Форум » Не только по Дюма » Стихотворный уголок » Ответить

Стихотворный уголок

Rina: Предлагаю в этой теме делиться друг с другом здесь и сейчас теми стихами, которыми хочется поделиться обязательно :) Не знаю, есть ли уже такая тема здесь, но пусть будет новая, надеюсь, общими усилиями активная

Ответов - 220, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

jude: "Я лань" Шломо ибн Цакбаль. Тезка и младший современник ибн Гвироля. Я лань!* Самсон - могучий воин - Попался в сеть моих ресниц, В ловушку век моих был пойман, Без боя сдался, павши ниц! Не сетуй, пленник, на неволю, Не сетуй, что проигран бой: Я буду милостив с тобою, Ведь я и сам пленен тобой! *В оригинале: о́фэр - "олененок", юный возлюбленный или отрок, развлекавший гостей на пиру или в таверне. Бета - Рыба.

Рыба: Эти гордые и гневливые так легко велись на уловки мальчишек! Пленник-неволя; буду милостив, поскольку сам пленен тобой - очень изящно! Я засомневалась из-за подстрочника: "Можно победить в битве льва, но ссора с олененком - пропащее дело!" В оригинале смысл каков? "Победа над львом - достойная победа, а ссора с олененком уронит мое достоинство" или "Можно победить и льва, но олененка - не переспоришь и сам виноват останешься!" Я склонилась ко второму. Герой говорит это с доброй насмешкой, и над собой тоже.

jude: Рыба, спасибо! В оригинале - смысл тот, который Вы выбрали: "Олененка не переспоришь и сам еще виноват останешься!" Очень понравился Ваш перевод. И добрая насмешка Шмуэля над собой чувствуется.


Рыба: jude! Я опять добивалась соответствия подстрочному переводу. Но тут это легко получилось. Как минимум две фразы почти совсем без изменений улеглись в стихотворный размер.

Рыба: Ибн Гвироль Жалоба на Авигаль (вольное переложение) Подстрочный перевод: Надела красивые ожерелья и пошла веселиться, А меня оставила! И я рыдаю, потому что страдания мои умножились. Найдет ли ночью отдых человек, которому боли не дают уснуть? Надев из золота убор, запястьями звеня, Моя подруга Авигаль оставила меня. Ушла красавица на пир ‒ я в скорби изнемог, Забыт подругою моей, тоскую, одинок! Как будто мне вонзились в грудь сто ядовитых жал, И я, в болезни терпелив, рыданья не сдержал: «Тому ль подарит ночь покой, остудит жар в крови, Кого томит двойная боль – недуга и любви?» Авигаль - подруга или невеста (доподлинно неизвестно) Гвироля, девушка самовлюбленная и легкомысленная, ей скучно сидеть с больным другом.

stella: Так он бисексуал! А стихи хороши!

Рыба: Да нормальный он! Все остальное - дань несчастливым обстоятельствам жизни и традициям общества.

jude: Ура! Авигаль появилась! Рыба, стихи замечательные! А я все крутила то, где он хочет идти мириться с ней, но пока ничего не вышло.

jude: stella пишет: Так он бисексуал! Они и слова-то такого не знали. В восточном обществе "игры с мальчиками" были частью культуры. Талмуд их так и называет мисхаки́н - "игры". К этому относились, как к норме. Потом "оленята" вырастали, покидали покровителя и, как правило, создавали семьи, рожали детей. И тоже могли завести себе "олененка". Порочный круг. Уже в XX в. во время Британского мандата некоторое количество арабов и восточных евреев было казнено за содомию. Арестованные очень удивлялись: "Какая содомия? Мы все женаты, у нас дети растут. А что до "игр с мальчиками" - так это наша традиция. Мы так живем на протяжении поколений!" У европейских евреев глаза лезли на лоб от традиций их восточных братьев.

stella: Я сейчас прочла на Прозе очень интересный роман :Бессмертный Александр и смертный я" http://www.proza.ru/avtor/boergin&book=2#2 Период детства и юности Александра Македонского. Абсолютно аналогичное отношение к этому вопросу: юный дружок никак не мешает нормальному браку.

Рыба: jude! С нетерпением жду то стихотворение!

jude: Ибн Гвироль "Примирение" (одно из стихотворений, посвященных Авигаль) Подстрочный перевод: Зачем Авигаль похитила Душу мою глазами своими, а потом бросила?! Все ее воздыхатели говорили ей, что я возненавидел ее, И что ненависть моя победила любовь. Но даже если она забыла мою дружбу, Разве я не стану хранить завет любви и забуду ее? Послал сын Иессеев за Авигаль, Я не пошлю - сам приду к ней домой! И если во дни рассеяния не приносят жертвы Богу, То я стану приносить мирные жертвы и всесожжения ей! Вольное переложение Нет жертвенника, нет и Храма!* Скажи, кому теперь молиться? Девице, вздорной и упрямой, Что жаждет только веселиться? Пусть воздыхатели ей шепчут: "Обида сердце его гложет - Вовек тебя простить не сможет..." - Моя любовь лишь стала крепче! И даже если нашу дружбу Забыла гордая девица, Завет любви я не нарушу И стану ей одной молиться! Пусть царь Давид, когда влюбился, Послал рабов к своей желанной,** Я не пошлю - приду незваным И ей скажу: "Давай мириться!" * Речь идет об Иерусалимском Храме, разрушенном в 70 г. н.э. ** Библейская история о Давиде и Авигаль (1 Цар. 25).

Рыба: Иегуда а-Леви (вольное переложение) Подстрочный перевод: Щеки - точно пламя на мраморе, Окутан миррою, словно узорчатым (вышитым) плащом из виссона. Он еще сильнее возжигает в моем сердце огонь, приближаясь ко мне, Ибо пожалеет лишь один раз, а предаст - шесть! Щеки твои – словно пламя на мраморе, Ты, как в виссон, облачен в аромат, Только приблизишься – я, очарованный, Пламенем этим объят. Мимо проходишь – повеяло миррою, С плеч ниспадает узорчатый плащ. Ты пожалел меня, друг мой, единожды, Завтра захочешь – предашь! Я не ропщу, но в пыланье неистовом Золото тоже сгорает дотла. Скажешь: «Дай в сердце, как в доме, пристанища!» ‒ «В сердце осталась зола!»

jude: Рыба, как лирично! Про золото - вообще, слов нет, как красиво!

Рыба: Красиво-то красиво, но от оригинала с игрой слов не осталось ничего. Совсем. И появилась новая мысль в финале: мол, сгорит и любовь.

jude: Рыба, а как эту игру сохранить? Я не знаю... Иехуда тоже бродяжничал (как и Гвироль одно время) - по Испании и Северной Африке в компании с юным поэтом Авраамом ибн Эзрой. Потом женил его на своей дочери.

Рыба: jude, да, та игра слов только на иврите возможна, я понимаю, но жалко ужасно!

jude: Шломо ибн Гвироль гимн «Врата открой, любимый мой!» Врата открой, любимый мой! Я не могу ждать до зари — Хочу поговорить с тобой, Прошу, проснись, дверь отвори! Напугана моя душа, Изнемогает от тревог, Я весь дрожу, едва дыша, — Пусти хотя бы на порог! Агарь смеялась надо мной — Рабыня матери моей: «Я буду в доме госпожой, Ведь Измаил тебя сильней!» В ночи преследовал меня Лесной кабан — клыкастый зверь, Копытом землю рыл, сопя! Молю, проснись, открой мне дверь! Не знаю, что сулит мне сон — На сердце боль и в горле стон! Вставай скорей, врата открой, Открой врата, любимый мой! Истолкование сна: Лирический герой (Исаак, который видит страшный сон) - еврейский народ; Любимый, к которому он обращается, - Бог; Измаил и Агарь, смеющиеся над героем, - мавры; Лесной кабан - набирающая силу реконкиста. Евреи в Испании оказались между молотом и наковальней. С одной стороны - мавры, которые вроде бы привечали своих братьев-евреев, но в любой момент могли повернуться против них, и тогда начинались кровавые погромы. С другой стороны - испанцы, мечтавшие отвоевать свои земли и ненавидевшие равно и мавров, и евреев. Это стихотворение относится к религиозной лирике Гвироля, тем не менее центральный образ - испуганный отрок Исаак, который будит любовника (а не отца). Виной тому - влияние суфизма: суфии тоже представляли свои отношения с Богом как отношения мужа с возлюбленным. Возможно, в стихотворении отразился и личный опыт Шломо: поэт часто не мог уснуть от страха и жаловался Нагиду. Подстрочный перевод: Врата открой, любимый мой! Встань, отвори врата! Ибо душа моя напугана - Даже волосы поднялись дыбом! Надо мной смеялась рабыня моей матери, И сердце ее возгордилось, Потому что Бог услышал вопль ее отрока.* С полуночи меня преследовал дикий осел,** А до того - топтал меня лесной вепрь! Предначертанное мне - заставляет мое сердце болеть. И никто не понимает меня, А сам я глуп (и не могу истолковать сей сон). *Быт. 21:17 - Бог услышал плач Измаила и не дал им с матерью погибнуть в пустыне. **Прозвище Измаила

jude: Шломо ибн Гвироль "Изгнанник" (отрывок), 1038 г. Поэту было 16 лет, его предали анафеме за "греческую ересь" (философию). Он уже тогда болел, а конфликт с общиной только ухудшил его состояние. Язык мой прилип к гортани, И горло от крика устало! Кружи́тся сердце, как пьяный, И сна моим веждам не стало! И кто утешит страдальца? И горе мое кто поймет? И кто приют даст скитальцу? И слезы мои кто отрет? Я отрок - больной и нищий. Один - без отца и без мамы! Гниющий, как труп на дне ямы, - Червям стал заживо пищей!

Рыба: Шмуэль а-Нагид Золотое яблоко Подстрочный перевод: Яблоко, полное лучших благовоний, Отлитое из серебра, позолоченное! И все же, рядом с ним яблоки, выросшие в саду, Казались прекрасными рубинами. Спросил я его: "Почему бы тебе не стать Таким, как эти - мягким (нежным), покрытым кожурой (а не золотом)? И ответило оно* мне без слов: "Потому что у каждого нищего и злодея - зуб во рту!" __________________________________________ * Яблоко может быть как женского, так и мужского рода. У Нагида это "он". Примечания и перевод Jude *** Фиал, что лучший аромат внутри от всех таит, По воле мастера совсем как яблоко на вид. Покрыт узором золотым, его круглится бок, В алмазных каплях, как в росе, иззубренный листок, Но всё же яблоки в саду желаннее стократ, Что позолота, что рубин, ‒ так спелостью манят! Я с ветки яблоко сорвал и тут же надкусил, А золотое мне к чему, и я его спросил: «Не лучше ль сладким быть тебе, с румяной кожурой, Чем тешить мой пристрастный взор отделкой дорогой?» И, мне почудилось, его услышал я без слов, В саду раздался тихий смех, и был ответ таков: «Плод спелый в нежной кожуре кому ж не будет люб? Как ты, его, пожалуй, всяк попробует на зуб!»



полная версия страницы