой. Да, это был тот самый Портос, теперь не оставалось никаких сомнений. Но что-то с ним было явно не так. Неужели пьян вдребезги? Странно… Не припомню за ним таких склонностей… Хотя… И тут мой взгляд упал на мостовую. По ней с той стороны, откуда пришли люди, тянулась кровавая дорожка. Кровь я могу распознать при любом освещении. Я, как вампир, практически чувствую ее запах. Сколько пришлось мне ее повидать в жизни. Мужчины остановились в растерянности, не зная в какой из домов постучаться. Во мне боролись два человека: первый был новоиспеченный барон, которого волею судеб занесло в Париж времен мушкетеров и который пока еще до конца не разобрался кто он и зачем он здесь. Второй – обычный районный хирург, перед носом которого находится раненый человек. Первому не стоило бы вмешиваться во всякие истории до поры до времени. Второму… у второго просто нет выбора. Врач победил. Произошло это так быстро, что я даже не успел ничего сообразить, как уже громко говорил: - Боже, Портос, что случилось?! – в мгновение ока я уже возле незнакомцев, поддерживающих почти потерявшего сознание мушкетера. - Вы кто, сударь? Вам что надо? – резко спросил тот, которого назвали именем де Брюи. – Откуда вы знаете господина Портоса? - Я знакомый господина Атоса, сударь, мое имя барон фон Хайтер, - ответил я, параллельно пытаясь вглядеться в лицо раненого. – Вы ищете дом господина Портоса? Так вот же он! Я отступил на шаг и указал на тот самый дом, на табличке которого я прочел пять минут назад название улицы. Откуда я мог знать, что именно тут живет славный мушкетер? На этот вопрос ответа не было. Я просто знал. - Что с ним случилось? – осторожно спросил я. - Это сейчас не важно, сударь, нам нужно поскорее его доставить домой и… - Позвать лекаря, - тихо добавил один из мужчин. - Позвольте я помогу, - выдавил я из себя. – Я немного сведущ в медицине и смогу облегчить страдания раненого, пока не придет врач. Эти слова я уже договаривал на пороге дома, дверь которого распахнула испуганная хозяйка, вызванная громким и требовательным стуком в дверь. Портоса отвели в его комнаты и уложили на кровать. Сопроводившие его дворяне как-то очень быстро разошлись. В комнате остался только де Брюи, который с подозрением смотрел на то, как я первым делом приложил руку к шее мушкетера, слушая пульс. В книге обычно брали за запястье – промелькнуло у меня в голове. Но мне было не до соблюдения исторических и литературных условностей. - Сударь, вы хотели позвать лекаря? – спросил я нетерпеливо. Мне не хотелось осматривать рану в присутствии этого незнакомца, мои действия могли показаться ему странными. - Да, я пришлю мэтра Вилье, - ответил он. – Что-то я не припомню вас в компании господ Атоса, Портоса и Арамиса, сударь. - Вы намереваетесь сейчас устроить мне допрос или все-таки мы прежде вызовем лекаря к раненому? – я начинал терять терпение, но сдерживался. – Если вы не верите мне, можете поискать господина Атоса и узнать у него, знаком ли он со мной. Ежели господин Атос этого вам не подтвердит, я к вашим услугам. Из этой комнаты я не уйду, пока не увижу, что господину Портосу оказана необходимая помощь! Де Брюи смотрел прямо мне в глаза несколько мгновений, потому вдруг потупил взгляд и шагнул к выходу. - Хорошо, сударь, я отправляюсь за мэтром Вилье, - сказал он и исчез за дверью. - И позовите ту женщину, что открыла нам дверь! – крикнул я ему вслед. Оставшись, наконец, наедине с Портосом, который как только оказался в горизонтальном положении окончательно потерял сознание, я перевел дыхание и сосредоточился на работе. В голове пульсировала одна мысль – лекарств нет. Никаких привычных. Антибиотиков и обезболивающих нет. Еще не изобрели. Инструментов тоже нет. Есть мои руки и отличное знание анатомии. И есть некоторые познания в народной медицине. Негусто. Но и на том спасибо. Ленчик, в тексте умышленно оставлено один раз словосочетание "вызовем лекаря", это необходимо для дальнейшего развития сюжета :)

Ленчик: Rina, да что ж вы, изверг, на таком месте оборвали-то? И где, к слову сказать, шляется хозяйственный Мушкетон? Нет бы, пользу какую приносил... Редиска. Нехороший человек. PS: микро-тапок - почему-то не укладывается у меня формулировка "вызвать лекаря". Может, "послать" за оным?

Rina: Тапок принимается :) действительно слишком современно звучит, утром ееречитывала и думала над термином :) спасибо! Мушкетон появится ) с телефона редактировать текст пытка, так что вечером исправлю

Калантэ: Рина, еще!!!

stella: Rina , а мне нравится, что вы первая, кто Портоса потрошит. А то все Атос или, на худой случай, Арамис у нас в раненых ходит.

Rina: stella, я решила восстановить справедливость!

Rina: На секунду я остановился, глядя на лежащего передо мной человека. Настоящий богатырь, крупная красивая голова с пышной чуть вьющейся шевелюрой, бледное лицо, покрывшееся испариной, широкие развернутые плечи. Он совсем не был похож на того, кого изображали в разных киноэкранизациях. Там чаще всего Портос выглядел эдаким простодушным добряком. Этот же был по виду куда серьезнее. На светло-сером штатском камзоле сбоку справа в области шестого ребра расплылось темное широкое кровавое пятно. Под плащом, который с мушкетера предусмотрительно сняли, его видно не было. Зато теперь во всей красе. Я достал свой кинжал и вспорол ткань камзола. Кровь все еще сочилась из неровных краев раны. Так, ланцета у меня нет, придется зондировать подручными средствами… На этой мысли меня прервал скрип двери. Я оглянулся. На пороге стоял человек, по виду простого происхождения, крутящий круглую шляпу в руках. Лицо у него было простецкое, но очень взволнованное. Человек растерянно топтался на пороге и пытался через мое плечо заглянуть на Портоса. «Ба, так это же Мушкетон! Как же я сразу не догадался?!» - осенило меня. - О, очень кстати вы пришли! – сказал я. – Вы ведь слуга господина мушкетера? - Д…да, - удивленно воззрился на меня Мушкетон. На лице его был написан вопрос. Но времени на него отвечать у меня не было. - Быстро идите вниз к хозяйке дома и принесите мне горячей воды и побольше огня! – скомандовал я, отворачиваясь к раненому. Мое распоряжение было выполнено молниеносно, хозяйка уже давно грела воду. Так бы некоторые наши медсестры работали! Тем временем я зондировал рану прокаленным на огне кинжалом. «Хм, господин Портос, а что это вы у нас сознание-то потеряли? Рана пустяковая, лезвие прошло по касательной, вспороло кожу и ткнулось в шестое ребро острием. Да, болезненно чертовски, но не смертельно ни капельки, даже внутренние органы не повреждены. Разве что крови мог потерять много, пока до дома добрался…» - такие мысли бродили у меня в голове, пока я отирал кровь сунутыми мне под руки полотняными тряпками. Мушкетон стоял тут же и с мольбой в глазах следил за моими движениями. Я поднял на него взгляд и сказал: - Помогите-ка мне снять с него остатки этого прекрасного камзола. В четыре руки с Мушкетоном мы высвободили могучий торс Портоса, который потихоньку начинал приходить в себя. Веки его дрогнули, с губ сорвался стон. Наконец, он открыл глаза и невидящим взглядом уставился на меня. Я состроил доброжелательную мину. - Где я? – глухо спросил мушкетер. - У вас дома, сударь, - ответил я, разрывая очередное полотно на какое-то подобие бинтов. До прихода врача нужно было перебинтовать рану, чтобы остановить кровь. По хорошему следовало бы зашить. Но никакого шовного материала у меня, разумеется, не было. - А вы… лекарь? – Портос постарался сосредоточиться на моем лице. - Нет, мое имя барон фон Хайтер, я случайно оказался свидетелем того, как вас привели сюда, и вызвался оказать первую помощь, пока не придет лекарь, - говоря это, я быстро смастерил тампон и начал бинтовать рану. - Немец что ли? – Портос не смог скрыть презрительную мину. - Почти, - усмехнулся я. – Тише, тише, господин Портос, не надо так резко двигаться, я уже почти закончил. Именно в этот момент в комнату, тяжело ступая, вкатился полный высокий человек в черном одеянии и с блестящей лысиной. За его спиной маячил уже знакомый мне де Брюи. - Где тут раненый? – пробасил толстяк. - Прошу, мэтр, - я уступил место у кровати. – Рана легкая, внутренние органы не задеты, ушиб ребра. Лекарь даже не посмотрел на меня. Мой коллега был, видимо, очень уверен в себе. Я пожал плечами и отошел. Вилье занял мое место на табурете возле кровати и канонически, со скорбным выражением лица, взялся за запястье больного. Я проглотил улыбку. Мне было, конечно, страшно интересно посмотреть на то, как делает осмотр врач XVII века, о методах лечениях которого я мог только читать в исторических медицинских трудах, но оставаться в комнате дольше было просто неприлично. Пора было ретироваться. Все, что от меня зависело я сделал. - Сударь, если у вас ко мне больше нет вопросов, я с вашего позволения откланяюсь, я и так потерял здесь много времени, - шепотом сказал я де Брюи, который, скрестив руки на груди, стоял в дверях. - Нет, барон, вопросов нет, если вы дружны с господами мушкетерами, то мы с вами еще встретимся, - странным тоном ответил Брюи, смерив меня взглядом. - Непременно, - пробормотал я и вышел. Уже оказавшись на улице, я заметил, что руки мои все еще в крови. Быстро надев перчатки, я бодро зашагал в сторону своего дома, благо он находился недалеко. До вечера оставалась еще уйма времени.

Nika: Rina, это хорошо, что хоть у вас ранили Портоса, а не как обычно, Атоса или Арамиса. .

Rina: Nika, проблема в том, что герой у меня врач Надо же куда-то применять его таланты...

Nika: Rina, ну, герой не только у вас, только обычно таланты применялись на господине Атосе . В смысле, спасибочки за оригинальности жертвы .

Ленчик: Не нравится мне что-то этот ваш де Брюи... Ой не нравится. И дело даже не в том, что я его готовить не умею

Калантэ: Ленчик - ну ты еще не пробовала просто... Ежели как следует нашпиговать... или отбить колотушкой... :-) Какой-то он, этот Брюи, подозрительный, точно. Rina , на всякий случай тут еще один тапочек завалялся, корректорский. "заглянуть на Портоса" - наверное, все-таки "заглянуть через плечо, чтобы увидеть Портоса", или "через плечо посмотреть на Портоса" - как-то так, не? :-)

Эжени д'Англарец: Калантэ пишет: Какой-то он, этот Брюи, подозрительный, точно По-моему, он видит в главном герое кардинальского шпиона. А то еще, может быть, этот де Брюи сам «засланный казачок», есть у меня такое ощущение.

Ленчик: Калантэ пишет: Какой-то он, этот Брюи, подозрительный, точно. Ну, а с третьей стороны, если б со мной мило беседовал товарищ в руками в крови, а потом, так их и не помыв, мирно пошел по своим делам... Я б, наверно, тоже стала... подозрительной :)

анмашка: Nika пишет: это хорошо, что хоть у вас ранили Портоса, а не как обычно, Атоса или Арамиса. Согласна.

Rina: Вечер наступил настолько быстро, что я даже не успел заметить, как на Париж опустились сумерки, на улицах кое-где зажглись факелы и фонари на домах, а где-то недалеко тревожно заголосил колокол. И хотя мне нетерпелось поскорее отправиться в "Сосновую шишку", интерьер и атмосферу которой я так часто старался представить себе, тем не менее все то время, что я просидел от греха подальше в одиночестве в своей комнате, я предавался невеселым размышлениям. Как бы интересно мне не было в этом литературно-историческом зазеркалье, сердце поднывало по поводу оставленной где-то во временном пространстве жены, родителей, друзей и работы. Ну, по работе я скучал меньше всего, признаюсь честно. Если отталкиваться от той точки зрения, что я находился в настоящий момент в коме, то стоило только на минуту себе представить отчаяние и беспокойство близких, как сразу пропадало все желание совершать мушкетерские подвиги и размахивать шпагами. Какое-то время я потратил на то, чтобы сидя на своей кровати, стараться разными известными мне способами вернутьтся в сознание. Я изо всех сил зажмуривался до выступавших слез или щипал себя за чувствительные места. Но ничего кроме синяков не приобрел. Каждый раз, как я открывал глаза, передо мной все также представала простая моя комната с низким потолком и нехитрой меблировкой. Наконец, отчаявшись вернуться в свою действительность, я горестно плюнул на это дело. Тут-то и заметил, что наступил тот самый вечер, провести который в трактире мне предложил Атос. Надев плащ, шляпу и прицепив шпагу, я, уже куда менее бодро, оглядываясь, на всякий случай, по сторонам, побрел в "Сосновую шишку". Уже на подходе к трактиру было понятно, что там сегодня дым столбом. То и дело открывалась дубовая кованая дверь с маленьким решетчатым слуховым окном, выпуская или впуская в тускловато освещенное помещение людей. Кто-то с громким смехом вывалился наружу и, звеня шпорами по неровной мостовой, направился восвояси. Кто-то напротив тихой тенью скользнул к двери, и не открывая ее настишь, проскользнул внутрь. Проверив на всякий случай, легко ли вынимается шпага из ножен, я потянул на себя дверь, и та со скрипом впустила меня. Я переступил порог трактира со смешанным чувством тревоги и почти что детского восторга.

jude: Ура! Продолжение! Rina, спасибо!

stella: Rina , в добрый час и без пауз!

Rina: На меня дыхнул спертый тяжелый воздух помещения с невысокими потолками, густая смесь винных паров, запаха мужского пота и сыромятной кожи. Наверное, в нашем времени так могло пахнуть только в самом захудалом питейном заведении, в котором хозяин такой же горький пьяница, как и его посетители. Трактир был довольно просторным, хотя снаружи казался небольшим зданием. Большой камин пылал, поджаривая на своем огне баранью ляжку. А может это и вовсе был теленок. Жар от огня еще больше усугублял тяжесть воздуха внутри. Все освещение сводилось к двум колесам от телеги, подвешенным к потолку проржавевшими цепями, на обод колес были поставлены светильники, вплавлены желтые свечи. Плюс на каждом из столов стояло по одному-два светильника. Все эти огоньки плясали в такт движениям воздуха и людей, отбрасывая затейливые кривые тени на довольно закопченые стены. Посреди помещения стояло четырe длинных стола в ряд, а по углам и вдоль стен стояли еще несколько столов. "Мда, не по феншую интерьерчик..." - подумалось мне. Оставаться дальше стоят в двери, притолоки которой я почти что касался затылком, было бессмысленно, да и опасно. Потому как почти все присутствующие, как только я перешагнул порог, в едином порыве любопытства повернули ко мне головы. В меня вперились несколько десятков глаз разной степени опьянения. За центральными столами сидело человек пятнадцать, в основном в мушкетерских плащах, но попадались и штатсткие. За одним из столов играли в кости, громогласно обсуждая игру. Я скользнул взглядом по сидящим за этими двумя столами, но Атоса там не заприметил. Надо отдать должное собравшимся, они почти тут же потеряли ко мне интерес. Зато возле меня образовался низкий полный человек в грязном белом переднике, который больше походил на простую тряпку, повязанную криво на толстом животе. Человек вытирал лоснящиеся от мясного жира руки об передник и глядел на меня снизу вверх. - Сударь желает выпить? - Я ищу господина Атоса, - ответил я, решив прежде определиться с местом дислокации. - Так вон он, - трактирщик, а это был он, показал мне рукой в самый дальний угол своего заведения. Там действительно за столом сидел мушкетер. Но он так низко опустил голову или так глубоко задумался, что я не мог с этого расстояния определить кто это. Впрочем решил поверить трактирщику на слово, тем более, что ничего другого мне не оставалось. Я направился в указанном направлении. - А пить-то что будете? - Бутылку бургундского, - небрежно бросил я, решив на всякий случай не выпендриваться. Как только я подошел к столу, мушкетер поднял на голову. Это действительно был Атос. И он был уже, скажем мягко, не очень трезв. Интересно, когда он успел? Или вечер в трактире начинался в обед? - А это вы, Хайтер, садитесь! - эти слова Атос произнес глухим голосом, ровно таким, каким я себе представлял в подобной ситуации. Я послушно сел напротив и огляделся. Стол Атоса находился в некотором отдалении от всех остальных, и света тут было побольше, так как на столе стояло пара свечей, а над столом в выступе стены был пристроен еще один светильник. Также на столе нашли свое пристанище пять темных бутылей вина, две из которых были, судя по более светлому стеклу, уже пусты. Атос взял третью бутылку, внимательно рассмотрел ее, повертев перед собой, потом с громким чпоком вытянул пробку. - Позвольте я вас угощу, мой друг, - сказал он более нормальным голосом. - Здесь немного мрачно, не правда ли? - Да нет, вполне приличное местечко, - осторожно сказал я, глядя как из недр бутыли льется в бокал темно-бордовая жидкость. "Ха, много отдали бы ценители старого алкоголя за то, чтобы отведать вино урожая 20-х годов XVII века!" - пронеслось у меня в голове. - Раньше я мог бы показать вам пару приличных местечек в Париже, Хайтер, - горько усмехнулся мушкетер, доливая себе вино. - Но то было раньше. Теперь "Cосновая Шишка" наше пристанище. Сейчас к нам присоединяться мои друзья - Арамис и Д'Артаньян. Первого вы уже видели, а со вторым я вас сейчас познакомлю. Ну, еще должен подойти Портос, правда я его со вчера не видел.

stella: Rina , а " Шишка" считалась очень приличным и популярным местом еще и при Виньоне.

Rina: stella, Я долго думала над тем, как на самом деле наши представления о том как там было на самом деле отличаются от действительности. Когда переехала в Европу - получила возможность познавать некоторые детали исторические, так сказать, на яву. Так вот - даже очень приличное заведение 17 века, в котором столовались солдаты, офицеры и дворяне - это далеко не светлый, просторный ресторан в нашем современном понимании. Я была в нескольких трактирах, реставрированных в тех же помещениях, в которых были едальни еще с 16-17 века. Описание Шишки выдумано мной, но основано на вполне реальных впечатлениях. Потолки в таких заведениях были низкими, открытый камин с плохой вытяжкой (или вовсе без оной), простые деревянные столы и лавки, тусклое освещение и очень плохая вентиляция.

stella: Rina , тогда репутация - от кухни и от посетителей. Литераторы в те времена не были респектабельной публикой, это правда. В любом случае, выглядит достоверно. Трактир не сохранился до наших дней, но площадь дает очень живое впечатление этого места. Оно и теперь по вечерам очень оживленное, а вино в соседнем ресторанчике - просто прелесть. Впрочем, вы , наверное , там бывали не раз.

Rina: Ну, в любом случае - это просто фантазия. А после господ из ББС и господина Жигунова всему нашему коллективу фикрайтеров дана индульгенция

Калантэ: Что интересно, полутемное помещение с низкими потолками и простыми деревянными столами и табуретами или скамейками в наши дни частенько бывает суперпопулярным заведением. Два таких в Москве я нежно люблю, правда, первое, увы, уже прекратило существование, зато второе процветает. :-) Вытяжка там, правда, работает, но толку с нее мало... :-)

Rina: Калантэ, я тоже обожаю такие заведения

Rina: "Мда, Портос не придет, - мысленно крякнул я". Атос тем временем залпом, вот прям как в кино, осушил свой бокал. И хоть полон был только наполовину, я все же нервно сглотнул. Пить алкоголь я был, конечно, приучен еще со студенческих медицинских времен, ибо студенты медики в наше время не пили только то, что сыпалось. Однако, покинув свою альма матер, я с этим пагубным делом завязал. Так как медицинские познания o последствиях частого употребления алкоголя наложились на конкретный опыт по ведению пациентов, страдающих от этих последствий. В общем, я не то, чтобы не пил совсем, но очень немного. А тут передо мной жанглировали бутылками с вином, крепость которого, пожалуй, была повыше привычной для людей моего времени. И даже при не самом ярком освещении я, к своему сожалению, подмечал некоторые признаки затяжного пьянства на лице моего собеседника. Синяки под глазами, утомленный вид, осунувшееся лицо, нездоровый румянец на довольно бледном лице, расширенные зрачки, испарина на лбу. Так, стоп, доктор, что-то вы увлеклись по определению степени интоксикации мушкетера. - Если вас примут в наши стройные ряды, - тем временем с некоторое иронией произнес Атос. - То вам предстоят бессонные ночи в карауле, тупое брожение или стояние на дежурстве, драки с господами гвардейцами. Полная приключений жизнь, о которой положительно не стоит сожалеть. Ибо закончится она может весьма скоро. Я, наклонив голову, внимательно слушал тихую речь Атоса. Говорил он спокойно и размеренно. Глядя мне в глаза. Но взгляд его был отсутствующий. Казалось, что мыслями он находился где-то совсем далеко. - Признаться честно, я мог бы еще понять причину, по которой наш гасконец так рвется в мушкетеры... - Атос сделал паузу, чтобы глотнуть еще вина. - Но не могу взять в толк, зачем вам, взрослому и вполне состоявшемуся человеку это сдалось? Задав этот вопрос, Атос глянул на меня так внимательно, что мне поневоле пришлось опустить глаза. Нужно было срочно придумать какую-то отмазку. Тот, кто меня сюда закинул, предательски молчал в моей голове, предоставив мне самому выкручиваться. - Знаете ли, господин Атос... - начал было я, но был перебит нетерпеливым движением руки моего собутыльника. - Давайте без церемоний, просто Атос! - Хорошо, Атос, - кивнул я и продолжил. - У меня есть определенные причины для того, чтобы затеряться в Париже и в гуще мушкетерской жизни. Некоторые личные обстоятельства заставили меня покинуть мой дом и уехать. И самое лучшее сейчас, что я могу сделать - поступить на военную службу и послужить королю. По крайней мере так я найду применение моим навыкам. Пока Атос слушал мой ответ, взгляд его снова затуманился и он стал глядеть куда-то поверх меня. Мне даже показалось, что он меня вовсе не слушает. Но как только я закончил, он тут же коротко кивнул и ответил с некоторой теплотой в голосе: - Хайтер, мы с вами в очень похожих ситуациях. Большего я вам сказать не могу, только одно - я вас понимаю, возможно как никто другой. Оставим это. Ваш ответ удовлетворяет меня более чем... "Ну, еще бы, - рассуждал я про себя. - Все-таки у меня есть, оказывается, очень большое преимущество перед вами, господин граф, я знаю всю вашу судьбу по написанной книге. И могу использовать эти знания. Осталось только выяснить, ваша реальность соответствует ли написанному господином Дюма... и насколько?" В следующий момент широко распахнулась дверь трактира, и на пороге появились двое, укутанные в плащи. Атос бросил взгляд в их сторону и тут же махнул рукой. Новые гости прямиком направились к нашему столу. Арамиса я узнал, а его спутник не оставлял никаких сомнений в том, кто он. Очень молодой человек, с четким орлиным профилем, черными вьющимися волосами, довольно худой, держащийся необыкновенно прямо. Арамис и д'Артаньян приблизились к нашему столу и слегка поклонились в приветствии. - Арамис, д'Артаньян, устраивайтесь поудобнее, мы сейчас закажем у нашего гостеприимного хозяина что-нибудь перекусить, - Атос с какой-то наигранной беззаботностью широким жестом пригласил друзей за стол. Оба друга сняли шляпы и плащи, расселись так, что Арамис оказался подле меня, а юный гасконец возле Атоса. Судя по отсутствию на нем мушкетерского плаща и по тому, что о нем ранее сказал Атос, я сделал вывод, что меня замело в их жизнь до того славного момента, когда д'Артаньяна произвели в мушкетеры. - Кстати, д'Артаньян, вы ведь еще не знакомы с нашим новым приятелем, - сказал Атос. - Позвольте вам представить барона фон Хайтера. - Очень приятно, - как-то не особо весело отозвался молодой человек, слегка мне кивнув. - Взаимно, сударь, - кивнул в ответ я, предпочитая пока говорить поменьше. - Черт побери, д'Артаньян, а чего вы такой печальный? Опять встретились с хозяином вашей конуры и он потребовал оплату, негодяй? - усмехнулся Атос. - Нет, Атос, разве вы не в курсе? - покачал головой молодой человек. - Я не могу знать всего, мой друг... - Портос ранен! - почему-то шепотом сказал Арамис. - Что такое? - лицо Атоса моментально посерьезнело. - Мы пока сами не знаем подробностей, мы заходили к нему по пути сюда. Мушкетон сказал, что хозяин ранен и спит. От него не так давно ушел врач. Мы не стали будить Портоса и поспешили к вам. - Час от часу не легче, что на этот раз стряслось? - Атос нахмурил брови. - Ранен-то он хоть не серьезно, надеюсь? - Этого мы тоже не знаем, Атос, - сказал Арамис, пожав плечами. - Ээ... если позволите, - решил вступиться я. - То я, наверное, осведомлен чуть получше вашего... Дело в том, что я встретил господина Портоса, когда его вели домой. И оказал ему кое-какую первую помощь, пока не пришел лекарь. Все трое уставились на меня с нескрываемым удивлением. В глазах каждого из друзей читались настолько разные эмоции, что я даже растерялся. Атос смотрел на меня просто прямо и внимательно, ожидая продолжения. Арамис с явным беспокойством и недоумением. А вот д'Артаньян настолько настороженно и, я бы даже сказал, недружелюбно, что я аж поежился про себя. Взгляд у этого молодого человека, оказывается, мог быть очень даже тяжелым. - Продолжайте же, Хайтер, - нетерпеливо проговорил Атос.

stella: Продолжайте же,Rina ! все это становится уже не просто занимательно!

Ленчик: Rina пишет: медики в наше время не пили только то, что сыпалось А откуда вы знаете такие подробности, а?)))))))

Rina: Имеется пару курсов меда за плечами, который я из-за переезда в другую страну и других обстоятельств, заканчивать не стала (переквалифицировавшись в управдомы)....

Rina: - Ну, что продолжать? - я сосредоточенно пытался сообразить, что важно сейчас, а что, быть может, сообщать и не следовало бы. - Шел я по улице, а тут навстречу группа людей, ведут одного. Я было подумал, что товарищ... ну, в смысле, человек пьян. Но тут услышал, как один из сопровождающих назвал его имнем Портос. Я насторожился, так как слышал от вас, Атос, это имя и будто бы вы говорили, что это один из ваших друзей... - Так и есть, - кивнул мушкетер. - Поэтому я решил не проходить мимо, а вмешаться. Оказалось, что господин Портос почти без сознания, поддерживается своими спутниками. Помог его довести до кровати, благо компания остановилась прямо перед дверьми его дома. И пока не прибыл врач... то-есть лекарь, помог остановить кровь. Я немного сведущ в медицине. Тут я потупил взор аки скромная девица. На самом деле мне не хотелось встречаться глазами с испытующим взглядом гасконца. - И рана опасна? - подал голос Арамис. - Ну, насколько я успел оценить, рана болезненна и господин Портос потерял порядочно крови, но это все не смертельно. Через неделю будет как новенький. "Если, конечно, мой коллега не уморит его своим средневековым лечением..." - пронеслось у меня в голове. - А вы не запомнили имен тех господ, которые привели нашего бедного Портоса? - спросил Атос, задумчиво поглаживая аккуратную эспаньолку. - Как же, одного запомнил, потому что его называли, - кивнул я. - Некто де Брюи... Мушкетеры переглянулись. Атос мрачно покачал головой, Арамис нахмурился. А д'Артаньян сказал: - Опять он! В последнее время этого де Брюи мы стали встречать на нашем пути слишком часто, не находите, господа? - Думается мне, мой друг, о вас тоже самое сейчас может сказать его высокопреосвященство... - пожал плечами Атос. - Да уж, - согласился Арамис. - Скажите, господа, а кто этот де Брюи? - робко поинтересовался я. - Мы и сами до конца не знаем ответа на этот вопрос, Хайтер, - ответил Атос. - Появился он в городе около месяца назад... - На официальной службе нигде не состоит, - добавил д'Артаньян. - Да, но и при дворе не был замечен, - продолжил Атос. Арамис с интересом глянул на друга и улыбнулся каким-то своим мыслям. - Однако пару недель назад выяснилось, что он частый гость во дворце кардинала, - подитожил гасконец. - Т.е он кардиналист? - удивился я. - Вы необыкновенно догадливы, господин Хайтер, - хмыкнул юноша. "Даже не представляешь себе до какой степени, - грустно констатировал я". - Тогда мне не совсем понятно, каким образом он оказался вместе с Портосом? Или в Париже нынче сторонники Ришелье и мушкетеры дружбу водят? - парировал я, прямо взглянув на д'Артаньяна. Гасконец насупился и ничего не ответил. Атос иронично улыбнулся и сказал: - Вот это нам как раз и интересно, но узнать мы это можем только у Портоса или... - Или у самого де Брюи - громким шепотом, склонившись над столом, сказал Арамис. - Вот он, собственной персоной, явился. Мы все оглянулись на дверь трактира. В проеме действительно нарисовался человек, который был издалека похож на всех прочих гостей - плащ, шляпа, сапоги, шпага. Я еще не научился так точно распознавать в этой одежде издалека кто есть кто и отличать своих от чужих. Пришлось верить на слово, что это именно де Брюи. Он, тем временем, быстро оглянулся вокруг, казалось нас не заметил, помахал кому-то рукой и уселся за один из центральных столов. За столом сидело несколько гвардейцев, которые встретили его весьма радушно. Вопросы о политических симпатиях этого господина отпали как-то сами собой.

Эжени д'Англарец: Выходит, я не ошиблась, когда предположила, что этот де Брюи - «засланный казачок». Ладно, еще посмотрим, кто кого.

stella: Rina , пожалуйста не пропадайте на такой длительный срок! От главы до главы можно забыть, о чем речь идет!

Rina: Эжени вот не забыла

stella: Эжени еще не разжилась старческим склерозом!

Rina: stella, тогда можете пока фик сначала перечитывать... я сейчас не частый гость на форуме, к сожалению Но про фик, как видите, помню.

stella: Rina , я подожду еще, как вы дальше разовьете действие, в потом обязательно перечитаю, и не раз. ( Как это делала и с вашими фиками и с фиками других участников).

Rina: stella Это отрадно читать

Rina: - А я вот прямо сейчас пойду и спрошу у этого выскочки, какого черта он делал рядом с раненым Портосом! - д'Артаньян попытался вскочить, но на его плечо легла рука Атоса и пригвоздила к стулу. Признаюсь, именно в тот момент я ощутил, что так тонко прописанный в книгах авторитет Атоса у его друзей и его отеческое отношение к гасконцу, были вовсе никаким не литературным преувеличением. Одно время я полагал, что не может так быть, чтобы такой задиристый и уверенный в себе молодой человек в свои 18 лет позволял кому-то, пусть даже другу, собой хоть как-то манипулировать. Я всегда сравнивал д'Артаньяна с самим собой в этом возрасте и приходил к выводу, что я как раз был совершенно неуправляемым. И мне хотелось верить, что молодой мушкетер, да что уж там, юный, был одного со мной поля ягода. Но... действительность, как обычно, сильно отличается от сценариев и романов. Д'Артаньян послушно опустился на стул, хотя с самым независимым на свете выражением на гасконском лице. Атос медленно убрал руку и сказал, очень тихо, но каким-то совсем другим тоном, значение которого я почувствовал скорее нутром, чем мозгами: - Не время. - Но, Атос, потом мы неизвестно когда и при каких обстоятельствах снова сможем его поймать! - попытался возразить молодой человек. - А я согласен с д'Артаньяном! - кивнул Арамис, которому, судя по всему, тоже сегодня не терпелось влезть в гущу гвардейцев и помахать шпагой. - Поверьте мне, друзья, что с этим господином нам придется встретится куда быстрее, чем вы предполагаете, - мрачновато парировал Атос, наливая себе очередной бокал вина. - А пока нам не стоит мешать господам гвардейцам допивать это прекрасное божанси (кажется, они именно его сейчас пьют?). - Атос! Иногда мне кажется, что вы не хотите рисковать! - пробурчал д'Артаньян. - Иногда не хочу, - лаконично ответил Атос и сделал большой глоток вина. Я с интересом глянул на Атоса. Вот оно как, оказывается, вполне себе человек, не герой какой-то там мифический, который и на амбразуру, и в драку бездумно лезет. Уважаю. Раз такое дело, выскажусь в поддержку старшего, так сказать. - Как бы там ни было, господа, - миролюбиво вступился я в разговор. - Но если бы этого де Брюи не оказалось рядом с Портосом, не известно, как бы он добрался в таком состоянии до дома. Атос с благодарностью поднял на меня взгляд.

stella: Чую графа! Похож, очень в его характере: пьет, но чувства реальности не теряет.

Ленчик: Эххх... Неужели не будет кабацкой драки?)))

Эжени д'Англарец: Ленчик Пожалейте Хайтера, у него ж потом рук не хватит штопать всех раненых!

Ленчик: Дык в том же и прелесть кабацкой драки, что штопать особо не надо. Так, ведро воды на голову особо пристукнутым лавками и табуретками :)

Rina: Ленчик, Вам непременно нужна кабацкая драка? Меняю для разнообразия тактику написания фиков и принимаю заявки

Калантэ: Rina - кабацкая драка это вкуссненько, так что ежели впишется в сюжет - будет наше большое человеческое мерси! "Разносить трактир в черепки - это высокое искусство. Как у вас в городах говорят - изящное" (с). :-) Но даже и без кабацкой драки - хорошо. Чую селезенкой, что-то тут затевается...

Орхидея: Интересно! Давайте драку.

Rina: Приношу свой пардон за долгое молчание. Исправляюсь После моих слов все с какой-то странной синхронностью оглянулись еще раз на де Брюи. Я же внимательно рассматривал свой бокал. В мои планы никак не входила кабацкая драка. Мне вообще малодушно хотелось оттянуть тот момент, когда придется извлечь из ножен шпагу. По любому, в общем-то случаю. Но взглянув на лица моих собутыльников, я понял, что по крайней мере двое из них кардинально противоположного мнения. Все-таки в их эпоху маленькая драка не портит вечер. Эх... - Что вы планируете делать в Париже, господин Хайтер? - д'Артаньян решил дипломатично сменить тему, хотя по его напряженно прямой спине я понимал, что это лишь маскировка. - В общем и целом ничего особенного, - вяло отозвался я. - Барон хочет пополнить наши ряды, мой друг, - улыбнулся Атос странной улыбкой. - Вот как? - гасконец отреагировал неожиданно радостно. - Но места в полку расписаны до конца года, как я слышал. - Всегда найдется кто-то, кто не по своей воле уступит свое место, - мрачновато заметил Арамис. Помолчали. Я старался прислушаться к тому, о чем говорили за столом гвардейцев. И если еще десять минут назад это было сделать не так просто, то теперь господа гвардейцы галдели так громко, что слышимость была великолепной. Судя по радостным возгласам за столом славили кардинала. Я почувствовал неприятный холодок на спине, припомнив чисто подсознательно, что в фильмах каждый раз такая ситуация плавно переходила в знатную драку. То ли сценаристы исторических фильмов знали какую-то правду, то ли судьба-злодейка, забросившая меня сюда, решила все-таки намекнуть, что мои представления о быте мушкетеров не настолько далеки от истины, но гвардейцы, выкрикивая "Кардиналу слава!", все чаще стали оглядываться в нашу сторону. Арамис и д'Артаньян незаметно проверили как выходят шпаги из ножен. Только Атос продолжал невозмутимо пить. Я в очередной раз вздохнул, прикинув какое количество вина пришлось на его долю. Тем временем из-за стола гвардейцев встал один человек, подошел к трактирщику, получил от него бутылку вина и направился к нам. "... Ну, все, - подумал я..." - Господа мушкетеры, не позволите ли вы угостить вас отменным вином нашего доброго хозяина? - гвардеец нарочито громко поставил бутыль на наш стол, от чего наши бокалы слегка подпрыгнули, звякнув. - Почему бы нет, сударь, - вежливо ответил Атос, поднимая голову. Остальные напряженно молчали. - Тогда примите этот подарок от нашего стола, господа! - гвардеец ухмыльнулься. - И первым мы предлагаем вам тост за его высокопреосвященство, разумеется! - Разумеется, сударь... - кивнул Атос, чем вызвал удивление на лицах своих друзей. - Но только второй тост. Первый всегда за короля. Говорил он это все совершенно спокойным тоном. Я старался одним глазом следить за тем, что происходит за соседним столом. Гвардейцы замолчали и с громким стуком отодвинули свои стулья от стола. Пока никто не вставал, но гроза надвигалась неотвратимо. - Вы хотите обидеть тех, кто вас угощает, сударь? Вашими манерами давно никто не занимался? - гвардеец подбоченился несколько театрально, от чего мне стало еще грустнее. - Уж не желаете ли вы преподать нам урок? - не выдержал д'Артаньян. - Вам первому, мой юный друг, - гвардеец отступил с шутовским поклоном в адрес гасконца. Ну, что происходило в следующие несколько секунд описывать особого смысла нет. Мушкетеры (и я вместе с ними) вскочили на ноги. Гвардейцы, руша стулья, рассредоточились по залу. Несколько человек тенями шмыгнули к двери и скрылись за ней. Трактирщик, громко причитая и прикрывая голову подносом, спрятался за стойкой. Видимо, ему было не привыкать. Раз, два, три... и вот уже кипит во всю драка. Свистят шпаги, летают стулья, раскачивается колесо со свечами. Ничего нового, что я бы не видел раньше. Кроме одного - теперь я был самым непосредственным участником событий. На меня активно нападал какой-то щуплый высокий гвардеец с красной мордой. Он размахивал шпагой прямо у меня перед лицом, норовя ткнуть мне ею в глаз, но я постоянно отводил удары. Несколько раз по касательной его шпага задевала мои плечи, от чего я чувствовал будто ожог. Но драться это не мешало. Гвардеец мне попался не очень умелый, что позволяло мне еще успевать замечать, что же творилось с моими новыми товарищами. Д'Артаньян бился с тем гвардейцем, который принес нам злополучное вино. Они кружились в вихре по залу, но наш непрошеный гость уже был ранен в бедро. Атос сражался с рослым детиной, который явно превосходил его по физической силе, но отставал в ловкости и сообразительности. Арамис, судя по всему, уже уложил двоих. Убивать своего противника мне не хотелось. Все-таки клятва Гиппократа она и в Африке клятва. Уж тем более во Франции. Да и судя по всему он уже начал изрядно выбиваться из сил. Сделав пару обманных выпадов, я отвлек его внимание, наклонился и ранил под коленкой так, что мой противник упал на пол, громко завывая, и полностью обездвиженный. Один готов. Болезненно, сухожилия и мыщцы порваны, будет всю жизнь хромать, но заживет. В тот момент, когда я решил слегка передохнуть, меня вдруг резко кто-то схватил за пояс и рванул назад. Потеряв равновесие я кубарем слетел по лесенке из пяти ступеней в какой-то полуподвал у стойки трактирщика. Это было крохотное темное помещение два на два метра. Я молниеносно вскочил на ноги, готовясь к новому нападению. Но вместо этого услышал голос. Голос говорил по-русски! - Ну, что, Хайтер, тоже допрыгался? - я узнал де Брюи. - Ааа...мммм.... - я не нашелся что ответить. - Да не мычи, и так все понятно, - устало ответил Брюи, которого я почти не видел, хотя глаза стали уже привыкать к темноте. - Тоже попаданец, как и я. Ты хоть откуда? Из России? - Из Германии, - поперхнувшись ответил я не своим от удивления голосом. - Эмигрант, - с досадой констатировал Брюи. - Я из Москвы. Допился до белой горячки, отключился и попал сюда. - Поздравляю, - все что я смог выдавить из себя. - Было бы с чем. Я тут уже третий месяц околачиваюсь... - Ты увлекаешься мушкетерами? - глупо хихикнув, спросил я. - Гвардейцами, - лаконично ответил Брюи. - И не в том смысле, о котором ты сейчас подумал. С детства из духа протеста. Все были за мушкетеров, а я за гвардейцев. - Бывает... Много нас таких тут? - Есть еще несколько, но я их только издали видел. Их ко двору короля занесло. Амбиции, видимо... - А обратно как? - я окончательно освоился с темнотой и уже вполне отчетливо видел лицо Брюи. - А хрен бы знал... - мрачно ответил тот. Мы помолчали.

stella: Rina , так это время для тех. кто особо отличился в плохом и хорошем?))))) очень интересно! Шокотерапия ?

jude: Вот это да! Чего я не ожидала, так того, что де Брюи - тоже попаданец. Rina, Вы умеете удивлять. :) Спасибо!

Rina: Мне кажется, что я так редко стала писать, что все уже забыли вообще о чем речь в этом фике

stella: Ничего не забыли, а я так на всякий случай еще и перечитывала пару раз.

Rina: stella пишет: а я так на всякий случай еще и перечитывала пару раз. Тогда мне вдвойне стыдно

Nika: Rina пишет: Я из Москвы. Допился до белой горячки, отключился и попал сюда. Ухх!!! А казачок-то засланный! Rina пишет: Все были за мушкетеров, а я за гвардейцев. Ну вот тут так и просится фраза "Это ничего, у всех есть свои недостатки..."

Rina: - Так получается, что мы с тобой по разные стороны баррикад, - вдруг быстро заговорил Брюи. - Но убивать я тебя не стану. Сам понимаешь, мы тут как в зазеркалье. Правда была у меня мыслишка одна... - Какая? - я вздрогнул от такой неожиданной откровенности. - Я прикинул так, что если тебя тут убивают, то там... туда ты возвращаешься. Понимаешь? - Понимаю. А сам?... - Самоубийство? Смертный грех. И тут, и там. Не проканает. Только в честном бою. - Он перевел дыхание. -Можно, конечно, подставиться, но... - Что? - Я тут еще побегаю, - хмыкнул Брюи. - Иди ты первый, там твоих, наверное, уже порезали как поросят. - Сам ты, - начал было я, но передумал и в два прыжка оказался наверху. Драка и в самом деле уже закончилась. Оставшиеся живыми и относительно невредимыми гвардейцы помогали раненым. На пыльном полу лежали двое в красных плащах без движения. Как раз на моем пути. Мушкетеры о чем-то толковали с перепуганным трактирщиком. Я автоматически склонился сначала над одним, потом над вторым лежащим человеком и проверил наличие пульса. Пульса не было. - Барон, что вы там копаетесь? Уходим быстро! - негромко, но отчетливо и очень убедительно прозвучал надо мной голос Атоса. Я был увлечен мушкетерами на улицу, где мы быстро зашагали в сторону моего дома, так как я жил ближе всех. Через несколько минут мы уже гремели каблуками по деревянным ступеням дома аптекаря, поднимаясь в мою скромную обитель. Только затворив за собой дверь, трое мушкетеров, казалось, вздохнули спокойно. - Мда... - протянул Арамис. - Нас за эту драку по голове не погладят. - Они же первые начали, - совсем как-то по детски протянул д'Артаньян. - Это вы кому будете объяснять, мой друг? Де Тревилю или королю? - спросил Атос, внимательно глядя на юношу. - Господа, что же мы стоим, присаживайтесь. Не могу похвастаться особыми удобствами, - начал было я, как вдруг гасконец, усевшийся на стоявший рядом с ним табурет, с шипением втянул в себя воздух и закусил губу. - Что такое, д'Артаньян? - обескоенно спросил Атос. - Нога... - процедил сквозь зубы юноша. - Зацепили видимо, канальи! "Интересно, - подумалось мне. - У них это вообще в порядке вещей на каждом шагу ранения получать. Или это мне особенно как-то везет?..." - Ну-ка, стягивайте сапог, - распорядился Арамис. Я молча наблюдал, как с д'Артаньяна стягивали набухший от крови сапог, разрывали потемневшие от крови тряпки, когда-то бывшие гасконскими штанами и наконец предстала классическая картина резаной раны левой ноги. "Рассечение икроножной мыщцы. - мысленно поставил я диагноз". - Перевязать нужно, - сказал Атос. - Есть у вас что-то, барон? - Найдем, я же в доме аптекаря живу, - вздохнул я. - Сейчас вернусь. Я спустился с канделябром вниз. Зажег еще пару свечей. Хозяина не было. То ли спал, то ли ушел куда-то. Я осмотрелся вокруг. Склянки-банки, травки, шкурки змеиные какие-то. Где же тут найти что-то нужное? - Ищете что-то? - тихо спросил голос из темноты. - Кто здесь? - чуть не сорвавшись в фальцет, спросил я. - Странный вопрос в такой час, сударь, - на свет вышел мой собеседник. Это был мэтр Бомэ. - Ах, дорогой хозяин, это вы, - я с нескрываемым облегчением вздохнул. - Так что же вас привело ко мне среди ночи? - доброжелательно спросил аптекарь. - Недомогание? - Нет, мэтр. Мы с друзьями вернулись с пирушки, но по пути одного из нас постигла неприятность. Мне нужен какой-нибудь перевязочный материал, мазь... - Ах, мушкетеры, мушкетеры, - с улыбкой покачал головой аптекарь и подошел к одной из полок. Снял с нее большой деревянный ларец и поставил передо мной. - Здесь вы найдете все необходимое, сударь. Внутри аккуратно было сложено чистое полотно, бутылочка с мазью, корпия. Я грустно оглядел содержимое и вдруг меня осенила идея. - Мэтр, а нет ли у вас случайно ниток и иглы? - Шелковых? - машинально переспросил аптекарь. - Было бы идеально, - кивнул я. - А вы поклонник метода доктора Кохера? - хмыкнул Бомэ, достав с нижней полки еще один ларчик, совсем небольшой. - Как же иначе? - ответил я, завороженно разглядывая нутро второго "дара" мэтра Бомэ. Внутри лежали три серебряных иглы разного размера и толстый моток шелковых нитей. - Я возьму? - Конечно, конечно, - аптекарь слегка поклонился. - Сами справитесь? - Постараюсь, - с легкой иронией в голосе, которую не смог скрыть, ответил я, будучи уже на лестнице. В комнате была тишина и покой, не смотря на легко раненного гасконца, на вытянутом лице которого было больше досады, чем боли. Атос листал библию, найденную не понятно где. Арамис стоял у окна, заложив руки за спину. - Наконец-то, Хайтер, вас только за смертью посылать, - нетерпеливо сказал д'Артаньян. - Сейчас перевяжем и будете как новенький, - поворачиваясь к друзьям, ободрил Арамис. - Если позволите, д'Артаньян, я сделаю так, что ваша неприятная царапина заживет быстрее, чем обычно, - мягко заметил я. - Каким же образом? Вы прознали рецепт мази моей матушки? - рассмеялся юноша. - Уверен, что эта мазь целительна, но поскольку у нас ее нет, я воспользуюсь своим методом... Через десять минут, после того, как рана была обработана и промыта, я под аккомпонемент гасконских ругательств, наложил шов. - Однако, ловко у вас это получается, - сказал Атос, с интересом наблюдавший за операцией. - Будто вы сам эскулап. - В какой-то степени. Я много путешествовал по миру и изучил немного медицину, - потупившись ответил я. - А вы полезный в бою человек, и шпагой владеете, и раны врачуете, - подмигнул Арамис. Мы еще посидели с полчаса, болтая о мушкетерской жизни, в которую мои новые-старые товарищи пытались посвятить меня. Затем мушкетеры ушли, прихватив с собой хромающего д'Артаньяна, который категорически отказался от приглашения остаться у меня, в виду наличия только одной кровати. Я поплескался в тазу с водой, пытаясь изобразить вечерний душ. Разделся и вытянулся на кровати. Уже засыпая, мне вдруг подумалось: "Аптекарь начитанный какой попался, знает кто такой доктор Кохер... а доктор Кохер еще в 1872 году доказал полезность применения шелковых нитей..." И я уже не смог зафиксировать, почему меня так удивила цифра 1872, потому что я погрузился в глубокий сон.

stella: Вот эта цифра "1872" и аптекарь сулят многое. Rina , приветствую вашу совесть и надеюсь на нее. А аптекарский дом - это будет штаб "попаданцев"?

Rina: stella пишет: А аптекарский дом - это будет штаб "попаданцев"? Почему бы и нет? Я как всегда пишу из головы в режиме онлайн. Так что понятия не имею, что будет в следующем эпизоде.

Nika: Rina пишет: Почему бы и нет? А узнавать друг друга будут по журналу "Огонек" .

Камила де Буа-Тресси: Rina!!! Как вы все завертели то... *чуть не свалившись со стула от собственной наглости*: Еще хочу! Не пропадайте, пожалуйста.

Rina: Камила де Буа-Тресси, я, к сожалению, ничего не могу обещать. Во-первых вдохновение штука преходящая, а музыка вечна, а во-вторых у меня со временем так: то густо, то пусто... Простите уж меня за такие задержки

Камила де Буа-Тресси: Rina, но я буду очень ждать!

Ленчик: Ооо! Rina, вы превзошли мои самые дикие ожидания - и кабачкая драка, и штаб попаданцев! Истинный кайф! ;)

Rina: Утром я проснулся неожиданно свежим и бодрым, будто и не было кабацкой драки вчера и прочих приключений. В голове крутилась какая-то мысль, не додуманная со вчерашнего дня. Но как я не силился ее вспомнить, не смог. Ну, на нет и суда нет. Быстро одевшись, я спустился вниз с намерением поблагодарить мэтра Бомэ, а потом найти Атоса. Я все еще не очень уютно чувствовал себя в этой действительности. Аптекарь возился со своими склянками. При виде его у меня снова засвербило ощущение, что я что-то хотел у него спросить, но вот что? - Доброе утро, дорогой хозяин! - поприветствовал я его. - Доброе утро, сударь, - поднимая голову, ответил Бомэ. - Как спалось? - Замечательно спалось. Теперь вот думаю где позавтракать, не подскажете? - Могу угостить вас моим скромным завтраком, - аптекарь кивнул на стоявший в углу комнаты небольшой квадратный стол, на котором была крынка с молоком, курица, хлеб и кувшин с вином. - Мне право не удобно, - начал я несколько фальшиво (уж очень хотелось есть) - Не стесняйтесь, - кивнул аптекарь. - Мне все равно надо закончить смешивать одну микстуру. Я не стал заставлять себя долго уговаривать и в три присеста заглотил куриную ляжку в прикуску с душистым хлебом, запив молоком. - Вчера все хорошо закончилось с вашим товарищем? - спросил тем временем Бомэ. - Да, благодарю вас за помощь! - Я вспомнил, что забыл принести ему ларец с перевязочным материалом и шовные иголки. - Ваши вещи я принесу сейчас... - Не стоит, оставьте себе, - ответил аптекарь. - Мне показалось, что вам все это нужнее. Да и обращаться в с ними умеете. - Эээ, - я быстро прикинул, насколько умение врачевать вписывается в образ знатного дворянина. - Немного умею. - Неужели? - аптекарь хитро сощурился. - Простой человек, далекий от медицины, не стал бы просить шелковые нити... И тут меня как обухом по голове стукнуло. 1872 год! Доктор Кохер! Откуда аптекарь из 17 века может знать о докторе Кохере, который только через двести с лишним лет докажет удобство использования шелкового шовного материала?! Видимо эта мысль так ярко отразилась на моем вытянувшемся лице, что невозможно было скрыть. Бомэ громко рассмеялся, глядя на меня. - Что же, славный доктор Кохер сослужил свою службу, - сказал, отсмеявшись хозяин дома. - Похоже, что до вас начинает что-то доходить... - Но... откуда? - прошептал ошеломлено я. - Географически из Франции, из Парижа... - Это-то понятно, - перебил я. - Вы не дослушали, мой друг, а исторически из две тысячи.... погодите-ка вспомню, кажется две тысячи десятого года, - договорил спокойно Бомэ. Тут я уже окончательно потерял дар речи. Как?! И этот?! Видя, что я не в состоянии пока не произнести ни слова и просто во все глаза смотрю на него, Бомэ продолжил: - Не удивляйтесь так, господин барон. Я такой же как и вы - жертва своего пожизненного увлечения трилогией Дюма-отца. Я фармацевт из 15го округа Парижа. Тут, вот буквально на этом месте стоит моя аптека в далеком XXI веке. Попал сюда по дурацкой случайности - в одну из ночей моя аптека была дежурной. Ворвались двое темнокожих молодчиков, наркоманов. Один ударил меня по голове дубиной, вырубил. И с тех пор я здесь. - Получается, что вы тут уже четыре года? - спросил я. - Выходит так, - вздохнул Бомэ. - Там я в коме. Лежу в городской клинике, подключен к аппарату искусственного обеспечения жизнедеятельности. Пока... Но может статься, что меня скоро отключат от аппарата... - Почему? - Родственникам может надоесть платить за мое содержание, а страховка всего не покрывает. - А что случится, если вас там отключат? - Этого я не знаю. Одно из двух. Или навсегда останусь здесь. Или умру. Я потер виски и вздохнул. Бомэ налил себе стакан вина и отхлебнул порядочный глоток. - Ну, а какова ваша история? Вы, я так понимаю, врач? - Угу, хирург, - кивнул я. - Из Германии. - Не похожи на немца, признаться честно... - Я русский, просто очень давно живу в Германии. А сюда попал, насколько могу судить, по такой же схеме, как и вы. Буйный пациент огрел чем-то тяжелым по голове. Это было пару дней назад всего-лишь. Видимо, я тоже в коме... - Поздравляю, - саркастически рассмеялся мой собеседник. - Я вчера встретил еще одного из "наших". Зовут здесь де Брюи, но сам он из Москвы. Не встречали? - Нет, не встречал. Здесь довольно много таких как мы. У меня в клиентках есть одна молодая дама, которая то появляется, то пропадает. Видимо периодически впадает в беспамятство, и тогда является к нам. Она, кажется, из Австралии. От нее слышал, что при дворе короля есть еще несколько наших современников. У кардинала в услужении пара человек. А сколько по городу просто так болтается - понятия не имею. - Но вы тут дольше всех? - Возможно, - пожал плечами аптекарь. - Скажите, Бомэ, неужели вы не пытались вернуться? - тихо спросил я. - Пытался. И пытаюсь. Я придумываю что-то, что может здесь заставить впасть в искусственную кому, но при этом не убить. Возможно, что там это приведет к тому, что я "вынырну". Но это только гипотеза. - В чем проблема? - В ингридиентах. Не забывайте, что мы в XVII веке. Эфира еще нет. Остается экспериментировать с опием, коноплей, беленой... - Опасно в одиночку, - покачал я головой. - Можете уснуть и не проснуться. - Могу, - вздохнул он. - Но теперь есть вы, вдвоем мы можем что-то попробовать сделать. Если вы, конечно, не хотите остаться здесь навсегда... - Не хочу, - убежденно ответил я. - Хотя тут тоже есть свой шарм... - Несомненно, особенно для дюманов, - улыбнулся Бомэ. - Главное, чтобы он не закончился кинжалом в животе... А вообще, пока какие планы? - Никогда бы не подумал, что скажу такое вслух, но я собираюсь вступить в ряды мушкетеров, - рассмеялся я. - Да уж, в добрый путь, господин Хайтер. - Мэтр Бомэ, если позволите, я то, что вы дали вчера, действительно себе оставлю, мало ли что... - Я даже настаиваю на этом. К сожалению, уровень медицины в этой эпохе находится не то, чтобы на зачаточном уровне, но местные лекари (не считая Амбруаза Парэ, который уже не с нами) творят какие-то богомерзкие вещи с точки зрения современного медика. И я искренне рад, что рядом с нашими любимыми героями теперь, пусть и на какое-то время, будет профессиональный врач. Мушкетеры постоянно попадают в какие-то истории. Легкие ранения - это как для нас занозу подцепить. Я постарался выжать из имеющихся средств все возможное, чтобы хотя бы на шаг приблизиться к нашим методам лечения. Так что обращайтесь, доктор. - С большим удовольствием. Кстати, я сегодня возможно навещу господина Портоса. Хочу посмотреть, что там лекарь ему накрутил. Быть может перед эти заскочу к вам и возьму кое-что из запасов, - я пожал протянутую руку Бомэ и быстро вышел из дома.

stella: Rina , получается, что в Париже 17 века живет многонациональная община из века 21. А если прикинуть, так не только многонациональная, то может быть и многокнижная. ( не один Дюма о 17 веке писал!). А если еще потянуть ниточку, так и из века 19 и 20.

Rina: stella, из вашей реплики можно сделать вывод, что вам нравится?

stella: Rina , если я читаю, потом перечитываю и еще выдвигаю гипотезы - конечно нравится! А " место встречи изменить нельзя" Не так ли?

jude: Rina, очень интересно!

Ленчик: Опий, конопля... Это все, конечно, прекрасно, только вот... А мэтр Бомэ рисковый товарищ - только почему он так свято уверен, что перемещение настолько линейно? Либо туда, либо обратно ("Хоббит", прямо таки...) Я бы уже допустила мысль, что отключка ТАМ может не вернуть СЮДА, как ожидается, а закинуть какую-нить вообще третью локацию.

Nika: Ленчик, мне кажется, в таких ситуациях просто свято верят, что третьего нет. Иначе сбрендить очень легко.

stella: А если прикинуть, что пространство - время многомерно? Ну, с моими военными ассоциациями: зашел в туннель в Израиле - вышел в Египте. Повторный заход в Египте приведет в Газу или, чего доброго, в Ливан. И будешь блуждать под землей, всякий раз попадая черт его знает куда...((((

Rina: Боюсь, что если буду следовать вашим пожеланиям, Стелла, то фик будет многотомным )))) По сути же я согласна с Никой. В отчаянном положении люди частенько думают линеарно.

stella: Rina , я не думаю, что тут кто-нибудь был бы против многотомного сочинения! Но вы правы- надо уметь вовремя закончить.

Nika: stella пишет: я не думаю, что тут кто-нибудь был бы против многотомного сочинения!, а вы ведь помните, один такой уже есть в залежах письменного стола, точнее, электронного ящика... Я даже не знаю точно, сколько там страниц, но точно помню, что немыслемое количество .

stella: Nika речь о коллективном опусе или об одном романе с попадансами в будущее?

Nika: stella, stella пишет: о коллективном опусе , о нем , родимом .

Rina: Дамы, стратегический вопрос. Хотите ли вы оживления этого фика? И стоит ли это делать параллельно с тем, что пишет сейчас Стелла. Или ждем окончания одного, а потом я попробую реанимировать этот? И еще, всем, наверное, стоит перечитать с начала, а то даже я уже не помнила, о чем в нем речь

Орхидея: Как по мне, оживляйте, и можно параллельно. Чем больше приятного чтива тем лучше.

Эжени д'Англарец: Не верю! Я уже успела подзабыть его, если честно... Вот и будет повод вспомнить! Очень хочу продолжения!!! И согласна с Арамисом с Орхидеей: хорошего чтива много не бывает)))

Камила де Буа-Тресси: Rina, да! Реанимируйте! Тогда, когда вам самой удобно! Если параллельно со Стеллой - будет здорово! *ушла перечитывать, освежать в памяти*

Undine: Извините, я не нашла темы, чтобы представиться! Я новенькая, раньше просто молча читала. Если мнение новичка может представлять хоть какую ценность, то скажу, что мне бы очень хотелось, чтобы фик ожил. Грустно, когда на таком форуме наступает затишье.

Эжени д'Англарец: Undine Добро пожаловать! Кстати, тема для представиться здесь

Ленчик: Rina, оживлять точно стоит. Другой вопрос, стоит ли делать это параллельно с фиком Стеллы. С одной стороны, хочется много вкусного сразу) С другой, если мыслить стратегически, то, наверно, лучше подождать окончания "Предположений", а потом ближе к долгим зимним вечерам и я к вам в хвост пристроюсь)))

Nika: Ну, раньше выкладывалось по нескольку фиков одновременно, и нигде в правилах, вроде бы, нет пункта, что нельзя...

stella: Девочки, да вы что!? Я же мерисьюшничаю для того, чтобы вам хотелось тоже писать. А сколько будет продолжаться моя эпопея, я и сама не знаю. К тому же, пока я умудряюсь каждый день по кусочку, а что будет потом - не знаю. Так что подстраивайтесь. Лена, мне через какое плечо плевать, чтоб эти зимние вечера побыстрее наступили?

Grand-mere: Rina, только Ваше вдохновение может диктовать Вам какие-то сроки. Ленчик,(тихим шепотом, боясь сглазить) УРААААА.......

Rina: Ну, вот и как теперь быть? Админу перечить не хочу, тем более о том, чтобы почитать продолжение "сказочки" я уже и мечтать боюсь

Ленчик: Rina, в каком смысле перечить??? О чем вы, право слово!? Это ж было скорее предположение - а вдруг потом будет тишина, а у вас тут вкусность? ;) Если тянет писать прямо сейчас - так писать! Писать, не откладывая! И даже никого не спрашивать :) И уж тем более не ориентироваться на админа, который ваще от своих обязанностей адски отлынивает...

Rina: Ленчик от обязанностей можно... а вот сказочку бы

Rina: Надеюсь, все перечитали начало фика и освежили в памяти о чем я тут брежу? - С большим удовольствием. Кстати, я сегодня возможно навещу господина Портоса. Хочу посмотреть, что там лекарь ему накрутил. Быть может перед эти заскочу к вам и возьму кое-что из запасов, - я пожал протянутую руку Бомэ и быстро вышел из дома. Мысли в голове путались, как вихры соседского мальчишки на ветру. Тщетно я старался остановить их бег и призвать к порядку. Что же это получается? В этой книжной реальности собралась веселая компания людей из моего времени. Все мы попали сюда в силу схожих обстоятельств – некая травма, скорее всего головного мозга, приведшая к полной коме. Хотя, нет, вроде бы Бомэ говорил о какой-то австралийке, которая то появляется, то исчезает. Значит кома может быть либо краткосрочной, либо это какая-то иная форма помутнения рассудка. Припадки? Потеря сознания? Выход в астрал? Черт побери, какой еще астрал, доктор! Вы же не верите в мистику. Или не верили… до позавчерашнего дня. Хотя… какая это мистика. Привидений тут нет, мертвые с косами не стоят. Все есть плод моего больного в прямом и в переносном смысле воображения. Но, черт побери, до чего же все реально. Реально вплоть до тактильных и обонятельных ощущений. Вот уж где кино 3Д нервно курит в сторонке. Вдруг я подавился нервным смешком. Это как же, наверное, не везет тем, кто увлекается, например Стивеном Кингом. Или фантастикой какой-нибудь с элементами ужасов. Получается, что их забрасывает в ту реальность. С монстрами и всякими упырями. В этот самый момент надо мной со скрипом разверзлись ставни чьего-то окна, мимо которого я шел бодрым шагом, и в мгновение ока на мостовую вылилось ведро помоев. Прямехонько у меня перед носом. Еще шаг и вся это ароматная жижа покоилась бы у меня на шляпе. - Однако, в этой реальности упыри тоже присутствуют, - вслух пробормотал я, с опаской поднимая голову. Но ставни закрылись также быстро, как и открылись. Брезгливо отряхнув с себя брызги, я ускорил шаг и через пару минут уже был возле дома господина де Тревиля. Интуиция подсказывала мне, что в это время Атоса (да и остальных мушкетеров) я скорее всего застану здесь. И действительно, все трое скучали во дворе капитанского особняка. Атос и Арамис о чем-то мирно беседовали, а д’Артаньян стоял, прислонившись спиной к баллюстраде и считал ворон. - Доброе утро, господа! – с поклоном приблизился я к ним. - О, Хайтер, доброе утро! Мы как раз говорили о вас! Сегодня должно быть решение о вашем зачислении в ряды мушкетеров, не так ли? – сказал Атос. - Очень на это надеюсь, признаться честно, - ответил я. – Хочется уже какой-то определенности. Тут я нисколько не кривил душой. Мне была бы куда более приятна определенность в сторону моей реальной жизни, но раз уж я пока тут застрял, то, как говорится, из меньших зол… - Думаю, что вы получите эту определенность на утренней аудиенции у капитана, - мелодично проговорил Арамис, вертевший в руках тонкий батистовый платочек с кружевами. «Уж не тот ли самый, с инициалами КБТ?» - пронеслось у меня в голове. - Как вы себя чувствуете, д’ Артаньян? – вежливо поинтересовался я, оборачиваясь к гасконцу. - Благодарю, сударь, вполне сносно, - молодой человек отреагировал довольно сухо. Видимо ему была не особо приятна заботы постороннего человека, перед которым ему вчера пришлось показать слабость. Ох уж этот юношеский максимализм. - Должен признать, Хайтер, - вновь заговорил Атос, бросиший мимолетно-насмешливый взгляд на гасконца. – Мне еще не приходилось в моей жизни видеть, чтобы военный человек, такой как вы, владел искусством врачевания в такой степени. То, как вы вчера обработали ногу нашего друга, лично у меня вызывает уважение. У вас талант. - Возможно вы избрали неверную стезю, мой друг? – лукаво улыбнулся Арамис, спрятав наконец платок в карман. - Думаете, что лекарь из меня получился бы лучше, чем мушкетер? – наивно поинтересовался я, при этом пристально посмотрев в глаза Арамиса. - Я не совсем это хотел сказать, - Арамис сделал вид, что увлекся распутыванием шнурка своего плаща, который запутался в эфесе шпаги. – Просто так бывает, что в нас таятся скрытые таланты, стремления, чаяния… - До поры до времени, - хмыкнул я. – В любом случае, если мои познания в медицине кому-нибудь из вас смогут сослужить добрую службу, то я это и в плаще мушкетера смогу показать. Но надеюсь, не понадобится. - Кстати, не навещали ли вы еще нашего друга Портоса с тех пор? – спросил тем временем Атос. - Нет, но я думал это сделать сегодня. - Тогда у меня есть предложение сделать это всем вместе после приема у капитана. Насколько я помню, никто из нас сегодня не дежурит? – Атос обвел друзей взглядом. В этот момент двери особняка распахнулись и немногочисленная толпа, состоявшая из нескольких мушкетеров, а также нескольких штатских посетителей потянулась внутрь. Мои новые друзья также последовали за толпой. Я старался не отставать. Не успели мы войти внутрь, как двери кабинета Тревиля распахнулись, и он сам, как всегда порывисто и бодро, вышел в холл. Окинув ястребиным взглядом людей, чьи голоса гулко отдавались в полупустых стенах, он разглядел меня. - Господин фон Хайтер! – Тревиль перекричал людской гомон (впрочем, все сразу же затихли). – Рад сообщить вам, что вы с сегодняшнего утра зачислены в роту королевских мушкетеров! Всю необходимую амуницию потрудитесь получить у интенданта. После этих слов он отсалютовал мне рукой и, резко развернувшись на каблуках, тут же увлек одного из штатских к себе в кабинет. Двери снова закрылись. А я остался стоять посреди зала, ошарашенный, под любопытными взглядами всех собравшихся. - Выбор сделан, - тихо сказал кто-то у меня за спиной и слегка похлопал по плечу. Обернувшись, я никого не увидел кроме подходивших ко мне трех улыбающихся мушкетеров.

Эжени д'Англарец: Сбылась мечта идиота... я хотела сказать - да здравствует барон Генрих фон Хайтер, королевский мушкетер!!! Rina пишет: мертвые с косами не стоят Вот за этот пассаж отдельное спасибо! Обожаю Неуловимых! *было время, когда они затмили мушкетеров в моем сердце, но потом я смогла найти баланс*

Камила де Буа-Тресси: Rina пишет: - Выбор сделан, - тихо сказал кто-то у меня за спиной и слегка похлопал меня по плечу. Обернувшись, я никого не увидел кроме подходивших ко мне трех улыбающихся мушкетеров. Мистика какая-то.. то ли в силу Самайновской (Хэллоуинской) ночи, то ли просто от большой впечатлительности испугало.. А в общем: ура Рине!!! Вкуснятина! И астрал, и мертвые с косами, и платочек... ммм!

Орхидея: Наконец-то дождались! Здорово!

stella: Rina , я еще вчера, по тому. как вы" стояли у дверей" на форуме поняла, что зреет продолжение. не дождалась до полуночи. Зато с утра - мой бутерброд к чаю.)))) Очень заинтриговал невидимый покровитель. Вообще, очень нравится эта астральная компашка.

Rina: Дамы, рада теплому приему, который оказали блудному барону Постараюсь не пропадать снова на полтора года

Rina: Все, что происходило в следующие пару часов, я запомнил как в тумане. Нет, моя голова была в порядке, просто когда вам, человеку из XXI века, лично капитан королевских мушкетеров, и не ряженый какой, а вполне реальный, объявляет, что вы зачислены в элитный полк... ну, думаю, что вы ощутите такое же опьянение, восторг, помутнение рассудка. И все в одном флаконе. Мушкетеры сопроводили меня к интенданту, лицо которого я вовсе не запомнил, он приказал слуге снять с меня мерки и заказать форменный плащ (странно, а я думал, что у них готовые плащи, как в ателье). А остальное, как оказалось, нужно было покупать самому. Коня, всю амуницию. Прям как и в наше время - от государства шиш да маленько, а все остальное из своего кармана. - Вам было бы неплохо обзавестись слугой, барон, - сказал Атос, когда вопросы с интендантом были решены, мы вышли на свежий воздух, и я постепенно пришел в себя. - Насколько я успел заметить, вы прибыли в Париж в одиночестве? - Ээ.. ну, в общем, да. Я, в принципе, люблю путешествовать налегке, - замялся я. В сознании современного моему времени человека слово "слуга" звучит весьма экзотично. - Вы правы, барон, в наше время трудно найти достойного слугу, которому можно было бы хоть немного доверять, - со вздохом сказал Арамис, не понявший моей заминки. - Однако, я слышал от Базена о каком-то человеке, с которым он познакомился намедни на базаре. Вроде бы этот человек ищет место в услужении. - Так может позвоним ему... то-есть позовем его? - черт подери, как сложно перестроиться, подумал я. - Ха, ха, - рассмеялся на это гасконец, слегка прихрамывающий рядом со мной. - Вот вы столько лет во Франции, Хайтер, а все равно слова путаете. - Что поделать, родной язык никаким молотом из головы не выбьешь, - я состроил веселую рожу, и все с улыбками покивали мне в ответ. - Но если вы уверены, что слуга мне нужен... - Полагаю, что без оного вам будет довольно затруднительно нести службу, - пожал плечами Атос. - Слуга в нашем деле важен не меньше, чем добрый конь. "Ничего себе сравнения... лошадь и человек. Интересно, чтобы господа мушкетеры сказали, если бы узнали, что в моем мире все равны? Повертели бы пальцем у виска, наверное..." - Тогда, Арамис, не затруднит ли вас поинтересоваться при случае у вашего Базена, где можно найти того соискателя? - спросил я. - С удовольствием это сделаю, - ответил Арамис. Тем временем за разговорами мы подошли к дому Портоса. Атос уверенно постучал мощным железным кольцом, живописно висящим под кованой решеткой слухового окна. Спустя минуту в окошке с глухим стуком отодвинулась ставенка, кто-то пристально посмотрел на нас, а еще через мгновение дверь открылась. И на пороге материализовалась хозяйка дома, в котором квартировал Портос. - Мадам, мы бы хотели навестить нашего друга, господина Портоса. Стоит полагать, что он дома? - вкрадчиво поинтересовался у дородной дамы в чепце Арамис. - Куда ж ему дается, - хмыкнула хозяйка. - Лежит у себя. Но сегодня ему уже намного лучше, ибо он затребовал кусок мяса и кувшин вина. Да вы проходите, господа, что же я вас на пороге-то держу. Мы дружно ввалились в коридор, из которого наверх вела неширокая лестница. - Вам что-то принести, господа? - радушно спросила женщина, вешая лампу на вбитый в стену крюк, от чего по коридору забегали раскачивающиеся полутени. - Ну, разве что еще пару бутылок вина, коли оно у вас такое хорошее, что господин Портос потребляет его кувшинами, - хохотнул д'Артаньян. - Пока никто не отравился, - ехидно парировала толстуха и ушла в свою часть дома. Мы гуськом, стукая шпагами о деревянные перила, поднялись наверх.

Эжени д'Англарец: Что-то мне подсказывает, что будущий слуга из той же компании попаданцев)

stella: А вот теперь мне интересно, будет ли дружная компания мушкетеров действовать согласовано с отрядом попадансов? Или намечается еще одно противостояние? Rina , Хайгера по части слуг понимаю: так и не сумела перебороть себя и вызвать уборщицу, чтобы выдраить квартиру. Не денег жаль, а неприятно думать, что кто-то будет пахать и делать за меня то, что должна я сама.))))

Rina: Вот я думаю, мне с вами всеми снова играть в игру "не угадали" или писать "по заявкам читателей"?

stella: Лучше -" не угадали"

Орхидея: А ещё лучше, слушайте свою авторскую логику.

Grand-mere: Rina, очень зримые описания! Эжени д'Англарец, а в моем подростковом восприятии (страшно представить - в конце 60-х!) у мушкетеров и неуловимых даже нашлись точки соприкосновения.

Ленчик: Rina, может, монетку бросить? ;)))

Rina: Портос возлежал, как римский патриций, на высоких подушках, количество которых явно превышало все разумные пределы. Подле него стоял небольшой деревянный столик искусной резьбы на гнутых ножках, который был полностью заставлен посудой и остатками одинокого пиршества. Единственный бокал, еще наполовину наполненный вином, не оставлял сомнений в том, что трапеза проходила в одиночестве. Портос читал книгу. И именно эта картинка - довольно увесистый фолиант в мощных руках Портоса - почему-то поразила меня до глубины души. Почитатели героев Дюма-отца привыкли воспринимать Портоса, как большого, вальяжного, добряка-силача, который не очень-то блистал интеллектом. И настолько прочно этот стереотип засел в моей бедной голове, что переступив порог спальни мушкетера, я еле удержался от возгласа в стиле: "Ой, вы умеете читать?" - Дорогие друзья! - пробасил Портос, откладывая в сторону книгу и делая пригласительный жест, - Как же я рад вас видеть! Я уж думал, что вы обо мне позабыли... - Как можно, Портос, как можно, - откликнулся Арамис, первым пожимая протянутую ему руку. - Вы о нас слишком плохо думаете, дорогой друг, - улыбнулся Атос, также здороваясь с раненым. - Внезапное исчезновение такого заметного во всех смыслах мушкетера не может остаться без внимания, Портос, - улыбнулся гасконец. - Скажете тоже, - Портос смущенно хмыкнул, хотя слова юноши ему явно польстили. Только тут он заметил меня за спинами своих друзей и с нескрываемым любопытством начал разглядывать мою персону. Атос спохватился первым. - Портос, позвольте представить вам нашего нового сослуживца и, я надеюсь, также доброго друга, барона фон Хайтера. - Хм.... - Портос наморщил высокий лоб, пристально глядя на меня. - Мне ваше имя почему-то знакомо. Мы с вами уже встречались ранее, барон? - Буквально вчера, господин Портос. Я помог вам немного до прихода лекаря, - с легким поклоном, преисполненным впрочем собственного достоинства, ответил я, выходя на первый план. - Ааа, точно! - мушкетер хлопнул со всего маха по одеялу, от чего тут же зашипел от боли. Резкие движения доставляли ему явный дискомфорт. - Простите, барон, но я вчерашний вечер, по понятным причинам, помню довольно смутно. Мушкетеры тем временем по-свойски распределились по комнате. Арамис с комфортом устроился в единственном кресле, Атос и д'Артаньян сели за стол напротив. Для меня же оставался только табурет, стоявший возле кровати Портоса. Но без приглашения садиться мне было как-то странно, ведь мы не на такой короткой ноге с Портосом, как все остальные присутствующие. И я остался стоять посреди комнаты, как болван, тщательно разглядывая паутину в верхнем углу над кроватью. - Барон, да что ж вы стоите-то? - Портос не выдержал первым. - Садитесь уже. Вот табурет. - Благодарю вас, - изящным движением ноги я попробовал подцепить табурет и пододвинуть к себе. Но не тут-то было. Это вам не IKEA фанерная. Этот табурет делался в XVII веке и на века. Стоит полагать, что он вполне еще может стоять в наше время в каком-нибудь музее. Экспозиция "повседневный быт королевских мушкетеров". В общем, чтобы не разводить более суету, я плюхнулся на это чудо деревянного зодчества там, где он стоял. Портос выглядел бледноватым. Не смотря на плотный обед, который он употребил в дело недавно, на изрядное количество выпитого вина, щеки его были бледными, губы обветреными и синеватыми, а на лбу при ближайшем рассмотрении оказалась еле заметная испарина. У мушкетера явно была температура. Атос, который, как оказалось, не менее внимательно следил за лицом Портоса, спросил: - А как вы себя сейчас чувствуете, мой друг? Но получить ответа на этот вопрос мы не успели, так как в дверь постучали, и сразу же, не дожидаясь приглашения, в комнату водрузилась хозяйка с корзиной, в которой лежали четыре бутылки вина, окорок, хлеб и овощи. - Вот, господа, как обещала, - отпихиваясь после крутой лестницы, хозяйка поставила это все на стол. - Если что, зовите. После этих слов, также тяжело дыша и охая, она вышла и прикрыла за собой дверь.

stella: Портос с книгой! Rina , до этого еще никто не додумался. Зато какая картинка нарисована- прелесть. Придется вашему Веселову лечить Портоса по-своему: местная медицина не тянет.

Ленчик: Rina, замурчательно! За нюанс с табуретом отдельное спасибо))))

Rina: Мы все молча проводили взглядами хозяйку дома. Д'Артаньян, обладавший здоровым юношеским аппетитом, жадно втянул воздух в свой гасконский нос. Прикопченый окорок действительно издавал соблазнительный аромат. - Портос, не хотите ли вы опять подкрепиться? - лукаво поинтересовался из своего кресла Арамис. - Нет, нет, друзья мои, - поматал головой мушкетер. - Угощайтесь без меня. Мы переглянулись с Атосом. Отсутствие аппетита у Портоса могло означать только одно. - Друг мой, вы бледны, - произнес Атос, поднимаясь со стула и приближаясь. - Был ли у вас сегодня уже лекарь? - По крайней мере пока я бодрствовал, - пробурчал Портос. - Я его не видел. Я стойко молчал. Лезть с предложениями своих услуг в данной ситуации было бы во-первых не совсем этично, а во-вторых все-таки я официально не был врачом для мушкетеров, а следовательно показывать рвение в желании исцелять не следовало. И так я для них довольно подозрительный тип, если приглядеться повнимательнее. Но внезапно мои сомнения решил Атос. - Знаете, Портос, на нашу удачу барон оказался настолько образованным человеком, что кроме всего прочего также сведущ в медицине. Мы как раз намедни имели с ним весьма интересный разговор, в котором он поразил меня своими глубокими знаниями этой науки. Как вы думаете, быть может разрешить ему осмотреть вашу рану? Сдается мне, что вам требуется перевязка. Все это Атос произнес таким тоном, в котором необыкновенным образом смешались несколько красок: дружеское сочувствие, уважение сослуживца и покровительство старшего. Предложение в итоге звучало, как полусовет, полуприказ. Я с интересом наблюдал за игрой лиц. О, Атос оказался очень тонким психологом. Он знал на какие струны в душе своих друзей нужно нажимать, чтобы извлечь необходимый отклик. Окажись на его месте другой человек, не стоит сомневаться, что он пользовался бы таким даром в свою пользу без зазрения совести. Но благородство графа приводило к тому, что он манипулировал друзьями (а как иначе это назвать?) только во благо их самих. Портос с нескрываемым недоверием покосился на меня, но, как и следовало ожидать, слова Атоса были для него практически законом. - Что ж, Атос, может быть вы и правы. Тем более, что лекарь мой редкий бездельник, должен признать. Атос с улыбкой кивнул мне. Следующие полчаса я возился с боком Портоса, снимая бог весть как накрученную на его мощный торс повязку, кляня средневековую медицину мысленно всеми известными мне русскими и немецкими ругательствами, промокая края раны, потом заново накладывая повязку из бинтов, которые я собственноручно нарвал из принесенного хозяйкой по моей просьбе чистого куска полотна. Портос за все время процедуры не издал ни звука. Вот уж действительно эпические герои. Местами. Наши современники от каждой царапины чуть ли не в обморок падают. А тут колотая рана в подреберье, никакой анестезии, ноль эмоций. Ну, один раз Портос слегка ойкнул, будто я ему пятку иголкой уколол.

stella: Так по части терпеть у компании опыт богатый)))) Наверное, не успевала одна царапина зажить, как новая появлялась. так с постоянным ощущением что где-то да саднит и жили. Привычка!

Орхидея: Портос замечательный! Мало кто о нём в фанфиках пишет, тем более так.

Rina: Прошло буквально еще пару дней, и Портос уже был в строю. Умело наложенная перевязка, которую я менял несколько раз в день, плюс мазь, которую мне выдал аптекарь, сделали свое дело. Разумеется, не без помощи богатырского здоровья самого мушкетера. Дни потянулись довольно однообразной вереницей. После того, как меня приняли в роту, мушкетерская жизнь оказалась на редкость пресной. По крайней мере та ее часть, которая касалась непосредственной службы. Мы заступали на дежурства, потом отгуливали свои свободные сутки, снова заступали, и так день за днем. Сказать, что после суток дежурства хватало сил на всякие попойки, веселые пирушки и задирание хвостов гвардейцам кардинала каждый день - я бы не сказал. И хотя у меня-то уж была выучка не хуже, чем у господ дворян из семнадцатого века, однако я как никто другой понимал ценность и необходимость здорового сна. Ни с кем из предполагаемых попаданцев я за это время не встречался. По крайней мере никто из встреченных мною новых людей не выдавал в себе такового. Де Брюи куда-то пропал. Не сказать, что я по нему скучал. Мэтр Боме был всегда занят своей работой, в этом мире у него ее было ничеть не меньше, чем в том. Кроме того, по ночам он удалялся в свою тайную лабораторию в подвале дома. Один раз он пригласил меня туда, чтобы я мог оценить масштабы его работы. Помещение не более пятнадцати квадратных метров с низкими, давящими на голову, потолками, кривыми, обмазанными глиной стенами, было тускло освещено двумя-тремя свечами, раставленными на деревянном столе. Вокруг были сооружены некие подобия стеллажей, на которых стройными рядами стояли десятки склянок, глиняных горшков, шкатулок каких-то. На столе в реторте что-то булькало и слегка дымилось. - Вот тут, собственно, я и пытаюсь сочинять лекарства, которые хотя бы отдаленно бы по своим свойствам походили на аналоги наших современных, - с грустью сказал Бомэ. - Мда, - вздохнул я. - Думаю, что это весьма сложная работа. - Не то слово. Казалось бы, многие чисто природные материалы имеются, что называется, под ногами. Стоит только летом или весной в лес и поля сходить. Но нет технологий, которые бы позволяли синтезировать из них то, что мне нужно. Только огонь, элементарная химия и физика. Вот и все мои помощники. Жаль, что те, кто нас сюда забрасывает, не заботятся хотя бы о каком-то минимальном джентельменском наборе. - Что вы имеете ввиду? - задумчиво спросил я, разглядывая склянки. - Да хотя бы антибиотки, - аптекарь безнадежно махнул рукой. - Сколько у меня клиентов померло от элементарных болячек, которые можно было бы вылечить за раз, пропей они курс антибиотиков. Вам, кстати, попроще будет... вы руками работаете. Тут уж или пан, или пропал. Или вытерпит пациент боль, выдержит сердце, тогда операцию можно провести худо-бедно. А мне вот что со всякими вирусами и эпидемиями делать, ума не приложу. - "Худо-бедно", дорогой Бомэ, это то, что в работе хирурга лучше избегать, - улыбнулся я. - Ну, хоть так... - развел руками аптекарь. Спутя около двух недель, как-то утром, когда я как раз сменился с дежурства и направлялся домой с твердым намерением крепко поспать, меня на улице догнал д'Артаньян. - Барон, погодите! - он поравнялся со мной, подстраиваясь под ритм моего шага. - Можно вас на пару слов? - Признаться честно, - скрывая досаду, ответил я. - Я собирался пойти домой и поспать, д'Артаньян. - Отлично, у вас дома нам как раз будет удобнее поговорить, - безапелляционно заявил гасконец, и я понял, что сон откладывается.

stella: Ха, если дАртаньян прет танком, значит есть проблема и немалая.

Камила де Буа-Тресси: stella, согласна! А куда же делся порекомендованный слуга?.. Неужели все-таки не попаданец?..

Rina: Мы быстро дошли до дома и поднялись в мои комнаты. Гасконца явно что-то беспокоило, он был возбужден больше обычного. Как только я прикрыл за нами дверь, он заговорил. - Хайтер, помните, Арамис говорил вам на днях о том, что его лакей познакомился с кем-то, кто мог бы пойти к вам в услужение? - Помню, - без особой охоты ответил я. - Но с тех пор я ничего о нем больше не слышал. Не буду же я бегать по всему Парижу и разыскивать того, кого даже не знаю как зовут и как он выглядит. - Полагаю, друг мой, что теперь тем более нет смысла его искать, - хмыкнул гасконец. - Ибо его нашел кто-то другой... - Ну, не страшно, нашел себе человек хозяина, хорошо ему. А я еще подберу себе кого-нибудь, - пробормотал я, заглядывая под салфетку, которая прикрывала тарелку, любезно оставленную Бомэ на моем столе. - Барон, дело в том, что его нашел не хозяин... - д'Артаньян понизил голос. - А убийца! - Убийца? - Я поднял бровь с удивлением. - Вы хотите сказать?... - Его убили, несколько часов назад, судя по всему, - кивнул молодой человек. - Д'Артаньян, а вы-то откуда это знаете? - От Планше. - А Планше?... - Сам видел, - ответил гасконец, присаживаясь на край стула. - Они сегодня вместе с Базеном отправились в город по делам и нашли этого человека за бульваром Сен-Жермен. Его кто-то пырнул кинжалом. - Ох, Господи, - вздохнул я. - Дорогой мой д'Артаньян, я, конечно, как порядочный христианин сожалею о загубленной душе, однако в Париже каждый день убивают такое количество людей, особенно простого происхождения, что я не совсем понимаю причину вашей скорби конкретно по этому незнакомцу. - Барон, мне дела нет до этого покойника, - сердито нахмурился гасконец. - Но я принес вам кое-что, что эти двое бездельников, Планше и Базен, нашли у него. - Фу, д'Артаньян, не хотите ли вы сказать, что ваши слуги рылись в карманах убитого? - я невольно сморщился. Однако д'Артаньян пропустил мое замечение мимо ушей. Он почему-то оглянулся вокруг и быстрым движением извлек из широкого кармана своих штанов какой-то небольшой предмет и положил его передо мной на стол. Не ожидая ничего особенно интересного для меня, я с сомнением уставился на находку гасконца. "Маленький, черный, прямоугольный, гладкий, с металлическими краями айфон... эка невидаль...." - мозг считывал информацию, которую ему доставляло зрение. "Айфон!!!!!" - громким набатом прозвучало в моей голове. - Что, простите? - д'Артаньян очень внимательно следил за моей реакцией. Похоже последнюю свою мысль я произнес вслух. - Ай-ай, говорю, - быстро проговорил я. - Что это может быть, Хайтер? - молодой человек смотрел на мобильный телефон со священным ужасом. - Хм, - тянул я время, стараясь придумать хоть какое-то логическое объяснение для человека из семнадцатого века. - Мне кажется, это какая-то секретная шкатулка. Очень тонкой работы. Наверное, где-то на Востоке делали. В Китае, например... - Шкатулка? - гасконец с сомнением склонил голову, но прикасаться к бесовской штуковине больше не решился. - Но что в ней может быть? - Знаете, я немного знаком с традициями Китая... мне кажется, тут может быть... яд, - страшным шепотом проговорил я. Нужно было во чтобы то ни стало выпроводить гасконца. Для этого нужно было его как-то напугать, судя по его лицу в данной ситуации это было сделать не так сложно, так как он питал какой-то страх перед своей находкой. А также нужно было убедить оставить ее у меня... - Яд? - молодой человек удивился, но на всякий случай отодвинулся от стола. - Да. И я полагаю, что ее опасно брать в руки, потому что в ней может быть секретный механизм, приводящий в действие какие-нибудь отравленные иголки. Китайцы очень коварный народ. - С видом знатока кивал я. - И... и что нам делать? - Знаете, у меня есть предложение, - я ободряюще улыбнулся. - Хозяин дома, в котором я живу, аптекарь мэтр Бомэ, человек крайней степени учености, наверняка сможет эту шкатулку вскрыть, не причинив никому вреда. Оставьте ее мне, а вечером все обсудим. - Что ж, - с сомнением ответил д'Артаньян. - Мне и правда надо заступать на дежурство... - Вот и славно, мой друг, можете смело оставить вашу находку у меня, мы с Бомэ попробуем выяснить что к чему. Д'Артаньян еще что-то говорил перед уходом, но я уже не слушал. Мне нетерпелось остаться одному. Наконец молодой человек ушел. Я медленно опустился на стул, уставившись на телефон. - Но как?!... - прошептал я. Дрожащими пальцами я нажал на центральную кнопку. Экран тускло засветился. Телефон работал...

Камила де Буа-Тресси: Как барон быстро сообразил то со шкатулкой!

Rina: Камила де Буа-Тресси, видимо все-таки не дурак

Калантэ: А если нажать кнопку вызова, то не дозвонится ли барон до другого попаданца? ;)

stella: А как он работает? Где электричество для зарядки берет? И где спутник, который эту связь осуществляет? Рина, тут уже спайка с инопланетянами светит.)))

Камила де Буа-Тресси: Калантэ, моя первая мысль была о том же.. что если кому-то позвонить.. а вторая: а что если позвонить... *шепотом* домой?.. телефон жены, например, он же вспомнить может, наверное.. stella, это сказка! не мешайте сказке!!! И вообще, никто не сказал, что он работает... может просто батарейка еще не села, а звонить он не звонит, к примеру, сеть не ловит...

Эжени д'Англарец: Rina пишет: Наверное, где-то на Востоке делали. В Китае, например... «Кажись, made in China.» - «Я так и думал.» (с) «Властелин Колец» в переводе Гоблина

Rina: Сказать, что я испытал в тот момент, когда экран телефона ожил, шок, не сказать ничего. Я чуть не выронил этот чертов айфон на пол. Но вовремя вцепился в него внезапно скрюченными пальцами. - Так, доктор, вдох-выдох, вдох-выдох... - вслух сказал я себе. Внезапно я обнаружил, что смотрю на телефон, как бабуин, которому в лапы внезапно попался человеческий гаджет. Я напрочь забыл, как пользоваться этой штуковиной. Однако затмение длилось буквально одно мгновение. И уже в следующую секунду я повторно нажал на центральную кнопку, чтобы оживить телефон, и сдвинул виртуальную кнопку-ключ. Хоть бы он не был запаролен! Вдох-выдох... но увы... экран высветил мне запрос на четырехзначный пароль. - Черт побери эту конспирацию, - в сердцах выругался я. - От кого тут его засекречивать?! Экран снова погас. Так, что делать? Подбирать пароль? Но я так волновался, что в голову не лезло ни одной толковой цифры. Схватив телефон, я опрометью выбежал из комнаты и, стуча каблуками по ступеням, направился к мэтру Бомэ. Тот на мою удачу оказался в своем подвале-лаборатории. - Мэтр, у меня к вам секретнейшее дело! - с порога страшным шепотом заявил я. По моему всклокоченному виду аптекарь сразу смекнул, что что-то не так и предложил мне табурет. - Рассказывайте. - Вот, - на большее количество слов у меня сил уже не хватило. И я выложил на стол телефон. Бомэ уставился на айфон с таким же диким выражением лица, с каким, видимо, на него смотрел давеча гасконец, когда его нашел. Мне даже на мгновение закралось подозрение: а из моего ли времени этот человек, что так удивлен видом айфона? Но я недооценил моего соседа. - Айфон, чтоб мне провалиться. 5S, черт раздери меня! - констатировал он. - Точный диагноз, - кивнул я. - Откуда?! - Вы сильно удивитесь, если я скажу, что от д'Артаньяна? - Эээ... вы хотите сказать, что он... что он тоже?... - О нет, нет, он самый настоящий, из этого мира. Как я понял по его рассказу, телефон нашли слуги у какого-то мужика, которого убили сегодня утром в районе бульвара Сен-Жермен. То-есть, как я понимаю, вот тот убитый как раз из наших. - Интересно... - мечтательно произнес Бомэ, на время отвлекаясь от нашей находки. - Вернулся ли он домой? - В любом случае, этого мы уже не узнаем. А вот откуда у него предмет из нашей реальности... - И как он его протащил в эту, - закончил он за меня мысль. - Вот это самое занимательное в этой истории, мой друг... Мы молча посмотрели на телефон. - Если оттуда сюда можно что-то проносить, то это открывает нам столько возможностей, доктор! - снова заговорил аптекарь. - Что вы имеете ввиду? - Боже, ну, включите же воображение! Что вы такой скучный! - вскинул голову Бомэ. - Для начала можно перебросить сюда антибиотики! Анестетики! Я с интересом посмотрел на этого энтузиаста. - Знаете, я бы предпочел узнать, не как перекидывать туда-сюда предметы, а как перекинуть себя обратно. При чем желательно раз и навсегда. - Странно, очень странно, - пробормотал аптекарь. - Я думал, что сюда попадают только те, кто в той реальности сильно увлекался романами Дюма. Неужели система дала сбой? - В смысле? - опять не понял я. - Вы не любите мушкетеров? - Нет, эээ... я люблю мушкетеров. Ну, в смысле, не в том смысле их люблю. А как... как литературных героев. - Ну, а я о чем? И неужели вам совсем не интересно побыть среди них? - Знаете... когда я был мальчишкой, это было мое самое горячее желание на свете. Да и потом я нет-нет, да мечтал о такой возможности. Но когда я сюда попал... Нет, не подумайте, мне это все очень нравится, щекочет нервы, а мозг до сих пор не до конца осознает, что это не сон. Но реальность всего происходящего меня порой пугает. - Да, жизнь здесь не сахар. И все далеко не так романтично и красиво, как описывал Дюма. - Он просто недосказывал. Недосказывал про болезни, про разврат, про помои из окон, - мрачно подытожил я. - И это тоже, - согласился Бомэ. Мы снова помолчали. - Ладно, давайте сначала разберемся с телефоном, - сказал он, беря в руки айфон. - Он запаролен, мэтр. - Хм, это осложняет задачу. У нас есть всего три попытки. После третьей он заблокируется навсегда. Интересно, а как же он до сих пор не разрядился? Бомэ повертел телефон в руках и радостно крякнул: - Ха, Хайтер, глядите! У него в чехол сзади встроена солнечная батарея. Вы видели что-то подобное? - Да, это новая разработка китайцев. Недавно начали серийное производство таких чехлов. - Недавно? Когда именно? - Буквально пару дней назад появлось в продаже, - пожал я плечами. - Это говорит о том, что этот человек попал сюда вчера или позавчера. - Не совсем. Мне о нем Арамис говорил, как о потенциальном слуге, еще несколько дней назад. - Да вы что?! Это же потрясающе! Знаете, что это означает? - Что? - я почувствовал себя доктором Ватсоном на Бейкерстрит. - Элементарно! - будто подтвердил мою мысль Бомэ. - Это значит, что этот человек мог перемещаться в пространстве туда и обратно! Да еще и с предметами! От этой новости по моей спине пробежали крупные мурашки.

Камила де Буа-Тресси: Rina пишет: У нас есть всего три попытки. После третьей он заблокируется навсегда. Оно и правда так работает?! (да-да, айфонов не держу, андроид мое все))) Солнечная батарейка - это сильно!

Калантэ: Хм... а четырехзначный пароль - случайно не год? :-) 162... а дальше?

stella: Rina, это же уже детектив по всем статьям! Код да Винчи, тьфу,пароль на вход-выход из системы?

Эжени д'Англарец: Калантэ получается совсем как в Неуловимых))) полковник Кудасов, блин)))

Rina: Дорогие мои, не бейте меня тапками, я обязательно скоро продолжу

stella: Rina , дела заели? Мы все понимаем.

Rina: Не заели :) У меня масса интересного в жизни происходит, просто времени на все не хватает.

stella: Rina , а где продолжение? вы не боитесь, что у вас получается " Билет в один конец"?

Rina: Стелла, я приношу свой пардон, но сейчас пока у меня нет вдохновения, чтобы писать :) Вымучивать не хочется. У нас тут есть еще как минимум одна сказочка, у которой продолжение появляется раз в полгода ну, вот пока моя вторая будет... как только я почувствую прилив вдохновения на мушкетерскую тему, я сразу же вернусь в форум. Я читаю периодически что тут происходит, очень благодарна за новые фики. Но... я пока сняла мушкетерский плащ и шпага бережно отложена в сторону вместе с пером и бумагой

stella: Rina , Жаль, очень жаль. Обычно, когда теряешь темп, возвращаться вообще не хочется.

Ленчик: stella не в темпе дело. И я понимаю Рину, наверно, как никто другой из форумчан. Вы не представляете, как я билась, истерила и жрала сама себя за то, что не получается вернуться в старую шкуру... А этого сделать невозможно. В одну реку дважды не входят. Когда наконец я это поняла, плюнула и разрешила себе быть другой - мозги стали вставать на прежнее место. А т.к. человеком таки управляют гормоны, возвращение мозга - вопрос времени. Увы, но факт.

stella: Лен, значит по-любому - конец Сказочки?

Ленчик: Черт!... меня опять не так поняли)))

stella: Тогда я ничего не пойму.

Rina: Ленчик, жму руку! Хотя признаюсь честно. "Гормоны" как-то прошли мимо меня, но вместе с рождением ребенка на меня свалилось два интереснейших проекта по работе (это не считая главного проекта жизни по имени Ева). И я начала работать чуть ли не из роддома. Вот в таком темпе до сих пор вот уже год нахожусь. Мне очень жаль, что я не могу сейчас продолжить. Вернее я могу, но это будет очень искусственное продолжение. Без огонька. Оно вот зачем тут? Совершенно не нужно. Тут общество хорошими фиками избалованное в хорошем смысле этого слова. И мне хочется надеяться, что мои были до сих пор на достойном уровне. Не хочу этот уровень понижать

stella: Все я поняла теперь, дамы. Просто, у меня тоже не было проблем с "гормонами", поэтому я не поняла, куда они ( мозги) уехали. Зато у меня они вызвали то, что называют теперь депрессией. Я не имела возможности работать, меня выбило из ритма творения и я год медленно подыхала от пеленок, детских криков и радостей материнства. Со вторым такого не было. Жаль, что тогда не было форума и я ничего не знала про фики. Это мне бы тогда помогло. Rina , это чудо, что вы на пике.

Ленчик: Rina пишет: могу, но это будет очень искусственное продолжение. Без огонька. Оно вот зачем тут? Совершенно не нужно. Вот! Подписываюсь под каждым словом! Могу продолжить. Легко. Только зачем так-то? stella, то, что сейчас называют "депрессия" идет именно от гормонов. Я два года была свято уверена, что у меня "не оно", пока кровишшу не сдала.

stella: Как хорошо, что свое состояние я списывала на невозможность работать!)))) А то бы еще и зациклилась; но в мое время то ли это не умели определять, то ли считали, что советская женщина не подвержена депрессиям! Ну а я, пока могу, писать и рисовать все же постараюсь. Не смотря ни на что... пока руки и голова еще работают.



полная версия страницы