Форум » Нас четверо! » Билет в оба конца. » Ответить

Билет в оба конца.

Rina: Как я и говорила, на долгое молчание меня не хватило. Правда летняя пауза затянулась. У меня давно крутилась в голове идея с подобным ООСом, таким махровым, чтобы никаких сомнений не возникало, что это именно он - ООС :) Автор: Рина Фандом: "Три мушкетера" Пейринг: мушкетеры, персонажи первой части трилогии, авторские персонажи и все, кто понадобится в ходе написания. Размер: как карта ляжет, но точно не мини. Жанр: ООС великий и ужасный Отказ: Мастер сам бы от такой больной фантазии отказался с удовольствием :) Ремарка: как и предыдущие мои фики - пишется в режиме "реального времени", с поправкой на загруженность автора и его настроение.

Ответов - 170, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Rina: Приношу свой пардон за долгое молчание. Исправляюсь После моих слов все с какой-то странной синхронностью оглянулись еще раз на де Брюи. Я же внимательно рассматривал свой бокал. В мои планы никак не входила кабацкая драка. Мне вообще малодушно хотелось оттянуть тот момент, когда придется извлечь из ножен шпагу. По любому, в общем-то случаю. Но взглянув на лица моих собутыльников, я понял, что по крайней мере двое из них кардинально противоположного мнения. Все-таки в их эпоху маленькая драка не портит вечер. Эх... - Что вы планируете делать в Париже, господин Хайтер? - д'Артаньян решил дипломатично сменить тему, хотя по его напряженно прямой спине я понимал, что это лишь маскировка. - В общем и целом ничего особенного, - вяло отозвался я. - Барон хочет пополнить наши ряды, мой друг, - улыбнулся Атос странной улыбкой. - Вот как? - гасконец отреагировал неожиданно радостно. - Но места в полку расписаны до конца года, как я слышал. - Всегда найдется кто-то, кто не по своей воле уступит свое место, - мрачновато заметил Арамис. Помолчали. Я старался прислушаться к тому, о чем говорили за столом гвардейцев. И если еще десять минут назад это было сделать не так просто, то теперь господа гвардейцы галдели так громко, что слышимость была великолепной. Судя по радостным возгласам за столом славили кардинала. Я почувствовал неприятный холодок на спине, припомнив чисто подсознательно, что в фильмах каждый раз такая ситуация плавно переходила в знатную драку. То ли сценаристы исторических фильмов знали какую-то правду, то ли судьба-злодейка, забросившая меня сюда, решила все-таки намекнуть, что мои представления о быте мушкетеров не настолько далеки от истины, но гвардейцы, выкрикивая "Кардиналу слава!", все чаще стали оглядываться в нашу сторону. Арамис и д'Артаньян незаметно проверили как выходят шпаги из ножен. Только Атос продолжал невозмутимо пить. Я в очередной раз вздохнул, прикинув какое количество вина пришлось на его долю. Тем временем из-за стола гвардейцев встал один человек, подошел к трактирщику, получил от него бутылку вина и направился к нам. "... Ну, все, - подумал я..." - Господа мушкетеры, не позволите ли вы угостить вас отменным вином нашего доброго хозяина? - гвардеец нарочито громко поставил бутыль на наш стол, от чего наши бокалы слегка подпрыгнули, звякнув. - Почему бы нет, сударь, - вежливо ответил Атос, поднимая голову. Остальные напряженно молчали. - Тогда примите этот подарок от нашего стола, господа! - гвардеец ухмыльнулься. - И первым мы предлагаем вам тост за его высокопреосвященство, разумеется! - Разумеется, сударь... - кивнул Атос, чем вызвал удивление на лицах своих друзей. - Но только второй тост. Первый всегда за короля. Говорил он это все совершенно спокойным тоном. Я старался одним глазом следить за тем, что происходит за соседним столом. Гвардейцы замолчали и с громким стуком отодвинули свои стулья от стола. Пока никто не вставал, но гроза надвигалась неотвратимо. - Вы хотите обидеть тех, кто вас угощает, сударь? Вашими манерами давно никто не занимался? - гвардеец подбоченился несколько театрально, от чего мне стало еще грустнее. - Уж не желаете ли вы преподать нам урок? - не выдержал д'Артаньян. - Вам первому, мой юный друг, - гвардеец отступил с шутовским поклоном в адрес гасконца. Ну, что происходило в следующие несколько секунд описывать особого смысла нет. Мушкетеры (и я вместе с ними) вскочили на ноги. Гвардейцы, руша стулья, рассредоточились по залу. Несколько человек тенями шмыгнули к двери и скрылись за ней. Трактирщик, громко причитая и прикрывая голову подносом, спрятался за стойкой. Видимо, ему было не привыкать. Раз, два, три... и вот уже кипит во всю драка. Свистят шпаги, летают стулья, раскачивается колесо со свечами. Ничего нового, что я бы не видел раньше. Кроме одного - теперь я был самым непосредственным участником событий. На меня активно нападал какой-то щуплый высокий гвардеец с красной мордой. Он размахивал шпагой прямо у меня перед лицом, норовя ткнуть мне ею в глаз, но я постоянно отводил удары. Несколько раз по касательной его шпага задевала мои плечи, от чего я чувствовал будто ожог. Но драться это не мешало. Гвардеец мне попался не очень умелый, что позволяло мне еще успевать замечать, что же творилось с моими новыми товарищами. Д'Артаньян бился с тем гвардейцем, который принес нам злополучное вино. Они кружились в вихре по залу, но наш непрошеный гость уже был ранен в бедро. Атос сражался с рослым детиной, который явно превосходил его по физической силе, но отставал в ловкости и сообразительности. Арамис, судя по всему, уже уложил двоих. Убивать своего противника мне не хотелось. Все-таки клятва Гиппократа она и в Африке клятва. Уж тем более во Франции. Да и судя по всему он уже начал изрядно выбиваться из сил. Сделав пару обманных выпадов, я отвлек его внимание, наклонился и ранил под коленкой так, что мой противник упал на пол, громко завывая, и полностью обездвиженный. Один готов. Болезненно, сухожилия и мыщцы порваны, будет всю жизнь хромать, но заживет. В тот момент, когда я решил слегка передохнуть, меня вдруг резко кто-то схватил за пояс и рванул назад. Потеряв равновесие я кубарем слетел по лесенке из пяти ступеней в какой-то полуподвал у стойки трактирщика. Это было крохотное темное помещение два на два метра. Я молниеносно вскочил на ноги, готовясь к новому нападению. Но вместо этого услышал голос. Голос говорил по-русски! - Ну, что, Хайтер, тоже допрыгался? - я узнал де Брюи. - Ааа...мммм.... - я не нашелся что ответить. - Да не мычи, и так все понятно, - устало ответил Брюи, которого я почти не видел, хотя глаза стали уже привыкать к темноте. - Тоже попаданец, как и я. Ты хоть откуда? Из России? - Из Германии, - поперхнувшись ответил я не своим от удивления голосом. - Эмигрант, - с досадой констатировал Брюи. - Я из Москвы. Допился до белой горячки, отключился и попал сюда. - Поздравляю, - все что я смог выдавить из себя. - Было бы с чем. Я тут уже третий месяц околачиваюсь... - Ты увлекаешься мушкетерами? - глупо хихикнув, спросил я. - Гвардейцами, - лаконично ответил Брюи. - И не в том смысле, о котором ты сейчас подумал. С детства из духа протеста. Все были за мушкетеров, а я за гвардейцев. - Бывает... Много нас таких тут? - Есть еще несколько, но я их только издали видел. Их ко двору короля занесло. Амбиции, видимо... - А обратно как? - я окончательно освоился с темнотой и уже вполне отчетливо видел лицо Брюи. - А хрен бы знал... - мрачно ответил тот. Мы помолчали.

stella: Rina , так это время для тех. кто особо отличился в плохом и хорошем?))))) очень интересно! Шокотерапия ?

jude: Вот это да! Чего я не ожидала, так того, что де Брюи - тоже попаданец. Rina, Вы умеете удивлять. :) Спасибо!

Rina: Мне кажется, что я так редко стала писать, что все уже забыли вообще о чем речь в этом фике

stella: Ничего не забыли, а я так на всякий случай еще и перечитывала пару раз.

Rina: stella пишет: а я так на всякий случай еще и перечитывала пару раз. Тогда мне вдвойне стыдно

Nika: Rina пишет: Я из Москвы. Допился до белой горячки, отключился и попал сюда. Ухх!!! А казачок-то засланный! Rina пишет: Все были за мушкетеров, а я за гвардейцев. Ну вот тут так и просится фраза "Это ничего, у всех есть свои недостатки..."

Rina: - Так получается, что мы с тобой по разные стороны баррикад, - вдруг быстро заговорил Брюи. - Но убивать я тебя не стану. Сам понимаешь, мы тут как в зазеркалье. Правда была у меня мыслишка одна... - Какая? - я вздрогнул от такой неожиданной откровенности. - Я прикинул так, что если тебя тут убивают, то там... туда ты возвращаешься. Понимаешь? - Понимаю. А сам?... - Самоубийство? Смертный грех. И тут, и там. Не проканает. Только в честном бою. - Он перевел дыхание. -Можно, конечно, подставиться, но... - Что? - Я тут еще побегаю, - хмыкнул Брюи. - Иди ты первый, там твоих, наверное, уже порезали как поросят. - Сам ты, - начал было я, но передумал и в два прыжка оказался наверху. Драка и в самом деле уже закончилась. Оставшиеся живыми и относительно невредимыми гвардейцы помогали раненым. На пыльном полу лежали двое в красных плащах без движения. Как раз на моем пути. Мушкетеры о чем-то толковали с перепуганным трактирщиком. Я автоматически склонился сначала над одним, потом над вторым лежащим человеком и проверил наличие пульса. Пульса не было. - Барон, что вы там копаетесь? Уходим быстро! - негромко, но отчетливо и очень убедительно прозвучал надо мной голос Атоса. Я был увлечен мушкетерами на улицу, где мы быстро зашагали в сторону моего дома, так как я жил ближе всех. Через несколько минут мы уже гремели каблуками по деревянным ступеням дома аптекаря, поднимаясь в мою скромную обитель. Только затворив за собой дверь, трое мушкетеров, казалось, вздохнули спокойно. - Мда... - протянул Арамис. - Нас за эту драку по голове не погладят. - Они же первые начали, - совсем как-то по детски протянул д'Артаньян. - Это вы кому будете объяснять, мой друг? Де Тревилю или королю? - спросил Атос, внимательно глядя на юношу. - Господа, что же мы стоим, присаживайтесь. Не могу похвастаться особыми удобствами, - начал было я, как вдруг гасконец, усевшийся на стоявший рядом с ним табурет, с шипением втянул в себя воздух и закусил губу. - Что такое, д'Артаньян? - обескоенно спросил Атос. - Нога... - процедил сквозь зубы юноша. - Зацепили видимо, канальи! "Интересно, - подумалось мне. - У них это вообще в порядке вещей на каждом шагу ранения получать. Или это мне особенно как-то везет?..." - Ну-ка, стягивайте сапог, - распорядился Арамис. Я молча наблюдал, как с д'Артаньяна стягивали набухший от крови сапог, разрывали потемневшие от крови тряпки, когда-то бывшие гасконскими штанами и наконец предстала классическая картина резаной раны левой ноги. "Рассечение икроножной мыщцы. - мысленно поставил я диагноз". - Перевязать нужно, - сказал Атос. - Есть у вас что-то, барон? - Найдем, я же в доме аптекаря живу, - вздохнул я. - Сейчас вернусь. Я спустился с канделябром вниз. Зажег еще пару свечей. Хозяина не было. То ли спал, то ли ушел куда-то. Я осмотрелся вокруг. Склянки-банки, травки, шкурки змеиные какие-то. Где же тут найти что-то нужное? - Ищете что-то? - тихо спросил голос из темноты. - Кто здесь? - чуть не сорвавшись в фальцет, спросил я. - Странный вопрос в такой час, сударь, - на свет вышел мой собеседник. Это был мэтр Бомэ. - Ах, дорогой хозяин, это вы, - я с нескрываемым облегчением вздохнул. - Так что же вас привело ко мне среди ночи? - доброжелательно спросил аптекарь. - Недомогание? - Нет, мэтр. Мы с друзьями вернулись с пирушки, но по пути одного из нас постигла неприятность. Мне нужен какой-нибудь перевязочный материал, мазь... - Ах, мушкетеры, мушкетеры, - с улыбкой покачал головой аптекарь и подошел к одной из полок. Снял с нее большой деревянный ларец и поставил передо мной. - Здесь вы найдете все необходимое, сударь. Внутри аккуратно было сложено чистое полотно, бутылочка с мазью, корпия. Я грустно оглядел содержимое и вдруг меня осенила идея. - Мэтр, а нет ли у вас случайно ниток и иглы? - Шелковых? - машинально переспросил аптекарь. - Было бы идеально, - кивнул я. - А вы поклонник метода доктора Кохера? - хмыкнул Бомэ, достав с нижней полки еще один ларчик, совсем небольшой. - Как же иначе? - ответил я, завороженно разглядывая нутро второго "дара" мэтра Бомэ. Внутри лежали три серебряных иглы разного размера и толстый моток шелковых нитей. - Я возьму? - Конечно, конечно, - аптекарь слегка поклонился. - Сами справитесь? - Постараюсь, - с легкой иронией в голосе, которую не смог скрыть, ответил я, будучи уже на лестнице. В комнате была тишина и покой, не смотря на легко раненного гасконца, на вытянутом лице которого было больше досады, чем боли. Атос листал библию, найденную не понятно где. Арамис стоял у окна, заложив руки за спину. - Наконец-то, Хайтер, вас только за смертью посылать, - нетерпеливо сказал д'Артаньян. - Сейчас перевяжем и будете как новенький, - поворачиваясь к друзьям, ободрил Арамис. - Если позволите, д'Артаньян, я сделаю так, что ваша неприятная царапина заживет быстрее, чем обычно, - мягко заметил я. - Каким же образом? Вы прознали рецепт мази моей матушки? - рассмеялся юноша. - Уверен, что эта мазь целительна, но поскольку у нас ее нет, я воспользуюсь своим методом... Через десять минут, после того, как рана была обработана и промыта, я под аккомпонемент гасконских ругательств, наложил шов. - Однако, ловко у вас это получается, - сказал Атос, с интересом наблюдавший за операцией. - Будто вы сам эскулап. - В какой-то степени. Я много путешествовал по миру и изучил немного медицину, - потупившись ответил я. - А вы полезный в бою человек, и шпагой владеете, и раны врачуете, - подмигнул Арамис. Мы еще посидели с полчаса, болтая о мушкетерской жизни, в которую мои новые-старые товарищи пытались посвятить меня. Затем мушкетеры ушли, прихватив с собой хромающего д'Артаньяна, который категорически отказался от приглашения остаться у меня, в виду наличия только одной кровати. Я поплескался в тазу с водой, пытаясь изобразить вечерний душ. Разделся и вытянулся на кровати. Уже засыпая, мне вдруг подумалось: "Аптекарь начитанный какой попался, знает кто такой доктор Кохер... а доктор Кохер еще в 1872 году доказал полезность применения шелковых нитей..." И я уже не смог зафиксировать, почему меня так удивила цифра 1872, потому что я погрузился в глубокий сон.

stella: Вот эта цифра "1872" и аптекарь сулят многое. Rina , приветствую вашу совесть и надеюсь на нее. А аптекарский дом - это будет штаб "попаданцев"?

Rina: stella пишет: А аптекарский дом - это будет штаб "попаданцев"? Почему бы и нет? Я как всегда пишу из головы в режиме онлайн. Так что понятия не имею, что будет в следующем эпизоде.

Nika: Rina пишет: Почему бы и нет? А узнавать друг друга будут по журналу "Огонек" .

Камила де Буа-Тресси: Rina!!! Как вы все завертели то... *чуть не свалившись со стула от собственной наглости*: Еще хочу! Не пропадайте, пожалуйста.

Rina: Камила де Буа-Тресси, я, к сожалению, ничего не могу обещать. Во-первых вдохновение штука преходящая, а музыка вечна, а во-вторых у меня со временем так: то густо, то пусто... Простите уж меня за такие задержки

Камила де Буа-Тресси: Rina, но я буду очень ждать!

Ленчик: Ооо! Rina, вы превзошли мои самые дикие ожидания - и кабачкая драка, и штаб попаданцев! Истинный кайф! ;)

Rina: Утром я проснулся неожиданно свежим и бодрым, будто и не было кабацкой драки вчера и прочих приключений. В голове крутилась какая-то мысль, не додуманная со вчерашнего дня. Но как я не силился ее вспомнить, не смог. Ну, на нет и суда нет. Быстро одевшись, я спустился вниз с намерением поблагодарить мэтра Бомэ, а потом найти Атоса. Я все еще не очень уютно чувствовал себя в этой действительности. Аптекарь возился со своими склянками. При виде его у меня снова засвербило ощущение, что я что-то хотел у него спросить, но вот что? - Доброе утро, дорогой хозяин! - поприветствовал я его. - Доброе утро, сударь, - поднимая голову, ответил Бомэ. - Как спалось? - Замечательно спалось. Теперь вот думаю где позавтракать, не подскажете? - Могу угостить вас моим скромным завтраком, - аптекарь кивнул на стоявший в углу комнаты небольшой квадратный стол, на котором была крынка с молоком, курица, хлеб и кувшин с вином. - Мне право не удобно, - начал я несколько фальшиво (уж очень хотелось есть) - Не стесняйтесь, - кивнул аптекарь. - Мне все равно надо закончить смешивать одну микстуру. Я не стал заставлять себя долго уговаривать и в три присеста заглотил куриную ляжку в прикуску с душистым хлебом, запив молоком. - Вчера все хорошо закончилось с вашим товарищем? - спросил тем временем Бомэ. - Да, благодарю вас за помощь! - Я вспомнил, что забыл принести ему ларец с перевязочным материалом и шовные иголки. - Ваши вещи я принесу сейчас... - Не стоит, оставьте себе, - ответил аптекарь. - Мне показалось, что вам все это нужнее. Да и обращаться в с ними умеете. - Эээ, - я быстро прикинул, насколько умение врачевать вписывается в образ знатного дворянина. - Немного умею. - Неужели? - аптекарь хитро сощурился. - Простой человек, далекий от медицины, не стал бы просить шелковые нити... И тут меня как обухом по голове стукнуло. 1872 год! Доктор Кохер! Откуда аптекарь из 17 века может знать о докторе Кохере, который только через двести с лишним лет докажет удобство использования шелкового шовного материала?! Видимо эта мысль так ярко отразилась на моем вытянувшемся лице, что невозможно было скрыть. Бомэ громко рассмеялся, глядя на меня. - Что же, славный доктор Кохер сослужил свою службу, - сказал, отсмеявшись хозяин дома. - Похоже, что до вас начинает что-то доходить... - Но... откуда? - прошептал ошеломлено я. - Географически из Франции, из Парижа... - Это-то понятно, - перебил я. - Вы не дослушали, мой друг, а исторически из две тысячи.... погодите-ка вспомню, кажется две тысячи десятого года, - договорил спокойно Бомэ. Тут я уже окончательно потерял дар речи. Как?! И этот?! Видя, что я не в состоянии пока не произнести ни слова и просто во все глаза смотрю на него, Бомэ продолжил: - Не удивляйтесь так, господин барон. Я такой же как и вы - жертва своего пожизненного увлечения трилогией Дюма-отца. Я фармацевт из 15го округа Парижа. Тут, вот буквально на этом месте стоит моя аптека в далеком XXI веке. Попал сюда по дурацкой случайности - в одну из ночей моя аптека была дежурной. Ворвались двое темнокожих молодчиков, наркоманов. Один ударил меня по голове дубиной, вырубил. И с тех пор я здесь. - Получается, что вы тут уже четыре года? - спросил я. - Выходит так, - вздохнул Бомэ. - Там я в коме. Лежу в городской клинике, подключен к аппарату искусственного обеспечения жизнедеятельности. Пока... Но может статься, что меня скоро отключат от аппарата... - Почему? - Родственникам может надоесть платить за мое содержание, а страховка всего не покрывает. - А что случится, если вас там отключат? - Этого я не знаю. Одно из двух. Или навсегда останусь здесь. Или умру. Я потер виски и вздохнул. Бомэ налил себе стакан вина и отхлебнул порядочный глоток. - Ну, а какова ваша история? Вы, я так понимаю, врач? - Угу, хирург, - кивнул я. - Из Германии. - Не похожи на немца, признаться честно... - Я русский, просто очень давно живу в Германии. А сюда попал, насколько могу судить, по такой же схеме, как и вы. Буйный пациент огрел чем-то тяжелым по голове. Это было пару дней назад всего-лишь. Видимо, я тоже в коме... - Поздравляю, - саркастически рассмеялся мой собеседник. - Я вчера встретил еще одного из "наших". Зовут здесь де Брюи, но сам он из Москвы. Не встречали? - Нет, не встречал. Здесь довольно много таких как мы. У меня в клиентках есть одна молодая дама, которая то появляется, то пропадает. Видимо периодически впадает в беспамятство, и тогда является к нам. Она, кажется, из Австралии. От нее слышал, что при дворе короля есть еще несколько наших современников. У кардинала в услужении пара человек. А сколько по городу просто так болтается - понятия не имею. - Но вы тут дольше всех? - Возможно, - пожал плечами аптекарь. - Скажите, Бомэ, неужели вы не пытались вернуться? - тихо спросил я. - Пытался. И пытаюсь. Я придумываю что-то, что может здесь заставить впасть в искусственную кому, но при этом не убить. Возможно, что там это приведет к тому, что я "вынырну". Но это только гипотеза. - В чем проблема? - В ингридиентах. Не забывайте, что мы в XVII веке. Эфира еще нет. Остается экспериментировать с опием, коноплей, беленой... - Опасно в одиночку, - покачал я головой. - Можете уснуть и не проснуться. - Могу, - вздохнул он. - Но теперь есть вы, вдвоем мы можем что-то попробовать сделать. Если вы, конечно, не хотите остаться здесь навсегда... - Не хочу, - убежденно ответил я. - Хотя тут тоже есть свой шарм... - Несомненно, особенно для дюманов, - улыбнулся Бомэ. - Главное, чтобы он не закончился кинжалом в животе... А вообще, пока какие планы? - Никогда бы не подумал, что скажу такое вслух, но я собираюсь вступить в ряды мушкетеров, - рассмеялся я. - Да уж, в добрый путь, господин Хайтер. - Мэтр Бомэ, если позволите, я то, что вы дали вчера, действительно себе оставлю, мало ли что... - Я даже настаиваю на этом. К сожалению, уровень медицины в этой эпохе находится не то, чтобы на зачаточном уровне, но местные лекари (не считая Амбруаза Парэ, который уже не с нами) творят какие-то богомерзкие вещи с точки зрения современного медика. И я искренне рад, что рядом с нашими любимыми героями теперь, пусть и на какое-то время, будет профессиональный врач. Мушкетеры постоянно попадают в какие-то истории. Легкие ранения - это как для нас занозу подцепить. Я постарался выжать из имеющихся средств все возможное, чтобы хотя бы на шаг приблизиться к нашим методам лечения. Так что обращайтесь, доктор. - С большим удовольствием. Кстати, я сегодня возможно навещу господина Портоса. Хочу посмотреть, что там лекарь ему накрутил. Быть может перед эти заскочу к вам и возьму кое-что из запасов, - я пожал протянутую руку Бомэ и быстро вышел из дома.

stella: Rina , получается, что в Париже 17 века живет многонациональная община из века 21. А если прикинуть, так не только многонациональная, то может быть и многокнижная. ( не один Дюма о 17 веке писал!). А если еще потянуть ниточку, так и из века 19 и 20.

Rina: stella, из вашей реплики можно сделать вывод, что вам нравится?

stella: Rina , если я читаю, потом перечитываю и еще выдвигаю гипотезы - конечно нравится! А " место встречи изменить нельзя" Не так ли?

jude: Rina, очень интересно!



полная версия страницы