Форум » Господин, который редко смеется » Реквием » Ответить

Реквием

jude: [more]Я таки очень долго думала над этим фанфиком, и вот, наконец, начала его писать. Что из этого всего получится, пока сама не знаю. Но начинаю выкладывать, чтобы был стимул дописать до конца. [/more] Название: "Реквием" Фэндом: "Мемуары графа Рошфора", "Три мушкетера" Персонажи: Рошфор, герцог де Роан, Бекингем, монсеньор, отец Жозеф, некоторые другие исторические лица и авторские персонажи. Жанр: приключения, драма, AU (есть расхождение с историческими фактами) Рейтинг: PG-13 Размер: наверное, миди Статус: в процессе, долгострой Отказ: все права на героев и на события - авторам Предупреждение: смерть персонажа

Ответов - 52, стр: 1 2 3 All

stella: Не имей сто друзей, а имей кучу родственников !

jude: Кажется, получается какой-то латино-америнский сериал: все друг другу родственники. Но так уж вышло - Висконти, Сфорца, Сансеверино и Роаны-Жье, на самом деле, состояли в родстве. Висконти заключали браки со Сфорца, те - с Сансеверино, а последние - с Роанами.

stella: Меня это не удивляет: фамилии так составляли свой капитал и распространяли свое могущество. Меня поражает другое: как многие из них вообще все это помнили наизусть: кто- откуда, кто - с кем и кто- куда! Это же все эти родословные древа в голове держать! Невольно вспомнила классный фантастический рассказ" Враг мой"( еще фильм по нему был.). Там вхождение сына в общество обуславливалось, знает ли он весь свой род от родоначальника - до своего отца).


jude: Да... Шла ли речь о геральдике, Атос знал все дворянские фамилии королевства, их генеалогию, их семейные связи, их гербы и происхождение их гербов.

stella: Оно самое!

jude: V «Царь Соломон» 18 июня 1627 года, Виндзор - Синьор ди Гвальсинара доводится мне дальним родственником, - промолвил де Роан, - Незадолго до моего отъезда в Англию мне передали письмо от маркиза. Его Сиятельство был встревожен тем, что давно не получал известий от сына,1 и просил убедить «этого шалопая» (как он называл Карло) написать отцу хотя бы пару строк и не заставлять старика волноваться понапрасну. То, что ди Сансеверино во Франции, стало для меня новостью. Я поспешил навести справки и, к своему ужасу, узнал, что молодой человек был убит на следующий же вечер по прибытии в Париж. Его тело нашли недалеко от монастыря Дев Божьих – слуга ди Сансеверино, обеспокоенный долгим отсутствием хозяина, отправился на розыски. Он-то мне и поведал о ссоре в кабачке на Сен-Дени и о последовавшей за ней дуэли. - Ни слова больше, принц! – Бекингем решительно направился к выходу. - Что Вы хотите предпринять, герцог? – остановил его де Роан. - Я прикажу немедленно арестовать самозванца. - Сейчас? Во время бала? – Роан вздернул бровь, - Арест наделает много шума. Не торопитесь. Разумнее будет за ним проследить. Я более чем уверен, что наш мнимый Карло ди Сансеверино – один из лазутчиков Его Высокопреосвященства, кардинала де Ришелье. - Посланный шпионить за Вами, принц? - Или за Вами, Ваша Светлость. Красный герцог не простил Вам своего поражения в той истории с алмазными подвесками.2 - До Вас дошла и эта сплетня? – усмехнулся Бекингем. - В Париже слухи расходятся быстро, - де Роан помолчал, - Ришелье – умный и коварный противник. Наивно было бы полагать, что он страдает забывчивостью. Если кардинал не отомстил сразу, это лишь означает, что он выжидает подходящего случая, чтобы нанести удар. Его Высокопреосвященство непременно постарается взять реванш в нынешней войне. - Вы правы, принц, - Бекингем бросил взгляд на лже-Сансеверино, который продолжал развлекать леди Дороти рассказами о своей бурной юности и, казалось, совершенно не подозревал о нависшей над ним угрозе, - я приставлю к сему господину своих людей. Примечания: 1. расстояние от Парижа до Неаполя составляет около 400 лье, этот путь занял бы примерно две недели (если бы гонец скакал во весь опор) - так, де Вард проехал 60 лье за 44 часа - поэтому маркиза просто не успели известить о гибели сына. Письмо де Роану, очевидно, было отослано раньше. 2. согласно "Трем мушкетерам", "для Ришелье дело было не только в том, чтобы избавить Францию от врага, но также и в том, чтобы отомстить сопернику", который "в случае с подвесками сумел жестоко насмеяться над ним" (глава "Осада Ла-Рошели"). (продолжение следует)

jude: Оффтоп (простите, что не пользуюсь кнопкой "оффтоп": мне такой текст читать очень неудобно): мне сейчас абсолютно справедливо заметили (NN с Дюмании), что евреев из Парижа в 1616 году изгнали. Год я уже сама проверила по Электронной еврейской энциклопедии. Некоторым, вероятно, удалось остаться в столице (энциклопедия указывает только одну фамилию). Вот так, я проверила, что еврейский квартал на улице Розье существовал с XIII века. А то, что его жителей изгнали, посмотреть не догадалась. Стыд-позор! Квартал-то существовал, но население его в 1628 году в большинстве своем было нееврейским. Приношу уважаемым читателям свои извинения. В шапке фанфика появится пометка AU - из-за расхождения с историческими фактами. Будем считать, что ребе Бецалель был одним из тех немногих, кто смог остаться в столице? Да и синагогу, мне кажется, не стали бы разрушать даже после изгнания евреев. Их из Парижа периодически изгоняли, затем они возвращались. Что касается языка идиш (на это мне тоже указали), то у меня есть оправдание. Северо-французские евреи - это ашкеназы (отдельная этническая группа), а не сефарды (испанские евреи), и говорили они не на ладино (диалект испанского), а на "тайч" - диалекте немецкого языка. Еще раз ивините за оффтоп.

stella: Это не оффтоп- это масса интересных вещей. И получается. что Атос, говоря о продаже перстня дАртаньяна какому-нибудь еврею не учел, что их в Париже не осталось!

jude: Выражаю огромную благодарность Стелле за информацию про театры XVII века, а также NN с Дюмании и Belle Fleur с "Французского романа плаща и шпаги". Пожалуйста, если заметите какие-нибудь ошибки или недочеты в тексте, не стесняйтесь мне о них говорить (это просьба ко всем). :) 20 июня 1627 года, Лондон Последнее представление! – гласила афиша, которую Карлетто сорвал со столба, - В театре «Феникс» на Друри-Лейн в нынешнее воскресенье, которое приходится на двадцатый день июня, будет поставлена пьеса под названием «Магдалина». После поднятия занавеса деньги не возвращаются. Слуги герцога Мантуанского Винченцо Гонзага.1 - Эй, пойди сюда! – окликнул ди Сансеверино мальчишку, расклеивавшего афиши. Мальчуган обернулся: живые карие глаза, задорная улыбка и целая шапка черных давно не видавших гребня кудрей. Одет пестро, как и подобает лицедею. От его сверстников-итальянцев паренька отличал, пожалуй, только желтый бант, кокетливо повязанный на шее. Что ж, носить позорный знак так, словно это орден, пожалованный тебе самим королем, – тоже своего рода искусство.2 Мальчик опустил кисть в ведерко с клейстером, поставил его на землю и почительно поклонился: - Si, signore?3 - Послушай, giudeo,4 кто поет Магдалину? - Несравненная донна Эуропа,5 - ответил паренек. - Когда-то я имел удовольствие слушать ее в Мантуе , - мечтательно улыбнулся Карлетто, - Надеюсь, с тех пор синьорина не потеряла голос? - Боже сохрани! – мальчишка, суеверный, как и все его соотечественники, сложил пальцы «козой»: от сглаза,6 - Донна Эуропа все так же неподражаема. - Впрочем, я в этом и не сомневался. А ее брат тоже здесь? – осведомился Карло. - Конечно. Маэстро Росси всегда сам дирижирует своими произведениями. - Вот счастливая случайность! - пробормотал ди Сансеверино. - Простите, Ваша Милость? – переспросил паренек. - Я говорю: счастье, что я застал вашу труппу в Лондоне. Уже месяц гощу в Англии и до сих пор не видел ни одного приличного спектакля. То, что устраивают эти англичане, назвать игрой язык не поворачивается. Видно, английский театр совсем зачах с кончиной Шекспира. - Ваша правда, синьор, - солидно кивнул мальчик, - лучше итальянцев – артистов не сыскать, хоть весь свет объезди! Приятно встретить понимающего человека. Приходите в два часа пополудни, Ваша Милость. Сегодня последнее представление. Завтра мы уезжаем в Париж. «Вот еще одна счастливая случайность под пару первой! Положительно, друг мой, тебе везет», - мысленно обратился Карлетто сам к себе. Вслух он сказал: - Обязательно приду и приведу приятелей. Держи, giudeo! - Тысяча благодарностей, синьор! - мальчишка ловко поймал брошенную ему монетку. Господин, известный в Лондоне как Карло ди Сансеверино, лукавил: он не верил в случайности – ни в счастливые, ни в трагические. Примечания: 1. Афиша написана по образцу реальной афиши (правда, уже конца XVII века). "Феникс" - другое название театра "Кокпит" (он получил его после пожара 1617 года). Музыку для представления "Магдалина" написал К. Монтеверди совместно с С. Росси. Представления, как правило, давали по вторникам, пятницам и воскресеньям. 2. Труппа мантуанского театра состояла из иудеев (это исторический факт). Несмотря на вероисповедание актеров, театр пользовался огромным успехом, и его часто приглашали на гастроли. Еврейская община Италии не порицала такие вольности, как театральные представления, женское пение и совместные танцы. Евреи по законам Мантуи были обязаны носить отличительный знак. Иногда это могла быть деталь одежды определенного цвета. 3. (ит.) "Да, синьор?" 4. (ит.) еврей, иудей; в отличие слова "Ebreo" имеет пренебрежительный оттенок (ср. русское "жид"). 5. Сценический псевдоним примадонны мантуанского театра, родной сестры композитора С. Росси. Она взяла его после постановки "Похищение Европы". Эуропа - первая актриса еврейского происхождения. 6. Этот жест (с опущенными вниз пальцами) в Италии аналогичен плевку через плечо. (продолжение следует)

jude: Лорд Винтер еще не поднялся с постели, когда камердинер доложил о приходе ди Сансеверино. Барон велел слуге подать халат и впустить гостя. - Вы ранняя пташка, друг мой, - приветствовал лорд Винтер Карло, - Присаживайтесь и расскажите, что заставило Вас разбудить меня ни свет, ни заря. Карлетто взглянул на часы: без четверти двенадцать. По тонким губам итальянца скользнула еле заметная усмешка: - Я всего лишь забочусь о Вашем здоровье, милорд. Говорят, спать до полудня – вредно. - Просыпаться с восходом солнца – удел простонародья, знатные господа могут позволить себе вставать тогда, когда им заблагорассудится, - улыбнулся Винтер, - Вы, должно быть, ходили к мессе? Гость кивнул. - Да Вы настоящий праведник, Сансеверино! – рассмеялся барон, - Я бы не смог открыть глаза в шесть часов утра даже ради спасения собственной души! - Полноте, милорд, я не святой! – притворно вздохнул Карлетто, - И у меня есть свои маленькие слабости. Как раз одной из таких слабостей я сегодня собираюсь предаться, и надеюсь, что Вы не откажетесь составить мне компанию. - А о чем идет речь? – спросил Винтер. - О театральном представлении, любезный барон. Театр – моя страсть. Сегодня в «Фениксе» дают «Магдалину». И я ни за что не прощу себе, если пропущу эту постановку. - Кто играет? - Труппа герцога Мантуанского. - Итальянцы? Что ж, они недурные артисты. Пожалуй, я приму Ваше приглашение. - Недурные! – всплеснул руками Сансеверино, - И это все, что Вы можете сказать, милорд?! Бьюсь об заклад, что Вы поменяете мнение о моих земляках, когда услышите божественную донну Эуропу. «Недурные артисты»! Да тот, кто не видел итальянскую оперу, - не знает, что такое театр! - Охотно верю, дорогой друг! – попытался успокоить разошедшегося итальянца лорд Винтер, - В котором часу начнется спектакль? - В два. - Тогда мы успеем позавтракать. Кстати, Вы не будете против, если к нам присоединится лорд Малтон? - Разумеется, нет, барон. Я буду только рад обществу этого господина. - Прекрасно. Я сейчас же отправлю за ним слугу. *** К началу представления господа все же опоздали. Впрочем, у дворян в те дни считалось дурным тоном приходить в театр до того, как поднимут занавес. Зато публика победней толпилась в партере уже за несколько часов до спектакля, коротая время за игрой в карты и кости, а порой даже затевая драки.1 Сансеверно и его спутники вошли в зал в момент помазания Иисуса Христа миром и, не обращая ни малейшего внимания на шиканья возмущенных зрителей, принялись искать свои места. Декорации изображали дом богатого фарисея, плачущая грешница целовала ноги Спасителя, а ученики негодовали против подобной траты драгоценного масла. Ведь, продав его, можно было выручить более трехсот динариев и раздать серебро нищим.2 Карлетто исподтишка наблюдал за приятелями. Барон откровенно скучал, происходящее на сцене, по-видимому, нисколько его не занимало. Лорд Малтон, напротив, похоже, был всецело поглощен спектаклем. «Кто этот человек? – размышлял Сансеверино, - Мы едва знакомы, а он упорно набивается мне в друзья. Нас представили друг другу третьего дня, на королевском балу. Вчера мы неожиданно столкнулись в трактире, и милорд великодушно одолжил мне денег, узнав, что у меня украли кошелек. А когда я послал к нему лакея вернуть долг, выяснилось, что мы соседи. Слишком много совпадений, друг мой, Карло. Или я просто становлюсь чересчур подозрительным?» Примечания: 1. Ж. Монгредьен "Повседневная жизнь комедиантов во времена Мольера". 2. Этот эпизод (с некоторыми различиями) описан в четырех Евангелиях. Грешницу в католицизме ассоциируют с Марией Магдалиной.

Rina: Наконец дошли руки до вашего фика! Юде, еще раз со всей ответственностью легкомысленного фикрайтера заявляю: вы пишете прекрасно! Такой живой, объемный язык, масса исторических деталей, будто по канве вышиваете! Сплошное эстетическое удовольствие!

jude: Rina, большое спасибо! Приятно слышать такие слова. Ваши рассказы я тоже читаю с огромным удовольствием и хочу сказать, что Вы абсолютно не "легкомысленный фикрайтер". :) Мне очень нравится Ваш стиль.

stella: jude , перечитала все сразу- теперь меня разбирает любопытство: как же пересекались пути Сезара и Росси. Не задерживайтесь с продолжением. О том, что это здорово не говорю уже: само собой разумеется. Это еще и очень зрелая работа.

Диана: stella пишет: О том, что это здорово не говорю уже: само собой разумеется. Это еще и очень зрелая работа. ППКС! Как все ваши фики, jude. Очень жду продолжения.

jude: stella, Диана, большое спасибо! А я, честно говоря, думала, не получается ли этот фанфик скучным. Поэтому мне очень важно ваше мнение. :)

Диана: Слово "скучный" к этому фанфику решительно не подходит Ассоциация: роскошь парчи и бархата

jude: Любимая фраза моего преподавателя по литературе: "Леоне да Модена в 12 лет перевел на иврит поэму Ариосто. А что Вы в 22 года сделали?!" А сейчас, любезный читатель, с Вашего позволения, оставим ненадолго наших героев в театре, а сами перенесемся почти на двадцать лет назад. Побродим вместе с безродным цыганенком Чезаре по улочкам Мантуи, запруженным нарядно одетыми людьми, послушаем перезвон колоколов базилики Святого Петра, и, окончательно продрогнув и промочив ноги, заглянем в какой-нибудь кабачок. 6 января 1608 года, Мантуя В кабаке, куда Чезаре забрел погреться, было шумно и многолюдно, как всегда бывает в праздники. Цыганенок протиснулся поближе к очагу, присел на корточки и протянул к огню озябшие руки. - Лови, малец! – толстый кабатчик бросил ребенку ломоть хлеба. Еще вчера он бы взашей вытолкал этого попрошайку на улицу. Но не выгонять же мальчишку в день Богоявления. - Благодарю, синьор! – мальчуган на лету схватил подачку и впился в нее зубами, словно голодная собачонка. Проглотив последние крошки, цыганенок вытер губы ладонью, устроился поудобнее в своем углу и принялся разглядывать посетителей, гадая, не удастся ли ему сегодня вечером разжиться монетой-другой. Сухой краюхой сыт не будешь. Обычная публика, многие уже навеселе: грех не выпить в честь трех волхвов, пришедших с дарами к Младенцу Иисусу. Какой-то молодчик, видимо, решил угостить соседей выпивкой. Те стали отказываться. Пьяный грязно выругался (Чезаре разобрал что-то про иудеев, глумящихся над христианскими обычаями), но в драку не полез и вскоре ушел. А двое мужчин, которых он назвал евреями, остались за столом, продолжая разговаривать вполголоса. Цыганенок пригляделся к господам, не разделявшим общего веселья. Эта парочка являла собой прелюбопытное зрелище. Старший – бородач в нелепом одеянии (такие плащи Чезаре прежде видел лишь на картинах) – очевидно, проигрался в пух и прах и теперь просил у приятеля в долг. - Всего пять сольдо, Росси! Тесть меня убьет, если узнает о проигрыше. Он ведь давал мне деньги на книги, а не на карты. Да, ты меня совсем не слушаешь! Неужто тебе не жалко друга детства?! Юноша вздрогнул, будто его внезапно разбудили: - Прости, Модена, я задумался, - прозвище Rossi1 подходило молодому человеку как нельзя лучше: его нежное, почти девичье лицо обрамляли роскошные медно-рыжие локоны. В отличие от своего компаньона, он был гладко выбрит и носил платье, сшитое по последней моде. Чего стоили одни венецианские кружева на манжетах! На коленях щеголь держал скрипку, точно опасаясь, что инструмент украдут. - Что тебя гнетет, брат мой? – спросил тот, кого звали Модена, - Ты всю неделю ходишь с похоронной физиономией. В чем причина? Ты талантлив, как Аполлон, и прекрасен, как Адонис.2 Тебе покровительствует герцог. Чего еще желать? «Иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим».3 Последуем же совету Екклесиаста и будем радоваться, пока молоды! Нагореваться мы и в старости успеем. Эй, хозяин, подай вина! – крикнул еврей. - Сперва заплатите за выпитое, господа музыканты! – нахмурился кабатчик, - От вас, голодранцев, – только убытки. Росси вынул из кошелька дукат4 и протянул толстяку: - Сдачи не нужно, милейший. При виде золота кабатчик тут же сменил гнев на милость, и на столе в мгновение ока появилась бутылка. Бородач разлил рубиновую жидкость по стаканам, сделал большой глоток и поморщился: - Кислятина! Этот stronzo5 подсунул нам дрянное вино! Франт поднял стакан, посмотрел сквозь него на свет и со вздохом поставил обратно, едва пригубив напиток. - Взгляни на меня, Росси, - вновь заговорил Модена, - Кто я? Нерадивый студент ешивы6, из которого в лучшем случае получится такой же нерадивый раввин. Поэт, без гроша за душой! Бедняк, обремененный женой и целым выводком ребятишек, которых надо кормить. Тесть вечно ворчит, что я обрекаю его дочь и внуков на нищету. Мне бы впору разодрать на себе одежды и посыпать голову пеплом, подобно страдальцу-Иову.7 Однако я не унываю. - Твоя беда в том, что ты бездельник, Модена, - юноша мягко улыбнулся, - Тебе трех лет не исполнилось, когда ты, сидя на плечах у отца, читал Тору с амвона8 в нашей синагоге. Я еще зубрил буквы, а ты уже спорил со знатоками Талмуда.9 Ребе драл меня за уши, ругая дураком и неучем, за то, что я двух слов не мог связать по-древнееврейски, а ты переводил «Неистового Роланда»10 на святой язык. Тебе ли пристало просиживать ночи за картами? Ты легко бы разбогател и прославился, если бы поборол свою тягу к игре. - Ах, друг мой! – вздохнул бородач, - Какой толк в учености, богатстве и славе, если они пропадают, как роса поутру, стоит лишь взойти солнцу? «Суета сует, все суета!»11 - Не все, - тихо возразил Росси, - Стихи и музыка – вечны. *** Имена друзей, беседовавших тем вечером в кабачке, – Леоне да Модена и Саломоне Росси.12 Первому из них – гению, спорщику и вольнодумцу – предстояло прожить бурную, но несчастливую жизнь. Год спустя он возглавит еврейскую общину Венеции и станет известнейшим проповедником своего времени. Глубиной его мысли будут восхищаться не только иудеи, но и христиане. Модена напишет десятки трудов, среди которых – трактат о вреде азартных игр. Правда, сам преодолеть эту губительную страсть так и не сумеет. Пытаясь прокормить семью, Леоне сменит множество профессий: толмача, переписчика, книготорговца, актера, музыканта, свата, алхимика и шарлатана. Однако ни в чем не преуспеет. Не найдет он утешения и в детях, связавшихся с дурной компанией. Модена похоронит одного за другим двоих горячо любимых сыновей и будет беспомощно наблюдать, как медленно угасает помешавшаяся от горя жена. Ко второму – рыжеволосому скрипачу с мечтательным взором – судьба окажется благосклоннее. При жизни Росси всегда будет обласкан монаршими милостями и даже освобожден от ношения отличительного знака. Саломоне создаст более ста пятидесяти произведений и совершит переворот в еврейской религиозной музыке, введя в литургию многоголосие. А затем неожиданно исчезнет, предоставив потомкам строить догадки, умер ли он от чумы, погиб ли при погроме, или же просто покинул Мантую. Примечания: 1.Rossi - ит. "красный", "рыжий". 2.Аполлон был музыкантом и предводителем муз. Адонис же славился своей красотой. Не удивляйтесь познаниям Модены в античной мифологии, он, как и многие его современники, получил прекрасное светское образование. 3.Екк 9:7 4.Дукат - обиходное название итальянской золотой монеты (с 1284 года). 5.Stronzo - ит. "застранец". 6.Ешива - еврейское религиозное училище. 7.Иов - библейский персонаж, известный своими страданиями. 8. Тора - Пятикнижие Моисеево, амвон - специальное сооружение, с которого читают Священное Писание, (кафедра). К публичному чтению Торы допускаются юноши с 13 лет. 9.Талмуд - свод правовых и религиозно-этических положений иудаизма. 10."Неистовый Роланд" - рыцарская поэма итальянского писателя Л. Ариосто (1516 год). 11.Екк 1:2 12.Леоне да Модена - историческая личность, как и Саломоне Росси, другом которого он был. Все подробности его биографии сохранены. Единственное отступление - в том, что у меня Росси и Модена получились несколько моложе своего реального возраста. Я воспользовалась тем, что точная дата рождения Росси неизвестна. При написании была использована статья Екатерины Новиковой "Венецианский игрок". Также не удивляйтесь тому, что евреи свободно сидят в кабачке. В 1608 году гетто в Мантуе еще не существовало. (продолжение следует)

stella: jude , благодаря вам я историю собственного народа узнаю.

Констанс: jude, замечательное произведение! Это вовсе не фик, это Ваше абсолютно авторское. Странно, чтение Вашего произведения натолкнуло меня на воспоминания о посещении итальянской синагоги в Иерусалиме.Итальянские евреи переехав в Израиль разобрали в Италии одну из красивейших своих синагог и собрали ее неподалеку от центра Иерусалима. там сейчас музей итальянского еврейства. очень интересный музей.Жаль немногие о нем знают. У Вас прекрасная эрудиция , огромный Вам респект. Жду продолжения

Диана: Да, а здесь продолжения как-то очень долго нет



полная версия страницы