Форум » Не только по Дюма » Сказочка к празднику » Ответить

Сказочка к празднику

Ленчик: Название: "Баллада о переселении душ" Nika, спасибо! :) "Хорошую религию придумали индусы: Что мы, отдав концы, не умираем насовсем" В.С. Высоцкий Автор: Как ни странно, Ленчик. Сама удивилась. Фандом: предположительно - Дюма. Размер: сколько получится... Статус: неокончено, в процессе. Жанр: Видимо, ООС / кроссовер / "попаданцы" В качестве эпиграфа: Почти двадцать лет назад мы со школьными подругами собрались встречать новый год. Было нам лет по четырнадцать. Первый раз без родителей, совсем, типа, взрослые и самостоятельные, ну, вы понимаете :) И вот минут за десять до боя курантов тогдашняя моя соседка по парте рассказала верную примету - от первого до последнего удара часов нужно успеть загадать желание, написать его на бумажке, сжечь ее, размешать пепел в шампанском и выпить. И тогда все точно-точно сбудется. Ну, разумеется, мы так и сделали. Кто-то успел, кто-то нет. Кто-то загадывал хорошего кавалера, кто-то - успешное поступление, кто-то - разрешение завести собаку, кто что. В прошлом году на встрече выпускников мы вспомнили тот новый год и знатно похихикали над загаданным, поделились, у кого что сбылось. Я тогда промолчала - меня бы все равно не поняли. Хотя я успела и написать, и сжечь, и выпить. Этот клочок тетрадного листа в клеточку я помню до сих пор. На нем простым карандашом было написано: "Хочу, чтобы Дюма был неправ"...

Ответов - 253, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Ленчик: Вступление малость растянулось, потерпите еще чуточку - На, котенок! С новым годом! Крупный гнедой «котенок» породы владимирский тяжеловоз доверчиво потянулся к рукам. Теплые бархатные губы осторожно собрали с ладони сахар. Удостоверившись, что угощение кончилось, конь начал искать добавку. Ленчик в задумчивости погладила лобастую голову. - Закажут нас с тобой завтра, братец… Чую, закажут. И никаким карантином мы не отмажемся. Все нормальные люди будут спать лицом в салате, а мы с тобой – катать на саночках особо выспавшихся… Черная несправедливость, правда, лошадь? Мерин согласно вздохнул, переступил с ноги на ногу и ткнулся носом в ладони. Ленка всегда любила тяжеловозов и немудрено, что Канзас числился ее негласным фаворитом. Он был не просто высоким, он был огромным. Под густым зимним мехом цвета молочного шоколада бугрились канаты мощных мышц, спина шириной с диван, крепкие мохнатые ноги и копыта размером с добрую суповую тарелку. Густая волнистая челка, черная, как вороново крыло, спускалась до самых ноздрей, почти скрывая белую проточину. В общем, Канзас был красавцем-мужчиной и достойным потомком богатырских коней. Он без видимых усилий возил сани, в которых сидело шесть крепких мужиков. - Надо было их не от сибирки прививать, а от бешенства. Ленчик дернулась от неожиданности, конюх подошел сзади абсолютно безшумно. - А что? – как ни в чем не бывало продолжил он, протягивая мерину огрызок яблока. – Начальство слова «бешенство» оченно бояться должно. Таджик сверкнул белозубой улыбкой. - Слова «сибирская язва» и «карантин» их уже не пугают. - Так болезни-то нет, - Федя пожал плечами, - только прививка. В соседнем деннике нервно фыркнула Секунда. Повышенное внимание к соседу начало ее раздражать. Кобыла явно напоминала, что вкусные вещи надлежит делить на всех, но начинать желательно с нее. - Да, моя девочка, моя серая, тебя все забыли и бросили, – шутливо запричитала девушка, протягивая сахар. Ленчик с конюхом прошли по всему проходу, угостив и погладив лошадей, когда из тренерской раздался металлический лязг. Во втором часу ночи посторонних в конюшне быть не могло. Не сговариваясь, они устремились на звук. - Это что за наглое животное сидит на праздничном столе? – протянула девушка, остановившись на пороге. Между тарелками и кружками, воровато озираясь, сидела пестрая кошка и отчаянно пыталась подцепить когтем картонную крышку от коробки с тортом. На полу валялись чайные ложки, сброшенные мелким хищником в пылу «охоты». - Брысь! – резко скомандовал Федя. – Быстро! Кошка последний раз царапнула картон и, одним прыжком перелетев через стол, упорхнула под шкаф. Спустя полчаса берейтор и конюх сидели на диване, по-турецки поджав ноги, пили горячий чай и за обе щеки доедали «птичье молоко» - новогодний дар директора санатория. К сожалению, щедрость начальства на этом заканчивалась – зарплату к празднику не дали. - У меня хоть муж деньги получил, - говорила Ленчик, - а ты-то как? - Нормально, - конюх широко улыбнулся, - я с прошлой зарплаты половину отложил и вчера ее домой своим перевел. Подарок будет. Снаружи послышался басистый лай. Девушка покосилась на окно: - Варьке не спится. Может, сюда ее возьмем? - Не гоже сторожевой собаке в комнате жить. Охранять перестанет. - Ну, пусть охраняет… Подарок семье – это круто. А есть-пить теперь на что будешь? Федя ответил с неистребимым оптимизмом: - Нууу… Пойду вот на болото, наемся жабонят… Ленчик засмеялась: - Пойди-пойди, меня позови посмотреть. - Позову, только там же ничего интересного – зима, болото замерзло, жабонята спят. - Я тебя знаю, ты их и из-подо льда достать сможешь. - И достану! Я же голодный буду, я туда поесть пойду, а не просто так! Они дружно расхохотались и чокнулись кружками: - За нас с вами! - И хрен с ними! Собака залаяла снова, потом зарычала низко и угрожающе. - Да кого ж она там вынюхала, в два часа ночи? – Федя подошел к окну, но никого не увидел. Только сыпал с черного ночного неба снегопад, и сосны беззвучно несли вечный караул, протягивая к забору лапы в белых шапках. Лай доносился из-за угла, от ворот. Конюх направился к двери: - Твои ставки: кабан, пьяный дачник или Варежкины глюки? - Дачник. Кабаны у нас давно кончились, а паранойи у Варьки вроде нет. Ленчик соскочила с дивана, на ходу накидывая овчинную жилетку. - Я тоже прогуляюсь, - она наскоро нахлобучила «кочевничью» шапку из лисьих хвостов. – В четыре глаза надежнее. Снаружи мела метель. Единственный фонарь над входом в конюшню словно стеснялся нарушать темноту новогодней ночи. Его свет едва доставал до забора, вдоль которого туда и обратно с лаем носилась похожая на медведя пятнистая кавказская овчарка. Временами она останавливалась у невысоких, чуть выше плеча взрослого человека, ворот, прижимаясь носом к щели у самой земли, шумно принюхивалась и рычала. - Кому не спится в ночь глухую? – вопросил Федя в темноту. Ответа не последовало. В свете фонаря, кружась, танцевали снежинки. Ветра не было, и мороз почти не ощущался. Варежка, гулко брехнув, подпрыгнула и толкнула ворота передними лапами. Снаружи резко дернулось что-то большое, прянув в сторону леса. Над створками показалась испуганно вскинутая конская голова. - Федя, да там лошадь! В слабом свете фонаря блеснул мундштук и пряжки на уздечке. - И, как минимум, взнузданная…

stella: Ленчик -всадник в больнице, лошадь к конюшне прибилась? Все, делюсь догадкой вслух!

Камила де Буа-Тресси: Она еще и белая как снег должна быть, если я ничего не путаю!

stella: Камила де Буа-Тресси

Roni: А я , судя по всему, жирафа...Прочитала вчера, "дошло" только сегодня. Зато теперь еще интереснее стало ;)

Диана: Ленчик, продолжайте! Пожаааалуйста!

Natasha: А я вот думаю, какие еще гости могут нас поджидать? Новый Год - это время такое. ))

Ленчик: Natasha, это намек? Хочу честно предупредить, что ввиду появления в моей жизни выходных (в декабре их практически не было) и прочих праздников, могу пропадать из поля зрения ажно до старого НГ. Больно не бейте, посильно постараюсь делиться с вами продолжениями

Natasha: Ленчик, это мои предположения, что сюрпризы не закончились. А вдруг за первой ласточкой прилетит вся стая? ))

Ленчик: На несколько секунд в приемном покое стало так тихо, что все услышали, как тикают часы на стене. - Гусары, молчать! - предупредила Михайлова. Сеня изумленно присвистнул: - Неслабо кто-то новый год встретил! Анна Романовна уже звонила в хирургию, Нина тоже набрала номер ординаторской. Горский невозмутимо выслушал новость и скомандовал: - Быстро наверх! Готовь палату и наркоз. Бунину из приемного покоя гони в шею, пусть займется операционной, – потом добавил, – Разбудите рентгенологов по дороге, они все проспят, а Куликов будет пули искать наощупь. Я сейчас спущусь. Нина кивнула, забыв, что заведующий ее не видит. - Летим. Подцепив под локоток Надюшу, она устремилась наверх. Уже на лестнице девушки столкнулись с Горским и незнакомой серьезной женщиной лет сорока пяти, тоже одетой в хирургическую бело-голубую форму. - Это наш новый доктор, хирург, - шепотом сообщила Нине Бунина, пока они поднимались на четвертый этаж. - Неделю назад к нам пришла. То ли из Москвы, то ли из Израиля. Кандидат наук! Но, говорят, такая стерва… Нина слушала эти новости в пол-уха. Наденька была кладезью последних сплетен. Она знала почти все и почти про всех, а чего не знала – додумывала на ходу. Выскочив в холл, девушки расстались. Бунина побежала в оперблок, Нина – в реанимацию. Она действовала на полном автоматизме – лампы, кварц, «Фаза» готова, чистое белье на койке – голова была занята совсем другим. Было что-то поразительно знакомое во всем произходящем. Знакомое, но до сих пор неузнанное. Где-то она это уже слышала. Как будто знала заранее. Восемь огнестрельных… Черт, ну почему их восемь? Не пять и не десять, а именно восемь. Нина подхватила оставленную на подоконнике книгу и убрала ее в стол. Бросив последний критический взгляд на палату, девушка поспешила в операционную. _______________________________________ Стоило конюху откинуть засов и распахнуть створку ворот, как Варежка скользнула наружу. Ее никто не удерживал, знали, что коню, даже незнакомому, она вреда не причинит, а от чужого человека защитить может. Метрах в десяти от ворот топталась вороная лошадь. Она оказалась не только взнузданной, но и оседланной. Животное само пошло навстречу протянутой руке. - Чего делать будем? - спросил Федя. - Завтра милицию вызывать, вот чего, - мрачно ответила девушка. – Будем объяснять, что скотинка не наша, и мы ее не крали. - А сейчас? – таджик завел коня во двор и остановил почти под самым фонарем. Ленчик удивленно уставилась на них. Лошадь оказалось на редкость спокойной кобылой верхового типа, вороной масти с тремя белыми ногами и маленькой звездочкой на лбу. Она смирно стояла рядом с Федей, позволяя людям себя осмотреть. Но удивительным было не это. Вся амуниция выглядела так, словно ее срисовали со старинных картин. Глубокое седло с высокими луками, больше всего напоминающее испанское, было украшено галуном, как и лежащий под ним чепрак. Трензеля не было, лошадью управляли одним только мундштуком. Не было и второй пары щечных ремней на уздечке, а значит, двойного железа во рту лошади и не предполагалось. - У нас тут что, кино снимают? - вполголоса пробормотал Федя. - Потом разберемся. Тащи ее внутрь, она же стриженая, смотри, стоит трясется. Поставь на дальние развязки, где Кузя. И будем ловить Варежку… Она в загул пошла… Овчарка, вырвалась на свободу и возвращаться во двор явно не планировала. - Варвара! – позвала Ленка от ворот. – Иди домой! Свободолюбивая охрана стояла у самого леса, на краю тропинки и обнюхивала снег. Потом оглушительно залаяла, виляя хвостом и подпрыгивая на месте. Из конюшни раздалось многоголосое ржание - разбуженные лошади учуяли чужака. - Днем помышкуешь, псина! Домой! Никакой реакции. Ленчик вышла за ворота и нарочито медленно шаг за шагом начала подбираться к беглянке. От конюшни уже спешил Федя, снег скрипел под валенками. - Ва-реж-каа! – протянула девушка, делая вид, что ищет что-то в кармане. Все внимание собаки было сосредоточено на сугробе. Она замолчала, прислушиваясь наклонила голову в одну сторону, потом в другую, копнула снег тяжелой лапой. Воспользовавшись этим, Ленка в два прыжка оказалась около нарушительницы и ухватила ее за ошейник, мельком бросив взгляд на то место, которое так привлекало Варежку. - Федя… - тихо позвала она внезапно севшим голосом. – Мы сегодня милицию вызываем… Тут человек…

stella: Ленчик - я пас! Но сразу после новогоднего отсыпа разрешайте этот детектив! потому что уже и Нового Года не хочется так сильно, как продолжения. Держу пари, что в этот раз мало кто догадался!!

Камила де Буа-Тресси: stella, так это, наверное, взгляд назад... как бы то, что произошло до машины, приехавшей в больницу...нет?

stella: Камила де Буа-Тресси -честно! Я теряюсь в догадках. Вороной конь! Да ещё оседланный так, как в Европе! У Бофора тоже был белый конь. Придется ждать продолжения.

Диана: Ленчик отомстила за невысказанные догадки! Да еще предупредила, что это писать будет медленно! Ну пожаааалста, давайте дальше. А то я оливье не делаю, сижу и жду

stella: Диана , а вот Лена, наверное, сейчас и делает оливье, поэтому застопорилась. Похоже, раньше будущего года нам не видать продолжения!

Ленчик: Лена тоже без оливье сидит, и даже еще не закупалась. Лена отсыпалась после смены

Ленчик: В качестве подсказки - данная конкретная лошадь упоминается в первоисточнике один единственный раз, причем без точного указания пола и масти, так что "вороная кобыла с тремя белыми ногами" - плод моего воображения. Думаю, такой подсказкой, я запутала всех еще больше

stella: Лошадь де Гиша в дуэли с де Вардом?

Ленчик: Я не играю с хронологией настолько

stella: Черного андалузца купил Атос перед Ла Рошелью. Больше черных не припоминаю. а вот разные другие...



полная версия страницы