Форум » Не только по Дюма » О главных, дорогих, любимых... » Ответить

О главных, дорогих, любимых...

Мари де Лин: Дубль второй, часть первая... Правда, по Дюма и не только по нему, но уж больно много хочется сказать. Знакомое и не очень))) В общем, понимайте, как хотите, цените, как успеваете, и сильно не бейте психически неуравновешенного человека... [more]Мушкетеромания страшнее гриппа. Потому что грипп мы знаем, как лечить, а манию - нет. Если рыцарь печального образа окажется принцем на белом коне - значит, это судьба...[/more]

Ответов - 118, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Мари де Лин: Вечерний свет, пустынный зал, И ваши речи сердце губят. Чего еще он не сказал? Того, что безответно любит? Чего еще не смог сберечь Он в своих снах, давно сожженных? Когда ваш взгляд касался плеч Моих бесстыдно обнаженных. Когда моих касались рук, их мягко сжав своей рукою... Мой милый, мой любезный друг, прошу, забудьте - где я, кто я... Мой летний дождь, горячий снег, И острый шорох листопада - Мой славный, мой любимый век, И мне, клянусь, других не надо. Какая жизнь без вас быть может? Тебя нашла – теперь другим… Да в первый ль раз? А так похоже… Мой новый слог – но старый гимн… Да так ли сложно возвратиться? А сложно ль вас отнять от рук? Ваш давний друг – мой новый рыцарь, Ваш старый враг – мой новый друг.

Мари де Лин: Я назвала ее сестрой. И растворилась – в море боли… Хлестнуло по лицу искрой Двух совестей – ей и тобою. Что мне сказать? Немое знамя. Жизнь не напишет новых глав. В огонь и воду – все за вами, Мой милый, мой любезный граф! О муки чувств! О муки слова! Не мне ли знать, что впереди? Поверьте, ради вас готова Я вырвать сердце из груди. Но вспоминать – безумных дней И лет – шептать в полузабытьи. Кого звала сестрой своей, Шаг – перерезанною нитью. Среди цепей – одна, одна! Оторвана от ветви кровной. Отпущена – и казнена! Заклеймена! – и невиновна! О как устало сердце—пламя Метаться между двух огней! Что я без вас? Но кто я с вами? О ком жалеть – о вас? О ней? Со мной – я знаю, что другим. Ты если будешь, значит будешь. А ты любим! Любим! Любим! В ответ – клянусь! Клянусь! – полюбишь! Так холодна и горяча Две жизни, две судьбы, две боли. Одна – погасшая свеча, А я горю, пока с тобою. Что символ – сорванная роза! Что вам года? – проигран бой… Не смейте лить слепые слезы Над неоправданной мольбой! Нет, плачьте! Умоляю – чтите! Пропавших дней святой порог. О мой нечаянный мучитель, И мой желанный полубог! О тот, кто свят моей любовью! Кто сердце мне прожег искрой, Стрелою, вымоченной в крови Той, кого назвала сестрой. Больше чем жизнь – все меньше силы. Все больше – боль – в моей судьбе. Простила ли? Тебе – простила. Но не смогла простить… себе.

Мари де Лин: Париж. Ноябрь. свечи гаснут, Распространяя блеклых жар. Проходит все. Но что ж - напрасно? Не верьте светлым миражам! Что ваше сердце? Мертво? Живо? Что вспоминать безумный год? Вы ваше сердце положили На жертвенник своих забот. По комнате вы мерным шагом Идете в иноверный круг. Плащ на столе. Картина. Шпага. Что в мыслях, милый честный друг? И белый свиток на столе, Черчен невидимой рукою. Не отвечайте шумной мгле, и вновь забудьте - где я, кто я... Скажите - вам ли это надо, Чуть обретя -терять покой? Три слова - милый падший ангел, печать невидимой рукой. Твоих печатей новых тема, твой непонятный талисман. Три слова - твой любимый демон Я подпишу внизу письма...

Мари де Лин: Минут века - уже минули, Года и дни-еще пройдут. Переродились. Разминулись. Их двое! - пусть они найдут И, не теряя, держат крепче, Не отвлекая эту тьму. За ту надежду первой встречи, И я тогда скажу ему:

Мари де Лин: Читай невидимый роман И помни о чужих заслугах. Твои невидимые слуги - недоумений океан. Не рви связующую нить Между людьми, между веками. не смей ни в чем себя винить! Жги затухающее пламя. Исповедимы ли пути, Которыми находишь сердце? Ищи ее, чтобы согреться, Иди за ней, чтобы найти. Не забывай красивых строк, Что привели в твои ладони Твою звезду, свеченье, рок, В глазах которой ты утонешь. И знай - тебе бежать за ней Предназначалось изначально. О память сердца! Ты сильней Рассудка памяти печальной...

Мари де Лин: Собственно говоря, следующее творение как бы посвящено Мордаунту. Так что... Нет, не смиряйся с тем, что отнимает У нас судьба - за миг твоих острот. Я пред тобой завесу поднимаю В историй гвалт, страстей водоворот. Безумный год счастливыми шагами Ворвался в дом - и, о чужих скорбя, Мне рассказал - о знамени - и знамя Открыло истину - свободного тебя. Так ли легка была твоя свобода, От красоты, от званий, алых роз. Да, началась - как все, - безумным годом, И кончилась - в вдовороте гроз. Он отнял все - забавы и свиданья Рассвет и страх - за ближнего тебе. Взамен отдав наследные страданья И темный круг безжалостных небес. Он так считал - а мы разуверяли, А мы клялись уладить этот грех. Он слушал - с недоверием и далью, Далек от совести, от смысла мыслей всех. Я обещала взять тебя под крылья, Кляня судьбу, что отняла тот строй. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью - Верна тому, как думали с сестрой. Верна ветрам, а больше всех - муссонам, Что разрезали сердце на куски. Он был мне друг на берегу том сонном, Он знал секрет непршенной тоски. Мы звали всемя, верили как прежде, Что будет день - и все же ты придешь. Я приведу тебя - к осмысленной надежде Искоренив бесчестие и ложь. Но волны в шторм решили - им не верит Тот кто желал попать на новый свет. Я оступилась, не ступив на берег Где суждено тебе скитаться столько лет. А ты не знал. И называл врагами Тех кто тебя могли почти простить. Со мной потухло ветренное пламя И крылья больше некому нести. Но голос звал - прозрачный и дрожащий. Притих за морем. Смех? Что знаеть не ей... О если бы не рок, случайно все смешавший, Клянусь, я стала б матерью твоей. Что-то мне подсказывает, что я только туману напустила...

Мари де Лин: Анна. Не жди красивых слез от тех, кто ждал когда-то, Что ты опять живешь и веришь в чудеса. Шуршание песка, испанские закаты – Ее такой пока никто не написал… Пляс в золотых кудрях лучей хмельного солнца, Блистание шелков… и бег из зала в зал. И взгляд небесных глаз в витражное оконце- Ее такой пока никто не написал. «Не отмывай от рук чужие прегрешенья, Не виноват ни в чем кто правды не сказал» Падение, дорога, боль и униженья – Ее такой пока никто не написал. Лови! Ничья! Ничья! Мертва – и нелюбима! Снимая кожу с рук, стирая ноги в прах… Живи во мне своим безумием хранима, Одна, жива, невидима – любимая сестра! В рассветах безнадежия предпраздничные трели, Разлука за разлукою, дороги полоса… Стук тихий у окна, свист соловья у кельи – Ее такой пока никто не написал… А мы клялись не жить, едва разнявши пальцы… А мы бежали в ночь, едва словив рассвет… Не суждено одним от века возвращаться Туда, где нет тепла, и нас где больше нет… Не обвиняй ни в чем, о счастье не молили, Мы думали вдвоем уйти на небеса. Мелькание шипов… переплетенье лилий – Ее такой пока никто не написал.

Мари де Лин: Опять в тоске привидится кому-то, Что я в цепях, и потому - жива. Мой тихий сон, мой сон ежеминутный! Влюбленные - и глупые слова. Зачем не месть? Зачем же всепрощенье? Я отвечать не стану - не сейчас. А вы наверно жаждали б отмщенья От этих рук, что сохранили вас. О, я могла бы их поднять раз двадцать, На тех, кто отнял половину жал. Но не смогла моя рука подняться, И выронила вложенный кинжал. Судьбой он сложен мне - и я внимаю Ее шептанию от левого плеча. Отмщение! - Нт, я тебя не знаю, Я далека от козней палача. За то, что потеряла половину Свою вторую часть - и рук, и ног, И сердца - сердца! в тихой той долине, Где ты и глаз не отвести не смог. Но я прощаю. Вопрошают: Что же? За что? За боль? За грех? За клевету? Больше чем знаешь на нее похожа, И отпускаешь - кровную мечту. Я отвечаю - знаю, не права ли, Но рвусь - клянусь - не будет утомим, Тот, с кем все дни мои счастливей стали. Да, черт возьми! Любим! Любим! Любим! Не обжигайтесь о мои потери, не забывайте, с кем ведете речь. Отмщенье? Не теперь. Узнай - теперь я, та, что не сможет сердце уберечь. Да, пусть от тех, кто знал, что убивает Не часть меня - но большую свою Так было - знай - но больше не бывает И ради них - дышу, живу, пою... Да, безрассудно, бережно и смутно, Но не отринет сердце страстный зов. Мой тихий сон, мой сон ежеминутный, Палач, казнимый, мщенье и любовь. Вот уж где видно птицу по полету а атосоманку по лексиконату... да знаю я, что такого слова в русском языке нет...

Мари де Лин: Этот век… что ты делаешь в нем? Чем он жив? И на что уповает? Он назвал предрассветное днем, Фанатизмом – любовь называет. Для него нет потерь и преград, Романтичных и жарких признаний. Под балконом в ночи серенад, Приходящих душевных терзаний. Ты пройдешь сквозь любую хулу, Будешь всем – только воли не требуй. Королевой на этом балу, И хозяйкой безумного неба. Век кусает и давит в ночи, Засыпает – и вновь открывает. Скажет слово – и снова молчит, Добродетелью грех называя. Но среди нареканий и ран, Кем бы ни был ты в душах и лицах, Остаешься ты – самообман, Несмиримая девушка – рыцарь. Нет, не тот – век, неделя и год И тебя время мчит понемногу. Но живешь ты лишь ради него – Ради Образа и Полубога. Без надежды на помощь извне, Что однажды излечатся боли, Он прискачет на белом коне, Увлекая тебя за собою. Этот век… ты его не поймешь. Он не вздох и не кончится скоро. А ты сотни препятствий пройдешь, За единственный взгляд Мушкетера. Не рождает он новых оков, И обратно вернуться не хочет… Чем он лучше прошедших веков? Разве тем, что немного короче… Ты пройдешь сквозь любые века, Ты отринешь любые ненастья. Сотни бед на себя накликав За единую толику счастья. Осветив тропку в девственной мгле, Прорубив путь в терновнике мира, Ты отдашь все, что есть на земле За единое слово Кумира.

Мари де Лин: Ей приказано было забыть Даже кровь, что текла в ее жилах Клятву любвеобильной судьбы На алтарь нелюбви положила. Ей начертано было идти По широким протоптанным тропам, Но она затерялась в пути Среди гор, буреломов и топей. Не смотри в голубые глаза- Ты найдешь в них лишь сладость утраты. Что еще ты о ней не сказал? В чем пред вами она виновата? Со страниц вам смести не дано Имена, перемены, свиданья. Ведь твое оправданье – клеймо, А невинность – ее оправданье. На столе догорает свеча, Жизнь бежит беспросветною былью. Вспоминай же в предсмертный свой час Не тобой… перебитые… крылья…

Мари де Лин: Посвящается моему папе. Называется коротко и ясно: "О ТМ". Остановись на полпути От неизбежных отречений. Она не сможет не найти Тех, кто ей не придал значенья. Допей ее бокал до дна, Не отбирай чужие ласки. Одна за всех – живет она, Твоя невидимая сказка. И если есть еще слова, Которым путь до сердца ведом, Одна любовь, одна глава, Одна строка, одна легенда. И если ей еще герой, Кто к сердцу проложил дорожку, Он здесь – где размышлений рой, Все мысли – под одной обложкой. О ней имеют право знать, И думать так, как ей придется. В ней все – и лилий белизна, И золото хмельного солнца. Любовь слетала не одна С ее страничек грязно-белых. Пусть надоела вам она, Но НАМ она не надоела. Что я могу еще сказать? Она всегда откроет двери Для тех, кто верит в чудеса, Для тех, кто в благородство верит. Для тех, кто верит в миражи Ее стезя неоспорима. Она имеет право жить, Гореть, учить и быть любимой.

Мари де Лин: Разбиваюсь волною о камни- Затяни мне на шее петлю! Дай мне боль, хоть пощечину дай мне, Все равно я скажу, что люблю. Заклейми, закопай меня в землю, Отними все что есть чудеса - Я любую расплату приемлю, Но продолжу любить и писать! Обдери на асфальте коленки, Насылай безотчетную грусть, Расстреляй меня в темном застенке -= Но от Анны я не отрекусь! Насылай и страду и болезни, Опали беспощадным огнем - Все равно никогда не исчезнет В этом имени имя мое. Даже если я дух бестелесный, Но мечты не смогли вы убить. Я продолжу любимую песню, Я продолжу писать и любить! *голосом Портоса: это самоубийство...

Калантэ: Мари де Лин (голосом классной дамы) - не кокетничайте, Вы же понимаете, что никто Вас не убьет. Я бы порекомендовала снизить пафос, поскольку не дай Вам Бог оказаться под расстрелом или же в темном застенке. А кто-то из великих советовал писать лишь о том, что доводилось пережить. Кстати, советую также не вставлять в стихотворение слова, которые просто подошли по рифме и размеру. Поскольку, к примеру, "страда" - это "напряженный летний труд на жатве и сенокосе". Не путать со страданием. Уж извините, я сейчас по зимнему времени в берцах хожу, а не в тапочках... А дар стихосложения у автора, несомненно, есть.

Мари де Лин: Калантэ пишет: "страда" - это "напряженный летний труд на жатве и сенокосе я в курсе) это наш мааленький жаргон... Калантэ пишет: Уж извините, я сейчас по зимнему времени в берцах хожу, а не в тапочках... все понимаю, принимаю, не могу допустить, чтоб вы простудились... Калантэ пишет: снизить пафос уж какая есть. не обламывайте крылья, сама когда-нибудь дочирикаюсь. а пока можно, буду порхать... *в этом месте должен стоять смайлик с крылышками. извините, тормозит интернет* Калантэ пишет: А дар стихосложения у автора, несомненно, есть. Лучше не надо. Это выглядит как утешающая копеечка напоследок. Лучше сразу говорите то, что думаете, не подкладывая подушки.

stella: Единственное .что могу понять в Миледи-это ее нежелание остаться в монастыре. Во всем остальном-хищница,коварная .беспринципная и жестокая. А вы воспеваете какую-то Диану де Меридор ,месть которой можно понять и даже оправдать. Согласна-это кто угодно .но только не Анна . Так можно без проблем приклеить и Портосу и дАртаньяна кучу нелегальных детей .Нет ,под определенной шапкой -все возможно,не спорю -только от этого герои не станут узнаваемы. У вас Анна -положительная героиня Женского романа.

Калантэ: Никаких подушек, не имею обыкновения, я вообще по натуре кадавр... критик злобный и ни разу не гуманный... что думаю - то и говорю. Мари де Лин , я ведь имела в виду снизить пафос не в Вашей жизни - это дело сугубо личное - а в стихах. Поскольку мне кажется, что они от этого выиграют. Никто ведь не угрожает Вам расстрелом или застенком, вот представьте, что кто-нибудь из Ваших знакомых вдруг начинает декламировать (публично): я не откажусь от любимого Васеньки, хоть пытайте, хоть убивайте, я за него на смерть пойду, я за него... я ради него... и рвет тельняшку на груди. И как это будет воспринято? Что, заставляют отказаться, а иначе - сейчас запытают? Получается, что в стихотворении идет борьба с тем, чего не существует, с надуманным сопротивлением. Куда лучше воспринималось бы, если бы все то же самое - но, например, "несмотря на потоки умных слов, на гневные обличения, на непонимание и смех"... Понимаете? Мари де Лин пишет: я в курсе) это наш мааленький жаргон... - это не жаргон, а, увы, ошибка. Вроде стремительного домкрата.

Мари де Лин: stella, солнце, не переносите мусор с одного форума на другой. Не вы здесь пылесосите. Калантэ пишет: вот представьте, что кто-нибудь из Ваших знакомых вдруг начинает декламировать (публично): я не откажусь от любимого Васеньки, хоть пытайте, хоть убивайте, я за него на смерть пойду, я за него... я ради него... и рвет тельняшку на груди. И как это будет воспринято? Окружающими - примерно как сейчас, а вот я была бы в восторге! Калантэ пишет: я ведь имела в виду снизить пафос не в Вашей жизни - это дело сугубо личное - а в стихах. Нет. Пафос в стихах был всегда, поэзия - полет мыслей и предложений по определению. Хотя футуристам в свое время и удалось сильно это подпортить, я НИКОГДА не буду вплетать в стихи обыкновенную жизненную серость. Это вина времени, порывы души бывают просто смешны для окружающих - именно об этом говорится в стихотворении несколькими постами выше... увы... попробуйте читать их не в рабочей обстановке а скажем ночью или представить, как голос, читающий стихи, отдается эхом... Калантэ пишет: Куда лучше воспринималось бы, если бы все то же самое - но, например, "несмотря на потоки умных слов, на гневные обличения, на непонимание и смех"... Понимаете? увы... это был бы уже наезд... ну или хотя бы намек... Не забыла. Но плакать не смею. Холодна или слишком горда - Я как Анна проститься сумею, Даже если полжизни отдам. Не молить - и не ждать виноватых. Скрытой страстью от века пылать. Я, как Анна - закована в латы, Даже если в них нету тепла... Ветер гасит, срывает и треплет, Обжигая и вновь холодя. Я как Анна воскресну из пепла, Даже если забуду тебя. (Ой, забыла написать название. "Подражание/посвящение Ахматовой"). А ВЫ О ЧЕМ ПОДУМАЛИ?!

Джулия: Мари де Лин пишет: stella, солнце, не переносите мусор с одного форума на другой. Не вы здесь пылесосите. *довольно напряженным голосом* Сударыня, Вы обращаетесь к человеку, который Вам не знаком лично - раз, два - намного Вас старше по возрасту. Соблюдайте, пожалуйста, правила вежливости. Это не придирка - это требование, причем не только к Вам. Иначе "пылесосить" придется в другом месте. Мари де Лин пишет: я в курсе) это наш мааленький жаргон... Чей - "наш"? На этом форуме принято уважать словари Даля и Ожегова.

Калантэ: Мари де Лин пишет: поэзия - полет мыслей и предложений по определению - спасибо, а я-то не знала... Мари де Лин пишет: я НИКОГДА не буду вплетать в стихи обыкновенную жизненную серость. Это вина времени, порывы души бывают просто смешны для окружающих - простите, стоит отличать порывы души от экзальтированной истерики. Первое никогда не бывает смешным. Второе - как правило. Мари де Лин пишет: попробуйте читать их не в рабочей обстановке а скажем ночью или представить, как голос, читающий стихи, отдается эхом... - благодарю покорно. Видите ли, если стихотворение хорошее - оно не нуждается в дополнительном антураже. Если Вы выкладываете свои стихи ради того, чтобы услышать чужое мнение - то вот оно, мы его высказываем. До молчаливого восхищения, уж простите, они пока не дотянули. Мари де Лин пишет: Я как Анна проститься сумею, Даже если полжизни отдам. - с кем, а? В смысле, с кем проститься? Мари де Лин пишет: Я, как Анна - закована в латы, Даже если в них нету тепла... - латы с подогревом пока еще не придумали, если уж в них кто закован - тепла нет по определению. К чему тогда противопоставление? Мари де Лин пишет: Ветер гасит, срывает и треплет, Обжигая и вновь холодя. - что он гасит, что и откуда срывает и что треплет? Помимо рифмы и размера, стихотворение нуждается в смысле. Извините.

stella: Постарайтесь .если вы поэт .или считаете себя таковой ,увидеть в обыденности поэзию.. не велик фокус найти ее в вещах возвышенных. А вот возвысить обыденность -это дано не всякому.



полная версия страницы