Форум » Не только по Дюма » О главных, дорогих, любимых... » Ответить

О главных, дорогих, любимых...

Мари де Лин: Дубль второй, часть первая... Правда, по Дюма и не только по нему, но уж больно много хочется сказать. Знакомое и не очень))) В общем, понимайте, как хотите, цените, как успеваете, и сильно не бейте психически неуравновешенного человека... [more]Мушкетеромания страшнее гриппа. Потому что грипп мы знаем, как лечить, а манию - нет. Если рыцарь печального образа окажется принцем на белом коне - значит, это судьба...[/more]

Ответов - 118, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Калантэ: Ох, это даже не тапок и не наезд, но... у меня повторяющиеся слова про девятый месяц вызывают твердые ассоциации. И, боюсь, не у одной меня. МОжет быть, в целях невызывания ассоциаций чуть погрешить против истины и поставить "десятый месяц"?

Мари де Лин: Десятый месяц будет через месяц... Да пусть остается. Я предполагала ассоциации, та даже лучше, чем намек в лоб. Тем более что та ассоциация тоже неплоха))) сегодня еще и приблизительная днюшка незабвенного виконта

Калантэ: Гм... тогда непонятно, на что намек. Честно. Чего-то не хватает. Пока получается абстрактный образ... с большим таким животиком... А за компьютером на таком сроке сидеть вредно, особенно ночами! :-)

Мари де Лин: На форуме есть человек, которому понятно. даже три человека. Это стихотворение им. Калантэ пишет: с большим таким животиком... А за компьютером на таком сроке сидеть вредно, особенно ночами! :-)

Мари де Лин: Дню формирования личностей Атоса и Миледи, моей любимой сестре - посвящается. Далек твой путь и день нестроен, А стан – прекрасен и высок. Я назвала тебя сестрою, За сотни пуль и один висок. За миллионы нареканий, За стол вдвоем, везде – вдвоем. В небытие теперь не канет Уже безумие твое. Пригвождена – за сотни слов В защиту тех, кто местью болен. Авантюризм – уже не зло, А сила мысли, сила воли… Живи сто лет и больше ста В чужих умах – не безымянна. У всех бунтарок на устах - Миледи Винтер… леди Анна.

Мари де Лин: Эх, думала, дотерплю - не дотерпела. Всем кто с графом засыпал и с графом просыпался. Что есть ваш блеск пред мертвой красотой? Что наш язык пред языком созвездий? Не стоит, люди, забывать о той, Умершей в мести, жаждавшей возмездья. Что ваша стать пред статью той лозы? И пыл – смешон, и взор – пугливо-ярок. И жест, и взгляд, и чистота слезы – В сравненье со свечой – пустой огарок. Что наша боль? Притворство и обман. И грош цена томленьям и уловкам. И меркнет всяк, как меркнешь ты сама, Пред ликом той прекраснейшей воровки. От всяких бурь и снов – недалека, Одна, та, что посмела быть любимой. Незаменима. В сердце и руках. В душе и памяти его – незаменима. Сменился год. И умерли надежды, Вино отчасти вытеснило лоск. Но идеал в душе остался прежним – Лазурность глаз и золото волос. И под руками вновь пылает плоть… Но побежден порыв – лишь сделал милость. Невинность всем страстям не побороть, Пусть это даже лживая невинность. Чего ж нам ждать? Надежд прощальный звон. Для тех, кто проклинал ее, как прежде, Любимая его – живое зло, За пепел, за обман его надеждам. О, не решай за тех, кто был влюблен! Что вам в вине ее? Его бессмертной славе? Решают сами пусть. И лишь вдвоем. Оставим, господа… прошу – оставим…

Мари де Лин: Семнадцатое. Полночь. Ночь безлунная. Ты выстрелы в подвале слышишь заново. Слова как пули ранят сердце юное: Романовы... Романовы... Романовы... Рука вас не одарит больше ласкою - Навек сомкнулись веки, с небом слитые. Слеза бежит - и кровь стекает царская По стенам, по лампадкам и по кителю... И дым застит глаза туда взглянувшего, И крик разрежет ночь и стихнет сразу... И блекнут в царской крови утонувшие Напрасно в платья вшитые алмазы. И шум разрежет ночь, и ты не спящая Во тьму взглянув увидишь как в учебнике Глаза Царя, на палачей смотрящие И ясный взгляд российского наследника. Дорога будет помнить ночь по случаю, Подвал забудет мольбы и стенания. И век спустя сердецные, кипучие, К могилам понесутся покаяния. Почти сто лет... а горе все не общее. И ты вдыхаешь запах свечек храмовых. В молитвах не живые, а усопшие. Романовы... Романовы... Романовы...

Мари де Лин: Софи, Дашута, Дашка, Юленька, Юльчонок, Анюта, Оленька, Ольга, Натали, Ленок, Полечка, Полина, Ариночка, Валерия, Настюшка, Ника, Динара, Ритуля, Наташа, Света, Катенька, Мариша, Мариночка, Нюша, Викусенька, Оксана, Злата, все-все дамочки мои - *amis, amis, AMIS! Я год от года повторяю, И этот круг - моя стезя. Ах... драгоценных не теряют - Таких, как вы, терять нельзя. Второе лето - наше лето. Второй забег - на все года. Вторая осень в интернете, И права нет ее отдать. Пишите, рук не разнимая, Скажите всем своим друзьям, Что драгоценных не теряют, Таких, как вы, терять нельзя. Бесценный год. Дурные вести. Шум городов, следы в грязи. Но, девочки, мы будем вместе - На сотни лет, на сотни зим. Когда дожди напоминают, Слезами по стеклу скользя... Но... драгоценных не теряют, Таких, так вы, терять нельзя... ...И, тайну людям поверяя, Ты волю не давай слезам. Нет... драгоценных не теряют... Таких, как вы, терять нельзя... (страсти по осени-2010-зиме 2011)

Камила де Буа-Тресси: Мари де Лин, эм.. не поняла посвящения, точнее к чему оно на данном форуме, никого практически не знаю из них. Ну не важно, это ваше дело. А написано хорошо. С душой.

Мари де Лин: Вот она снова я... я расписалась конечно последний месяц но не все могу показать, т.к. объяснять придется слишком много. Ну из самого невинного вот: Помочь вам делом не смогу я - Таких историй много в марте: Когда уходишь в жизнь другую, И просто за другую парту. Лицо, закрытое мантильей, Душа - иголка на магните. Поэтому - дарую крылья, Дарую - раз того хотите. Я сохраню... без бед и риска В непобедимых аксиомах- В уме, судьбе и переписке МОИХ ЛЮБИМЫХ СКОРПИОНОВ... просто потом мыслей, коридор, после пар, четвертый час дня перед репетицией: Писать пытаешься с азартом, Но редко попадаешь в такт... Тяжелый день - шестое марта. Не та строка... и жизнь не та. Такой этаж... с погодой тоже Везет немного, но зато Ответа дать на все не может - Волна не та, настрой не тот... Картины те же... руки тут же Надежды в полной пустоте... Но смысл фраз все уже, уже, Не те следы, слова не те... Примерив маску раз - не снимешь, Чист образ - совесть не чиста. Все то же тело, то же имя... Не та строка. И жизнь не та...

stella: Примерив маску раз - не снимешь, Чист образ - совесть не чиста. -Золотые слова!

Гиллуин: "А я имею несчастье находить эти стихи прелестными..." Может, они и плохие, и слова не те, и ритм хромает. Но для меня они прекрасны, потому что они обо мне :) О моей юности, моей любви, моих восторгах... Я бы тоже написала нечто подобное, но слов не найду. Поэтому спасибо автору, спасибо, читаю и хочется плакать...

Мари де Лин: Это моя переписка с подругой. Образ происходящего вокруг нас в настоящее время. Я бы сказала, студенческое хулиганство, о рифмах мы не всегда думали, главным было донести мысль. Аленыч, я очень тебя люблю) АЛЕНА: Вся ваша жизнь игра, А ваши лица маски. Наигранный оскал И вместо чувств лишь краски. И жизнь вам не мила А ваши грёзы-сцена Играете людьми, Жестоко,но не смело. Бежите от себя, Играя сотни ролей. Бросаете слова, Для мира,вашей боли. Рыдаете навзрыд, Захлёбываясь криком. Но не поможет вам, Тот,кто не дал погибнуть. Он сам хотел уйти, Боясь вам стать ненужным. Печальный Арлекин, Ведь недостоин дружбы. Не поняли увы, Что это жизнь!-не сцена. И диалог важней, Чем просто мизансцена. О да, он сам ушёл, Но вы и не держали. Не стоит забывать О стороне медали... МОЙ ОТВЕТ: Когда реальной жизни меркнут краски, Бежишь в себя - от споров дрязг и боли. Спасенье в смене образов и масках, В поочередности сценариев и ролей. Мы гасим нестихающее пламя, Мы платим за слова и слезы цену, Сценарий мы придумываем сами, Строим театр, украшаем сцену. И всякий Арлекин достоин дружбы, Но возникают споры, споры, споры... Над головами двух актеров кружат Легенды от двух разных режиссеров. ..."Жизнь не театр, и любовь - не пьеса", - Словам правдивым мало верят души, Не труден поиск общих интересов - Погасла рампа. Занавес опущен. АЛЕНА: Играй, играй на сотне сцен, Под равнодушным редким взором; Сияй - завистникам назло, Ты словно связан приговором. Своею тонкою рукой Подпишешь ты контракт с судьбою. Тебе скажу: давай же, пой! И ты споёшь мне о покое... Предпочитаю я реал. Бегу с подмостков твоей сцены; Ты вроде ищешь идеал - А я ищу друзей нетленных. Мы все бежим куда-то вдаль. Соединённы тусклой нитью. И только тут, под светом рамп, Мы знаем: вместе не погибнем… МОЙ ОТВЕТ: Спасенье - ложь, подчас я знаю, Что бег не принесет покоя, Но я спою тебе, родная, Пока есть правда, что нас двое. Под светом рампы или лунным (В ночной рубашке иль корсете) Играют струны, струны, струны, Для рук, для слуха и для света. В каких краях, на разных сценах, Под сотней глаз живых, влюбленных... Одна-со мной, одна-бесценна Реал. Этаж. Тетрадь. Алена.

Roni: Мари де Лин , спасибо, что напомнили. Были моменты, когда также переписывались в рифму на лекциях :)

Мари де Лин: Боюсь, то, с чем я на этот раз пришла, покажется еще туманнее, потому что раньше хотя бы тема была общая, а теперь у меня все что из-под пера выходит адресовано больше тому сериалу, что творился у нас в группе начиная с прошлого февраля. Но наиболее цензурное и из чистого любопытства... Надо думать, что нас бы судил посторонний, Бывший зрителем верным, и малому рад. За полгода меняются принцы на троне, Революцию петь королевству пора. Вроде схожего рода, но разного сорта, Провернули интригу на браво вдвоем. Много чести – быть названным принцем - консортом За попытку назваться хоть раз королем. Для стабильности прежней – меняется быстро, И оружие двор безнадежно сложил. Перевод совершает из принцев в министры, Чтоб потом было легче отправить в пажи. Не боялись уже королевского гнева На измену кондициям дали добро. Но и песня права* – пары нет королеве Там, где вовсе не нужно бороться за трон. *Киркоров, "Королева". М**** И*** Весна полна отчаянных мелодий, Из них на коже вырезает гимн. Я не хочу смотреть, как он уходит. Ни видеть спину, ни считать шаги. Душа еще зимою не дремала, Но поднят был с земли отказа щит. Этаж*, я знаю, повидал немало, В нем чутких фраз и вздохов не ищи. Слез коридорам здесь всегда хватало, И двери хлопали, надежды придавив. Интрига капала со стен водою талой, И эхо пело гимн большой любви. Ступени, истираясь под ногами, За годом год судили тех, кто смел. В чем можно обвинить бездушный камень, Обязанный очередной весне? *** Этаж дышал. Цветя и увядая, Словам и клятвам все-таки он внял. Я не могу смотреть, как он страдает, Особенно когда из-за меня. Сезон открыт. Рассвет партеры будит. И перед силой пасть бы впору ниц. Как жаль, что победителей не судят, В отличие от воров и убийц. История конечно же пестрела Очередями прочих милых шельм. Меня приговорили бы к расстрелу За танцы в туфлях на чужой душе. Когда-нибудь я возжелаю дани За балаган седого февраля. Дам пистолет в ладонь, что мне протянешь. Уйди на два шага. Люблю. Стреляй. *Этаж - культовое слово для студентов ИФ. 4 этаж 2го корпуса УдГУ локализация факультета, "Этаж" - и все понятно, это не просто понятие а как бы пароль общности и братского чувства, что ли...

Мари де Лин: Первая часть написана по просьбе подруги, вторая - ответ на первую, пришло как-то само собой, ну логично же. Как хорошо бы было - по приказу, Забыть, кто стал желаемым таким... Когда же ты уже уйдешь, зараза, Из каждой клеточки, заначки и строки? Когда уже чума эта покинет Как под наркозом - быстро и легко? Как здорово бы - не писалось имя, На каждой точке кожи и стихов. Когда уже похмелье испарится, Как из дому ограбленного тать... Как мило оказалось бы - по лицам Несбыточных надежд не прочитать... А надо было думать, верно, сразу, И прежде, чем ошибку совершить. Когда же ты уже уйдешь, зараза, Из творчества, и может - и души... Ответ: Ты ведь пишешь лишь под покровом ночи? Ты даешь антракт беспощадной грусти. Я уйду, когда ты сама захочешь, Испарюсь, когда ты меня отпустишь. Ты сама ведь бьешь беспощадным словом, Рассыпаешь сахар былых прелюдий. Я исчезну, когда будешь ты готова, Пропаду, лишь когда ты меня забудешь. Ты ведь знаешь, что не умрешь со скуки, Если я решу вдруг не возвращаться... Я исчезну, когда ты опустишь руки, Упорхну, когда разожмешь ты пальцы...

Анна медичи: В тему Рождества Христова... В ту ночь Иосиф ангела услышал: - Буди младенца, выводи осла. Близка беда, предсказанная свыше: царь Ирод в страхе и открыт для зла. А где правитель с небом не согласен, где он дрожит за свой кровавый трон, любой младенец иродам опасен, и потому-то должен быть казнен. На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. Слава Богу, слава Богу, слава Богу: Уцелеет Святое Дитя. Да, уходить нам, право же, не просто, но жизнь повсюду, и о том лишь речь, что от злодея, как и от прохвоста необходимо нам свой дар сберечь. Сложней дорога или же прямее - кто помнит предков, тем ведь все равно: под знойным солнцем или в подземелье хранить от скверны то, что нам дано. На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. Слава Богу, слава Богу, слава Богу - в душах взрослых все живо дитя! Знать не дано нам, как там карта ляжет. Но если враг ваш - дьявол во плоти, авось, слетит к вам ангел и подскажет, что гибель близко - и пора уйти. Трудна дорога. Темень, как и прежде. Как в Вифлееме, камни жалят зло. Но, как и там, ты верен той надежде, с какой, наверно, и во тьме светло... На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. Слава Богу, слава Богу, слава Богу: Уцелеет Святое Дитя.

Диана: На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. очень понравилось. Хороший девиз.



полная версия страницы