Форум » Не только по Дюма » О главных, дорогих, любимых... » Ответить

О главных, дорогих, любимых...

Мари де Лин: Дубль второй, часть первая... Правда, по Дюма и не только по нему, но уж больно много хочется сказать. Знакомое и не очень))) В общем, понимайте, как хотите, цените, как успеваете, и сильно не бейте психически неуравновешенного человека... [more]Мушкетеромания страшнее гриппа. Потому что грипп мы знаем, как лечить, а манию - нет. Если рыцарь печального образа окажется принцем на белом коне - значит, это судьба...[/more]

Ответов - 118, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Мари де Лин: Вечерний свет, пустынный зал, И ваши речи сердце губят. Чего еще он не сказал? Того, что безответно любит? Чего еще не смог сберечь Он в своих снах, давно сожженных? Когда ваш взгляд касался плеч Моих бесстыдно обнаженных. Когда моих касались рук, их мягко сжав своей рукою... Мой милый, мой любезный друг, прошу, забудьте - где я, кто я... Мой летний дождь, горячий снег, И острый шорох листопада - Мой славный, мой любимый век, И мне, клянусь, других не надо. Какая жизнь без вас быть может? Тебя нашла – теперь другим… Да в первый ль раз? А так похоже… Мой новый слог – но старый гимн… Да так ли сложно возвратиться? А сложно ль вас отнять от рук? Ваш давний друг – мой новый рыцарь, Ваш старый враг – мой новый друг.

Мари де Лин: Я назвала ее сестрой. И растворилась – в море боли… Хлестнуло по лицу искрой Двух совестей – ей и тобою. Что мне сказать? Немое знамя. Жизнь не напишет новых глав. В огонь и воду – все за вами, Мой милый, мой любезный граф! О муки чувств! О муки слова! Не мне ли знать, что впереди? Поверьте, ради вас готова Я вырвать сердце из груди. Но вспоминать – безумных дней И лет – шептать в полузабытьи. Кого звала сестрой своей, Шаг – перерезанною нитью. Среди цепей – одна, одна! Оторвана от ветви кровной. Отпущена – и казнена! Заклеймена! – и невиновна! О как устало сердце—пламя Метаться между двух огней! Что я без вас? Но кто я с вами? О ком жалеть – о вас? О ней? Со мной – я знаю, что другим. Ты если будешь, значит будешь. А ты любим! Любим! Любим! В ответ – клянусь! Клянусь! – полюбишь! Так холодна и горяча Две жизни, две судьбы, две боли. Одна – погасшая свеча, А я горю, пока с тобою. Что символ – сорванная роза! Что вам года? – проигран бой… Не смейте лить слепые слезы Над неоправданной мольбой! Нет, плачьте! Умоляю – чтите! Пропавших дней святой порог. О мой нечаянный мучитель, И мой желанный полубог! О тот, кто свят моей любовью! Кто сердце мне прожег искрой, Стрелою, вымоченной в крови Той, кого назвала сестрой. Больше чем жизнь – все меньше силы. Все больше – боль – в моей судьбе. Простила ли? Тебе – простила. Но не смогла простить… себе.

Мари де Лин: Париж. Ноябрь. свечи гаснут, Распространяя блеклых жар. Проходит все. Но что ж - напрасно? Не верьте светлым миражам! Что ваше сердце? Мертво? Живо? Что вспоминать безумный год? Вы ваше сердце положили На жертвенник своих забот. По комнате вы мерным шагом Идете в иноверный круг. Плащ на столе. Картина. Шпага. Что в мыслях, милый честный друг? И белый свиток на столе, Черчен невидимой рукою. Не отвечайте шумной мгле, и вновь забудьте - где я, кто я... Скажите - вам ли это надо, Чуть обретя -терять покой? Три слова - милый падший ангел, печать невидимой рукой. Твоих печатей новых тема, твой непонятный талисман. Три слова - твой любимый демон Я подпишу внизу письма...

Мари де Лин: Минут века - уже минули, Года и дни-еще пройдут. Переродились. Разминулись. Их двое! - пусть они найдут И, не теряя, держат крепче, Не отвлекая эту тьму. За ту надежду первой встречи, И я тогда скажу ему:

Мари де Лин: Читай невидимый роман И помни о чужих заслугах. Твои невидимые слуги - недоумений океан. Не рви связующую нить Между людьми, между веками. не смей ни в чем себя винить! Жги затухающее пламя. Исповедимы ли пути, Которыми находишь сердце? Ищи ее, чтобы согреться, Иди за ней, чтобы найти. Не забывай красивых строк, Что привели в твои ладони Твою звезду, свеченье, рок, В глазах которой ты утонешь. И знай - тебе бежать за ней Предназначалось изначально. О память сердца! Ты сильней Рассудка памяти печальной...

Мари де Лин: Собственно говоря, следующее творение как бы посвящено Мордаунту. Так что... Нет, не смиряйся с тем, что отнимает У нас судьба - за миг твоих острот. Я пред тобой завесу поднимаю В историй гвалт, страстей водоворот. Безумный год счастливыми шагами Ворвался в дом - и, о чужих скорбя, Мне рассказал - о знамени - и знамя Открыло истину - свободного тебя. Так ли легка была твоя свобода, От красоты, от званий, алых роз. Да, началась - как все, - безумным годом, И кончилась - в вдовороте гроз. Он отнял все - забавы и свиданья Рассвет и страх - за ближнего тебе. Взамен отдав наследные страданья И темный круг безжалостных небес. Он так считал - а мы разуверяли, А мы клялись уладить этот грех. Он слушал - с недоверием и далью, Далек от совести, от смысла мыслей всех. Я обещала взять тебя под крылья, Кляня судьбу, что отняла тот строй. Мы рождены, чтоб сказку сделать былью - Верна тому, как думали с сестрой. Верна ветрам, а больше всех - муссонам, Что разрезали сердце на куски. Он был мне друг на берегу том сонном, Он знал секрет непршенной тоски. Мы звали всемя, верили как прежде, Что будет день - и все же ты придешь. Я приведу тебя - к осмысленной надежде Искоренив бесчестие и ложь. Но волны в шторм решили - им не верит Тот кто желал попать на новый свет. Я оступилась, не ступив на берег Где суждено тебе скитаться столько лет. А ты не знал. И называл врагами Тех кто тебя могли почти простить. Со мной потухло ветренное пламя И крылья больше некому нести. Но голос звал - прозрачный и дрожащий. Притих за морем. Смех? Что знаеть не ей... О если бы не рок, случайно все смешавший, Клянусь, я стала б матерью твоей. Что-то мне подсказывает, что я только туману напустила...

Мари де Лин: Анна. Не жди красивых слез от тех, кто ждал когда-то, Что ты опять живешь и веришь в чудеса. Шуршание песка, испанские закаты – Ее такой пока никто не написал… Пляс в золотых кудрях лучей хмельного солнца, Блистание шелков… и бег из зала в зал. И взгляд небесных глаз в витражное оконце- Ее такой пока никто не написал. «Не отмывай от рук чужие прегрешенья, Не виноват ни в чем кто правды не сказал» Падение, дорога, боль и униженья – Ее такой пока никто не написал. Лови! Ничья! Ничья! Мертва – и нелюбима! Снимая кожу с рук, стирая ноги в прах… Живи во мне своим безумием хранима, Одна, жива, невидима – любимая сестра! В рассветах безнадежия предпраздничные трели, Разлука за разлукою, дороги полоса… Стук тихий у окна, свист соловья у кельи – Ее такой пока никто не написал… А мы клялись не жить, едва разнявши пальцы… А мы бежали в ночь, едва словив рассвет… Не суждено одним от века возвращаться Туда, где нет тепла, и нас где больше нет… Не обвиняй ни в чем, о счастье не молили, Мы думали вдвоем уйти на небеса. Мелькание шипов… переплетенье лилий – Ее такой пока никто не написал.

Мари де Лин: Опять в тоске привидится кому-то, Что я в цепях, и потому - жива. Мой тихий сон, мой сон ежеминутный! Влюбленные - и глупые слова. Зачем не месть? Зачем же всепрощенье? Я отвечать не стану - не сейчас. А вы наверно жаждали б отмщенья От этих рук, что сохранили вас. О, я могла бы их поднять раз двадцать, На тех, кто отнял половину жал. Но не смогла моя рука подняться, И выронила вложенный кинжал. Судьбой он сложен мне - и я внимаю Ее шептанию от левого плеча. Отмщение! - Нт, я тебя не знаю, Я далека от козней палача. За то, что потеряла половину Свою вторую часть - и рук, и ног, И сердца - сердца! в тихой той долине, Где ты и глаз не отвести не смог. Но я прощаю. Вопрошают: Что же? За что? За боль? За грех? За клевету? Больше чем знаешь на нее похожа, И отпускаешь - кровную мечту. Я отвечаю - знаю, не права ли, Но рвусь - клянусь - не будет утомим, Тот, с кем все дни мои счастливей стали. Да, черт возьми! Любим! Любим! Любим! Не обжигайтесь о мои потери, не забывайте, с кем ведете речь. Отмщенье? Не теперь. Узнай - теперь я, та, что не сможет сердце уберечь. Да, пусть от тех, кто знал, что убивает Не часть меня - но большую свою Так было - знай - но больше не бывает И ради них - дышу, живу, пою... Да, безрассудно, бережно и смутно, Но не отринет сердце страстный зов. Мой тихий сон, мой сон ежеминутный, Палач, казнимый, мщенье и любовь. Вот уж где видно птицу по полету а атосоманку по лексиконату... да знаю я, что такого слова в русском языке нет...

Мари де Лин: Этот век… что ты делаешь в нем? Чем он жив? И на что уповает? Он назвал предрассветное днем, Фанатизмом – любовь называет. Для него нет потерь и преград, Романтичных и жарких признаний. Под балконом в ночи серенад, Приходящих душевных терзаний. Ты пройдешь сквозь любую хулу, Будешь всем – только воли не требуй. Королевой на этом балу, И хозяйкой безумного неба. Век кусает и давит в ночи, Засыпает – и вновь открывает. Скажет слово – и снова молчит, Добродетелью грех называя. Но среди нареканий и ран, Кем бы ни был ты в душах и лицах, Остаешься ты – самообман, Несмиримая девушка – рыцарь. Нет, не тот – век, неделя и год И тебя время мчит понемногу. Но живешь ты лишь ради него – Ради Образа и Полубога. Без надежды на помощь извне, Что однажды излечатся боли, Он прискачет на белом коне, Увлекая тебя за собою. Этот век… ты его не поймешь. Он не вздох и не кончится скоро. А ты сотни препятствий пройдешь, За единственный взгляд Мушкетера. Не рождает он новых оков, И обратно вернуться не хочет… Чем он лучше прошедших веков? Разве тем, что немного короче… Ты пройдешь сквозь любые века, Ты отринешь любые ненастья. Сотни бед на себя накликав За единую толику счастья. Осветив тропку в девственной мгле, Прорубив путь в терновнике мира, Ты отдашь все, что есть на земле За единое слово Кумира.

Мари де Лин: Ей приказано было забыть Даже кровь, что текла в ее жилах Клятву любвеобильной судьбы На алтарь нелюбви положила. Ей начертано было идти По широким протоптанным тропам, Но она затерялась в пути Среди гор, буреломов и топей. Не смотри в голубые глаза- Ты найдешь в них лишь сладость утраты. Что еще ты о ней не сказал? В чем пред вами она виновата? Со страниц вам смести не дано Имена, перемены, свиданья. Ведь твое оправданье – клеймо, А невинность – ее оправданье. На столе догорает свеча, Жизнь бежит беспросветною былью. Вспоминай же в предсмертный свой час Не тобой… перебитые… крылья…

Мари де Лин: Посвящается моему папе. Называется коротко и ясно: "О ТМ". Остановись на полпути От неизбежных отречений. Она не сможет не найти Тех, кто ей не придал значенья. Допей ее бокал до дна, Не отбирай чужие ласки. Одна за всех – живет она, Твоя невидимая сказка. И если есть еще слова, Которым путь до сердца ведом, Одна любовь, одна глава, Одна строка, одна легенда. И если ей еще герой, Кто к сердцу проложил дорожку, Он здесь – где размышлений рой, Все мысли – под одной обложкой. О ней имеют право знать, И думать так, как ей придется. В ней все – и лилий белизна, И золото хмельного солнца. Любовь слетала не одна С ее страничек грязно-белых. Пусть надоела вам она, Но НАМ она не надоела. Что я могу еще сказать? Она всегда откроет двери Для тех, кто верит в чудеса, Для тех, кто в благородство верит. Для тех, кто верит в миражи Ее стезя неоспорима. Она имеет право жить, Гореть, учить и быть любимой.

Мари де Лин: Разбиваюсь волною о камни- Затяни мне на шее петлю! Дай мне боль, хоть пощечину дай мне, Все равно я скажу, что люблю. Заклейми, закопай меня в землю, Отними все что есть чудеса - Я любую расплату приемлю, Но продолжу любить и писать! Обдери на асфальте коленки, Насылай безотчетную грусть, Расстреляй меня в темном застенке -= Но от Анны я не отрекусь! Насылай и страду и болезни, Опали беспощадным огнем - Все равно никогда не исчезнет В этом имени имя мое. Даже если я дух бестелесный, Но мечты не смогли вы убить. Я продолжу любимую песню, Я продолжу писать и любить! *голосом Портоса: это самоубийство...

Калантэ: Мари де Лин (голосом классной дамы) - не кокетничайте, Вы же понимаете, что никто Вас не убьет. Я бы порекомендовала снизить пафос, поскольку не дай Вам Бог оказаться под расстрелом или же в темном застенке. А кто-то из великих советовал писать лишь о том, что доводилось пережить. Кстати, советую также не вставлять в стихотворение слова, которые просто подошли по рифме и размеру. Поскольку, к примеру, "страда" - это "напряженный летний труд на жатве и сенокосе". Не путать со страданием. Уж извините, я сейчас по зимнему времени в берцах хожу, а не в тапочках... А дар стихосложения у автора, несомненно, есть.

Мари де Лин: Калантэ пишет: "страда" - это "напряженный летний труд на жатве и сенокосе я в курсе) это наш мааленький жаргон... Калантэ пишет: Уж извините, я сейчас по зимнему времени в берцах хожу, а не в тапочках... все понимаю, принимаю, не могу допустить, чтоб вы простудились... Калантэ пишет: снизить пафос уж какая есть. не обламывайте крылья, сама когда-нибудь дочирикаюсь. а пока можно, буду порхать... *в этом месте должен стоять смайлик с крылышками. извините, тормозит интернет* Калантэ пишет: А дар стихосложения у автора, несомненно, есть. Лучше не надо. Это выглядит как утешающая копеечка напоследок. Лучше сразу говорите то, что думаете, не подкладывая подушки.

stella: Единственное .что могу понять в Миледи-это ее нежелание остаться в монастыре. Во всем остальном-хищница,коварная .беспринципная и жестокая. А вы воспеваете какую-то Диану де Меридор ,месть которой можно понять и даже оправдать. Согласна-это кто угодно .но только не Анна . Так можно без проблем приклеить и Портосу и дАртаньяна кучу нелегальных детей .Нет ,под определенной шапкой -все возможно,не спорю -только от этого герои не станут узнаваемы. У вас Анна -положительная героиня Женского романа.

Калантэ: Никаких подушек, не имею обыкновения, я вообще по натуре кадавр... критик злобный и ни разу не гуманный... что думаю - то и говорю. Мари де Лин , я ведь имела в виду снизить пафос не в Вашей жизни - это дело сугубо личное - а в стихах. Поскольку мне кажется, что они от этого выиграют. Никто ведь не угрожает Вам расстрелом или застенком, вот представьте, что кто-нибудь из Ваших знакомых вдруг начинает декламировать (публично): я не откажусь от любимого Васеньки, хоть пытайте, хоть убивайте, я за него на смерть пойду, я за него... я ради него... и рвет тельняшку на груди. И как это будет воспринято? Что, заставляют отказаться, а иначе - сейчас запытают? Получается, что в стихотворении идет борьба с тем, чего не существует, с надуманным сопротивлением. Куда лучше воспринималось бы, если бы все то же самое - но, например, "несмотря на потоки умных слов, на гневные обличения, на непонимание и смех"... Понимаете? Мари де Лин пишет: я в курсе) это наш мааленький жаргон... - это не жаргон, а, увы, ошибка. Вроде стремительного домкрата.

Мари де Лин: stella, солнце, не переносите мусор с одного форума на другой. Не вы здесь пылесосите. Калантэ пишет: вот представьте, что кто-нибудь из Ваших знакомых вдруг начинает декламировать (публично): я не откажусь от любимого Васеньки, хоть пытайте, хоть убивайте, я за него на смерть пойду, я за него... я ради него... и рвет тельняшку на груди. И как это будет воспринято? Окружающими - примерно как сейчас, а вот я была бы в восторге! Калантэ пишет: я ведь имела в виду снизить пафос не в Вашей жизни - это дело сугубо личное - а в стихах. Нет. Пафос в стихах был всегда, поэзия - полет мыслей и предложений по определению. Хотя футуристам в свое время и удалось сильно это подпортить, я НИКОГДА не буду вплетать в стихи обыкновенную жизненную серость. Это вина времени, порывы души бывают просто смешны для окружающих - именно об этом говорится в стихотворении несколькими постами выше... увы... попробуйте читать их не в рабочей обстановке а скажем ночью или представить, как голос, читающий стихи, отдается эхом... Калантэ пишет: Куда лучше воспринималось бы, если бы все то же самое - но, например, "несмотря на потоки умных слов, на гневные обличения, на непонимание и смех"... Понимаете? увы... это был бы уже наезд... ну или хотя бы намек... Не забыла. Но плакать не смею. Холодна или слишком горда - Я как Анна проститься сумею, Даже если полжизни отдам. Не молить - и не ждать виноватых. Скрытой страстью от века пылать. Я, как Анна - закована в латы, Даже если в них нету тепла... Ветер гасит, срывает и треплет, Обжигая и вновь холодя. Я как Анна воскресну из пепла, Даже если забуду тебя. (Ой, забыла написать название. "Подражание/посвящение Ахматовой"). А ВЫ О ЧЕМ ПОДУМАЛИ?!

Джулия: Мари де Лин пишет: stella, солнце, не переносите мусор с одного форума на другой. Не вы здесь пылесосите. *довольно напряженным голосом* Сударыня, Вы обращаетесь к человеку, который Вам не знаком лично - раз, два - намного Вас старше по возрасту. Соблюдайте, пожалуйста, правила вежливости. Это не придирка - это требование, причем не только к Вам. Иначе "пылесосить" придется в другом месте. Мари де Лин пишет: я в курсе) это наш мааленький жаргон... Чей - "наш"? На этом форуме принято уважать словари Даля и Ожегова.

Калантэ: Мари де Лин пишет: поэзия - полет мыслей и предложений по определению - спасибо, а я-то не знала... Мари де Лин пишет: я НИКОГДА не буду вплетать в стихи обыкновенную жизненную серость. Это вина времени, порывы души бывают просто смешны для окружающих - простите, стоит отличать порывы души от экзальтированной истерики. Первое никогда не бывает смешным. Второе - как правило. Мари де Лин пишет: попробуйте читать их не в рабочей обстановке а скажем ночью или представить, как голос, читающий стихи, отдается эхом... - благодарю покорно. Видите ли, если стихотворение хорошее - оно не нуждается в дополнительном антураже. Если Вы выкладываете свои стихи ради того, чтобы услышать чужое мнение - то вот оно, мы его высказываем. До молчаливого восхищения, уж простите, они пока не дотянули. Мари де Лин пишет: Я как Анна проститься сумею, Даже если полжизни отдам. - с кем, а? В смысле, с кем проститься? Мари де Лин пишет: Я, как Анна - закована в латы, Даже если в них нету тепла... - латы с подогревом пока еще не придумали, если уж в них кто закован - тепла нет по определению. К чему тогда противопоставление? Мари де Лин пишет: Ветер гасит, срывает и треплет, Обжигая и вновь холодя. - что он гасит, что и откуда срывает и что треплет? Помимо рифмы и размера, стихотворение нуждается в смысле. Извините.

stella: Постарайтесь .если вы поэт .или считаете себя таковой ,увидеть в обыденности поэзию.. не велик фокус найти ее в вещах возвышенных. А вот возвысить обыденность -это дано не всякому.

Atenae: Памятуя о Ваших прежних прекрасных стихах, зашла сюда почитать. Вынуждена согласиться с Калантэ: слишком много пафоса. Но не в этом даже проблема. Проблема в том, что Вы сочиняете какую-то свою историю, намёки на которую содержатся в стихах. Но только намёки. Для поэзии всё слишком непрозрачно, избыточно, хоровод аллюзий и образов, которые ничего не будят у читателя за отсутствием у него информации. Либо Вы описываете чувства, которые понятны без знания Вашей истории. Тогда избыточные слова и строфы просто мешают. Либо Вы рассказываете саму историю, тогда форма, выбранная Вами для этого крайне неудачна, и история тонет в словах. У Солоухина, помнится, встречалась такая мысль: хорошие стихи нельзя пересказать, используя меньше слов, чем использовал автор. Проделайте этот эксперимент со своими стихами. Что Вы видите? Вывод: над текстами, в том числе и поэтическими, надо работать. Гигиена ни одному тексту не помешала. Если строфа неинформативна - в цирюльню за ненадобностью, как говорил Гамлет! Поэту мало данного свыше чувства ритма и умения слышать образы. Надо уметь так оформить мысль, чтобы она захватила читателей. А на критиков обижаться не надо. Как говорила дама, преподававшая нам на литературных курсах: "Выставив текст на всеобщее обозрение, вы теряете контроль над ним. Отныне он живёт своей жизнью, и понимают его читатели, как хотят. Так сделайте для текста всё прежде, чем обнародуете его. После этого он вам уже не принадлежит!"

Мари де Лин: Я молчу... Я починяю примус...

Раулина: Печатаю с любезного разрешения автора, Мари де Лин, (если реплику "делай с ними нафиг что хочешь" можно считать разрешением ). Железо добрей человеческих рук, И мыслями чище, и в помыслах мягче. Так пользу приносит заостренный плуг, Идущий за старой крестьянскою клячей. Но эти же руки из плуга потом (Казалось, оставить как есть было легче!) Сбивают, куют, выплавляют лишь то, Что только способно губить и калечить. Ни клейма, ни копья, ни меч, ни кинжал, Увы, не способны нести в себе счастье. И вот уж покинуты степь и межа, А где-то тела рвет железо на части. А где-то в дыму, в боли, крови, во мгле, В страданьях куются военные даты. И скромный крестьянин забыл о земле, С гордыней себя называя солдатом. А истина в том, что от бурь и боев По кровью залитому юному лугу Всегда возвращался ты в ложе свое - К смиренной лошадке и старому плугу...

stella: А истина в том, что от бурь и боев По кровью залитому юному лугу Всегда возвращался ты в ложе свое - К смиренной лошадке и старому плугу... Мари де Лин- да будет так всегда! спасибо за эти слова.

Мари де Лин: Раулина, я правда думала что вы о другом стихотворении... Ну раз пошла такая пьянка, почему бы нет? stella, спасибо. Рада. Учителя тоже растроганы были... хоть что-то в этой жизни есть хорошее. Довольно долго собиралась написать про мой брелочек-талисманчик, помогший мне на сегодняшней конференции. Ну... что состряпалось Опять забава душу тронет, Раз ты смогла ее найти. Четыре сердца на ладони – Четыре пройденных пути. В мир книжный распахнувши дверцы С тобой останутся всегда Четыре мушкетерских сердца, Четыре зова сквозь года. Не сбрасывал никто со счета Покуда их – и до конца Четыре имени в почете, Что носят чистые сердца. В них все, чего нам так хотелось Познать, отдавшись силе слов. Не страх в этих сердцах, а смелость, И в сердце девичьем – не зло…

Sfortuna: Джулия пишет: Мари де Лин пишет: цитата: я в курсе) это наш мааленький жаргон... Чей - "наш"? Вероятно, Ушакова и Ефремовой Словарь Ушакова "СТРАДА, страды-страды, мн. страды, ж. 1. Тяжелая летняя работа в период косьбы, жнитва и уборки хлеба. В полном разгаре страда деревенская. Некрасов . 2. перен. Тяжкий труд, борьба (книжн.)." Словарь Ефремовой "1) а) Напряженная летняя работа во время косьбы, жатвы и уборки хлеба. 2) а) перен. Тяжелый, напряженный труд. нар.-поэт. Страдание, мучение"

Калантэ: Sfortuna - это вот этот словарь Ефремовой, про который написано: С быстрым развитием всех технологий, сейчас когда информация стала доступной каждому появляются новые слова и словосочетания жаргон и много профессионализмов. Русский язык знать нужно каждому в чем и поможет вам наш сайт.У нас собрано большое количество слов и пояснений к ним.Ищите и найдите того что вы не знаете.??? Обратите внимание на написание слова "посетители"... А также замечательные слова "отклепывать", "Избочениваться", "залучиться" и многое другое? Оно конечно, новые правила грамматики многое позволяют... А может быть, лучше все-таки Даля, Ожегова и Ушакова, а?

Sfortuna: Калантэ пишет: Обратите внимание на написание слова "посетители"... Ну да, это ляп на странице одного из сайтов, где выложен словарь. Но в самом словаре он ведь от этого не появился Калантэ пишет: А также замечательные слова "отклепывать", "Избочениваться", "залучиться" и многое другое? Оно конечно, новые правила грамматики многое позволяют... А может быть, лучше все-таки Даля, Ожегова и Ушакова, а? Слова замечательные, только они далеко не опираются на новые правила. Их и у того же Ушакова найти можно, и даже в более ранних изданиях. Даль интересен, но в наши дни им надо пользоваться с осторожностью. Все-таки многое уже устарело. Ожегов точно не лучше. Он дает очень скудный материал, часто путается в терминологии, для большинства слов раскрывает только самые распространенные значения, как и в случае со "страдой". Мы при составлении справочников пользовались Ушаковым (c поправками) и Ефремовой. Ожегов годится для употребления "в быту", но за сложными случаями к нему обращаться не стоит.

Мари де Лин: *сдувая лечку со лба* пыффф... все, люди, вперед и с песней. В словаре Даля слова "страда" нет вообще. Может, у меня издание какое-то нерусское, но я там только "страдать" нашла. Ожегов: страда - напряженная летняя работа в период косьбы, уборки урожая Деревенская имя существительное или село, селение Боевая имя существительное или село, селение ( в переносном значении : о напряженных боевых действиях). Это так, для примера. Это цветочки. Значение 1. напряженная летняя работа во время косьбы, жатвы и уборки хлеба ◆ В полном разгаре страда деревенская… // Доля ты! — русская долюшка женская! Н. А. Некрасов, «Страда», 1863 г. 2. период такой работы ◆ Для этого значения не указан пример употребления. Вы можете оказать помощь проекту, добавив пример употребления из литературного произведения или повседневного общения. 3. перен. тяжелый, напряженный труд ◆ Для этого значения не указан пример употребления. Вы можете оказать помощь проекту, добавив пример употребления из литературного произведения или повседневного общения. 4. период такого труда ◆ Для этого значения не указан пример употребления. Вы можете оказать помощь проекту, добавив пример употребления из литературного произведения или повседневного общения. 5. нар.-поэт. страдание, мучение ◆ Для этого значения не указан пример употребления. Вы можете оказать помощь проекту, добавив пример употребления из литературного произведения или повседневного общения. Оказываю: Омар Хайям. Рубайи. Мы умираем раз и навсегда. Страшна не смерть, а смертная страда. Коль этот глины ком и капля крови. Исчезнут вдруг - не велика беда. Смело валим все на переводчика. НО! В абзаце выше такое употребление оправдано. Если дискуссия о словарях была вызвана только употреблением ЭТОГО слова, то надеюсь она закончена. Если желаете еще сравнить нормы употребления того или иного слова - заводите тему... Хотя, не скрою, что название этой может поддаваться растяжению под вкусы участников. Кое-кто действительно начал говорить о главных, дорогих, любимых... словарях.

stella: Ох, как тут не вспомнить "Смешных жеманниц" Мольера. Русский язык меняется, да так быстро, что скоро станет для меня почти иностранным. Я вне России всего 18 лет, но, право слово, когда слышу, как говорят молодые москвичи, чувствую, что мне нужен переводчик. Только в огромном количестве этих новых слов чувствуется какая-то приблатненность или наоборот, гламурная пошлость. Ну, в общем, в чем живем -то и имеем. У нас тоже эти словечки( я их не могу запомнить) тихо проникают в язык. Наверное, так языки и развиваются- за счет общения народов.

Калантэ: Мари де Лин пишет: Смело валим все на переводчика. - зачем же? Зная Хайяма, можно смело утверждать, что он имел в виду как раз основное значение слова. Страшна не смерть, а смертельная беспросветная работа (каковая в его время была уделом очень и очень многих). Кстати, если бы Вы вместо кокетливого "это наш маленький жаргон" сразу сослались на толковые словари, и дискуссии бы никакой, пожалуй, не было. Ну, воля автора, конечно. Но если снова употребите слово аж в пятом (и последнем) его толковании - сразу ссылайтесь на источник... а то мы тут серые все собрались, вдруг опять не поймем...

Джулия: Стоп. Попрошу прекратить дискуссию про словари. Вернулись к стихам, если Мари де Лин пожелает продолжать тему. Не слишком удачные строчки случаются и у великих мастеров. Стихосложение - великий труд, дается не каждому и не сразу.

Мари де Лин: Джулия пишет: если Мари де Лин пожелает продолжать тему Что ж, предпримем такую попытку... Коль скоро речь зашла о Хайяме. Одной моей подруге как-то в школе задали на урок написать рубайи. Она обратилась ко мне. Говорю об этом, поскольку вероятность, что учительница подруги заглянет сюда маловероятна. Получились вот такие вот красавцы, не знаю, сойдут или нет. Если видишь, что кто-то тоскою томим – Мимо не проходи, его словом одним Успокой. Коль ты будешь обижен судьбою, Будешь ты от напастей друзьями храним. Эта вечная тема – любовь и вино. Сердце пало пред ними уже не одно. Не рассчитывай быть от пороков свободным, От них вырваться ввек никому не дано.

Atenae: В первом хромает размер во второй строке. Вы можете лучше. Если дадите себе труд.

Nika: Lys пишет: "Я избавился от своих пороков и открыл в себе добродетели, которые раньше не имел" - попытаемся равняться на лучших :))) А!!! (смайлик, где головой об стенку бьются)

Nika: Калантэ пишет: Никто ведь не угрожает Вам расстрелом или застенком, вот представьте, что кто-нибудь из Ваших знакомых вдруг начинает декламировать (публично): я не откажусь от любимого Васеньки, хоть пытайте, хоть убивайте, я за него на смерть пойду, я за него... я ради него... и рвет тельняшку на груди. И как это будет воспринято? Ой, рискну не согласиться. Если я начну цитировать моего любимого, не остновлюсь долго. Сей автор, конечно, пока не он. Но ведь всем когда-то было 18 лет.

Мари де Лин: По-моему, я это где-то уже выкладывала... Но все равно притащу. Это для нашего школьного музея. Видимо, потребуется небольшая предыстория, если кому интересно. Поселок, в котором расположена моя школа, называется Костина Мельница. Название спокойно бытует в народе, однако есть люди, задумывающиеся время от времени, кто такой Костя, когда жил, откуда взялся... семь лет назад по инициативе учительницы литературы у нас в школе открылся энтографический музей, в котором я последние пять лет работаю... ну если это так можно назвать. В том числе приходится вести экскурсии, посвященные годовщинам Победы и творчески оформлять экспозиции. Ну вот плодом одного из таких "оформлений" и является данное стихотворение. Лети сквозь холодную пену времен, И в нашем музее желанным будь гостем. Средь множества скромных и звучных имен Запомните главное – мельника Костю. Загадка прошедших, туманных годов, Загадка бумаг и печатей старинных. Он нам о себе не оставил следов, а только простое и милое имя. Он был человеком, наш главный герой, Он был очень славным, живым человечком. Стояла усадьба под этой горой, Крутила колеса у мельницы речка. И ныне вращается то колесо, Отсчитывая беспощадное время. Для них это жизнь, а для нас это сон, Которым мы рады делиться со всеми. Застыла река, не вращается круг, Пригорок застроили неосторожно. Но в прошлом у нас есть достойнейший друг, И так хорошо нам дружить с этим прошлым. Но память земли не сотрешь как черту, Не просто уйти от историй, не просто. У нас остается из прошлого друг, И канущий в Лету, крепящийся остров.

Atenae: Мари де Лин пишет: Запомните главное – мельника Костю. Пардон, уместно ли тут слово "главное"? Слишком пафосно для человека, о котором неизвестно ничего, кроме имени.

Калантэ: Atenae , Lys - субъективность восприятия, на которую каждый человек имеет право. Хотя очень может статься, что мельник Костя запомнился как раз чем-нибудь совсем противоположным. Скажем, драл цены выше всех в округе. Но желание видеть во всем нечто возвышенное законом не запрещается... Это, так сказать, флуд. А по сути - ну в самом деле, пафос - это такая приправа к стихам, которую надо употреблять очень умеренно. Булка с изюмом хороша, но нельзя печь хлеб из одного изюма!

Atenae: Просто слово "главное" в данном контексте звучит не вполне уместно. Главным обычно называют то, что имеет не просто субъективную ценность, но стоит в иерархии ценностей очень и очень высоко. Поскольку о предполагаемом Косте даже в свете придуманной о нём истории едва ли можно так сказать, то слово применено не самое точное. Если бы тут было употреблено что-то поскромнее, ни стихотворение, ни история не вызывали бы возражений. Только выиграли бы.

Atenae: Я бы употребила "странное". Сразу контекст у истории появляется, не надо её предварительно пересказывать, она становится самодостаточной. Понятно, что есть некий казус топонимики, из которого автор выводит красивое философское обобщение. И без котурнов. Но это право автора, разумеется.

Мари де Лин: Atenae, чем словосочетание "мельник Костя" кажется вам таким странным? Ведь речь идет об имени, и говорится с той точки зрения, что из всех ИМЕН о которых говорится в музее оно является главным, потому что это имя дано микрорайону. Я не посвящала в подробности, но просьба, изложенная мне директором музея, звучала именно так: подчеркнуть, что Костя для нас - начало начал. Я не заставляю понимать меня и саму ситуацию. Я прошу не судить заочно о том, о чем вы не имеете понятия. Atenae пишет: Слишком пафосно для человека, о котором неизвестно ничего, кроме имени. И здесь вы жестоко ошибаетесь. Музей работает уже пять лет, и не баклуши бьет все это время. Мельника звали Михайлов Константин Захарович, родом он был из поселка Медведево, в котором в настоящий момент живу я, потому что на тот момент микрорайона как такового еще не было (речь идет о 1908 годе, нам удалось достать фотографию мельницы, которая датируется именно им), и поселения в округе автоматически приписывались к медведевской группе. Мельница была водяная, как это следует из стихотворения, а на пригорке, на котором ранее располагался лес (к сожалению, не могу предоставить фотографию, директор дорожит ей как своей репутацией) сейчас стоит моя школа.

Atenae: Мари де Лин , Вынуждена ещё раз констатировать: когда Вы отдаёте свой текст на суд читателей, вы обязаны либо в нём самом сказать всё, что намеревались, либо воздержаться от комментариев вообще. Это правило для писателя. Если Ваш текст не может существовать без сопутствующего комментария, значит он не вполне профессионален. Вне зависимости от того, кто Вам его заказал. В предложенном мной варианте комментарий не нужен, достаточно только названия Костина Мельница и словечка "странный", говорящего о том, что такие названия не каждый день встречаются. И наводящего на соответствующие размышления - по тексту. Вам это может не нравиться. Это едва ли имеет значение. Потому что, поверьте, не все читатели и не всегда будут в восторге от Ваших творений. Особенно если не научиться работать над ними, а воспринимать их совершенными а приори. От природы данного чувства ритма и неплохого словарного запаса мало, чтобы стать хорошим поэтом. У Вас есть задатки. Вы хотите навсегда остаться на том уровне, где находитесь сейчас? Или считаете, что уже всего достигли?

Atenae: Я говорю о комментарии по содержанию текста. На тех литкурсах, где меня саму учили, говорили именно так: Вы обязаны сделать так, чтобы текст был понятным без Вашего участия. Всё. Дальше не комментирую.

Мари де Лин: Нда, права была Раулина - то кони скачут, то избы горят... иди теперь и останавливай Вообще готовила на какой-нибудь другой период, скажем, период выпускных, но поняла, что может не хватить духу напечатать сие в такую ностальгическую пору. Так что лучше сразу, чтобы потом за нервы не тянуть... Царица дней, наперстница наук, Сподвижница, наставница - прикован К вам каждый, кто из ваших принял рук Познанье - дорогая наша школа. Куда б тебя судьба не занесла Своим перстом, нечаянной потехой, Есть твой исток - учитель, что послал Тебя вперед - за счастьем и успехом. Есть стены, из которых каждый раз В большую жизнь, поднявши гордо лица Выходят те, кто приняли от вас Завет к путям и знаниям стремиться. Из школы, из истока всех путей Выходят смело, распахнувши дверцы. Идите же! Вы - смелые, вы - те, Кто школу сохранит - в уме и сердце...

stella: Счастливый вы человек, что можете вспоминать так школу и учителей.

Мари де Лин: Что-то на меня весна подействовала. Давайте я выложу стишки, которые во втором классе написала. Щас только краснеть перестану... щас... подождите... гм... ну, будем публиковать как есть. Загадка. Легк как пух, и бел как мел. С ним весь мир повеселел. Быстро сыплется с небес, И зовется с буквы «эС». 8 марта. Двери наши всем открыты, Заходите в гости к нам! Поздравляем с 8-м марта, Поздравляем наших мам! Цветок. Чудо – цветок, Он растет на поляне. Я подарю его Папе и маме. *ушла краснеть*

stella: Во втором классе за такое не краснеют. Мне понравилось! Честное слово! Больше, чем многое из того, что было потом.

Камила де Буа-Тресси: К стихотворению о школе: на мой взгляд уж слишком пафосно! Это красиво, не спорю, но видимо не вяжется совсем с моим пониманием школы. Для меня школа - это что-то близкое, родное, понятное. Здесь же она какая-то уж очень великая и недоступная. Хотя спорить не буду, она и правда "исток всех путей". Мысль прекрасная, но на мой взгляд, уж больно вычурно написанная. К стишкам: Мари, возвращайтесь, это очень мило и понятно. Все мы были когда-то маленькими.

Мари де Лин: stella пишет: Честное слово! Больше, чем многое из того, что было потом. Перечитала и зависла. Как тонка иногда бывает грань между комплиментом и подколом! stella, спасибо Я просто перекапываю документы на компьютере, вот и находятся такие эксклюзивы

Мари де Лин: Камила де Буа-Тресси, школу каждый по-своему воспринимает. Если хотите, напишите сами о том, как вам родна и близка ваша. И не вычурно. У меня - так. Вообще спасибо, что вернули меня из состояния детского сада. Я-то уже в ностальгию от своих детский стишков улетела. На будущее: не брезгуйте хрестоматиями по литературе. Я с удовольствием принимаю замечания в адрес физического облика стиха, но не его эмоционального облика. Если еще кто-то посоветует мне снизить пафос, говорю сразу: Оставь надежду, всяк сюда входящий. В смысле, в мою тему.

stella: Хотите посмеяться?Помню три первые строчки из своего стихотворения в 4-ом классе. больше не сочиняла никогда, но в этом было 5 строф. Весна! Пришла капелью из-под крыши И звонким пением весенних ручейков И запахом набухших почек липы... Дальше-провал за давностию лет.

Мари де Лин: stella пишет: Весна! Пришла капелью из-под крыши stella, как красиво! Ох, поскорее бы уж пришла... И нечего тут смеяться. Здорово что детей тянет к прекрасному. Я вот свой стих о весне не знаю найду или нет...

stella: Ну, теперь я капель никогда не увижу. А вот весной пахнет даже и рядом с пустыней.

Мари де Лин: stella, я понимаю, что это сильно не то, но хотя бы так... Тем более стихотворение я нашла. Это класс 4-5-й по-моему... Льется с неба яркий свет, Ветер гонит волны, тучи… Пусть еще мы станем лучше, Нас ведь и прекрасней нет! Благодарю весь мир за счастье, За жизнь свою благодарю. И всем весну я подарю, Чтоб в мире не было ненастий. Благодарю весну за солнце – Природных ведь чудес не счесть. Ты нам нужна, какая есть, Пусть снова к нам тепло вернется. И шелковые небеса Подарят вновь на праздник этот. Пусть счастье пролетит по свету, Чтоб было, что нам рассказать. вообще ни о чем. поток сознания хотя по-моему это на 8 марта учителям читалось...

stella: Ну, такая радость жизни и детский пафос -это уместно! Знаете, такой жеребенок по лугу скачет , и в восторге от того что есть мир-и он часть его.

Мари де Лин: Ну попробую еще выложить... хотя это уже вообще феерия тоже класс 2-3-й... Береза… береза. Бела, как снежок. Так – просто береза, А летом – пушок. (у нас напротив окон дома береза растет) Ну и совсем уж лаконичное: Речка Иж, речка Иж, Почему же ты журчишь? да потому что речка... Такие вот пирожки с повидлом

Раулина: Ой, сколько я пропустила... Мари де Лин, детские стишки очаровательны просто. Насчет Кости... помните ту презентацию по музею, о которой мы говорили? Можете скинуть? Мне А насчет школы... да, слова очень и очень красивые, это может казаться непривычным, но... я сама, если бы могла писать, написала бы о своей то же самое. Разве что-то из сказанного - неправда? Правда, но преподнесенная в свете, который выгоден автору.

Мари де Лин: Гм... думала долго, выкладывать или нет. Но за неимением вариантов... 12-16 октября 2010 года. Хотели подарить мечту, А подарили лишь свободу. Теперь я обитаю тут – После потерь, после ухода. О, зря разбрасывала свет, Там никому он не был нужен. Его со мною больше нет… Так получилось только хуже. За беды, за мечту, за мысли, Как пред щенком захлопнув дверь… Нет, я не вижу в этом смысла – Справляться, как живу теперь… Все тихо. Все тепло. И больно… И снова навевает грусть. Но в свой уютный тихий домик Я виртуальный не вернусь. Ведь большего светить не может, Бессильный гнев… напрасный труд… Ну а пейзаж висит все тот же На стенке белой – парк да пруд… Рисованный рукой несмелой, Залитый океаном слез… Немой пейзаж на стенке белой – Вот мой ответ на ваш вопрос. По дому я хожу одна, И ощущаю ветер кожей. Все тот же стол. Бокал вина, И даже вкус его все тот же… Все те же листья за окном, Все тот же гул – и тих и нежен. Все тот же сад, все тот же дом, И лилии в руке все те же… Но ранит руку стебель их, Сплетен из слов – теперь не нужен… Все тот же голос, тот же стих, Все тот же лик в октябрьских лужах… Другая жизнь. Другой мираж. Но то же повторяю имя. Все тот же свет, все та же блажь – Там, в мыслях, вырезанных ими… Нет, я же не боюсь потерь, Глаза от света закрываю… Израненный и дикий зверь Так в клетке тесной завывает. Дом клеткой стал. Он зол и скуп Он давит, пишет, рвет и мечет. Пройдется болью по виску, Накинет саван мне на плечи… Пригрезив сказку наяву, В слезах кровавых торжествуя, Да, вот как я теперь живу. Я не живу. Я существую.

Мари де Лин: Вот это вот... творение было заключительным словом к моему реферату по литературе на тему "Предсказания писателями будущего". Писала наспех, перед конференцией, под партой. Может хромать. Но так ведь случается, так же бывает - Бумага, чернила, перо и свеча... Писатель лишь пишет - писатель не знает, Что где-то вдали, у начала начал Слова оживают, тушуются нормы; Пройдет ли сто лет иль единый лишь миг, Но явится слово одно - мыслеформа*, И вдруг воплотятся картины из книг. Теорий - их сотни, а книг - миллионы, Но всем на дано воплотиться в веках. Но стоит писать - и в руке полусонной Не дрогнет перо - коль не дрогнет рука. На все же вопросы, правдиво и тонко, Увы, не отвечу, увы, не сейчас. Я часть тех вопросов оставлю потомкам, Чтоб дольше дружили перо и свеча... *Мыслеформа - согласно одному из предположений (причин исполнения написанного в каком-либо произведении,), которые я выдвинула в заключении реферата, при воплощении написанного в книгах может иметь место быть мыслеформа, т.е. материализация мысли или образа, посредством сильного эмоционального вложения в этот образ. ("Если во что-то сильно веришь, оно обязательно сбудется". Тот же принцип).

Мари де Лин: Если кто-то думал, что на данном этапе меня можно вылечить, то он сильно промахнулся. Вот ведь в чем дело... мне стали малы мои старые тапочки, поэтому когда будете кидаться, кидайте так, чтобы я ловила. Зеленого цвета, чтобы к пижаме подходили. 37-й размер. - Она – преступница! Невинная в миру, На Страшный Суд пришла без приглашенья. Стоим вдвоем. - Не оправдать… сестру… - Скорее нет… послужишь утешеньем… - Клеймо! Позор!!! Я тронула плечо. - Зачем ты здесь? Не нам искать виновных… - Уж лучше так, не зная, что почем… - Нет. Здесь же не решают полюбовно… Вот на весы кладут грехи ее. И чаша вниз ползет. Остановилась. Бросаюсь на другую… - Стой! Пусть пьет До дна лишь то, что жизнью заслужила… Сверкнула взглядом. Отошел к стене. Другого оттолкнула в грудь рукою. - Тогда позвольте на весы и мне Все положить, взглянуть, чего я стою… - Чужая! - Нет. Сестра. И мы – одно. Так что ж молчите? И судите вместе… Монетка за монеткою на дно Судьба две жизни сводит к равновесью. - Нет. Не пойдет. И ты не без грехов. (Я разве возражаю? Я молчала!) Попомни гавань. Перевоз мехов… Да, тот кинжал… И выстрел у причала. И чаша вновь, наполнившись, блестит. - Зачем ты здесь? Одна… уже я таю… Не лги себе. И мне уже не льсти. - Но видишь ведь – я тоже не святая… Тогда к весам неловко подошла, На чашу горсть монеток положила. - Здесь все. Что я искала и нашла, И то, за что я голову сложила. Молчание. Постукиванье. Дрожь. Вот равновесие. Виват… а мы не верим. - Ужели ты и в ад со мной пойдешь? - Нет, нам туда теперь закрыты двери. В рай не возьмут теперь. Да и на кой? Наверняка увидим там знакомых… Я осеклась. И провела рукой По медальону. Свет родного дома… - Ведь любишь же. - Люблю. - Тогда зачем Идти на казнь, раз можешь отступиться? С ума сошла… ужели палачей Тебе милей, чем мушкетеров лица? Точнее, одного… - Нет, Энн, молчи. Сударыня, вы мне, прошу, поверьте. При жизни выбрала от стен его ключи, Тебя же выбираю после смерти. - Что ж, решено. Не нам писать законы. Вокруг пришел в движенье судей строй. - Раз смеешь ты так возражать канону, Разделишь участь ты свою с сестрой. - Смотри, Мари… вот кара наша мчится. А было время – только и всего… - Ах Энн, тебе учиться и учиться! Один за всех и все за одного! … - Да сбудется! – и в пламени костра Глас палача, на приговор похожий. - Она – преступница! - Она – мой сестра! … и жжет металл обветренную кожу…

Мари де Лин: Стихотворению 2-3 года (точно не помню). Написано для выставки школьного музея по военным документам. Солдату, не вернувшемуся с полей сражений. Он был живым. Он был живым. И молодым, и сильным. Он был любим и рад своей весне. Его призвали – послужить России, Его позвали сквозь дожди и снег. Повестка – да, такая есть бумага. Она теперь за ним, теперь с тобой. И раз приказ – то надо, значит надо, И за страну теперь на фронт, на бой. Он написал. Он не забыл деревню, Где он родился иди повзрослел. Он был живым – поэтому он верил, Что в скорый час вернется по весне. Летели письма и летели годы… Вдруг перестали – и лететь, и плыть. Он верен был стране – ее свободе. Он был живым – и дальше мог бы жить. Но болью луч надежд порвался тонкий. Есть тяжкий рок, есть судьбы на земле. Пришла еще бумага – похоронка, Надежды не оставила в семье. Он был живым. Быть может, есть надежда? Есть вероятность – может быть – в плену… Найди его – и будет все, как прежде, Он будет снова биться за страну. Бумаг о розыске теперь уже немного. Нашли, иль потеряли – до конца… На все судьба, у всех своя дорога, Он был живым, и будет жить в сердцах.

Мари де Лин: Весна, однако... пришло время выложить это сюда. Я жду тебя, гордец из ниоткуда, И тем жива, что не тиха гроза. Тем счастлива, что в ожиданье чуда Жизнь проживаю - в смехе и слезах. Я счастлива, идя, считать ступени, Сдувать пылинки с постаревших книг. Ловить в веках один счастливый миг, Одно с небес упавшее мгновенье. Я счастлива читать на изразцах Слова красивых языков, забытых. И рисовать... границы образца На стеклах маркером или мелком на плитах. Я рада жить, в листах календарей Ища благообразные приметы. И принимать за чистую монету Дожди в июле, вьюги в январе. Я - человек, приняв себе на вид Живущий в нереальном лишь отчасти. Что не любви земной вкусивши счастлив, Но счастлив ожиданием любви.

stella: Но счастлив ожиданием любви. Это правильно!

Калантэ: Мари де Лин пишет: И принимать за чистую монету Дожди в июле, вьюги в январе. - за чистую монету обычно принимают подделку. Дождь летом и вьюга зимой - обман? Подделка? Интересная логика. Мари де Лин пишет: Я - человек, приняв себе на вид Живущий в нереальном лишь отчасти. - и что человек принял себе на вид? В общем, рифма к слову "пакля" - рвакля? Грустно.

Мари де Лин: Калантэ пишет: Интересная логика. Женская. Калантэ пишет: Грустно. Не грустите. В мире есть вещи похуже моих стихов - СПИД например.

stella: .Я нахожу в великой книге Господа столько прекрасных и великих вещей,достойных внимания,чтобы интересоваться незначительными фразами... Это собственные слова господина де Ла Фер. Может, последуете его примеру и перестанете обмениваться "комплиментами"?

Джулия: Хочу призвать к тому же. Если идет разбор стихотворения, то и говорите про стихотворение. Без перехода на личности.

Мари де Лин: Посвящение книгам. Собственно , это песня. Написана была год назад, на конкурс "Самая читающая семья", для визитки. Я слышу звон. И тихий-тихий шорох. И в темном доме не кончается закат. Сейчас не здесь – в других мирах, в которых К себе зовут, опять к себе манят. Я не живу, когда их нет со мною, Когда не рядом мой невидимый кумир. Я лишь хочу пожить своей судьбою, Открывши мир – их новый, светлый мир… В твоих знакомых, любимых лицах Твой наилучший в жизни путь. В святых историй свои страницы Вернись и ввек не позабудь. Найди в страницах своих героев, Отдавши дань их временам. Запомни слово гордись собою, Запомнив эти имена… Я в них живу, от них не убегая, Я с ними вновь лечу на этот свет. Их лучше нет. Не я одна их знаю. И повторю: их в мире лучше нет. Наступит день. Виденья убегают. Мой мир закроет двери на засов. Прощай, мой мир. Я вас не забываю. Я к вам вернусь чрез несколько часов… Забыться в мире чужих фантазий Других имен и новых снов. Перед глазами соткется сразу Герой, что жить всегда готов. Кто нас покинул не слишком рано, Кто наши сны приворожил. В других мирах и новых странах Найди чужие миражи. Пусть тени тысяч чужих историй Родными ставшие для нас. Найдут в нас отблеск чужого горя, Своих неискренностей час. Не забывай их ни на минуту, Ни на короткий самый миг. Пусть вечной славой летит к кому-то Священный шепот старых книг. (У некоторый девочек с моего форума есть аудиозапись)

Калантэ: Мари де Лин пишет: В святых историй свои страницы Вернись и ввек не позабудь. - как-то не очень по-русски написано. Поскольку нельзя вернуться "в страницы", можно только "на страницы", складывается впечатление, что вернуться предлагается "в святых историй". Но тогда должно быть "в святые истории". Падежи перепутаны. И вдобавок "ввек не позабудь" - а что не позабыть, не сказано...

Мари де Лин: Есть такой прием. Инверсия.

Калантэ: И что за прием, если не секрет? Инверсия - перестановка, понятно, но неплохо было бы при этом соблюдать еще и правила грамматики... Потому что все равно должно быть "на святых историй свои страницы", иначе смысл полностью смазывается.

Мари де Лин: Это по поводу вот этого: Мари де Лин пишет: святых историй свои страницы Калантэ пишет: не очень по-русски написано Переставление слов в предложении местами. Прием их художественных средст вроде тропов. Калантэ пишет: Поскольку нельзя вернуться "в страницы", В образы. Погрузиться в сюжет.

Калантэ: Вернуться "в образы"? В данном контексте, пардон, можно вернуться только "к образам". Опять грамматика. Это актер может "вернуться в образ" персонажа. Читатель может вернуться только "к милому образу".

Мари де Лин: Калантэ пишет: Опять грамматика. Ну что ты будешь делать Укроешься - жарко, откроешиься - холодно. Ногу высунул - идеально. Пока не вспомнил, что под кроватью чудовище...

Камила де Буа-Тресси: Мари де Лин пишет: В святых историй свои страницы Вернись и ввек не позабудь. С Калантэ безусловно согласна... но не поняла скорее к чему здесь слово "свои"... вот у него точно падеж не тот... "В святые истории своих страниц"? или "На страницы святых своих историй"? или на худой конец "В страницы своих святых историй"? Инверсия конечно прекрасный прием... но когда все так запутано.... переборщили с инверсией, имхо имхастое. А вообще красиво очень.

Раулина: Тогда я рыжая? я все поняла Возможно, потому, что слышала аудиозапись... вам бы только фонограмму хорошую. И все. Мари де Лин, заметьте, что самый хороший критик всегда получается из самого плохого танцора. И не разводите палату №6 в аське. Святых историй... свои страницы... по-моему, все понятно.

Мари де Лин: Раулина, А, да, я же ее вам кидала... Камила де Буа-Тресси, да не заморачивайтесь уже... кстати, помнится, в стародавние времена вам эта песенка понравилась, на падежи вы внимания не обратили...

Шарлотта: Мари де Лин, у меня нет слов. Браво!

Камила де Буа-Тресси: Мари де Лин пишет: в стародавние времена вам эта песенка понравилась, на падежи вы внимания не обратили.. Да? не знаю, сейчас вот в глаза сразу бросилось... а тогда может и не заметила. Все зависит от ситуации.

Калантэ: Камила де Буа-Тресси - все действительно зависит от ситуации. Есть люди, которые лучше на слух текст ловят, есть - наоборот, надо глазами читать. А если слушать песню, то без опыта вообще замечаются только совсем уж режущие ухо обороты. Так что ничего удивительного.

Камила де Буа-Тресси: Калантэ пишет: А если слушать песню, то без опыта вообще замечаются только совсем уж режущие ухо обороты. Так что ничего удивительного. ППКС!

Мари де Лин: Депрессия. Уходила, терялась, летела заря В поздних снах уходящего лета. Легкий штрих – и безумие календаря И безумие черного цвета. Шелестит надоевшая за день тетрадь В темноте опустевшего зала. Я устала любить, я устала терять, Пусть теряя я вновь обретала. Забывался прочитанный за ночь роман, Его скоро другие закроют. Закрывались глаза, накатился дурман, Умирали ожившие роли. Умирала, поняв, что старалась зазря Вновь открытая мною планета. Легкий штрих – и безумие календаря, И безумие черного цвета. (это не по настроению. Это просто из архива. У меня все замечательно)

Шарлотта: Браво, Мари де Лин!

Мари де Лин: Я... сама не до конца понимаю, как это вылезло, потому что, опять же, немного не моя манера... и есть сбои ритма. И идея первоначально была другая, но что получилось... хотя - мило. По крайней мере, если бы это было чужое стихотворение, я бы его себе перепечатала. Ты смотришься в лужу – и тут же отступишь, смеясь. Ну, тоже, красотка! Нос крупный и в крапинку кожа… Деревня не дремлет, кричит на болоте свиязь, Сегодняшний день на вчера как две капли похожий. Коленку разбила. Засыпала юбку песком. Украденный бабушкин перстень смеется огранкой… Ты лето зовешь неокрепшим своим голосоком, И вторит деревня кудрявой своей хулиганке. Печенье сухое – присядь и достань, откуси, Вглядись в посеревшие бревна, линялые шторы. А платье сестрицы на худеньком тельце висит, Из хвостика выбились прядки – мешают обзору. Последняя улица… дом… и заросший порог. Остатки стекла. Провела по воротам руками. Вернулась назад. С перекрестка песочных дорог Рука поднимает неровный, увесистый камень. Короткий разбег… и полет… оглушительный звон. Разбила окно! И рука ухватилась за раму. Ты спрыгнула внутрь. Сегодня тебе повезло – Нет собаки. Лишь пыль… обойдемся сегодня без драмы. А не как в прошлый раз – ты залезла, и тут же тебя Прочь погнали своим оглушительным лаем… Хотя пес не из тех, что кусает окрестных ребят, Да, собака тут, в общем, не очень-то злая… Просто нету хозяев у дома довольно давно. Пес остался. Зачем? Охранять. Только что? Вот загадка… Не сокровища же. Только пес возвращается вновь В этот двор, чтоб свои наводить здесь порядки… На стене – фотография. Свадьба. 17 – й год. Тоже выцвела. Пыль. Паутина. Невеста смеется. Как здесь холодно… но ведь тут столько всего! Разве что не проникает совсем сюда солнце… Ладно, пора уходить. Вновь в окно. Вылезай… Но осколок в ладонь – и ты падаешь прямо в крапиву… По щеке одинокою точкой сползает слеза… Ну-ка цыц! В твоем возрасте плакать уже некрасиво! Бежит… спотыкается… тоже мне, сторож! От тож… Сейчас будет лаять, иль хуже того – покусает. Застукал дуреху… хорош, несомненно, хорош! И ты хороша! В дом чужой! С камнем! Влезла! Босая! А поступь все ближе… и в ужасе жмуришь глаза. А пес подошел… заскулил… тронул плечико носом.. И руку в крови… и, не думая, начал лизать, Быстрей зажила чтоб… и смотрит на девочку косо. И вдруг – поняла. Милый песик! Мой славный дружок! Давай я тебя уведу поскорее отсюда! Здесь крысы – а дома я дам пирожок, Ну, хочешь, отныне твоею хозяйкой я буду? По улице старой, под занавес летнего дня- Картина, какую любой написал бы художник! - Шли двое – пес старый, счастливую морду подняв, И девочка, крепко сжимая в руке подорожник…

stella: А пусть не ваша манера! А пусть рифма не пляшет! А мне нравится больше. чем невнятные терзания души. Просто и человечно. И - зримо!

Мари де Лин: Меня саму так эта картина зацепила - девочка с собакой... я даже со своим Графкой обниматься побежала... нет, представляете? Ребенок выпал из окна. Рука поранена, коленка к чертям разбита, косички растрепанные, (лет 7), и тут здоровый пес подбегает и начинает вылизывать руку... а потом они вместе так идут... идут... а все оглядываются - старый пес нашел хозяйку. Так... вообще... ну не знаю! Жаль, что я не могу его полюбить, как чужое, это стихотворение! Потому что с чужим было бы легче. Девочка и собака... так... здорово вообще... сама не могу Андрею Белянину надо сказать спасибо. Это после его стихов я последнее время начинаю срываться в свои. Спасибо ему большое!

Раулина: Мари де Лин пишет: По улице старой, под занавес летнего дня- Картина, какую любой написал бы художник! - Шли двое – пес старый, счастливую морду подняв, И девочка, крепко сжимая в руке подорожник… О, черт, я бы нарисовала, если бы умела достойно рисовать...

Шарлотта: Мари де Лин, это великолепно!

Мари де Лин: О, черт. Тапочек хотса, тапочек. 37 размер, черно-белые, чтоб на пляж ходить. К купальнику чтобы подходили. Не китайские. Романы пишутся на небесах. Одна из миллионов дум, Терзающих в ночи бегущей. К тебе, безумная, иду, Хоть слезы – чаще, слезы – гуще. Одна из миллионов стрел, В которых жар и холод адский, А ты сгораешь на костре Доверчивой любви фанатской. Она рождалась в силе фраз, Под небом чистым, полуденным, У лампы, включенной не раз, В ночах, за книгой проведенных. Но ковы смело отрицай – Свободен он и независим. Не на столе у мудреца – На небесах роман написан. И оттого так поутру Сладка на сердце твоем рана. Ты благословлена на труд, Но проклята своим романом. Твоя история смешна, И путь твой недалек от драмы. Все начиналось так: весна, И голос у оконной рамы… «Ну что ж, теперь решай сама, Пойти вперед иль отступиться…» «Я! – прочитаю тот роман! И я – запомню эти лица…» Исчерпана. Разорена. Теперь живешь, надежд не строя. Романом ты покорена, Покорена – его героем. Не в силах ждать. Года идут. И жизнь реальная – не манит. И только образ на виду, Описанный в твоем романе. Звон из души, из всех границ, Направлен твердою десницей. И гром – небесных колесниц. Одной – Ярило - колесницы. И мчится, мчится колесо, По небесам над головами. Слов в дневнике – до пятисот, Ведь чувств не выразить словами. Не просят пусть… не говорят… Безумие… что правит нами. Всю жизнь стоять у алтаря В тобою возведенном храме. Быть жрицею… и ждать всего, Быть не богиней и не музой. Священный положить огонь На жертвенник своих иллюзий. Вот образ твой! И твой исток… Влюбленная – опять в раздумьях О том, что лет и через сто Но будет жить твое безумье. Свеча гори! Та, что в ночи Светила мне, когда был начат Мой путь – от крохотной свечи К пожару грез, содому плача… И день за днем, из года в год Не первая и не вторая Что припадет к ногам его Идешь к нему… и умираешь. И руки ранишь о гранит, Чужими взглядами истертый, Когда касаешься ланит Давно потухших, вечно мертвых. Подружки замужем давно, И год от года звон капели Тебя тревожит. Но окно Надежно заперто у кельи Твоей извечной. Добровольной Затворницей теперь живешь. И ждешь… и унимаешь дрожь В груди – что не было так больно. У дома – сад, в окошке – свет, А на столе – роман и роза. Там – ветер шелестит в листве, А в доме – плач, а в доме – слезы.

Мари де Лин: продолжение *** Прошли года – и час пробил Твой Судный день. Тиха аллея. А там, средь стареньких могил, Сегодня и твоя белеет. Ведь ей не розы принесли, Не астры, даже не гвоздики – А лилии. Твой белый стих Белеет рядом с мертвым ликом. Всегда одна. Везде одна. Горда, надменна и спесива, Испившая всю жизнь до дна Лишь в ожиданье дней красивых… Ушла навеки в зеркала Дорогой, что длинней не будет. А тот, кого она ждала, Ее там встретит… И рассудит. Одна из тысяч. И сюжет не нов. Одна из миллионов грез похожих. Но нам ее забыть не суждено, Историю, проникшую под кожу. А в чем мораль? А кто мешал любить? А кто мешал идти навстречу людям? Но смеем как мы все ее судить, Коли не знаем, что же с нами будет?.. Любовь… и честь… безумье. Все – обман. Все то, что мы считаем мира частью. Казалось – наспех писанный роман, Приведший к счастью… или же несчастью. Не на руке – по жизни полоса. Эпоха готики, барокко, романтизма… Романы… пишутся на небесах. А после – исполняются при жизни.

Калантэ: Один тапочек могу кинуть прямо сейчас! Второй где-то под диваном завалялся, завтра найду. Мари де Лин пишет: Но ковы смело отрицай – - а что такое "ковы"? Которые надо отрицать? И словосочетание "содом плача" как-то озадачивает... Это я не говорю уже о наборе из свечи, пораненных о гранит рук, лилий на могиле, а также окон кельи, слез и грез. Оно, конечно, вкусовщина... но набор не использовал только ленивый.

Мари де Лин: *в прыжке вратаря ловит тапок и удовлетворенно натягивает на ногу* ага, отлично. Давайте второй!! Там еще с колесницей шикарный залет.

Камила де Буа-Тресси: Про песика и девочку- замечательно! Мило, живо и безо всяких страданий, терзаний души... Очень хорошо!

Калантэ: (злорадно) - а вот походите пока в одном тапочке! :-) Мари де Лин , что позволено быку - не к лицу Юпитеру. Вы же можете писать неплохие стихи, зачем же выставлять такие букеты из "шикарных залетов"?

Мари де Лин: Ну вот, теперь прыгать на одной ноге... вечно у нас с вами не совпадают взгляды на обувь. Если принимать залеты за образы, как это обычно бывает, то получается картина, весьма близкая некоторым из участников форума. Да не бывает такого, чтобы все безупречно. Калантэ пишет: зачем же выставлять такие букеты из "шикарных залетов"? Лилии тоже не слишком приятно пахнут. Камила де Буа-Тресси, спасибо))) я вот думаю, раз такая пьянка, может, попытаться развить гражданскую деревенскую поэзию? Если я обычно пью вдохновение из Цветаевой, Белого и Белянина, то что стоит начитаться Есенина и попробовать? Надо пробовать.

Калантэ: Мари де Лин пишет: Да не бывает такого, чтобы все безупречно. - ну почему же, у Пушкина вот получалось...

Камила де Буа-Тресси: Калантэ, соглашусь, наверное стоит посоветовать (если конечно этот совет не будет выглядеть неуместно со стороны человека, совсем не пишущего ни под каким видом стихи) побольше шлифовать и прорабатывать стихи, тогда и впрямь получится без залетов и может даже близко к безупречности.

Мари де Лин: Ну... Пушкин - это Пушкин. Не слезая с излюбленной нашей латыни - Parva componere magnis - Сравнивать малое с великим. Пока же Quod scripsi, scripsi - Что написал, то написал.

Мари де Лин: 10.10.-07.11. Девятый месяц. Полночь. Монитор. Холодный свет над мышкой и пижамой. Уж лето. А обида до сих пор Осенних мыслей запускает жало. Короткий вздох о прошлых временах, Короткий путь из рукописей в пепел. Мгновенный шаг - и не мгновенный страх, Минутный крик - и многолетний трепет. Что вам в пустых словах о давних днях? О дневнике проигранного боя? О лучшей части - лучшей из меня, Сгоревшей в фиолетовых обоях... А все было безоблачным, и нам Казалось близким, теплым, вечно милым. Девятый месяц пишут времена... А память жжет... Не правда ли, Камила?

Калантэ: Ох, это даже не тапок и не наезд, но... у меня повторяющиеся слова про девятый месяц вызывают твердые ассоциации. И, боюсь, не у одной меня. МОжет быть, в целях невызывания ассоциаций чуть погрешить против истины и поставить "десятый месяц"?

Мари де Лин: Десятый месяц будет через месяц... Да пусть остается. Я предполагала ассоциации, та даже лучше, чем намек в лоб. Тем более что та ассоциация тоже неплоха))) сегодня еще и приблизительная днюшка незабвенного виконта

Калантэ: Гм... тогда непонятно, на что намек. Честно. Чего-то не хватает. Пока получается абстрактный образ... с большим таким животиком... А за компьютером на таком сроке сидеть вредно, особенно ночами! :-)

Мари де Лин: На форуме есть человек, которому понятно. даже три человека. Это стихотворение им. Калантэ пишет: с большим таким животиком... А за компьютером на таком сроке сидеть вредно, особенно ночами! :-)

Мари де Лин: Дню формирования личностей Атоса и Миледи, моей любимой сестре - посвящается. Далек твой путь и день нестроен, А стан – прекрасен и высок. Я назвала тебя сестрою, За сотни пуль и один висок. За миллионы нареканий, За стол вдвоем, везде – вдвоем. В небытие теперь не канет Уже безумие твое. Пригвождена – за сотни слов В защиту тех, кто местью болен. Авантюризм – уже не зло, А сила мысли, сила воли… Живи сто лет и больше ста В чужих умах – не безымянна. У всех бунтарок на устах - Миледи Винтер… леди Анна.

Мари де Лин: Эх, думала, дотерплю - не дотерпела. Всем кто с графом засыпал и с графом просыпался. Что есть ваш блеск пред мертвой красотой? Что наш язык пред языком созвездий? Не стоит, люди, забывать о той, Умершей в мести, жаждавшей возмездья. Что ваша стать пред статью той лозы? И пыл – смешон, и взор – пугливо-ярок. И жест, и взгляд, и чистота слезы – В сравненье со свечой – пустой огарок. Что наша боль? Притворство и обман. И грош цена томленьям и уловкам. И меркнет всяк, как меркнешь ты сама, Пред ликом той прекраснейшей воровки. От всяких бурь и снов – недалека, Одна, та, что посмела быть любимой. Незаменима. В сердце и руках. В душе и памяти его – незаменима. Сменился год. И умерли надежды, Вино отчасти вытеснило лоск. Но идеал в душе остался прежним – Лазурность глаз и золото волос. И под руками вновь пылает плоть… Но побежден порыв – лишь сделал милость. Невинность всем страстям не побороть, Пусть это даже лживая невинность. Чего ж нам ждать? Надежд прощальный звон. Для тех, кто проклинал ее, как прежде, Любимая его – живое зло, За пепел, за обман его надеждам. О, не решай за тех, кто был влюблен! Что вам в вине ее? Его бессмертной славе? Решают сами пусть. И лишь вдвоем. Оставим, господа… прошу – оставим…

Мари де Лин: Семнадцатое. Полночь. Ночь безлунная. Ты выстрелы в подвале слышишь заново. Слова как пули ранят сердце юное: Романовы... Романовы... Романовы... Рука вас не одарит больше ласкою - Навек сомкнулись веки, с небом слитые. Слеза бежит - и кровь стекает царская По стенам, по лампадкам и по кителю... И дым застит глаза туда взглянувшего, И крик разрежет ночь и стихнет сразу... И блекнут в царской крови утонувшие Напрасно в платья вшитые алмазы. И шум разрежет ночь, и ты не спящая Во тьму взглянув увидишь как в учебнике Глаза Царя, на палачей смотрящие И ясный взгляд российского наследника. Дорога будет помнить ночь по случаю, Подвал забудет мольбы и стенания. И век спустя сердецные, кипучие, К могилам понесутся покаяния. Почти сто лет... а горе все не общее. И ты вдыхаешь запах свечек храмовых. В молитвах не живые, а усопшие. Романовы... Романовы... Романовы...

Мари де Лин: Софи, Дашута, Дашка, Юленька, Юльчонок, Анюта, Оленька, Ольга, Натали, Ленок, Полечка, Полина, Ариночка, Валерия, Настюшка, Ника, Динара, Ритуля, Наташа, Света, Катенька, Мариша, Мариночка, Нюша, Викусенька, Оксана, Злата, все-все дамочки мои - *amis, amis, AMIS! Я год от года повторяю, И этот круг - моя стезя. Ах... драгоценных не теряют - Таких, как вы, терять нельзя. Второе лето - наше лето. Второй забег - на все года. Вторая осень в интернете, И права нет ее отдать. Пишите, рук не разнимая, Скажите всем своим друзьям, Что драгоценных не теряют, Таких, как вы, терять нельзя. Бесценный год. Дурные вести. Шум городов, следы в грязи. Но, девочки, мы будем вместе - На сотни лет, на сотни зим. Когда дожди напоминают, Слезами по стеклу скользя... Но... драгоценных не теряют, Таких, так вы, терять нельзя... ...И, тайну людям поверяя, Ты волю не давай слезам. Нет... драгоценных не теряют... Таких, как вы, терять нельзя... (страсти по осени-2010-зиме 2011)

Камила де Буа-Тресси: Мари де Лин, эм.. не поняла посвящения, точнее к чему оно на данном форуме, никого практически не знаю из них. Ну не важно, это ваше дело. А написано хорошо. С душой.

Мари де Лин: Вот она снова я... я расписалась конечно последний месяц но не все могу показать, т.к. объяснять придется слишком много. Ну из самого невинного вот: Помочь вам делом не смогу я - Таких историй много в марте: Когда уходишь в жизнь другую, И просто за другую парту. Лицо, закрытое мантильей, Душа - иголка на магните. Поэтому - дарую крылья, Дарую - раз того хотите. Я сохраню... без бед и риска В непобедимых аксиомах- В уме, судьбе и переписке МОИХ ЛЮБИМЫХ СКОРПИОНОВ... просто потом мыслей, коридор, после пар, четвертый час дня перед репетицией: Писать пытаешься с азартом, Но редко попадаешь в такт... Тяжелый день - шестое марта. Не та строка... и жизнь не та. Такой этаж... с погодой тоже Везет немного, но зато Ответа дать на все не может - Волна не та, настрой не тот... Картины те же... руки тут же Надежды в полной пустоте... Но смысл фраз все уже, уже, Не те следы, слова не те... Примерив маску раз - не снимешь, Чист образ - совесть не чиста. Все то же тело, то же имя... Не та строка. И жизнь не та...

stella: Примерив маску раз - не снимешь, Чист образ - совесть не чиста. -Золотые слова!

Гиллуин: "А я имею несчастье находить эти стихи прелестными..." Может, они и плохие, и слова не те, и ритм хромает. Но для меня они прекрасны, потому что они обо мне :) О моей юности, моей любви, моих восторгах... Я бы тоже написала нечто подобное, но слов не найду. Поэтому спасибо автору, спасибо, читаю и хочется плакать...

Мари де Лин: Это моя переписка с подругой. Образ происходящего вокруг нас в настоящее время. Я бы сказала, студенческое хулиганство, о рифмах мы не всегда думали, главным было донести мысль. Аленыч, я очень тебя люблю) АЛЕНА: Вся ваша жизнь игра, А ваши лица маски. Наигранный оскал И вместо чувств лишь краски. И жизнь вам не мила А ваши грёзы-сцена Играете людьми, Жестоко,но не смело. Бежите от себя, Играя сотни ролей. Бросаете слова, Для мира,вашей боли. Рыдаете навзрыд, Захлёбываясь криком. Но не поможет вам, Тот,кто не дал погибнуть. Он сам хотел уйти, Боясь вам стать ненужным. Печальный Арлекин, Ведь недостоин дружбы. Не поняли увы, Что это жизнь!-не сцена. И диалог важней, Чем просто мизансцена. О да, он сам ушёл, Но вы и не держали. Не стоит забывать О стороне медали... МОЙ ОТВЕТ: Когда реальной жизни меркнут краски, Бежишь в себя - от споров дрязг и боли. Спасенье в смене образов и масках, В поочередности сценариев и ролей. Мы гасим нестихающее пламя, Мы платим за слова и слезы цену, Сценарий мы придумываем сами, Строим театр, украшаем сцену. И всякий Арлекин достоин дружбы, Но возникают споры, споры, споры... Над головами двух актеров кружат Легенды от двух разных режиссеров. ..."Жизнь не театр, и любовь - не пьеса", - Словам правдивым мало верят души, Не труден поиск общих интересов - Погасла рампа. Занавес опущен. АЛЕНА: Играй, играй на сотне сцен, Под равнодушным редким взором; Сияй - завистникам назло, Ты словно связан приговором. Своею тонкою рукой Подпишешь ты контракт с судьбою. Тебе скажу: давай же, пой! И ты споёшь мне о покое... Предпочитаю я реал. Бегу с подмостков твоей сцены; Ты вроде ищешь идеал - А я ищу друзей нетленных. Мы все бежим куда-то вдаль. Соединённы тусклой нитью. И только тут, под светом рамп, Мы знаем: вместе не погибнем… МОЙ ОТВЕТ: Спасенье - ложь, подчас я знаю, Что бег не принесет покоя, Но я спою тебе, родная, Пока есть правда, что нас двое. Под светом рампы или лунным (В ночной рубашке иль корсете) Играют струны, струны, струны, Для рук, для слуха и для света. В каких краях, на разных сценах, Под сотней глаз живых, влюбленных... Одна-со мной, одна-бесценна Реал. Этаж. Тетрадь. Алена.

Roni: Мари де Лин , спасибо, что напомнили. Были моменты, когда также переписывались в рифму на лекциях :)

Мари де Лин: Боюсь, то, с чем я на этот раз пришла, покажется еще туманнее, потому что раньше хотя бы тема была общая, а теперь у меня все что из-под пера выходит адресовано больше тому сериалу, что творился у нас в группе начиная с прошлого февраля. Но наиболее цензурное и из чистого любопытства... Надо думать, что нас бы судил посторонний, Бывший зрителем верным, и малому рад. За полгода меняются принцы на троне, Революцию петь королевству пора. Вроде схожего рода, но разного сорта, Провернули интригу на браво вдвоем. Много чести – быть названным принцем - консортом За попытку назваться хоть раз королем. Для стабильности прежней – меняется быстро, И оружие двор безнадежно сложил. Перевод совершает из принцев в министры, Чтоб потом было легче отправить в пажи. Не боялись уже королевского гнева На измену кондициям дали добро. Но и песня права* – пары нет королеве Там, где вовсе не нужно бороться за трон. *Киркоров, "Королева". М**** И*** Весна полна отчаянных мелодий, Из них на коже вырезает гимн. Я не хочу смотреть, как он уходит. Ни видеть спину, ни считать шаги. Душа еще зимою не дремала, Но поднят был с земли отказа щит. Этаж*, я знаю, повидал немало, В нем чутких фраз и вздохов не ищи. Слез коридорам здесь всегда хватало, И двери хлопали, надежды придавив. Интрига капала со стен водою талой, И эхо пело гимн большой любви. Ступени, истираясь под ногами, За годом год судили тех, кто смел. В чем можно обвинить бездушный камень, Обязанный очередной весне? *** Этаж дышал. Цветя и увядая, Словам и клятвам все-таки он внял. Я не могу смотреть, как он страдает, Особенно когда из-за меня. Сезон открыт. Рассвет партеры будит. И перед силой пасть бы впору ниц. Как жаль, что победителей не судят, В отличие от воров и убийц. История конечно же пестрела Очередями прочих милых шельм. Меня приговорили бы к расстрелу За танцы в туфлях на чужой душе. Когда-нибудь я возжелаю дани За балаган седого февраля. Дам пистолет в ладонь, что мне протянешь. Уйди на два шага. Люблю. Стреляй. *Этаж - культовое слово для студентов ИФ. 4 этаж 2го корпуса УдГУ локализация факультета, "Этаж" - и все понятно, это не просто понятие а как бы пароль общности и братского чувства, что ли...

Мари де Лин: Первая часть написана по просьбе подруги, вторая - ответ на первую, пришло как-то само собой, ну логично же. Как хорошо бы было - по приказу, Забыть, кто стал желаемым таким... Когда же ты уже уйдешь, зараза, Из каждой клеточки, заначки и строки? Когда уже чума эта покинет Как под наркозом - быстро и легко? Как здорово бы - не писалось имя, На каждой точке кожи и стихов. Когда уже похмелье испарится, Как из дому ограбленного тать... Как мило оказалось бы - по лицам Несбыточных надежд не прочитать... А надо было думать, верно, сразу, И прежде, чем ошибку совершить. Когда же ты уже уйдешь, зараза, Из творчества, и может - и души... Ответ: Ты ведь пишешь лишь под покровом ночи? Ты даешь антракт беспощадной грусти. Я уйду, когда ты сама захочешь, Испарюсь, когда ты меня отпустишь. Ты сама ведь бьешь беспощадным словом, Рассыпаешь сахар былых прелюдий. Я исчезну, когда будешь ты готова, Пропаду, лишь когда ты меня забудешь. Ты ведь знаешь, что не умрешь со скуки, Если я решу вдруг не возвращаться... Я исчезну, когда ты опустишь руки, Упорхну, когда разожмешь ты пальцы...

Анна медичи: В тему Рождества Христова... В ту ночь Иосиф ангела услышал: - Буди младенца, выводи осла. Близка беда, предсказанная свыше: царь Ирод в страхе и открыт для зла. А где правитель с небом не согласен, где он дрожит за свой кровавый трон, любой младенец иродам опасен, и потому-то должен быть казнен. На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. Слава Богу, слава Богу, слава Богу: Уцелеет Святое Дитя. Да, уходить нам, право же, не просто, но жизнь повсюду, и о том лишь речь, что от злодея, как и от прохвоста необходимо нам свой дар сберечь. Сложней дорога или же прямее - кто помнит предков, тем ведь все равно: под знойным солнцем или в подземелье хранить от скверны то, что нам дано. На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. Слава Богу, слава Богу, слава Богу - в душах взрослых все живо дитя! Знать не дано нам, как там карта ляжет. Но если враг ваш - дьявол во плоти, авось, слетит к вам ангел и подскажет, что гибель близко - и пора уйти. Трудна дорога. Темень, как и прежде. Как в Вифлееме, камни жалят зло. Но, как и там, ты верен той надежде, с какой, наверно, и во тьме светло... На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. Слава Богу, слава Богу, слава Богу: Уцелеет Святое Дитя.

Диана: На дорогу, на дорогу, на дорогу ты не сетуй, по камням идя. очень понравилось. Хороший девиз.



полная версия страницы