Форум » Господин, который редко смеется » Из серии "Трудное детство": зарисовка №4 » Ответить

Из серии "Трудное детство": зарисовка №4

jude: [more]Хотела продолжить писать "Луну", а вместо этого у меня получился сей опус. Вышло что-то вроде драббла.[/more] Названия нет. Зарисовка из детства Рошфора, когда тот был совсем маленьким. Фэндом: "Мемуары графа Рошфора" Жанр: ангст Рейтинг: G Размер: мини Статус: закончено (хотя, скорее, несколько оборвано) Отказ: на героев не претендую

Ответов - 4

jude: - Вскочила утречком с зарей, Пошла в зеленый садик свой, – выводил надтреснутый старческий голос. - Пошла в зеленый садик свой За розмариновой листвой, – вторил ему звонкий молодой. - За розмариновой листвой (господин виконт, не подходите к воде). Чуть сорвала листок-другой, - Чуть сорвала листок-другой – Глянь – соловей летит лесной…1 Пока Мари и Беатрис полоскали белье, Сезар коротал время, бросая камешки в воду. На противоположном берегу расположилась вражеская армия, которую маршал де Рошфор уже битый час обстреливал из своих орудий. Беда только, что все его снаряды падали у самой кромки воды, не причиняя противнику ни малейшего вреда. «Вот бы научиться «запускать уток и селезней»,2 как Матье, сын Жермена-садовника! В этом искусстве ему нет равных. Камешки Матье подпрыгивают на волнах целых три раза, прежде чем пойти ко дну». Когда солнце стало клониться к западу, трубач сыграл отступление, и «гугеноты» с громким мычанием двинулись в сторону ближайшей деревни. Человек, лишенный воображения, впрочем, решил бы, что это пастушок Жанно погнал стадо на вечернюю дойку. - Пора и нам домой, - вздохнула Беатрис, тяжело поднимаясь с колен. *** - Глянь, соловей летит лесной, - Мари шла первой, в одной руке держа корзину с бельем, а другой – крепко сжимая ладошку виконта. Мне говорит на лад на свой, - Мне говорит на лад на свой: Девица, береги покой! Ох! – шествие замыкала прачка Беатрис, поминутно кряхтевшая и жаловавшаяся на больную поясницу. - Девица, береги покой! Цена мальчишкам – свищ пустой. - Цена мальчишкам – свищ пустой. Цена мужчинам – меньше той! – обе женщины весело рассмеялись. Неожиданно Сезар остановился и потянул кормилицу за подол: - На ручки! - Нет, Ваша Милость, - покачала головой Мари, - Вы уже большой. Пойдете сами. - Мари, у меня ножки устали-и-и! - Здесь совсем недалеко, - ласково улыбнулась кормилица, - Мы пойдем потихонечку. Шажочек, вот, еще шажочек. - Да-а, ты всегда говоришь, что недалеко, - захныкал мальчик, - А, на самом деле, далеко-о-о. - Что ты мучаешь дитя? Возьми его на руки – быстрее дойдем, – посоветовала старуха. - Если его постоянно носить на руках, он никогда не научится нормально ходить, - шепотом возразила молодка. - А толку? – пробубнила Беатрис, - Ходи – не ходи, все равно – калекой останется. - Не мели ерунды! – прикрикнула на нее Мари. - Будто я не права? – закудахтала прачка, – Так ведь и доктора, что с Парижу приехали, то же самое сказали. А они – люди ученые. Верно наш кюре говорит: «Страдают дети за грехи отцов до третьего, четвертого колена»,3 - Беатрис потрясла клюкой в воздухе, - Не женился бы хозяин против родительской воли… - Тише, не при ребенке, - попросила кормилица. - Нешто он понимает? – усомнилась старуха. - Господин виконт – поумней тебя будет! – отрезала Мари, - Идемте, Ваша Милость. Поздно. Ваш батюшка станет волноваться. Но мальчик уселся на землю и скрестил руки на груди, всем своим видом показывая, что шагу больше не ступит. - Земля холодная, господин виконт, Вы снова заболеете. - Пусть! И заболею! И умру! А ты будешь виновата-а-а! - Немедленно прекратите плакать, - нахмурилась кормилица, - не то к ночи у Вас опять разболится голова. - Пусть боли-и-и-ит! – слезы уже не катились по щекам Сезара – они брызгали во все стороны. - Господин виконт, мы уходим, - женщина повернулась к рассерженному малышу спиной. - Ну и уходи! Плохая! Злая! Ненавижу тебя, слышишь! Не люблю-ю-у-у-у! - До свидания, Ваша Милость, - Мари подхватила Беатрис под руку и пошла вперед, чутко прислушиваясь к звукам, доносившимся сзади. Через минуту рев стих. Затем послышалось напряженное пыхтение: перспектива оказаться в одиночестве посреди пустынной дороги заставила Сезара позабыть об усталости. Женщины замедлили шаги и обернулись. - Осторожней, Ваша Милость! – вскрикнула Мари. Предупреждение запоздало: мальчуган, со всех ног кинувшийся догонять кормилицу, запнулся о толстую корягу и пропахал землю носом. - Ох, горе ты мое! - разглядывая перемазанную в грязи мордашку виконта, Мари не знала, плакать ей или смеяться: такой уморительный вид у него был. - Извазюкался, как поросенок! – проворчала Беатрис, - Платьице4 в пятнах, ладони в ссадинах, губы разбиты. Что только господин граф подумает?! При упоминании об отце, мальчонка завопил с удвоенной силой: - Я лучше, вообще, домой не пойду-у-у-у! - Мы ничего не скажем Его Сиятельству, - попыталась успокоить ребенка кормилица, - Зайдем в замок с черного хода, а одежду Вашу я постираю, - женщина присела перед виконтом на корточки, - Идите на ручки. - Я не маленький, - обиженно насупился Сезар, - Сам могу идти. - Ах ты, постреленок! – всплеснула руками прачка, - Чего же ты тогда скандалил? Виконт не удостоил ее ответом. Он уцепился за юбку кормилицы и поплелся рядом, продолжая всхлипывать и бормоча что-то себе под нос. Не прошли они и нескольких шагов, как их нагнала повозка. Мари едва успела схватить Сезара в охапку и отскочить к обочине. - Ну, ты, дуреха, прочь с дороги со своим недоноском! – зло прокричал возница. - Вот залил глаза, старый болван! – Беатрис погрозила кучеру клюкой, - Не видишь: это ж графский сынок. - А, старшой? Тот, что убогонький? – отозвался возница, - Прибрал бы его Господь скорей, - кучер хлестнул лошадей вожжами, и повозка покатилась дальше, оставив путников в клубах пыли. Внезапно на лоб виконта упала капля, потом еще одна, и еще одна. Мальчик робко заглянул в лицо кормилицы: - Мари, почему ты плачешь? - Я не плачу, Ваша Милость, это дождик, - женщина прижала ребенка к груди и поцеловала в кучерявую макушку. Сезар задрал голову: небо было безоблачным, дождем даже не пахло. Примечания: 1. Бретонская народная песня. Перевод Марины Цветаевой. 2. "Утки и селезни" - английское название этой игры (когда кидают плоский камешек так, чтобы он несколько раз подскочил на воде). Французского я, к сожалению, не нашла. У меня в городе ее называли "печь блины", другое название "запускать лягушку/жабку". 3. Не совсем верная цитата Исх 20:5-6. 4. Мальчиков до четырех лет одевали так же, как девочек.

stella: Точно, как мой старший внук. Придуриваться малыши мастера.

Диана: Хорошо, хоть с кормилицей повезло.

jude: Благодарю NN за полезные сведения. Относительно игры, описанной в рассказе: ее французское название - Ricochet. Как его переводить на русский язык? В интернете я нашла буквальный перевод "Рикошет". Но лично мне такое название этой игры никогда не встречалось. NN пишет, что стандартное русское выражение "пускать блинчики по воде", и оно вполне приемлемо, потому что блины (как блюдо) во Франции очень даже популярны. Я в фике использовала старое английское название "ducks and drakes" - "утки и селезни". Под этим названием игра была известна в Англии с XII в.



полная версия страницы