Форум » Не только по Дюма » Стихотворный уголок » Ответить

Стихотворный уголок

Rina: Предлагаю в этой теме делиться друг с другом здесь и сейчас теми стихами, которыми хочется поделиться обязательно :) Не знаю, есть ли уже такая тема здесь, но пусть будет новая, надеюсь, общими усилиями активная

Ответов - 182, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Рыба: Зато у нас летом в заброшенных полях такое вот цветенье! Чем не клумба?

stella: Бог мой - колокольчики. Как давно я их не видела. У нас весной все покрывается цветущими анемонами. Они похожи на маки, но меньше и нежнее. Так цветет пустыня Негев. Красным и ярко-желтым. И - дикие цикламены. Я все это видела только из автобуса, а люди специально машинами едут, чтобы посмотреть. Рвать запрещено, хотя идиотов хватает. Поймают - вкатят знатный штраф.

Grand-mere: Рыба, очень гармоничное стихотворение! Стелла, Ваше описание ночного неба - тоже "стихотворение в прозе". А вот насчет ветра в оконную щель - вряд ли обрадует, если за окном - минус 40.

stella: Grand-mere , когда плюс 5 я уже закрываю поплотнее. Просто удивительно, до какой степени быстро человек привыкает к хорошему. А ведь я любила мороз покрепче.

Рыба: Grand-mere, спасибо за отзыв о стихах! Когда сочиняешь в таком состоянии, не задумываешься, гармонично оно, или не очень. Оно приходит откуда-то, и за секунду до, я еще не знаю следующей строки. Чаще выходит неплохо, но бывает, когда вымучиваешь стихи три дня или неделю, неожиданно получается лучше. Это как пойдет.

Grand-mere: Рыба, и это все знакомо и понятно. У меня была подруга, писавшая прекрасные стихи, так вот она однажды сказала: "Когда мне хорошо, у меня стихи не пишутся." В ее правоте я убедилась на собственном опыте; лично у меня наиболее емкие строки, почти не требующие дальнейшей правки, рождаются на одном дыхании. И Высоцкий вспоминается: " Поэты ходят пятками по лезвию ножа и режут в кровь свои босые души..." Впрочем, тут все очень индивидуально...

Рыба: Grand-mere, а когда хорошо, то ничего и не надо, и стихов в том числе! А художник, он же поэт, должен быть нищий и голодный, чтоб жизнь раем не казалась. Вот тогда и стихи будут, дело известное! Когда своими новыми стихами порадуете? За ту "часовенку в Блуа" надо памятник золотой при входе на форум ставить.

Орхидея: А у меня, интересное дело, всё до наоборот.) Это всё очень индивидуально. Стихи пишутся, только когда мне хорошо (за очень редкими исключениями), когда через край бьют чувства, впечатления, эмоции. Лишь в этом случае удаётся передать что-то важное. Или в порыве, или никак. От самого состояния вдохновения уже становится хорошо. А если мне плохо или я погрязла в рутине, то вообще творчеством заниматься не могу.

Рыба: Орхидея! Тут, видимо, дело в эмоциональном накале, чтоб порыв был, точно, а отчего он будет... Рутина опустошает, не дает стимула к творчеству. А от вдохновения и правда хорошо. Лучше не бывает! А вот импровизацию практиковать надо, и часто, этому даже учиться можно, если есть задатки. В средневековой Италии были бродячие поэты-импровизаторы. Есть и сейчас такие люди, на эстраде выступают. Но не все большие поэты, скорее ремесленники от поэзии.

Рыба: Из поэтической тетради виконта де Рошфора д'Алли. В фике «Обломки жизни» он собирался сделать рондо из всем известного монолога принца Датского, но рука у него не поднялась на такое кощунство, он отдал должное таланту Шекспира, и получился обыкновенный перевод - переложение. *** Умереть, уснуть? Быть может, видеть сны – вот в чем вопрос! Что снится нам, когда мы входим в вечность, оставив груз страстей, тревог, угроз, и перед нами только бесконечность? Не быть, не помнить, умереть, уснуть… Не быть? Есть перед чем остановиться! И видеть сны… О, нет, страшней дерзнуть на век свой добровольно покуситься! Так быть? Не быть ли? Умереть, уснуть? Один удар – и навсегда забыться, Вот в чем вопрос! Но всё же, как взглянуть в лик вечности, и в вечность обратиться? Кто б, в самом деле, захотел терпеть надменных притеснителей презренье, и стал об оскорбленьях сожалеть, и не возжаждал бы освобожденья? Но плоть презренная вопиет: «Быть! Достоинство к терпению склонится!» Гнет времени отрадней ей сносить, И с властью наглой можно ей смириться! Страшится плоть, и с ней в разладе дух. В смятенье он ответа не находит: уснуть, не быть, иль быть? Одно из двух, и дух уже впотьмах, блуждая, бродит. Вот где вопрос! Но умереть, уснуть? Быть может, видеть сны, но не проснуться? И знать о том, пускаясь в дальний путь, что из него не суждено вернуться? Вот так нас страх гнетет и совращает, и в трусов неизменно превращает!

stella: Отлично!

Рыба: Подстрочник у меня был неизвестно чей, так что за полное соответствие оригиналу не могу поручиться.

Grand-mere: Рыба,потрясающе! Под пером "виконта" хрестоматийный монолог обрел новое звучание. А относительно памятника, так, во-первых, не за что, во-вторых, я вроде пока жива. Но это именно "вроде", поэтому, если у меня что и пишется во время редких порывов, то это слишком личное.

jude: Рыба, замечательно! А виконт перевел монолог после гибели жены?

Рыба: Grand-mere! Новое звучание монолога обусловлено лишь размером и компоновкой строф, они звучат более "гладко". Памятники ставить нужно при жизни, потом это смысла не имеет. А то, что есть на форуме, того достойно.

Рыба: jude! Да, события "Обломков жизни" происходят после смерти жены виконта.

jude: Рыба, монолог принца Датского оказался созвучен настроению "бретонского принца"...

Рыба: Безусловно! Только таких мыслей о смерти у него не было. Не мог он такую роскошь себе позволить.

jude: Рыба пишет: Только таких мыслей о смерти у него не было. И хорошо! :) Куртилевский Рошфор несколько раз был готов свести счеты с жизнью. Но, к счастью, до этого не дошло. Люди такого склада, на самом деле, не хотят умирать - они хотят, чтобы их пожалели.

Рыба: Что-то мы всё о грустном? Сейчас повеселю. Виконт еще и куплеты сочинил как-то... про самого себя! Дело было в отеле Рамбуйе в первые годы его существования ( с 1613 года, по некоторым свидетельствам). Мадемуазель Анжелика Поле решила подшутить над виконтом. Его она знала еще с тех пор, как он был подростком, и они вместе пели перед королем итальянские песенки. Суть в том, что некий поэт попытался сочинить сатирические стихи о виконте и его талантах, совершенно убийственных и недоступных простым смертным, но одолел только две строфы (у меня они, к несчастью, не сохранились). Анжелика прочитала этот пасквиль и сказала, что виконт непременно обидится на дерзкого автора. Генрих весьма удивился и сказал: - Это что же, куплеты? Чтобы я обиделся, он должен был бы написать примерно следующее: Лишь вечер над бедным кладбищем Опустится, темен и глух, Из гроба, пугая прохожих, Встает неприкаянный дух. Ах, ночью глухою не знает покою Какой-то отверженный дух! Он вьется, во мраке стеная, Покинув пределы земли: «О, горе мне, я уничтожен Проклятым виконтом д’Алли! Ах, местью пылая, я вышел из гроба, Так где же проклятый д’Алли? Кропал я стишки по заказу, В поэзии был дилетант. Сразил меня рифмой, как шпагой, Проклятый виконт Сент-Пуант! Ах, мне бы отвагу, да острую шпагу, Так где же виконт Сент-Пуант? А после, ославив в сатире, Он мне произнес приговор, И ядом мне чашу наполнил Проклятый виконт де Рошфор! Ах, полную яда, мне чашу не надо, Мне нужен проклятый Рошфор!» Тут демон поднялся из ада Разгневан, могуч и велик. Изрек он: «Ты умер от яда, Себе прикусивши язык!» А демон, разгневан, поднялся из ада И вырвал тот лживый язык! На другой день куплеты эти распевали уже при дворе, а там и весь Париж.



полная версия страницы