Форум » Не только по Дюма » О главных, дорогих, любимых... » Ответить

О главных, дорогих, любимых...

Мари де Лин: Дубль второй, часть первая... Правда, по Дюма и не только по нему, но уж больно много хочется сказать. Знакомое и не очень))) В общем, понимайте, как хотите, цените, как успеваете, и сильно не бейте психически неуравновешенного человека... [more]Мушкетеромания страшнее гриппа. Потому что грипп мы знаем, как лечить, а манию - нет. Если рыцарь печального образа окажется принцем на белом коне - значит, это судьба...[/more]

Ответов - 118, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Мари де Лин: Если кто-то думал, что на данном этапе меня можно вылечить, то он сильно промахнулся. Вот ведь в чем дело... мне стали малы мои старые тапочки, поэтому когда будете кидаться, кидайте так, чтобы я ловила. Зеленого цвета, чтобы к пижаме подходили. 37-й размер. - Она – преступница! Невинная в миру, На Страшный Суд пришла без приглашенья. Стоим вдвоем. - Не оправдать… сестру… - Скорее нет… послужишь утешеньем… - Клеймо! Позор!!! Я тронула плечо. - Зачем ты здесь? Не нам искать виновных… - Уж лучше так, не зная, что почем… - Нет. Здесь же не решают полюбовно… Вот на весы кладут грехи ее. И чаша вниз ползет. Остановилась. Бросаюсь на другую… - Стой! Пусть пьет До дна лишь то, что жизнью заслужила… Сверкнула взглядом. Отошел к стене. Другого оттолкнула в грудь рукою. - Тогда позвольте на весы и мне Все положить, взглянуть, чего я стою… - Чужая! - Нет. Сестра. И мы – одно. Так что ж молчите? И судите вместе… Монетка за монеткою на дно Судьба две жизни сводит к равновесью. - Нет. Не пойдет. И ты не без грехов. (Я разве возражаю? Я молчала!) Попомни гавань. Перевоз мехов… Да, тот кинжал… И выстрел у причала. И чаша вновь, наполнившись, блестит. - Зачем ты здесь? Одна… уже я таю… Не лги себе. И мне уже не льсти. - Но видишь ведь – я тоже не святая… Тогда к весам неловко подошла, На чашу горсть монеток положила. - Здесь все. Что я искала и нашла, И то, за что я голову сложила. Молчание. Постукиванье. Дрожь. Вот равновесие. Виват… а мы не верим. - Ужели ты и в ад со мной пойдешь? - Нет, нам туда теперь закрыты двери. В рай не возьмут теперь. Да и на кой? Наверняка увидим там знакомых… Я осеклась. И провела рукой По медальону. Свет родного дома… - Ведь любишь же. - Люблю. - Тогда зачем Идти на казнь, раз можешь отступиться? С ума сошла… ужели палачей Тебе милей, чем мушкетеров лица? Точнее, одного… - Нет, Энн, молчи. Сударыня, вы мне, прошу, поверьте. При жизни выбрала от стен его ключи, Тебя же выбираю после смерти. - Что ж, решено. Не нам писать законы. Вокруг пришел в движенье судей строй. - Раз смеешь ты так возражать канону, Разделишь участь ты свою с сестрой. - Смотри, Мари… вот кара наша мчится. А было время – только и всего… - Ах Энн, тебе учиться и учиться! Один за всех и все за одного! … - Да сбудется! – и в пламени костра Глас палача, на приговор похожий. - Она – преступница! - Она – мой сестра! … и жжет металл обветренную кожу…

Мари де Лин: Стихотворению 2-3 года (точно не помню). Написано для выставки школьного музея по военным документам. Солдату, не вернувшемуся с полей сражений. Он был живым. Он был живым. И молодым, и сильным. Он был любим и рад своей весне. Его призвали – послужить России, Его позвали сквозь дожди и снег. Повестка – да, такая есть бумага. Она теперь за ним, теперь с тобой. И раз приказ – то надо, значит надо, И за страну теперь на фронт, на бой. Он написал. Он не забыл деревню, Где он родился иди повзрослел. Он был живым – поэтому он верил, Что в скорый час вернется по весне. Летели письма и летели годы… Вдруг перестали – и лететь, и плыть. Он верен был стране – ее свободе. Он был живым – и дальше мог бы жить. Но болью луч надежд порвался тонкий. Есть тяжкий рок, есть судьбы на земле. Пришла еще бумага – похоронка, Надежды не оставила в семье. Он был живым. Быть может, есть надежда? Есть вероятность – может быть – в плену… Найди его – и будет все, как прежде, Он будет снова биться за страну. Бумаг о розыске теперь уже немного. Нашли, иль потеряли – до конца… На все судьба, у всех своя дорога, Он был живым, и будет жить в сердцах.

Мари де Лин: Весна, однако... пришло время выложить это сюда. Я жду тебя, гордец из ниоткуда, И тем жива, что не тиха гроза. Тем счастлива, что в ожиданье чуда Жизнь проживаю - в смехе и слезах. Я счастлива, идя, считать ступени, Сдувать пылинки с постаревших книг. Ловить в веках один счастливый миг, Одно с небес упавшее мгновенье. Я счастлива читать на изразцах Слова красивых языков, забытых. И рисовать... границы образца На стеклах маркером или мелком на плитах. Я рада жить, в листах календарей Ища благообразные приметы. И принимать за чистую монету Дожди в июле, вьюги в январе. Я - человек, приняв себе на вид Живущий в нереальном лишь отчасти. Что не любви земной вкусивши счастлив, Но счастлив ожиданием любви.

stella: Но счастлив ожиданием любви. Это правильно!

Калантэ: Мари де Лин пишет: И принимать за чистую монету Дожди в июле, вьюги в январе. - за чистую монету обычно принимают подделку. Дождь летом и вьюга зимой - обман? Подделка? Интересная логика. Мари де Лин пишет: Я - человек, приняв себе на вид Живущий в нереальном лишь отчасти. - и что человек принял себе на вид? В общем, рифма к слову "пакля" - рвакля? Грустно.

Мари де Лин: Калантэ пишет: Интересная логика. Женская. Калантэ пишет: Грустно. Не грустите. В мире есть вещи похуже моих стихов - СПИД например.

stella: .Я нахожу в великой книге Господа столько прекрасных и великих вещей,достойных внимания,чтобы интересоваться незначительными фразами... Это собственные слова господина де Ла Фер. Может, последуете его примеру и перестанете обмениваться "комплиментами"?

Джулия: Хочу призвать к тому же. Если идет разбор стихотворения, то и говорите про стихотворение. Без перехода на личности.

Мари де Лин: Посвящение книгам. Собственно , это песня. Написана была год назад, на конкурс "Самая читающая семья", для визитки. Я слышу звон. И тихий-тихий шорох. И в темном доме не кончается закат. Сейчас не здесь – в других мирах, в которых К себе зовут, опять к себе манят. Я не живу, когда их нет со мною, Когда не рядом мой невидимый кумир. Я лишь хочу пожить своей судьбою, Открывши мир – их новый, светлый мир… В твоих знакомых, любимых лицах Твой наилучший в жизни путь. В святых историй свои страницы Вернись и ввек не позабудь. Найди в страницах своих героев, Отдавши дань их временам. Запомни слово гордись собою, Запомнив эти имена… Я в них живу, от них не убегая, Я с ними вновь лечу на этот свет. Их лучше нет. Не я одна их знаю. И повторю: их в мире лучше нет. Наступит день. Виденья убегают. Мой мир закроет двери на засов. Прощай, мой мир. Я вас не забываю. Я к вам вернусь чрез несколько часов… Забыться в мире чужих фантазий Других имен и новых снов. Перед глазами соткется сразу Герой, что жить всегда готов. Кто нас покинул не слишком рано, Кто наши сны приворожил. В других мирах и новых странах Найди чужие миражи. Пусть тени тысяч чужих историй Родными ставшие для нас. Найдут в нас отблеск чужого горя, Своих неискренностей час. Не забывай их ни на минуту, Ни на короткий самый миг. Пусть вечной славой летит к кому-то Священный шепот старых книг. (У некоторый девочек с моего форума есть аудиозапись)

Калантэ: Мари де Лин пишет: В святых историй свои страницы Вернись и ввек не позабудь. - как-то не очень по-русски написано. Поскольку нельзя вернуться "в страницы", можно только "на страницы", складывается впечатление, что вернуться предлагается "в святых историй". Но тогда должно быть "в святые истории". Падежи перепутаны. И вдобавок "ввек не позабудь" - а что не позабыть, не сказано...

Мари де Лин: Есть такой прием. Инверсия.

Калантэ: И что за прием, если не секрет? Инверсия - перестановка, понятно, но неплохо было бы при этом соблюдать еще и правила грамматики... Потому что все равно должно быть "на святых историй свои страницы", иначе смысл полностью смазывается.

Мари де Лин: Это по поводу вот этого: Мари де Лин пишет: святых историй свои страницы Калантэ пишет: не очень по-русски написано Переставление слов в предложении местами. Прием их художественных средст вроде тропов. Калантэ пишет: Поскольку нельзя вернуться "в страницы", В образы. Погрузиться в сюжет.

Калантэ: Вернуться "в образы"? В данном контексте, пардон, можно вернуться только "к образам". Опять грамматика. Это актер может "вернуться в образ" персонажа. Читатель может вернуться только "к милому образу".

Мари де Лин: Калантэ пишет: Опять грамматика. Ну что ты будешь делать Укроешься - жарко, откроешиься - холодно. Ногу высунул - идеально. Пока не вспомнил, что под кроватью чудовище...

Камила де Буа-Тресси: Мари де Лин пишет: В святых историй свои страницы Вернись и ввек не позабудь. С Калантэ безусловно согласна... но не поняла скорее к чему здесь слово "свои"... вот у него точно падеж не тот... "В святые истории своих страниц"? или "На страницы святых своих историй"? или на худой конец "В страницы своих святых историй"? Инверсия конечно прекрасный прием... но когда все так запутано.... переборщили с инверсией, имхо имхастое. А вообще красиво очень.

Раулина: Тогда я рыжая? я все поняла Возможно, потому, что слышала аудиозапись... вам бы только фонограмму хорошую. И все. Мари де Лин, заметьте, что самый хороший критик всегда получается из самого плохого танцора. И не разводите палату №6 в аське. Святых историй... свои страницы... по-моему, все понятно.

Мари де Лин: Раулина, А, да, я же ее вам кидала... Камила де Буа-Тресси, да не заморачивайтесь уже... кстати, помнится, в стародавние времена вам эта песенка понравилась, на падежи вы внимания не обратили...

Шарлотта: Мари де Лин, у меня нет слов. Браво!

Камила де Буа-Тресси: Мари де Лин пишет: в стародавние времена вам эта песенка понравилась, на падежи вы внимания не обратили.. Да? не знаю, сейчас вот в глаза сразу бросилось... а тогда может и не заметила. Все зависит от ситуации.



полная версия страницы