Форум » Нас четверо! » Билет в оба конца. » Ответить

Билет в оба конца.

Rina: Как я и говорила, на долгое молчание меня не хватило. Правда летняя пауза затянулась. У меня давно крутилась в голове идея с подобным ООСом, таким махровым, чтобы никаких сомнений не возникало, что это именно он - ООС :) Автор: Рина Фандом: "Три мушкетера" Пейринг: мушкетеры, персонажи первой части трилогии, авторские персонажи и все, кто понадобится в ходе написания. Размер: как карта ляжет, но точно не мини. Жанр: ООС великий и ужасный Отказ: Мастер сам бы от такой больной фантазии отказался с удовольствием :) Ремарка: как и предыдущие мои фики - пишется в режиме "реального времени", с поправкой на загруженность автора и его настроение.

Ответов - 170, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Rina: stella, я решила восстановить справедливость!

Rina: На секунду я остановился, глядя на лежащего передо мной человека. Настоящий богатырь, крупная красивая голова с пышной чуть вьющейся шевелюрой, бледное лицо, покрывшееся испариной, широкие развернутые плечи. Он совсем не был похож на того, кого изображали в разных киноэкранизациях. Там чаще всего Портос выглядел эдаким простодушным добряком. Этот же был по виду куда серьезнее. На светло-сером штатском камзоле сбоку справа в области шестого ребра расплылось темное широкое кровавое пятно. Под плащом, который с мушкетера предусмотрительно сняли, его видно не было. Зато теперь во всей красе. Я достал свой кинжал и вспорол ткань камзола. Кровь все еще сочилась из неровных краев раны. Так, ланцета у меня нет, придется зондировать подручными средствами… На этой мысли меня прервал скрип двери. Я оглянулся. На пороге стоял человек, по виду простого происхождения, крутящий круглую шляпу в руках. Лицо у него было простецкое, но очень взволнованное. Человек растерянно топтался на пороге и пытался через мое плечо заглянуть на Портоса. «Ба, так это же Мушкетон! Как же я сразу не догадался?!» - осенило меня. - О, очень кстати вы пришли! – сказал я. – Вы ведь слуга господина мушкетера? - Д…да, - удивленно воззрился на меня Мушкетон. На лице его был написан вопрос. Но времени на него отвечать у меня не было. - Быстро идите вниз к хозяйке дома и принесите мне горячей воды и побольше огня! – скомандовал я, отворачиваясь к раненому. Мое распоряжение было выполнено молниеносно, хозяйка уже давно грела воду. Так бы некоторые наши медсестры работали! Тем временем я зондировал рану прокаленным на огне кинжалом. «Хм, господин Портос, а что это вы у нас сознание-то потеряли? Рана пустяковая, лезвие прошло по касательной, вспороло кожу и ткнулось в шестое ребро острием. Да, болезненно чертовски, но не смертельно ни капельки, даже внутренние органы не повреждены. Разве что крови мог потерять много, пока до дома добрался…» - такие мысли бродили у меня в голове, пока я отирал кровь сунутыми мне под руки полотняными тряпками. Мушкетон стоял тут же и с мольбой в глазах следил за моими движениями. Я поднял на него взгляд и сказал: - Помогите-ка мне снять с него остатки этого прекрасного камзола. В четыре руки с Мушкетоном мы высвободили могучий торс Портоса, который потихоньку начинал приходить в себя. Веки его дрогнули, с губ сорвался стон. Наконец, он открыл глаза и невидящим взглядом уставился на меня. Я состроил доброжелательную мину. - Где я? – глухо спросил мушкетер. - У вас дома, сударь, - ответил я, разрывая очередное полотно на какое-то подобие бинтов. До прихода врача нужно было перебинтовать рану, чтобы остановить кровь. По хорошему следовало бы зашить. Но никакого шовного материала у меня, разумеется, не было. - А вы… лекарь? – Портос постарался сосредоточиться на моем лице. - Нет, мое имя барон фон Хайтер, я случайно оказался свидетелем того, как вас привели сюда, и вызвался оказать первую помощь, пока не придет лекарь, - говоря это, я быстро смастерил тампон и начал бинтовать рану. - Немец что ли? – Портос не смог скрыть презрительную мину. - Почти, - усмехнулся я. – Тише, тише, господин Портос, не надо так резко двигаться, я уже почти закончил. Именно в этот момент в комнату, тяжело ступая, вкатился полный высокий человек в черном одеянии и с блестящей лысиной. За его спиной маячил уже знакомый мне де Брюи. - Где тут раненый? – пробасил толстяк. - Прошу, мэтр, - я уступил место у кровати. – Рана легкая, внутренние органы не задеты, ушиб ребра. Лекарь даже не посмотрел на меня. Мой коллега был, видимо, очень уверен в себе. Я пожал плечами и отошел. Вилье занял мое место на табурете возле кровати и канонически, со скорбным выражением лица, взялся за запястье больного. Я проглотил улыбку. Мне было, конечно, страшно интересно посмотреть на то, как делает осмотр врач XVII века, о методах лечениях которого я мог только читать в исторических медицинских трудах, но оставаться в комнате дольше было просто неприлично. Пора было ретироваться. Все, что от меня зависело я сделал. - Сударь, если у вас ко мне больше нет вопросов, я с вашего позволения откланяюсь, я и так потерял здесь много времени, - шепотом сказал я де Брюи, который, скрестив руки на груди, стоял в дверях. - Нет, барон, вопросов нет, если вы дружны с господами мушкетерами, то мы с вами еще встретимся, - странным тоном ответил Брюи, смерив меня взглядом. - Непременно, - пробормотал я и вышел. Уже оказавшись на улице, я заметил, что руки мои все еще в крови. Быстро надев перчатки, я бодро зашагал в сторону своего дома, благо он находился недалеко. До вечера оставалась еще уйма времени.

Nika: Rina, это хорошо, что хоть у вас ранили Портоса, а не как обычно, Атоса или Арамиса. .

Rina: Nika, проблема в том, что герой у меня врач Надо же куда-то применять его таланты...

Nika: Rina, ну, герой не только у вас, только обычно таланты применялись на господине Атосе . В смысле, спасибочки за оригинальности жертвы .

Ленчик: Не нравится мне что-то этот ваш де Брюи... Ой не нравится. И дело даже не в том, что я его готовить не умею

Калантэ: Ленчик - ну ты еще не пробовала просто... Ежели как следует нашпиговать... или отбить колотушкой... :-) Какой-то он, этот Брюи, подозрительный, точно. Rina , на всякий случай тут еще один тапочек завалялся, корректорский. "заглянуть на Портоса" - наверное, все-таки "заглянуть через плечо, чтобы увидеть Портоса", или "через плечо посмотреть на Портоса" - как-то так, не? :-)

Эжени д'Англарец: Калантэ пишет: Какой-то он, этот Брюи, подозрительный, точно По-моему, он видит в главном герое кардинальского шпиона. А то еще, может быть, этот де Брюи сам «засланный казачок», есть у меня такое ощущение.

Ленчик: Калантэ пишет: Какой-то он, этот Брюи, подозрительный, точно. Ну, а с третьей стороны, если б со мной мило беседовал товарищ в руками в крови, а потом, так их и не помыв, мирно пошел по своим делам... Я б, наверно, тоже стала... подозрительной :)

анмашка: Nika пишет: это хорошо, что хоть у вас ранили Портоса, а не как обычно, Атоса или Арамиса. Согласна.

Rina: Вечер наступил настолько быстро, что я даже не успел заметить, как на Париж опустились сумерки, на улицах кое-где зажглись факелы и фонари на домах, а где-то недалеко тревожно заголосил колокол. И хотя мне нетерпелось поскорее отправиться в "Сосновую шишку", интерьер и атмосферу которой я так часто старался представить себе, тем не менее все то время, что я просидел от греха подальше в одиночестве в своей комнате, я предавался невеселым размышлениям. Как бы интересно мне не было в этом литературно-историческом зазеркалье, сердце поднывало по поводу оставленной где-то во временном пространстве жены, родителей, друзей и работы. Ну, по работе я скучал меньше всего, признаюсь честно. Если отталкиваться от той точки зрения, что я находился в настоящий момент в коме, то стоило только на минуту себе представить отчаяние и беспокойство близких, как сразу пропадало все желание совершать мушкетерские подвиги и размахивать шпагами. Какое-то время я потратил на то, чтобы сидя на своей кровати, стараться разными известными мне способами вернутьтся в сознание. Я изо всех сил зажмуривался до выступавших слез или щипал себя за чувствительные места. Но ничего кроме синяков не приобрел. Каждый раз, как я открывал глаза, передо мной все также представала простая моя комната с низким потолком и нехитрой меблировкой. Наконец, отчаявшись вернуться в свою действительность, я горестно плюнул на это дело. Тут-то и заметил, что наступил тот самый вечер, провести который в трактире мне предложил Атос. Надев плащ, шляпу и прицепив шпагу, я, уже куда менее бодро, оглядываясь, на всякий случай, по сторонам, побрел в "Сосновую шишку". Уже на подходе к трактиру было понятно, что там сегодня дым столбом. То и дело открывалась дубовая кованая дверь с маленьким решетчатым слуховым окном, выпуская или впуская в тускловато освещенное помещение людей. Кто-то с громким смехом вывалился наружу и, звеня шпорами по неровной мостовой, направился восвояси. Кто-то напротив тихой тенью скользнул к двери, и не открывая ее настишь, проскользнул внутрь. Проверив на всякий случай, легко ли вынимается шпага из ножен, я потянул на себя дверь, и та со скрипом впустила меня. Я переступил порог трактира со смешанным чувством тревоги и почти что детского восторга.

jude: Ура! Продолжение! Rina, спасибо!

stella: Rina , в добрый час и без пауз!

Rina: На меня дыхнул спертый тяжелый воздух помещения с невысокими потолками, густая смесь винных паров, запаха мужского пота и сыромятной кожи. Наверное, в нашем времени так могло пахнуть только в самом захудалом питейном заведении, в котором хозяин такой же горький пьяница, как и его посетители. Трактир был довольно просторным, хотя снаружи казался небольшим зданием. Большой камин пылал, поджаривая на своем огне баранью ляжку. А может это и вовсе был теленок. Жар от огня еще больше усугублял тяжесть воздуха внутри. Все освещение сводилось к двум колесам от телеги, подвешенным к потолку проржавевшими цепями, на обод колес были поставлены светильники, вплавлены желтые свечи. Плюс на каждом из столов стояло по одному-два светильника. Все эти огоньки плясали в такт движениям воздуха и людей, отбрасывая затейливые кривые тени на довольно закопченые стены. Посреди помещения стояло четырe длинных стола в ряд, а по углам и вдоль стен стояли еще несколько столов. "Мда, не по феншую интерьерчик..." - подумалось мне. Оставаться дальше стоят в двери, притолоки которой я почти что касался затылком, было бессмысленно, да и опасно. Потому как почти все присутствующие, как только я перешагнул порог, в едином порыве любопытства повернули ко мне головы. В меня вперились несколько десятков глаз разной степени опьянения. За центральными столами сидело человек пятнадцать, в основном в мушкетерских плащах, но попадались и штатсткие. За одним из столов играли в кости, громогласно обсуждая игру. Я скользнул взглядом по сидящим за этими двумя столами, но Атоса там не заприметил. Надо отдать должное собравшимся, они почти тут же потеряли ко мне интерес. Зато возле меня образовался низкий полный человек в грязном белом переднике, который больше походил на простую тряпку, повязанную криво на толстом животе. Человек вытирал лоснящиеся от мясного жира руки об передник и глядел на меня снизу вверх. - Сударь желает выпить? - Я ищу господина Атоса, - ответил я, решив прежде определиться с местом дислокации. - Так вон он, - трактирщик, а это был он, показал мне рукой в самый дальний угол своего заведения. Там действительно за столом сидел мушкетер. Но он так низко опустил голову или так глубоко задумался, что я не мог с этого расстояния определить кто это. Впрочем решил поверить трактирщику на слово, тем более, что ничего другого мне не оставалось. Я направился в указанном направлении. - А пить-то что будете? - Бутылку бургундского, - небрежно бросил я, решив на всякий случай не выпендриваться. Как только я подошел к столу, мушкетер поднял на голову. Это действительно был Атос. И он был уже, скажем мягко, не очень трезв. Интересно, когда он успел? Или вечер в трактире начинался в обед? - А это вы, Хайтер, садитесь! - эти слова Атос произнес глухим голосом, ровно таким, каким я себе представлял в подобной ситуации. Я послушно сел напротив и огляделся. Стол Атоса находился в некотором отдалении от всех остальных, и света тут было побольше, так как на столе стояло пара свечей, а над столом в выступе стены был пристроен еще один светильник. Также на столе нашли свое пристанище пять темных бутылей вина, две из которых были, судя по более светлому стеклу, уже пусты. Атос взял третью бутылку, внимательно рассмотрел ее, повертев перед собой, потом с громким чпоком вытянул пробку. - Позвольте я вас угощу, мой друг, - сказал он более нормальным голосом. - Здесь немного мрачно, не правда ли? - Да нет, вполне приличное местечко, - осторожно сказал я, глядя как из недр бутыли льется в бокал темно-бордовая жидкость. "Ха, много отдали бы ценители старого алкоголя за то, чтобы отведать вино урожая 20-х годов XVII века!" - пронеслось у меня в голове. - Раньше я мог бы показать вам пару приличных местечек в Париже, Хайтер, - горько усмехнулся мушкетер, доливая себе вино. - Но то было раньше. Теперь "Cосновая Шишка" наше пристанище. Сейчас к нам присоединяться мои друзья - Арамис и Д'Артаньян. Первого вы уже видели, а со вторым я вас сейчас познакомлю. Ну, еще должен подойти Портос, правда я его со вчера не видел.

stella: Rina , а " Шишка" считалась очень приличным и популярным местом еще и при Виньоне.

Rina: stella, Я долго думала над тем, как на самом деле наши представления о том как там было на самом деле отличаются от действительности. Когда переехала в Европу - получила возможность познавать некоторые детали исторические, так сказать, на яву. Так вот - даже очень приличное заведение 17 века, в котором столовались солдаты, офицеры и дворяне - это далеко не светлый, просторный ресторан в нашем современном понимании. Я была в нескольких трактирах, реставрированных в тех же помещениях, в которых были едальни еще с 16-17 века. Описание Шишки выдумано мной, но основано на вполне реальных впечатлениях. Потолки в таких заведениях были низкими, открытый камин с плохой вытяжкой (или вовсе без оной), простые деревянные столы и лавки, тусклое освещение и очень плохая вентиляция.

stella: Rina , тогда репутация - от кухни и от посетителей. Литераторы в те времена не были респектабельной публикой, это правда. В любом случае, выглядит достоверно. Трактир не сохранился до наших дней, но площадь дает очень живое впечатление этого места. Оно и теперь по вечерам очень оживленное, а вино в соседнем ресторанчике - просто прелесть. Впрочем, вы , наверное , там бывали не раз.

Rina: Ну, в любом случае - это просто фантазия. А после господ из ББС и господина Жигунова всему нашему коллективу фикрайтеров дана индульгенция

Калантэ: Что интересно, полутемное помещение с низкими потолками и простыми деревянными столами и табуретами или скамейками в наши дни частенько бывает суперпопулярным заведением. Два таких в Москве я нежно люблю, правда, первое, увы, уже прекратило существование, зато второе процветает. :-) Вытяжка там, правда, работает, но толку с нее мало... :-)

Rina: Калантэ, я тоже обожаю такие заведения



полная версия страницы