Форум » Нас четверо! » Как мушкетеры в гости ездили. » Ответить

Как мушкетеры в гости ездили.

Nika: Автор: Ника Размер: Мини Фэндом: "Три мушкетера." Пейринг: Д'Артаньян, Атос, Портос, Арамис. Статус: Почти законченно.

Ответов - 20

Nika: Теплым летним вечером, в тот прекрасный момент, когда в принципе, можно уже было бы отправиться спать, но было еще жаль заканчивающегося дня, мушкетер его величства Арамис как раз раздумывал над этим вопросом. Был еще и другой вопрос, даже целых два—податься ли обратно в семминарию или пока подождать. Пока что все говорило о том, что можно было бы подождать. Он молод и его любят, по крайней мере, так говорят, и кроме того, у него есть замечательные друзья. Расстаться сейчас с двумя этими вещами было бы тяжким грехом, если не сказать—тяжелейшим. Пока Арамис размышлял над этим более чем философским вопросом, в дверь постучали и вошел д'Артаньян. --Собирайтесь, Арамис, мы уезжаем. --Не мешайте мне, д'Артаньян. Разве вы не видите, я думаю. --Вот еще новость,--отмахнулся д'Артаньян.—В отличае от Портоса, Арамис, вы этим заняты почти постоянно. Так что собирайтесь, мы уезжаем. --Это нужно лично вам, д'Артаньян? --Это нужно лично вам, Арамис. Поэтому я попросил у капитана дать нам всем четверым отпуск на неделю. --Боже мой, у вас просто невероятные связи, д'Артаньян. --Ну, по сравнению с вами, Арамис... Арамис чуть не подскочил при этом заявлении, но тут же взял себя в руки. Все-таки в этот раз гасконец явился не для выяснений каких-то отношений. --Так мы уезжаем все вместе? --Вы невероятно догадливы. --Д'Артаньян! --Нет-нет, не будем ругаться. По крайней мере, не сегодня. --Вы правы. --В самом деле? --Вы невыносимы, д'Артаньян! Я все расскажу Атосу! Посмотрим, что он скажет на это! --Между прочим, у Атоса уже все сложено. Я только что от него. --Ну хорошо, хорошо. А наш славный Портос? --Наш славный Портос, можно сказать, уже в пути. --Ну хорошо, хорошо. Могу ли я хотя бы... --Никаких прощаний, Арамис. У вас только три друга, и больше вам, насколько мне известно, прощаться не с кем. --Гхм,--произнес Арамис.—Знаете, д'Артаньян, если вы чего-то не знаете, это еще не значит, что это неоспоримый факт. У меня впереди, во всяком случае, еще целая ночь. --Знаете, Арамис, я, пожалуй, пойду. Обещайте только, что в назначенный час вы будете у меня, а ваша ночь меня вобще не интересует. «Врет,»--подумал Арамис.—«Зная его характер, моя ночь его интересует гораздо больше, чем мой день. Однако не будем затягивать, это как раз тот случай, когда уход друга радует почти столько же, сколько его приход, если даже не больше.» Выходя от Арамиса, д'Артаньян чуть было не толкнул некоего молодого человека, который, судя по всему, направлялся к его другу. «Не понял,»--сказал сам себе д'Артаньян.—«У него только три друга, это знает весь Париж. О каком еще неоспоримом факте он фантазировал?» Дальше произошла еще одна интересная вещь: выйдя на улицу, д'Артаньян, которому было совершенно необходимо знать о своих друзьях абсолютно все, и не только из праздного любопытства, а скорее для того, чтобы быть уверенным, что они не вляпались во что-нибудь, (а все трое были на это более чем способны. Стоило вспомнить хотя бы, как Атос позволил себя арестовать вместо д'Артаньяна.) итак, д'Артаньян четко видел, как Арамис потушил у себя свет после его ухода. Однако, после того, как в дом зашел этот некий молодой человек, свет тут же зажегся опять. Д'Артаньян родился не вчера и тут же сделал свои выводы. «Не слишком ли много чести для господина Арамиса, что к нему по ночам бегают переодетые барышни,»--сказал он самому себе.—«Ну да ладно, в конце концов, меня это вовсе не должно интересовать.» Едва ли не с самого первого дня их дружбы д'Артаньян лелеял идею о том, что он был бы просто совершенно счастлив, если отец, ну и мать, конечно, тоже, увидят, какие люди стали его друзьями. А после недавнего пребывания в гостях у его высокопреосвященства («Не по своей, конечно, воле, но не будем вдаваться в детали,--тут же сказал сам себе неутомимый гасконец»), это мысль окончательно укрепилась в сознании. И так как д'Артаньян никогда ничего не откладывал в долгий ящик и тем более, что самым умным было бы сейчас не попадаться его преосвященству на глаза, это же и не помешало бы и остальной компании, д'Артаньян, не долго думая, поведал капитану, что сейчас было бы самое время передать от него привет отцу лично. На это де Тревиль уже не мог ничего возразить, даже если бы и очень хотел. А в роте итак все привыкли к тому, что эти четверо никогда ничего не делают порознь, так что никто и не удивился, что и в отпуск «четверо неразлучных» отправились тоже не разлучаясь. --Ах, какой здесь воздух,--то и дело повторял Арамис, по мере того, как они приближались к Беарну.—Право, д'Артаньян, я думал, что здесь будет настоящее захолустье, а здесь, заметьте, такой замечательный воздух! А если где-нибудь будет порядочный монастырь... --Женский,--тут же вставил Портос. Арамис отмахнулся от него, как от назойливой мухи. «Если бы я знал, куда мы едем, это был бы, пожалуй, единственный случай, когда один за всех предпочел бы остаться,»--подумал Атос. Но вслух он этого не сказал, поскольку видел, как д'Артаньян старался, чтобы во время поездки всем было хорошо и удобно. --А обеспечат ли нам нормальное питание, д'Артаньян?—тут же поинтересовался Портос. --Поверьте, Портос, я не рискнул бы везти вас в место, где нормальное питание отсутствовало бы,--заверил Портоса д'Артаньян.—Кстати, Арамис, судя по всему, вы не скучали, после того, как я вас покинул? --Д'Артаньян,--тут же зашипел Арамис.—Как вы смеете... --Господа,--произнес Атос с той самой непередавемой интонацией, после которой господа тут же умолкали и им даже становилось немного неловко. Портос хотел было вставить, что он не очень понял, почему Арамис должен был не скучать после ухода д'Артаньян, но тоже встретился со взглядом Атоса. «Я лучше потом спрошу у самого Арамиса,»--пообещал себе Портос.—«Все равно он расскажет лучше всех.» Родители гасконца ответили всем ожиданиям друзей. Портос был благодарен д'Артаньяну старшему за то, что тот всеьма любезно слушал его болтовню, как всегда не о чем и обо всем, почти не прерывая, Арамису пришлась по душе благочестивая набожность мадам д'Артаньян, с которой, несомненно, можно было обсудить место из святого Августина, и не размахивать при этом шпагой. Атоса же заботил один вопрос, о котором он пока не мог сказать даже д'Артаньяну. «Наверняка этот благородный человек узнал бы меня, если бы я назвал свое имя,»--подумал Атос, рассеянно слушая болтовню Портоса.—«Впрочем, если он и заподозрит что-то, я уверен, что если он даст слово дворянина, беспокоиться мне совершенно не о чем.» --Прошу прощения, мне нужно пойти проверить наших лошадей,--наконец произнес Атос, прийдя к выводу, что ему сейчас совершенно необходимо остаться одному. --Но...—начал было отец, но д'Артаньян толкнул его под столом ногой, впрочем, постараясь это сделать настолько уважительно, насколько это было возможно. Но и на улице Атосу не было покоя. --Ах, простите, сударь, я вас не заметила,--чуть не столкнулась с ним какая-то девушка, впрочем, весьма хорошенькая.—Простите меня, сударь, я правда... --Иди уже наконец,--хотел было отмахнуться от нее Атос, но не тут-то было. --Вы ведь друг господина д'Артаньяна, не так ли? Вы вместе сегодня к нам приехали, я вас видела,--затараторила девушка. «Вспомнил,»--подумал Атос.—«Я не люблю хорошеньких девушек именно тогда, когда они начинают тараторить. И не по какой другой причине.» --Допустим... --Ах, сударь, я ведь так люблю господина д'Артаньяна, я его знаю с самого детства, а он, он... --Ну, что же он? --Я не понимаю, сударь... позвольте мне вам сказать... --Боже мой, говори все, что хочешь, только быстрее. --Хорошо, сударь, я понимаю, вам со мной разговаривать совершенно не нужно... но позвольте... как можно дружить с человеком, который за всю свою жизнь даже не посмотрел в сторону бедной девушки, которая так его любит? Должно быть, впервые в жизни Атос не знал, куда ему деваться. Точнее, знал, но не мог же он просто оттолкнуть девушку после такого заявления. --В самом деле, ты его действительно так любишь? --Я за него жизнь отдам, сударь, вот не сойти мне с этого места! --Вот где нашло место постоянство,--усмехнулся себе Атос.—Должен тебя огорчить, по-моему мой друг любит другую женщину. --Другую... любит...—сникла девушка.—Ну конечно, нашел себе в Париже какую-нибудь герцогиню. Теперь меня для него вобще не существует. --Только не вздумай бежать топиться в речке! --Да что вы, сударь,--вздохнула девушка.—Это было бы так не по-христиански. Но знайте, что мне сейчас очень хочется утопить вашего друга, хотя бы немножко. --Я ему это передам, не сомневайся. Девушка наконец исчезла так же неожиданно, как и появилась. (Продолжение следует.)

stella: Nika , вечно вы что-то такое придумаете, чего не ждешь, но что подымет настроение. А это очень нужно на форуме. А дальше скоро будет?

Орхидея: Интригует. Жду продолжения.

Nika: stella, на выходных постараюсь закончить, там остался примерно такой же кусок и примерно в том же ключе. Я не любитель писать длинные фики за редким исключением, вы же знаете.

jude: Ника, спасибо! Замечательно и, как всегда, с юмором :)

stella: Nika , кто-то обещал, что на выходные будет совсем закончено! Опять вы где -то гуляли?)))))

Nika: stella пишет: кто-то обещал, что на выходные будет совсем закончено! Процесс несколько затянулся, но я стараюсь.stella пишет: Опять вы где -то гуляли? Каюсь, было дело

Диана: Это видно по фэйсбуку

Nika: Диана, Диана пишет: Это видно по фэйсбуку Дык, на то он и фейсбук, чтоб было видно

Nika: К завтраку Портос явился в необычайно радужном настроении. Впрочем, он довольно часто пребывал просто в радужном настроении, просто потому, что это было свойственно его характеру, но в этот раз настроение было радужным особенно. По вполне понятной причине. Арамис подскочил к Портосу и стряхнул с него остатки сена. --Портос,--зашипел Арамис.—Вы ведете себя, как ребенок! С простолюдинкой, Портос? --А что тут такого,--пожал плечами довольный Портос.--Смею вам заметить, Арамис, ночью я вобще не почувствовал никакой разницы не между герцогиней, не между, как вы сказали, простолюдинкой. А последняя, я бы даже сказал... --Да замолчите, наконец,--фыркнул Арамис.--Я не желаю знать подробности. Еще посмотрим, что на это скажет Атос. --А что должен сказать Атос?--протянул Портос.--Я взрослый человек, где хочу, там и ночую. Причем тут Атос, я вас спрашиваю? И где, кстати говоря, наш друг? Без него садится за стол как-то нехорошо. --Да, действительно, куда это он запропастился?--Арамис был рад перевести разговор в другое русло.--Атос, вы, случайно, не видели нашего дорогого друга? Без него садится за стол было бы как-то не по товарищески. --А если еще учесть, что мы все-таки в его доме, так совсем не прилично,--кивнул присоеденившийся Атос.--Нет, я его не видел. --В таком случае, мы должны пойти его искать!--изрек Портос.--Хотя лично я предпочел бы сначала позавтракать. --Нет-нет, Портос, это соверпенно исключено. Сначала д'Артаньян, потом завтрак,--поддержал Атоса Арамис. --Это как раз тот случай, когда я не согласен с Арамисом, причем совершенно,--буркнул Портос.--Искать д'Артаньяна на голодный желудок совершенно не интересно. --И тем не менее, придется,--уверил Портоса Атос. Портос только вздохнул, покосившись в сторону пока еще пустого стола. Впрочем, вспоминая вчерашний ужин, можно было сделать предположение, что завтрак тоже не ударил бы лицом в грязь, если только так можно было бы выразиться о еде. Д'Артаньян проснулся не совсем поздним, но и не таким уж и ранним утром. «Ах черт, да ведь у меня гости,»--вспомнил гасконец почти сразу и подскочил на сене, поскольку, как и Портос, тоже ночевал на сеновале, правда, разумеется, на другом, но не менее мягком. И рядом не с менее хорошенькой девушкой. Д'Артаньян тут же сказал себе, что ничего предосудительного не произошло, тем более, что это действительно не произошло--они просто уснули рядом, после долгой болтовни. Все-таки они знали друг друга с детства. А уж если быть откровенным, то д'Артаньяну очень пришлись по душе слова, которые ему вчера говорили. И что в этом такого? Да, он любит жену хозяина своей квартиры. Что там говорить, он ее просто обожал, но всречи были такими мимолетными, а совместного будущего не предвидилось вовсе. Не драться же ему на дуэли с галантерейщиком. А другого варианта д'Артаньян не мог выдумать даже при всем своем уме. И оттого, что девушка, с которой он рядом провел детство, говорила ему то, что он сам говорил другой женщине, которую он боготворил, не делает его хуже. Наоборот, было чертовски приятно узнать, что на свете есть кто-то, кто чувствует к нему то, что испытывает он сам. А уж что будет дальше, признаться, его сейчас не очень-то волновало, что вполне свойственно молодости. --Ох, я проспала!--подскочила и Анна--так звали хорошенькую девушку.--А ведь мне надо бежать помогать готовить завтрак вашим друзьям и... вы ведь больше не приедете, господин д'Артаньян?—печально закончила она. --Я буду писать тебе письма,--пообещал д'Артаньян, совершенно точно зная, что не напишет ни одного письма. Анна, вероятно, ожидала подобный ответ, поэтому только вздохнула.--И когда я стану маршалом Франции, а я им стану... Анна даже дослушивать не стала--эту фразу она итак слышала в течении последних лет восьми. Поэтому Анна быстро отряхнула с себя сено и побежала к двери, однако дверь открыли раньше. --Ой, великан!--вскрикнула девушка и бросилась наутек. Портос, а это, разумеется, был он, только пожал плечами. --Тоже мне великан,--произнес д'Артаньян.--Что вы здесь делаете, Портос? Испугали бедную девушку, а она вам ничего не сделала дурного. --Я что здесь делаю?--грозно переспросил Портос.--Я ищу вас, д'Артаньян, чтобы после того, как я вас найду, я смог, наконец, предаться утреннему приему пищи. А вот что делаете вы, д'Артаньян, мне не совсем понятно. --А что я делаю? --Что вы делаете?--загремел Портос.--Вы изменяете женщине, которую вы любите, которая любит вас, которая при этом изменяет своему мужу. Это, знаете ли, не честно!--вывалил Портос. --Браво, Портос,--хлопнул в ладоши подошедший Арамис.--Это самая длинная и при этом самая осмысленная фраза, которую я от вас слышал за все время нашего знакомства, и при этом я с вами совершено согласен. --А я еще не закончил,--грозно продолжил Портос.--Я лично считаю, что после такого нужно подраться. --Со мной?--на всякий случай поинтересовался д'Артаньян. --Я согласен,--подхватил Арамис.--Знаете, д'Артаньян, я всегда считаю, что если вы любите женщину, так извольте любить одну женщину в один определенный промежуток времени. Я вот лично, например, готов любить только одну герцогиню за один раз. --Да вы бы лучше вобще помолчали, Арамис, особенно насчет герцогинь,--заметил д'Артаньян. --Я не понимаю,--сказал Портос. --Ничего удивительного,--буркнул себе Арамис.--Не смейте вмешиваться, д'Артаньян. Иначе я вынужден буду с вами подраться. --Господа, у меня де жа вю,--сказал гасконец.--Вы опять оба хотите со мной драться? --Лично я сейчас хочу есть,--сказал Портос.--Так что пока мы можем помириться. --Хорошо, Портос, пойдемте завтракать,--согласился д'Артаньян.--Тем более, что я никому ни с кем не изменял. --Но я сам видел... Как такое может быть? --Идемте, Портос,--подхватил Арамис.--Идемте, я вам с удовольствием обьясню, как такое может быть. (Почти конец)

stella: Nika, что-то мне подсказывает, что у Атоса с Арамисом свой сюрприз в рукаве.

jude: Вы изменяете женщине, которую вы любите, которая любит вас, которая при этом изменяет своему мужу. Это, знаете ли, не честно! Сначала д'Артаньян, потом завтрак.

Nika: stella пишет: что-то мне подсказывает, что у Атоса с Арамисом свой сюрприз в рукаве., на этом все и держиться .

Орхидея: Очаровательно. Что же там дальше?

Диана: Nika, шедевр на шедевре!

Орхидея: Nika, когда же будет завершение? С нетерпением жду развязки!

stella: А Ника по гостям ездит, ей некогда!)))

Nika: Мадам д'Артаньян с истинным удовольствием наблюдала, как господин Портос поглощал завтрак. Господа Атос и Арамис закончили завтрак относительно быстро, а найденный было ими сын пропал опять и к завтраку так и не явился. Во второй раз никто уже не собирался идти его искать, поэтому товарищи уселись завтракать втроем с совершенно чистой совестью. Для господина Портоса это было очень важным процессом. Господин Портос утверждал, что ест он не только потому, что проглодался, но большей частью потому, что это было просто частью сущности. В самом деле, если Арамис проводил не меньше часа у зеркала, рассматривая свои завитки, или что там у него было на голове, Атос читал какие-то благородные книги, а д'Артаньян вобще занимался неизвестно чем, чтобы доставить себе любимому удовольствие, точнее, теперь Портос сделал вывод, чем он занимался, то он, Портос, делал всего лишь то, что делали все остальные люди: ему всего лишь надо было во-время поесть и возможно, несколько больше, чем другим. Но, черт возьми, если другие готовы были проглотить что угодно, лишь бы насытиться и нестись дальше по своим неотложным делам, то господин Портос был совсем не такой. Он должен был четко знать, что у него будет на обед и на ужин, а завтрак обычно готовил ему слуга. Мушкетон уже в совершенстве изучил привычки хозяина—на каждый день недели полагался совершенно разный завтрак, иначе господин Портос уходил на службу в дурном настроении, а это было бы совершенно неприемлемо, поскольку после этого он возвращался домой дважды в более дурном настроении. Мадам д'Артаньян подумала, что, возможно, товарищ ее неугомонного сына господин Портос настолько сведущ в гастрономии, что наверняка пожелает чего-нибудь особенного на завтра, и было бы очень важно не ударить лицом в грязь перед друзьями сына, поэтому она очень осторожно поинтересовалась, чего было бы угодно отведать на следующий день господину Портосу. Господин Портос оценил сей вопрос по достоинству. --Вы самая лучшая матушка из всех родителей моих друзей, которых я когда-либо посещал,--провозгласил Портос в искреннем порыве чувств.—До сих пор никто еще никогда не интересовался, что я пожелаю на следующий завтрак. Я уже вобще молчу про этого лентяя и дурака Мушкетона. Сколько у меня служит, вечно все перепутает! Неужели нельзя запомнить, что я не желаю омлет в понедельник, блины во вторник и рыбные котлеты в среду! Не желаю и все тут! Я желаю все в точности наоборот! Госпожа д'Артаньян хотела было заметить, что в неделе семь дней, а господин Портос перечислил только меню трех дней, но оглядев на всякий случай господина Портоса с ног до головы и наоборот, пришла к выводу, что лучше всего просто согласиться с вышесказанным. --Так вот, почтеннейшая госпожа, я и говорю этому дураку Мушкетону: я должен есть три раза в день, и один раз из этих трех я ем на службе, а третий раз из этих трех вечером в кабаке! Неужели ты настолько дурак, что не можешь в единственный раз, что я ем дома, приготовить то, что я желаю? --Возможно, господин Портос, если вы напишите ему список...—осторожно начала мадам д'Артаньян. --Что?!!—Портос от возмущения перестал поглощать прекраснейшую печоночную колбасу, которую готовила лично приятельница д'Артаньяна Анна.—Я—писать? И ладно еще я—писать, но вы хотите, чтоб этот дурак что-либо читал? --Но, господин Портос, если ваш слуга такой дурак, зачем же вы его держите? --Привык,--признался Портос.—А вдруг другой будет еще больше дураком? «Если только он очень постарается, в чем я лично весьма сомневаюсь,»--подумала матушка д'Артаньяна, но вслух сказала: --Если вы желаете, господин Портос, я лично напишу вашему слуге несколько рецептов, которым будет нетрудно следовать. --Вы святая женщина,--соизволил согласиться Портос.—Если он не будет им следовать, я отправлю его к вам на обучение.

jude: А куда это гасконец умчался, даже не позавтракав?

Nika: jude, с находкой гасконца обещаю постараться не затягивать!



полная версия страницы