Форум » Нас четверо! » Кастельморское привидение » Ответить

Кастельморское привидение

jude: Название: "Кастельморское привидение" Фэндом: А. Дюма "Три мушкетера", Куртиль "Мемуары графа Рошфора" Персонажи: мадам д'Артаньян, юный шевалье д'Артаньян, кухарка и "привидение" Жанр: приключения Размер: мини Рейтинг: G Статус: закончен Отказ: все права авторам Посвящение: Нике Эпиграф: "Ваша матушка добавит к этому рецепт некоего бальзама, полученный ею от цыганки..." (с) [more]В тексте присутствуют некоторые отсылки к "Кентервильскому привидению" О. Уайльда, а также к "Малышу и Карлсону" А. Линдгрен.[/more]

Ответов - 7

jude: Утро началось с того, что Пернетт, кухарка мадам д’Артаньян, явилась требовать расчет. Мол, сил ее больше нет служить в этом доме. На вопрос госпожи, что ее так расстроило, женщина лишь покачала головой: - Будто Вы не знаете, хозяйка. Привидение у нас завелось! Ходит каждую ночь, то бормочет что-то, то стонет на разные голоса, а то вдруг расхохочется так, что мороз по коже дерет. Гремит чем-то… - Цепями? – не удержался малыш Шарль и тут же ловко увернулся от подзатыльника, которым хотела наградить его мать, чтобы не вмешивался в разговоры старших. Минуту спустя мальчик уже со всех ног бежал во двор. Нет, он вовсе не боялся гнева матушки (мадам д’Артаньян только с виду была строга, да и не умела она долго сердиться на своего единственного сына). Просто, этой восхитительной новостью необходимо было срочно поделиться с друзьями. Первым, кого Шарль посвятил в сию страшную тайну, стал Поль – сынишка конюха. Взяв с приятеля обещание никому ничего не говорить, мальчуган отправился дальше и под большим секретом поведал еще двум или трем верным товарищам, что Кастельмор – теперь настоящий замок с привидениями. Мальчишки клялись и божились, что эта тайна умрет вместе с ними, однако к полудню вся округа судачила о том, что в господском доме поселился призрак. - Я за последние три ночи такого страху натерпелась, что не знаю, как жива осталась, - всхлипнула кухарка. Никакие уверения, что привидений не существует, не помогали. - Я еще из ума не выжила, - насупилась Пернетт, - А если моим словам веры нет, так пойдите и посмотрите сами. Мадам д’Артаньян спустилась вниз. На кухонной двери красовалась кривоватая надпись: «Яблочный пирог у тебя – пальчики оближешь! Приведение». Ниже была намалевана углем забавная рожица. - Ну, хозяйка, что я Вам говорила?! – подбоченилась служанка. - Ладно, Пернетт, сегодня я переночую в твоей комнате: и пусть призрак только попробует сунуть нос в кладовку! Клянусь именем пресвятой девы, ему не поздоровится. - Господь с Вами, хозяйка! – всплеснула руками кухарка, - Негоже знатной даме ночевать с прислугой! - Не болтай, Пернетт, а приготовь-ка лучше завтрак, - мадам д’Артаньян твердо решила выследить воришку, повадившегося таскать припасы из ее кладовой. Франсуаз не верила в привидения, а особенно в тех, что любят яблочные пироги и пишут с ошибками. *** Засада была организована по всем правилам военного искусства. Вечером, пожелав домашним доброй ночи, госпожа д’Артаньян удалилась к себе. Мадам отпустила горничную, сказав девушке, что ее услуги сегодня больше не потребуются, и прилегла на кровать, будто бы собираясь отойти ко сну. Дождавшись, когда из-за стены донесся мерный храп супруга, свидетельствовавший о том, что Бертран крепко спит, Франсуаз поднялась с постели, набросила поверх ночной сорочки пеньюар и потихоньку вышла из спальни. Внизу не было ни души, однако на кухне горел свет: кухарка не ложилась и ожидала хозяйку, как они условились. - Потуши свечи, - шепнула госпожа служанке, присаживаясь на табурет. Мгновение – и все погрузилось во тьму. Лишь в очаге еще тлели угли, отбрасывая на стены красноватые отблески. Мадам д’Артаньян и Пернетт были не единственными, кто бодрствовал в ту ночь в Кастельморе. Юный господин д’Артаньян тоже не спал, хотя ему давным-давно полагалось видеть десятый сон. Но будь Вы, читатель, на его месте, разве упустили бы Вы возможность поохотиться на привидение? Вот и Шарль караулил теперь под дверью кладовки. Кухарка уже начала клевать носом, как вдруг послышался скрип. - Иисусе, Сыне Божий! – женщина истово перекрестилась, - Хозяйка, это оно… - Тише, - Франсуаз приложила палец к губам. Глаза мадам д’Артаньян привыкли к темноте, и она ясно различала, как в полумраке двигались два белесых силуэта, - Да, призрак не один, их двое. Пернетт вздыхала и бормотала молитвы, но тут раздался боевой клич (наверное, с такими воплями варвары атаковали римских легионеров): Шарль счел, что настала пора выйти из укрытия и перейти к решительным боевым действиям. Внезапное нападение застигло воришек врасплох, и они, побросав то немногое, что успели похитить, ринулись к черному ходу. Одно из «привидений» сумело выскользнуть за дверь, а второе, запутавшись в собственном балахоне, с грохотом рухнуло на пол. Служанке не сразу удалось зажечь свечу: от страха у нее дрожали пальцы. Когда кухня, наконец, осветилась, глазам изумленных женщин предстала следующая картина: посреди опрокинутых табуреток и черепков битой посуды восседал счастливый шевалье д’Артаньян, оседлав нечто, закутанное в белую простыню. - Попался, попался! Матушка, призрак попался! Мадам д’Артаньян была настолько ошеломлена случившимся, что даже не стала спрашивать сына, почему он до сих пор не в постели и как здесь очутился. «Привидение» между тем прекратило всякие попытки высвободиться и жалобно протянуло: - Может быть, ты с меня все-таки слезешь? Тяжело ведь… Шарль нехотя оставил свою добычу. «Призрак» медленно приподнялся и уселся на полу. Простыня съехала на бок, и из-под нее показалась взъерошенная мальчишеская голова. - Откуда же ты такой взялся? – Франсуаз невольно улыбнулась, разглядывая незадачливого воришку. - Откуда, откуда? – буркнуло «привидение», - Откуда взялся – там уже нет. - И что прикажешь нам с тобой делать? - Выдрать хорошенько, - проворчала кухарка, - чтоб в другой раз неповадно было. - Своих детей драть будешь! – огрызнулся паренек, но на всякий случай отодвинулся подальше от Пернетт. Мадам д’Артаньян протянула руку, чтобы снять с мальчишки балахон, однако тот испуганно отпрянул и забился в угол, настороженно следя за женщинами из своего убежища. Франсуаз вздохнула: «Затравленный волчонок. Тощий – кожа да кости. Грязный, жалкий. Интересно, сколько ему лет? Десять-двенадцать, не больше… Если она расскажет мужу, то парнишку будут судить как бродягу и вора, и рассчитывать на снисхождение суда ему не придется…» - Ну, чего надулся, как сыч? – обратилась госпожа д’Артаньян к «призраку», - Голодный? - А если и голодный? – воришка недоверчиво посмотрел на хозяйку, - Вы что накормите? - Накормлю. Садись за стол. И сними ты с себя эту тряпку. - Значит, ты не привидение? - шевалье д’Артаньян, очевидно, был несколько разочарован тем, что мнимый призрак оказался обычным разбойником. В ответ мальчишка пробурчал что-то неразборчивое: он за обе щеки уплетал мясной пирог. Шарль с любопытством рассматривал ночного гостя: ему никогда раньше не доводилось видеть, чтобы человек так жадно ел. Паренек торопился, точно опасаясь, что снедь отберут. Однажды он даже поперхнулся и долго кашлял. Потом отодвинул пустую тарелку: - Спасибо, хозяйка. Храни Вас Бог. Пернетт, однако, успела заметить, что два куска пирога мальчишка тайком спрятал под рубаху, и нахмурилась: - Куда еду тащишь, безобразник! – кухарка все еще злилась на паренька за то, что тот выставил ее полной дурой в глазах госпожи. Надо же было принять ряженого вора за привидение! - Это для друзей, - мальчик искоса глянул на мадам д’Артаньян, - Можно? - Можно, - кивнула Франсуаз, - А приятель твой, выходит, тебя бросил? - Какой приятель? – мальчишка мгновенно насторожился, - Не было со мной никого, я один. «Не выдает товарища…» - Ну, один – так один. И как же ты сюда попал? - Засова на двери ведь нет, а замок открыть – для меня плевое дело! - А зачем понадобился этот глупый маскарад? – Франсуаз подняла с пола простыню, в которой были проделаны прорези для глаз. - Так веселее… – на губах парнишки впервые появилась улыбка, полностью преобразившая его лицо. «А этот волчонок, оказывается, умеет улыбаться… И вовсе не такой угрюмый, когда не дичится… Его бы умыть, причесать да приодеть…» - мадам д’Артаньян легонько провела пальцами по волосам мальчика, убирая со лба длинные давно не стриженные пряди. На виске белел старый шрам. - Кто тебя так? - Добрые люди, - взгляд паренька снова стал жестким. Неожиданно дверь кухни, которую в суматохе никто не позаботился запереть, растворилась, и в дверном проеме возникла женская фигура, облаченная в лохмотья. Возраст незваной гостьи сложно было определить: она была еще высока и стройна, словно девушка, но ее щеки и лоб уже избороздили морщины, а в черных волосах – блестела седина. Нищенка неуверенно шагнула через порог и ухватилась за косяк – слепая. - Простите за вторжение, госпожа, - голос незнакомки был на удивление звучным, - Я ищу своего сына. Мальчик вскочил из-за стола и принялся что-то быстро объяснять женщине на красивом мелодичном языке, временами вставляя испанские и французские слова. «Так он цыганенок», - догадалась Франсуаз. Цыгане часто кочевали в окрестностях Тарба. Нищенка внимательно выслушала своего отпрыска, а когда он умолк, попросила: - Подожди меня на улице. Цыганенок молча поклонился мадам д’Артаньян, затем снял с шеи какой-то шнурок, на котором болтался звериный клык, и протянул его Шарлю: - Держи, охотник за призраками! Это волчий. На счастье. Когда мальчик скрылся за дверью, цыганка промолвила: - Не знаю, как и благодарить Вас, госпожа. Они с братом озорники, Вы уж не держите на них зла. - Хороши озорники, нечего сказать! – вмешалась Пернетт, - А сколько у нас припасов из кладовки пропало?! Одно дело озорство, а другое – воровство! - Денег у меня нет, и я не могу заплатить за украденную еду, - невозмутимо продолжила женщина, - Но я дам Вам рецепт одного чудодейственного бальзама, излечивающего любые раны, кроме сердечных. *** Мадам д’Артаньян задумчиво смотрела вслед двум удаляющимся фигуркам: слепая цыганка шла, опираясь на плечо мальчика. Маленький Шарль дремал на стуле, зажав в кулачке подарок цыганенка. «Волчий клык! Надо будет потом выбросить эту гадость», - подумала Франсуаз. На столе лежал листок бумаги, на котором еще не высохли чернила: «Вино, масло, розмарин…»

stella: jude , какая прелесть. так вот как достался Шарлю рецепт!)))

Камила де Буа-Тресси: Ух, какая оказывается мамочка была у Шарля, так это он в нее такой характером?)


Nika: jude, какая прелесть!

jude: Камила де Буа-Тресси пишет: Ух, какая оказывается мамочка была у Шарля, так это он в нее такой характером?) Думаю, что в нее. :)

Констанс: jude, замечательная вещица! И светло , и грустно, и с юмором.И юныйШарль уже проявляет те черты характера, которые позже помогут ему найти трех замечательных друзей и прожить жизнь полную приключений и славы!Ура бальзаму!!!

jude: Констанс, спасибо. :)



полная версия страницы