Форум » Нас четверо! » Билет в оба конца. » Ответить

Билет в оба конца.

Rina: Как я и говорила, на долгое молчание меня не хватило. Правда летняя пауза затянулась. У меня давно крутилась в голове идея с подобным ООСом, таким махровым, чтобы никаких сомнений не возникало, что это именно он - ООС :) Автор: Рина Фандом: "Три мушкетера" Пейринг: мушкетеры, персонажи первой части трилогии, авторские персонажи и все, кто понадобится в ходе написания. Размер: как карта ляжет, но точно не мини. Жанр: ООС великий и ужасный Отказ: Мастер сам бы от такой больной фантазии отказался с удовольствием :) Ремарка: как и предыдущие мои фики - пишется в режиме "реального времени", с поправкой на загруженность автора и его настроение.

Ответов - 170, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Rina: Камила де Буа-Тресси пишет: Да, но ведь он хирург в другом времени... мне кажется, это немаловажно.Зрите в корень!!!

Nika: stella пишет: четверка сделала славное приобретение: свой хирург на высшем уровне! Это-таки немаловажно! Учитывая, что медецину там практиковал только Гримо, так тем более .

Диана: Rina пишет: Там была парижская улица. Узкая, булыжная мостовая, невысокие дома, вдалеке слышны какие-то голоса и стук копыт по камням, где-то громыхает повозка. Тут есть жизнь! Читая эти строки, я эту жизнь почувствовала так, будто сама попала туда. Но, ИМХО, даже будь врач в самом деле в коме, даже там слово "наводка" у Атоса вызвало бы вопрос "что, простите"? Да не, я помню про режим реального времени. Просто я в своем репертуаре. Нет, перенесение во времени со сменой одежды меня не смущает. Да, что ООС я вижу. И все же...

Madame de Guiche: Rina, von Heiter! Хорошо легло! И вообще - классно!

Rina: Диана пишет: слово "наводка"Да, тут осечка вышла, конечно, я уже потом думала об этом, но совершенно не было времени исправлять :)

Rina: Madame de Guiche, знала, что Вы оцените имя

stella: Rina , а нам на доступном русском?

Rina: stella, все просто на самом деле. Фамилия героя Веселов. По-немецки Heiter - веселый :)

Rina: Снять комнаты в доме напротив оказалось неожиданно просто. В Германии XXI века свою первую квартиру я искал три месяца, не мог договориться с тремя владельцами. То одно им не нравилось, то другое. А в Париже века XVII договориться с хозяином дома заняло ровно четверть часа. И, судя по всему, кредит доверия мной был получен исключительно благодаря моему внешнему виду. Облик знатного дворянина и внушительная шпага сказали за меня все. Мы ударили с хозяином по рукам, и я поселился в трех комнатах на втором этаже небольшого дома. Все три комнаты были размером с одну мою гостиную дома. Но какая разница человеку в коме, в какой обстановке он будет жить по ту сторону реальности? Голова все еще болела. Хозяин распорядился принести мне в комнату горячий ужин. Кусок мяса и бутыль вина. Они оказались как нельзя кстати. Съев свой ужин, я завалился спать на скромную деревянную кровать, застеленную простым льняным бельем и тут же уснул. Проснулся я от того, что в глаза светил один единственный луч солнца. Разумеется, я забыл закрыть ставни, поэтому солнце не постеснялось заглянуть ко мне. Каким-то причудливым образом большой солнечный заяц прискакал ко мне на кровать и устроился прямо на моем лице. Открыв глаза, я на удивление быстро вспомнил где я и кто я. Самочувствие было сносное. Будто с похмелья. Но жить можно. Одевшись в пока единственную мою одежду (с мыслями о том, что не мешало бы где-то разжиться другими деталями гардероба, например сменными рубашками. Избаловала меня современная цивилизация), я услышал снизу шум. Пристегивая шпагу на ходу, я спустился вниз. Удивительным образом я не разглядел вчера первый этаж моего нового жилища. А мой хозяин-то, оказывается, аптекарь! Цокольный этаж дома представлял из себя аптеку. Стены-стеллажи с кучей разного калибра склянок, какие-то засушенные пучки трав, подвешенные к потолку, большая корзина с лоскутами тряпок, видимо для корпии. Тут же на стойке примостился и перегонный куб, и реторты разные. В общем, реальная иллюстрация того, о чем я читал, еще будучи зеленым студентом-медиком. Значит мой арендодатель фактически мой коллега. Коллега стоял за стойкой и сосредоточенно что-то переливал из большой колбы в небольшую бутылку. - Доброе утро, сударь! – с поклоном поприветствовал он меня. - Доброе утро, мэтр! – ответил я, с интересом оглядываясь. - Вчера вечером вы не обратили внимание, что поселились в аптекарском доме? – с лукавой улыбкой поинтересовался хозяин. Я посмотрел на него, тоже улыбаясь. Это был полноватый невысокий человек с круглой лысиной, небольшими ловкими руками и черными глазами. Как же он вчера представился? Мэтр Боме! Точно! - Признаюсь, мэтр Боме, что не заметил всех этих склянок. Но запах… - О, да, - пожал плечами аптекарь. – Этот запах никогда не выветривается. «Мне ли не знать» - подумалось мне. В этот самый момент колокольчик над дверью нервно брызнул нестройной трелью, и на пороге появился Атос. На мгновение сердце у меня провалилось куда-то далеко с гулким стуком. При том, что я вовсе не впечатлительная девица, а вполне себе суровый хирург. И к мужчинам у меня нет никакого влечения. Но появление любимого литературного героя в мушкетерском плаще с вышитым серебряным крестом, в шляпе с плюмажем, со спокойной улыбкой на красивом лице, именно таком, как описано в книге… это появление заставило мое сердце трепетать от, подступившего вновь, ощущения нереальности. - Барон, рад, что вам лучше и вы уже на ногах! – кивнул мне Атос, протягивая в ответ руку. – Как и обещал, зашел за вами. - Благодарю вас, сударь, - пожимая руку с легким поклоном сказал я. – Я уже полностью готов и только беседую с моим гостеприимным хозяином. - Доброе утро, господин мушкетер, - мэтр Бомэ поклонился почтительно, но с достоинством, как любой уважающий себя серьезный ремесленник. Атос молча наклонил голову в качестве приветствия. В первое мгновение мне показалось это не совсем вежливо. И тут же я себя одернул: эй, доктор Веселов, ты не в своем времени, Атос знатный вельможа, хоть и скрывается под плащом королевского солдата, а Бомэ мещанин. Между ними такая пропасть, как между тобой, простым провинциальным врачом и владельцем завода Мерседес. Не мешает и мне на время, пусть и неопределенное, отказаться от своих демократических замашек. Тут не все равны. Ой, как не равны…

Rina: По многочисленным просьбам продолжу-ка я потихоньку выкладывать свои попадансы Пока мы шли от улицы Феру до дворца капитана королевских мушкетеров, я как флюгер вертел во все стороны головой и мысленно пытался избавиться от кучи стереотипов, которые засели во мне. Во-первых, нам, увлеченным мушкетерской темой людям, свойственно порой слегка идеализировать ту эпоху. А во-вторых я хорошо знаю современный Париж. Все это накладывалось теперь на реальную (насколько она реальна – это, конечно, был вопрос) картинку, которая представала перед моими глазами. Узкие мощеные булыжниками улицы, довольно безликие дома, текущая по стокам грязная вода, которая больше походила на зловонную жижу, в которой не стоило труда признать то, что в наше время называют красивым словом «канализация». В окнах вывешены какие-то перины, тряпки, то и дело высовываются женщины в чепцах или без и, не стесняясь прохожих, выкидывают что-то прямо на мостовую. Прохожие неловко отпрыгивают в сторону, грозят кулаком или вяло ругаются. То и дело по улице с громким стуком копыт проезжают всадники, от которых людям приходиться жаться по краям. А уж если карета с жутким грохотом проедет, так горожане и вовсе врассыпную. Не дай Бог еще задавят. Меж тем, мой спутник шел с совершенно невозмутимым видом, ловко уворачиваясь от всех, пару раз раздав увесистых тумаков горожанам, мешающим пройти, которые впрочем с почтением и покорностью расступались. Я старался поспевать за ним, подмечая манеру поведения. Вряд ли расшаркивание с каким-нибудь подмастерьем на виду у всех добавили бы к моему образу знатного дворянина нужные оттенки. Необходимо было как можно скорее принимать «правила игры». - Вот мы и на месте, барон, - сказал Атос, останавливаясь перед высокими, искусно выполненными воротами большого особняка. – Там во дворе толпятся мои сослуживцы, давайте постараемся миновать их компанию как можно быстрее, иначе мы не успеем к утреннему приему господина де Тревиля. Я молча кивнул и поторопился за мушкетером, который ускорил шаг и быстро стал пересекать двор, в котором действительно было уже довольно много людей, почти все в мушкетерских плащах, кое-кто в штатском. Но я не успел как следует разглядеть посетителей, как мы вбежали по широкой лестнице (той самой – отметил я про себя) и оказались в холле с высокими потолками, какими-то античными скульптурами по углам и минимумом мебели. Там тоже стояло с десяток человек, разбившись по группам. Как только мы вошли в помещение, от одной из групп отделился стройный молодой человек с очень красивой, можно сказать женственной внешностью, и в три шага оказался возле нас. - Атос, рад вас видеть! – Молодой мушкетер слегка поклонился Атосу. – Вы как раз вовремя, де Тревиль только начал прием. - Доброе утро, Арамис, - приветливо ответил Атос. – А что же вас привело к капитану? Вроде бы новое расписание дежурств вчера передал Леруа. - Мне бы хотелось испросить один день отпуска, - заметно покраснев, ответил Арамис. Появление второго легендарного мушкетера я воспринял уже спокойнее, хотя ощущение нереальности снова забило в висках. Я лишь отметил, что при ближайшем рассмотрении будущий аббат выглядел все же более мужественно и воинственно, чем его принято описывать. Он был просто еще молод. «Интересно, а Д’Артаньян уже в Париже?...» - подумалось мне. - Вы не представите меня вашему знакомому, Атос? – с некоторой досадой в красивом голосе произнес Арамис, уставившись на меня с выражением, которое трудно было идентифицировать, как какое-то определенное. То ли доброжелательно, то ли настороженно, то ли высокомерно… - Ах, да, простите мне мою невежливость, Арамис, - спохватился Атос, поворачиваясь ко мне. – И вы извините, барон. Позвольте представить вам моего друга и однополчанина господина Арамиса. Арамис, позвольте познакомить вас с моим новым соседом бароном фон Хайтером. Мы церемонно раскланялись с Арамисом. Мушкетер с интересом посмотрел на меня и спросил: - Барон, простите за любопытство, но по вашему имени я могу сделать вывод, что вы немец? - Да, сударь, но я воспитывался во Франции, - ответил я и сам не понял, почему я так ответил. В этом странном мире порой мною руководил кто-то, кого я пока не знал. - Рад знакомству, барон! – ответил Арамис, будто эти мои слова были лучшей моей рекомендацией. - Взаимно, господин Арамис, - поклонился я еще раз, решив, что лишним это не будет. Тем временем в холле произошло какое-то движение и распахнулись двери одного из залов.

stella: Лед тронулся!

Rina: Тем временем в холле произошло какое-то движение и распахнулись двери одного из залов. - Господа, господа, у меня сегодня только час и потом я должен буду покинуть вас, мне нужно к королю, - произнес уверенный голос, и все повернулись в ту сторону, откуда он раздался. В проеме распахнувшихся высоких дубовых деверей стоял среднего роста мужчина в мушкетерском плаще, который был точно такого же оттенка, как и плащи рядовых солдат, однако расшит он был намного богаче, что сразу выделяло его владельца среди толпы. Атос коснулся моего плеча и подал знак двигаться за ним. Мы, аккуратно лавируя между другими посетителями, жаждущими аудиенции у капитана мушкетеров, пробились в авангард. Де Тревиль сразу же увидел Атоса и кивнул ему. Атос поклонился и кивнул мне. - Господин Атос, попрошу вас зайти ко мне в кабинет на пару слов! – распорядился де Тревиль и, резко развернувшись на каблуках, скрылся в своих покоях. Люди вокруг нас негромко зароптали, а я почувствовал себя человеком, который вместо того, чтобы отстоять общую очередь, полез вперед. Но деваться было некуда, я пошел за Атосом, который с абсолютно невозмутимым выражением лица прошествовал в кабинет капитана. Кабинет де Тревиля был обставлен с необыкновенным вкусом, посреди стоял большой стол удивительной резной работы, на столе были разбросаны бумаги и свитки, перья, какие-то карты. В общем, вполне себе рабочий бардак. Капитан повернулся к нам лицом и оказался человеком лет под сорок с серьезным, волевым лицом и весьма хитрым и задорным выражением черных глаз. Одним словом – гасконец. - Кого вы привели ко мне, Атос? – улыбаясь, спросил капитан. - Позвольте представить вам господина барона фон Хайтера, у него есть к вам одно весьма важное дело, господин капитан, - также улыбнувшись, сказал Атос и отступил, открыв капитану обзор. Я предстал перед ним во всей своей красе, со слегка опухшей физиономией, и почувствовал, что краснею, как юнец. - Так, так, - сказал де Тревиль, закладывая руки за спину. – Уж не посол ли вы чей-нибудь, господин барон? - Нет, господин капитан, - пытаясь справиться с сухостью во рту, произнес я. - У меня есть… рекомендательное письмо… к вам… - Что ж, давайте сюда ваше рекомендательное письмо, - с легким разочарованием сказал Тревиль, протягиваю руку. Видимо, ему чуть ли не каждый день приходили податели рекомендательных писем с надеждой попасть в мушкетерский полк. Я спешно вытащил из грудного кармана ту бумагу, которую мне вчера вернул Атос и с поклоном протянул капитану. Де Тревиль очень быстро пробежал глазами написанные строки, и по мере прочтения лицо его просветлилось. - Эх, а давненько мне не приносили такого рода рекомендательных писем, по прочтению которых почти все вопросы сразу пропадают! Пожалуй, последним таким соискателем был наш общий знакомый гасконец, а Атос? «Д’Артаньян!» - громко раздалось в моей голове. - Что ж, господин фон Хайтер, могу сказать одно – ваша рекомендация прекрасна, что скрывать. Есть только одна загвоздка – вы немец по происхождению, в мушкетерский полк принимают только французов. И я, честно признаться, не знаю как обойти этот щепетильный момент. - Барон вырос во Франции, сударь, - подал голос Атос. - О да, и насколько мне известно, вы немец только наполовину? Разве род фон Хайтеров не породнился с… напомните-ка мне, молодой человек, с кем? - де Тревиль внимательно смотрел на меня, слегка наклонив голову. «Проверяет…» - подумалось мне. Вслух же я сказал: - С домом де Брольи, моя мать из этой семьи, господин капитан. - Точно, точно, барон, де Брольи славный род, - закивал капитан, будто бы обрадовавшись моему правильному ответу. Я поклонился, незаметно с облегчением выдохнув и в очередной раз подивившись тому, что кто-то диктует мне имена, фамилии и прочие подробности биографии. - Что же, с моей стороны нет никаких возражений к тому, чтобы принять вас в мой полк, многие дворяне из хороших семей… - тут Тревиль сделал многозначительную паузу и мельком глянул на Атоса, который сосредоточенно разглядывал одну из картин на стене, изображавшую какую-то битву. – Служат под моим началом. Осталось дело только за малым, чтобы король подписал ваше прошение. Этим я займусь сегодня лично, у меня как раз через сорок минут аудиенция у его величества. - Благодарю вас, господин де Тревиль, уверен, что не посрамлю плащ королевского мушкетера и достойно послужу его величеству! – я уже устал кланяться, но что поделаешь. - Прекрасно, господа! В таком случае, я вас более не задерживаю, о решении короля я сообщу вам, Атос, поскольку пока не знаю, где поселились вы, барон. - Мы живем на одной улице, господин капитан, -Атос отвесил прощальный поклон, и мы покинули кабинет де Тревиля. Я вышел на совершенно ватных ногах и, пожалуй впервые, подумал о том, что не хочу выходить из этой комы.

Виола: Rina, продолжайте продолжать)

Nika: Я согласна с Виолой .

Rina: Спасибо, Дамы, стараюсь для всех благодарных читателей

Rina: Я вышел на совершенно ватных ногах и, пожалуй впервые, подумал о том, что не хочу выходить из этой комы. Атос молча шел рядом со мной, пока мы не покинули пышный особняк капитана мушкетеров. У ворот он остановился. - Теперь остается только ждать решения его величества, - спокойно сказал мой проводник в мир приключений. – Здесь я вас покину, барон, мне нужно нанести еще пару визитов, а завтра я заступаю в караул. Но вечером, если пожелаете, вы можете найти меня в Сосновой шишке, это трактир, знаете… - Знаю, господин Атос, - машинально ответил я, погруженный в свои мысли и тут же прикусил язык. - Хм, а вы неплохо ориентируетесь в злачных местах Парижа, - усмехнулся Атос и, прикоснувшись к шляпе, пошел в сторону Лувра. Да, черт побери, я оказывается неплохо ориентировался в Париже. Будто во мне был впаян какой-то навигатор, который мне автоматически выдавал названия улиц, направления, адреса. Так, будто в этом городе я действительно провел значительную часть своей жизни. Например, я точно определил, что Атос отправился именно к Лувру. И я знал, на какой улице располагается знаменитая «Сосновая шишка». С этим новым для меня ощущением я отправился гулять по Парижу. Не так часто выпадает возможность погулять по городу, которого на самом деле больше не существует. Вернее, он, конечно, существует. Но он совсем-совсем другой. Шумный, суетливый, наполненный туристами, современный. И только те, кто посвящен в его тайну, бродят по его людным улицам с задумчивыми улыбками, прикасаются к камням старинных зданий, задумавшись стоят на мосту Менял, вглядываясь в неспешные воды Сены. Так и я когда-то топтал мостовые того, современного мне Парижа, шарахаясь от продавцов туристической мишуры, и пытаясь уединиться с городом, в котором жили герои любимых романов. А сейчас… сейчас я стоял на Улице Старой голубятни, как гласила небольшая табличка на доме напротив… В начале улицы послышались гулкие шаги, звон шпор и голоса. В мою сторону шла компания мужчин, человека три. Шли они как-то странно, тот, что был в центре, самый рослый, широкоплечий, обнимал двух других за плечи. Но это было не дружеское объятие. Он будто провис между двух своих спутников, еле волоча ноги. Я отошел в сторонку, чтобы не мешаться на их пути. Когда компания приблизилась ко мне на расстояние нескольких метров и хорошей видимости, я прикусил губу… похоже, что я знал, как минимум одного из них. Того самого, что, похоже, был не в состоянии идти без посторонней помощи. - Де Брюи, осторожно, мы уже почти пришли, - сказал один из тех, кто поддерживал великана. – Это где-то здесь. Черт побери вас, Портос, с вашей скрытностью. В каком из домов вы живете? Но тот, к кому был обращен вопрос, только промычал что-то в ответ и покачал головой. Да, это был тот самый Портос, теперь не оставалось никаких сомнений. Но что-то с ним было явно не так. Неужели пьян вдребезги? Странно… Не припомню за ним таких склонностей… Хотя… И тут мой взгляд упал на мостовую. По ней с той стороны, откуда пришли люди, тянулась кровавая дорожка. Кровь я могу распознать при любом освещении. Я, как вампир, практически чувствую ее запах. Сколько пришлось мне ее повидать в жизни. Мужчины остановились в растерянности, не зная в какой из домов постучаться. Во мне боролись два человека: первый был новоиспеченный барон, которого волею судеб занесло в Париж времен мушкетеров и который пока еще до конца не разобрался кто он и зачем он здесь. Второй – обычный районный хирург, перед носом которого находится раненый человек. Первому не стоило бы вмешиваться во всякие истории до поры до времени. Второму… у второго просто нет выбора. Врач победил. Произошло это так быстро, что я даже не успел ничего сообразить, как уже громко говорил: - Боже, Портос, что случилось?! – в мгновение ока я уже возле незнакомцев, поддерживающих почти потерявшего сознание мушкетера. - Вы кто, сударь? Вам что надо? – резко спросил тот, которого назвали именем де Брюи. – Откуда вы знаете господина Портоса? - Я знакомый господина Атоса, сударь, мое имя барон фон Хайтер, - ответил я, параллельно пытаясь вглядеться в лицо раненого. – Вы ищете дом господина Портоса? Так вот же он! Я отступил на шаг и указал на тот самый дом, на табличке которого я прочел пять минут назад название улицы. Откуда я мог знать, что именно тут живет славный мушкетер? На этот вопрос ответа не было. Я просто знал. - Что с ним случилось? – осторожно спросил я. - Это сейчас не важно, сударь, нам нужно поскорее его доставить домой и… - Позвать лекаря, - тихо добавил один из мужчин. - Позвольте я помогу, - выдавил я из себя. – Я немного сведущ в медицине и смогу облегчить страдания раненого, пока не придет врач. Эти слова я уже договаривал на пороге дома, дверь которого распахнула испуганная хозяйка, вызванная громким и требовательным стуком в дверь. Портоса отвели в его комнаты и уложили на кровать. Сопроводившие его дворяне как-то очень быстро разошлись. В комнате остался только де Брюи, который с подозрением смотрел на то, как я первым делом приложил руку к шее мушкетера, слушая пульс. В книге обычно брали за запястье – промелькнуло у меня в голове. Но мне было не до соблюдения исторических и литературных условностей. - Сударь, вы хотели позвать лекаря? – спросил я нетерпеливо. Мне не хотелось осматривать рану в присутствии этого незнакомца, мои действия могли показаться ему странными. - Да, я пришлю мэтра Вилье, - ответил он. – Что-то я не припомню вас в компании господ Атоса, Портоса и Арамиса, сударь. - Вы намереваетесь сейчас устроить мне допрос или все-таки мы прежде вызовем лекаря к раненому? – я начинал терять терпение, но сдерживался. – Если вы не верите мне, можете поискать господина Атоса и узнать у него, знаком ли он со мной. Ежели господин Атос этого вам не подтвердит, я к вашим услугам. Из этой комнаты я не уйду, пока не увижу, что господину Портосу оказана необходимая помощь! Де Брюи смотрел прямо мне в глаза несколько мгновений, потому вдруг потупил взгляд и шагнул к выходу. - Хорошо, сударь, я отправляюсь за мэтром Вилье, - сказал он и исчез за дверью. - И позовите ту женщину, что открыла нам дверь! – крикнул я ему вслед. Оставшись, наконец, наедине с Портосом, который как только оказался в горизонтальном положении окончательно потерял сознание, я перевел дыхание и сосредоточился на работе. В голове пульсировала одна мысль – лекарств нет. Никаких привычных. Антибиотиков и обезболивающих нет. Еще не изобрели. Инструментов тоже нет. Есть мои руки и отличное знание анатомии. И есть некоторые познания в народной медицине. Негусто. Но и на том спасибо. Ленчик, в тексте умышленно оставлено один раз словосочетание "вызовем лекаря", это необходимо для дальнейшего развития сюжета :)

Ленчик: Rina, да что ж вы, изверг, на таком месте оборвали-то? И где, к слову сказать, шляется хозяйственный Мушкетон? Нет бы, пользу какую приносил... Редиска. Нехороший человек. PS: микро-тапок - почему-то не укладывается у меня формулировка "вызвать лекаря". Может, "послать" за оным?

Rina: Тапок принимается :) действительно слишком современно звучит, утром ееречитывала и думала над термином :) спасибо! Мушкетон появится ) с телефона редактировать текст пытка, так что вечером исправлю

Калантэ: Рина, еще!!!

stella: Rina , а мне нравится, что вы первая, кто Портоса потрошит. А то все Атос или, на худой случай, Арамис у нас в раненых ходит.



полная версия страницы