Форум » На самом деле было так » Дюма про Дюма » Ответить

Дюма про Дюма

stella: Не знаю, как лучше сформулировать тему. Дело в том, что я взялась за перевод пьес Дюма. Кажется, буду первой, кто взялся за это дело на Дюмановских форумах и намерена это дело довести до победы. Переводить буду только те три пьесы, которые Дюма сделал по трилогии "Мушкетеров" Прошу не судить слишком строго: я не профессиональный переводчик и мое знание языка далеко от совершенства. Но очень хочется, чтобы все Дюманы смогли прочитать эти три пьесы на русском. Ленчик, Каллантэ, если можно это сделать отдельной темой вообще, было бы не плохо. И название тоже можно придумать другое - я не против, если у кого-то найдется фраза выразительнее. Начинаем с " Юности мушкетеров". Премьера пьесы была 17 февраля 1849 года в " Историческом театре" Написана в содружестве с Огюстом Маке. от переводчика. первые сцены, почти до появления Атоса, переведены на Дюмании участником LS . Поскольку я выкладываю перевод на Дюмасфере и Дюмании одновременно, считаю себя обзанной поблагодарить ее отличный перевод и сокращение моей работы. Начали и дай бог, чтоб сил и времени хватило дойти до финиша.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

stella: ПРОЛОГ.  Дом священника.  Низкая зала, дверь в глубине, дверь слева; окно справа, большой камин, лестница, ведущая на первый этаж.  СЦЕНА I.  Гримо, ждет стоя. Шарлотта, спускается по лестнице в глубине, затем Клодетта.  Шарлотта (Клодетте): Хорошо, все-таки приготовьте скарб и белье, чтобы возчик увез все за одну поездку. Не вы ли говорили мне, что сегодня дом должен быть свободным?  Клодетта, (с порога своей комнаты): Да, мадемуазель.  Шарлотта, (замечая Гримо): А, это вы, господин Гримо.  Гримо: Я принес письмо господина виконта, дверь была открыта, я не хотел звонить из страха обеспокоить мадемуазель; я вошел и ждал…  Шарлотта: Господин виконт имеет привычку проезжать мимо дома священника, когда едет на охоту… и когда возвращается… Не буду ли я иметь честь видеть его сегодня утром?  Гримо: Благоразумие, вероятно, не позволит господину виконту прийти.  Шарлотта: Благоразумие?  Гримо: Господин виконт в ссоре со своим отцом.  Шарлотта: Со своим отцом?… Виконт в ссоре со своим отцом, которого он так почитает?.. Но из-за чего?  Гримо: Старый господин хочет представить господина виконта мадемуазель де Ла Люсе…  Шарлотта: А! Этой красавице-сиротке, про которую говорят, что она самая богатая наследница провинции…  Гримо: Верно!  Шарлотта: И что же?..  Гримо: Господин виконт отказался от этого знакомства… Под тем предлогом, что он не чувствует никакой охоты к женитьбе. Так что он не поехал к Ла Люссе… И вернулся сюда… Вы понимаете?  Шарлотта: Хорошо, хорошо, спасибо, Гримо. Посмотрим, что пишет виконт…(Гримо отходит. Шарлотта читает): «Мадемуазель, длительное отсутствие вашего брата выглядит как отказ от должности. Сегодня прибывает новый кюре, господин Витрэ, который готов занять пустующее место.» Сегодня!  Гримо: Беда! Мадемуазель, шесть месяцев, как ваш брат уехал… Это долго для крестьян… Шесть месяцев без мессы!  Шарлотта (продолжает). «Дом, в котором вы жили вместе с братом, с сегодняшнего дня – ваш. И я уведомил об этом нового кюре, так же как и том, что он может расположиться в павильоне замка. Живите у себя без тревоги и беспокойства. Верьте в мое нежное расположение, мадемуазель. Ваш преданный слуга, виконт де Ла Фер.»  Гримо: Мадемуазель передаст мне ответ?  Шарлотта: Еще дня не проходило, чтобы я не увиделась с господином виконтом.  Гримо: О, конечно.  Шарлотта: Я подожду его, чтобы выразить свою благодарность лично.  Гримо уходит.  СЦЕНА II.  Шарлотта (одна). Если я буду вынуждена покинуть этот дом, то придется платить за новое жилье, и расходы увеличатся. Еще месяц - и мои средства иссякнут. А для меня этот жалкий домишко не что иное, как преддверие замка… Замок! Графство и баронство, которым триста лет. Жестоко жить лачуге с видом на такое великолепие! Однако пословица гласит: «Видит око да зуб неймет!» Пословица лжет! Клодетта, оставьте все вещи, мы не уезжаем!  Клодетта, (на лестничной площадке, с вещами): Мы не уезжаем!  Шарлотта: Нет… Возможно, что возвращаясь с охоты, граф проедет здесь. Принесите вина и каких-нибудь фруктов на стол. Ах! Мне кажется, что сквозь деревья я вижу всадника. О! Как он спешит… Как он стремителен… Он галопом приближается к этой лачуге… К лачуге деревенского священника… Хорошо же! Клодетта, я не нуждаюсь больше в вас, идите!  СЦЕНА III.  Шарлотта, виконт.  Виконт: Я увидел издалека вас, Шарлотта. Почему вы вышли при моем приближении?  Шарлотта: Я вышла к вам навстречу.  Виконт: Правда? Благодарю… (Целует ее руку).  Шарлотта: Вы сегодня позже обычного…  Виконт: Я писал вам… Гримо передал мое письмо?  Шарлотта: Да… Вы добры ко мне, господин виконт, слишком добры.  Виконт: Слишком добр?.. Отдавая вам лачугу… Вы достойны того, чтобы жить в во дворце.  Шарлотта: О! Я говорю, что думаю, и повторяю, вы слишком добры, господин виконт. Я признательна вам за ваше предложение. Но, простите меня, я не могу согласиться…  Виконт: Вы не можете согласиться? Почему вы всегда смущаетесь, принимая что-нибудь от меня!  Шарлотта: О! От вас, когда вы были моим господином, я приняла бы все, но… я покидаю этот край, господин де Ла Фер. Так надо. Я должна.  Виконт: Вы отказываетесь от этого дома? Вы должны покинуть этот край? Что вы говорите, Шарлотта?.. Объясните… Почему вы бежите? Вы бежите от меня?  Шарлотта: Потому что появление молодой безвестной девушки, бедной, без будущего, стало помехой для дворянина вашего звания и достоинства.  Виконт: Что вы имеете в виду, Шарлотта?  Шарлотта: Господин виконт не хочет брать в жены мадемуазель де Ла Люсе, которая молода, красива, знатна… И чье состояние удвоило бы ваш доход.  Виконт: Так вы знаете это, Шарлотта? Вы знаете также, что я отказался, не так ли?  Шарлотта: Да, и вот почему я больше не страдаю; уехав отсюда я избавлю вас от непослушания отцу и себя от угрызений совести, ведь я больше не буду мешать вашему благополучию…  Виконт: Послушайте меня, мадемуазель!  Шарлотта: Виконт!  Виконт (приближаясь к Шарлотте): Выслушайте меня, прошу вас! Вот уже больше года прошло с тех пор, как вы появились здесь. Вы приехали с Вашим братом в 1620 году, когда я и многие дворяне провинции, отправились на помощь армии короля, осаждавшего тогда Анже. Людовик XIII воевал с королевой-матерью. Через три месяца, когда епископ Люсонский заключил перемирие, я вернулся в замок. Все здесь говорили о брате с сестрой, которые очень нежно любят друг друга (Шарлотта вздрогнула). Ваша преданность брату была похожа на жертву, ибо угрюмый и нелюдимый нрав Жоржа Баксона лишил вас возможности бывать в свете, где ваш ум, ваша молодость и ваша красота создали бы вам положение… Признайтесь, эта жертва не сделала вас счастливой.  Шарлотта: Это неправда!  Виконт: Я вас увидел… Я вас полюбил…  Шарлотта, (поднимаясь и делая шаг к нему): Виконт!  Виконт: Позвольте мне продолжить! Вы – такая целомудренная, такая юная, чистая! Позвольте мне сказать все, что я должен сказать! Целых пять месяцев вы с братом непреклонно и строго отказывались помощи, которую я предлагал вам. Аббат перестал посещать замок, куда мой отец и я напрасно приглашали его, он избегал нас… Когда вы случайно дарили мне взгляд, мне казалось, что он укоряет меня, как будто за какое-то преступление… Между тем вам не за что было ненавидеть меня… Ведь я ни разу не сказал вам, что люблю вас!..  Шарлотта: Сударь!  Виконт: И вдруг неожиданное событие изменило вашу жизнь... Однажды ночью, когда все исполнено покоя и тишины, около вашего дома раздался непривычный шум. Жители деревни слышали конский топот. На следующее утро стало известно, что ваш брат исчез.  Шарлотта: О! Господин виконт, поверьте…  Виконт: Я ни о чем не допытываюсь, Шарлотта. Я приехал к вам только затем, чтобы сказать вам то, что я говорю. После исчезновения брата вы живете - одна, вы покинуты всеми… Я люблю вас еще сильнее, с тех пор как узнал о вашем несчастии. Прошло уже полгода, с тех пор как вы соблаговолили принимать меня… За эти шесть месяцев вы стали относится ко мне благосклонней, и я признателен вам за это. Скажите, Шарлотта, разве хоть раз я пожал вашу руку, не поблагодарив вас за это, как за милость? Разве я хоть раз заговаривал с вами о любви, не получив прощения в ваших глазах? Наконец, разве я хоть раз спросил вас о том, кто вы, откуда вы пришли, и почему исчез ваш брат…  Шарлотта: Нет, сударь. Вы были со мной таким же, какой вы со всеми, кого знаете. То есть самым честным и самым великодушным дворянином королевства.  Виконт: Благодарю… Теперь вы видите, Шарлотта, что то, о чем я вас спрашиваю - это вовсе не досужее любопытство. Шарлотта Баксон, расскажите мне сегодня обо всем с чистым сердцем… Вы можете это сделать?  Шарлотта: Вы хотите знать, откуда я родом?  Виконт: Да, несколько слов о вас, о вашем брате, о вашей семье. Все что ваша дружеская откровенность поведает мне, сохранится в глубине моего сердца, как личная тайна. Желаете вы этого? И я повторюсь: можете ли?  Шарлотта (отходит к левой стене, к шкафу и берет пергамент): Здесь все обо мне и моей семье… Вот документы, которые ответят на ваши вопросы. Читайте, господин виконт, и вы убедитесь, что Шарлотта Баксон благородного происхождения, хоть и не самого знатного. Что касается моего брата, то его тайны - не мои.  Виконт: Хорошо, Шарлотта, не будем больше говорить о вашем брате. А если мы к этому вернемся…  Шарлотта: Мы не вернемся никогда, сударь…  Виконт, (читая): Вильям Баксон, дворянин из Уэльса…  Шарлотта: Это мой отец!..  Виконт, (читая): Анна де Бейль…  Шарлотта: Моя мать… У моего старшего брата, от первого брака матери, было небольшое состояние, которым владела наша семья. Мой, брат, которого вы знаете, посвятил себя служению церкви и взял меня к себе, когда погибли мои отец и мать.  Виконт: Да… Ваш отец в 1612… Ваша мать в 1615… Бедное дитя…  Шарлотта: Теперь вы знаете все, сударь.  Виконт: Так значит, вы одиноки, Шарлотта?  Шарлотта: Одна на всем белом свете.  Виконт: И никого, кто имел бы права над вами?  Шарлотта: Никого!  Виконт: И ваше сердце свободно?  Шарлотта: Я надеялась сказать вам, что люблю вас!  Виконт: Повторите еще раз это - смело, прямо и честно!  Шарлотта: Господин виконт, я вас люблю!  Виконт: Шарлотта Баксон, хотите вы стать моей женой?  Шарлотта: Что вы такое говорите?..  Виконт: Это просто и естественно, Шарлотта… Я люблю вас и вы любите меня.  Шарлотта: Но ваш отец?  Виконт: Послушайте, Шарлотта! Я прошу вас довериться мне и прошу вас о жертве. Если мы объявим о нашем браке, который не отвечает желаниям моего отца, это омрачит его последние дни. Вы не потребуете этого от меня, не так ли? Вы согласны на тайный брак?  Шарлотта: Я к вашим услугам, господин виконт.  Виконт: В тот же день, когда я приму имя графа де Ла Фер, вы станете всеми уважаемой графиней де Ла Фер! Вы знаете, что мой отец стар, он болен и страдает… Вам не придется долго ждать, Шарлотта!..  Шарлотта: О!  Виконт: Вы согласны?.. А до этого момента наше счастье будет скрыто ото всех в тишине и безвестности. Послушайте! Новый кюре прибыл сегодня утром в замок; он – товарищ моего детства и знает все о моей любви к вам. Он согласен благословить наш союз. Через час приходите в церковь. В часовне будет гореть свет. Я протяну вам руку, вы дадите мне свою. Мы поклянемся друг другу в вечной любви. У меня есть предчувствие, что в этой простой деревенской церкви Господь примет наши клятвы более благосклонно, быть может, чем он принял бы клятвы королей в сверкании соборов! (Протягивает ей руку.)  Шарлотта: Мой господин! Мой супруг! (Она дает ему свою руку).  Виконт: Вот подарок вашего жениха, Шарлотта. Эти бриллианты принадлежали моей матери. Я уверен, что она благословила бы мой выбор, столь же чистый и благородный, как и она сама. Не отказывайте мне, Шарлотта! Этот сапфир - камень грусти, это кольцо она передала мне, говоря последнее «прощай»…  Шарлотта: (беря футляр): Ваша жена благодарит вас… Оливье!..  Виконт: Через час я буду ждать вас в часовне. Удар колокола будет сигналом вам. Приходите туда одна… Приходите туда как - есть, в обычной одежде и без украшений. После того, как я схожу к отцу, чтобы выразить почтение, - это в обычае у меня каждый вечер, - я вернусь на порог этого дома, который стал для меня настоящим дворцом. Возлюбленный вернется умолять вас впустить супруга. До свидания, Шарлотта, до свидания!.. (Он целует ее руку и уходит). 

stella: Шарлотта (одна, открывает шкатулку с драгоценностями): Графиня де Ла Фер! - через час! (Встает), возможно ли это? Шарлотта! Шарлотта в самых смелых надеждах могла ли ты рассчитывать на такое? А я хотела остаться здесь… О, как я и говорила раньше, - этот дом был только преддверием замка. (Клодетта вносит лампу), Сюда идут… По правде говоря, если бы передо мной не было этих бриллиантов, если б я не чувствовала, как кольцо с сапфиром сжимает мой палец, я не поверила бы тому, что только что произошло здесь. (Она разглядывает диадему) О! Она мерцает как созвездие! Эти звезды земли достойны сверкать на челе королев! Камни, вобравшие весь блеск мира – теперь мои. Моя рука, так долго тянувшаяся к ним, теперь касается их. (В дверях появляется человек), Кто - там? И что Вы хотите от меня?  (Входит Неизвестный)  Шарлотта: Кто вы, сударь? Чего вы хотите?  Неизвестный: Вы мадемуазель Шарлотта Баксон?  Шарлотта: Да, это я.  Неизвестный: Вы одни?  Шарлотта: Как видите.  Неизвестный: Вам хочет сообщить нечто важное один человек. Он мог бы переговорить с вами четверть часа без помех? Шарлотта: Конечно.  Неизвестный: (Указывает на дверь слева от зрителя) Куда ведет эта закрытая дверь? В комнату того, кого вы зовете вашим братом?  Шарлотта: Да, сударь.  Неизвестный: (Идет влево и открывает дверь) Входи, не бойся ничего Жорж, я буду посторожу снаружи.  (Выходит через заднюю дверь. Входит Жорж)  Жорж (сбрасывая шляпу и плащ): Шарлотта, мое сокровище, моя любовь, моя жизнь!  Шарлотта (в сторону): Никогда не думала, что увижу его снова!  Жорж: Шарлотта, это – я. Шарлотта, ответьте мне, разве Вы не узнаете меня?  Шарлотта: Вы здесь! (Садится)  Жорж: Да. (На коленях) Это странно, не так ли? Это невероятно, неожиданно для Вас?  Вернувшись я нахожу вас еще более красивой, чем тогда, когда я оставил Вас.  Шарлотта: Почему Вы вернулись?  Жорж: (Поднимаясь) О, не спрашивайте меня. Я не ничего знаю. Я все забыл. Я снова вижу вас, я снова говорю с вами. Я снова обрел вас, после того как потерял на шесть месяцев. О, эти шесть месяцев - шесть месяцев пытки… Но вы поможете мне забыть их, не так ли?  Шарлотта: Бедный Жорж!  Жорж: О! Не жалейте меня, ведь если вы все еще любите меня, нет более счастливого человека, чем я, в целом мире.  Шарлотта: Бедный Жорж!  Жорж: Что вы говорите?  Шарлотта: Я говорю, что вам нельзя оставаться здесь. Вы пропадете, если вас увидят.  Жорж: О, меня долго не было здесь, и я снова уеду.  Шарлотта (Радостно): Вы уезжаете снова?  Жорж: Да. Я привез счастливую весть. Как видите, я на свободе. У меня есть немного денег - пятьсот пистолей. Мы отправимся к морю, сядем на корабль и через пять недель, которыми мы будем в Квебеке. Там никто не станет требовать, чтобы мы объяснили наше прошлое. Мы не будем больше скрывать, мы ничего не будем больше бояться. Начнется новая жизнь. Жизнь для радости и счастья. Вы сильны, вы храбры. Собирайтесь, мы уезжаем. Поедем, моя любовь! Поедем!  Шарлотта: Это невозможно, Жорж.  Жорж: Почему невозможно?  Шарлотта: Пятьсот пистолей – это нищета. Квебек - изгнание.  Жорж: Пятьсот пистолей – это больше чем нам нужно для безбедной жизни. Что касается изгнания, изгнания не существует, когда мы любим.  Шарлотта: Да, когда мы любим.  Жорж: Боже мой! Шарлотта, разве Вы не любите меня больше? А как же клятвы, которыми мы обменялись?  Шарлотта: Эти клятвы принесли много несчастий, Жорж. Это доказывает их нечестивость.  Жорж: Но, вспомните, Шарлотта, как тесно мы связаны нашей любовью, нашими бедами, нашим преступлением.  Шарлотта: Жорж, вы обманываете себя. Все это, наоборот, разделяет нас. Нам надо раскаяться. Мы больше никогда не должны видеть друг друга.  Жорж: Шарлотта, во имя нашей любви…  Шарлотта (Подходит к столу, где находятся бриллианты, садится): Бессмысленной любви двух одиноких детей, оставленных Богом и отверженных людьми. Само небо заставляет нас забыть об этой любви.  Жорж: Шарлотта! Шарлотта! (Указывает на шкатулку с драгоценностями) Что это? Алмазы?  Шарлотта: Оставьте, Жорж. Вы свободны и я счастлива видеть вас на свободе. Не спрашивайте меня больше ни о чем .  Жорж: Вы любите другого, Шарлотта?  Шарлотта: Через полчаса я выхожу замуж.  Жорж: И эти алмазы?  Шарлотта: Это подарок моего жениха.  Жорж: Значит, тот, за кого вы выходите замуж богат?  Шарлотта: Богат и знатен.  Жорж: О, горе мне! Но и ему горе! Назовите его, Шарлотта.  Шарлотта: (Поднимается, указывает на замок). Его имя граф де Ла Фер, это его замок. Теперь вы можете пойти, разыскать его и рассказать все. Но вы поступите, как трус.  Жорж: И это, действительно, говорит Шарлотта? С таким ужасающим хладнокровием, лед которого проникает к глубинам моего сердца? Это, действительно, та юная девушка, которую я любил?  Шарлотта: Нет, это говорит женщина, которая много страдала.  Жорж (Обнимает Шарлотту): Шарлотта, умоляю, поедем со мной в тот уголок мира, где я смогу свободно называть вас своею женой, поедем отсюда, где я вынужден называть вас сестрой.  Шарлотта: Если вы снова повысите голос, как сейчас, вас услышат, Жорж, и это будет равносильно тому, что вы предадите меня.  Жорж (Берет ее за руку и прижимает к сердцу): О, как холодна ее рука. Ее сердце не бьется. Вы не женщина, Шарлотта. Вы – мрамор, и Вы правы, и это безумство любить статую.  Шарлотта: Итак, что вы решили?  Жорж: Час настает, не так ли?  Шарлотта: Что вы решили относительно меня?  Жорж: О, для меня все решено, я уже принял решение о своем будущем. Не беспокойтесь обо мне, Шарлотта! О! (падает к ее ногам) Мой бог! Если в вашем сердце остался хоть один едва тлеющий уголек вашей старой любви, я еще мог бы разжечь его своим дыханием. Мы молоды, мы могли бы быть счастливы.  Шарлотта: Да, счастливы по-вашему, но не по-моему, а значит, оба несчастны.  (Бьют часы)  Жорж: Что это?  Шарлотта: Это время, когда решится моя судьба. Жорж, я нахожусь в ваших руках.  Жорж: Шарлотта! Вы свободны.  Шарлотта: Благодарю.  Жорж: Когда вы вернетесь, меня здесь уже не будет. (В изнеможении падает на стул)  Шарлотта: Благодарю и прощайте! (Она протягивает ее руку, он отдергивает свою)  Жорж: Прощайте, госпожа графиня де Ла Фер (Шарлотта выходит)  Жорж: Боже мой! Боже мой!  (Из глубины сцены выходит Неизвестный)  Неизвестный: Ну, что, брат?  Жорж: Ты прав! Все так, как ты и говорил.  Неизвестный: Теперь ты видишь, что у этой женщины нет души, не так ли?  Жорж: Да, теперь я вижу это.  Неизвестный: Ты презираешь ее как самое мерзкое из существ?  Жорж: Я презираю ее.  Неизвестный: Вот и хорошо! Возьми свой плащ – нам придется ехать всю ночь. Завтра ты освободишься от всего этого.  Жорж: Я освобожусь от этого еще до завтра, брат.  Неизвестный: Что ты хочешь этим сказать?  Жорж: Я презираю ее, но я все еще люблю ее.  Неизвестный: Жорж!  Жорж: Я презираю ее, но я не могу жить без нее.  Неизвестный: Боже мой!  Жорж: Я презираю ее, но я умру.  Неизвестный: Умрешь?! Это очень серьезно. Ты хорошо подумал?  Жорж: О! Я думал об этом, пока был разлучён с ней. Пока я был в тюрьме, я думал, что если смогу избежать наказания, то сразу же вернусь к ней. Благодаря тебе, брат, я свободен. Я говорил тебе, что жизнь без нее - ничто для меня. Здесь, на пороге ее дома, прежде чем войти, я говорил, что если она не любит меня больше, я умру.  Неизвестный: Любовь к женщине не много значит в жизни, Жорж.  Жорж: Любовь к женщине не много значит для того, у кого кроме любви есть радость, богатство и будущее. Но для того, у кого есть только любовь, эта любовь – всё! Брат, ты знаешь, как я устал от жизни, (Садится к столу) жизни, которая тяготит меня и других. Теперь, когда я услышал, назначенный мне приговор, я возьму один из твоих пистолетов. Я не сделал этого раньше, я сделаю это теперь.  Неизвестный: Ты решил это твердо?  Жорж: Твердо!  Неизвестный: (Протягивает ему пистолет): Возьми, брат, и обними меня!  Жорж: (Оба брата бросаются в объятия друг другу. После судорожных рыданий Жорж выбегает из комнаты в левую дверь): Прощай, брат! Прощай, брат!  Неизвестный: Ну, что ж, хорошо. Но теперь, Жорж, та бессердечная женщина умрет, как ты, или понесет ту кару, что и ты. (Он кладет железо в огонь и гасит лампу потом идет к противоположной стене и, когда Шарлотта входит, он закрывает дверь за нею дверь.)  Шарлотта: (Выходит в центр сцены): Он ушел?  Неизвестный: Да, но я - здесь.  Шарлотта: Кто вы такой?  Неизвестный: Я был здесь только что.  Шарлотта: Не подходите ко мне, или я буду кричать. Жорж, Жорж, на помощь!  Неизвестный: Ага! Теперь вы зовете его?  Шарлотта: Где он?  Неизвестный: Я скажу вам, но сначала вы узнаете, что с ним стало  Шарлотта: Мой Бог!  Неизвестный: У Жоржа было доброе и благородное сердце, он дал обет и стал священником, чтобы посвятить себя церкви и благу людей. Но в его жизни появился демон, притворившийся молодой женщиной, чтобы соблазнить его.  Шарлотта: А…  Неизвестный: Последствия были неминуемы, как и в первородном грехе. Их связь не могла длиться долго, не обнаружив себя. Девушка заставила Жоржа обещать, что они оба оставят тот край, где жили. Но чтобы убежать на другой конец Франции, где они смогут жить спокойно, нужны были деньги. А их не было у обоих. Тогда священник украл священные сосуды и продал их.  Шарлотта: Господи!  Неизвестный: Добыв денег, они сбежали, и, приехав в Витри, спрятались в этой деревне  Но Божье правосудие настигло их, точнее того, кто был менее всего виноват. Жоржа нашли, схватили и отправили в тюрьму в Бетюне. Он взял всю вину на себя и не назвал свою сообщницу. Он был осужден и осужден один – его клеймили и заточили.  Шарлотта: Черт возьми!  Неизвестный: Но было еще нечто ужасное – то чего вы не знаете, то, о чем Жорж никогда не говорил вам. Палачом города Бетюна был его брат. То есть там, куда привезли Жоржа, чтобы осудить и покарать, его должен был заклеймить родной брат. Вы не знали об этом обстоятельстве, не так ли? Палач передал пистолеты Жоржу, чтоб он не сошел с ума, но бедный глупец предпочел жить; он любил и он жил. Его заклеймили и сослали на галеры  Шарлотта: Ужас!  Неизвестный: С тех пор, брат бедного Жоржа, думал только об одном, как освободить осужденного. Вместо того, чтобы бежать он отправился к той, которую любил и которая совратила его. Он пришел к ней, чтоб отдать ей свою жизнь, потому что свою честь он уже отдал ей. Она отказалась от него. И тогда его дал клятву.  Шарлотта: Клятву в чем?  Неизвестный: Он поклялся, что зло должно быть наказано, что истинный виновник преступления, сообщник Жоржа, женщина, разбившая его сердце, будет заклеймена, как и он.  Шарлотта: Но ведь он жив.  (Слышится пистолетный выстрел)  Неизвестный: Вы поняли, что это? (Достает кинжал)  Шарлотта: (падает на колени) О, пожалуйста, я хочу жить.  Неизвестный: Вы выбираете жизнь? Пусть будет так!  (Он быстро достает железо из огня и клеймит ее плечо.)  Шарлотта: А!  Неизвестный: Теперь я скажу Вам, кто я такой. Я - брат Жоржа - палач из Бетюна.  (В дверь стучат, Он выпрыгивает в окно).  Шарлотта: (Прислонившись к стене) Ах!  Виконт: (из-за двери) Откройте! Это - я.  Шарлотта: Ах!  Виконт: Откройте это – я, ваш супруг.  Шарлотта: (Идет к двери, по дороге берет со стула плащ, который положила туда, войдя в комнату): Входите, господин виконт. Ваша жена ждет Вас.  (Занавес) 

stella: Действие I. Сцена I  Ночь, прихожая. Слева - кабинет господина де Тревиля. Дверь в правой части прихожей ведет к Кардиналу. Мушкетер стоит на страже у дверей господина де Тревиля, гвардеец кардинала у дверей Кардинала. Приближается утро.  ЖЮССАК (гвардейцу у дверей Кардинала): Бикара, вот пароль. Запомните, что его Высокопреосвященство любит мир.  БИКАРА: Да, господин лейтенант.  ЖЮССАК: (глядя на Арамиса): Это означает, что гвардейцы кардинала должны жить в мире даже с мушкетерами короля. БИКАРА: Да, господин лейтенант.  ЖЮССАК: Стойте на посту. Господин де Рошфор сменит Вас. (уходит)  АРАМИС: Вы не лейтенант, господин де Бикара, и можно говорить с вами на посту.  БИКАРА: Говорите, господин Арамис, говорите.  АРАМИС: Я считаю оскорбительной фразу "даже мушкетеры короля" – а вы, господин Бикара?  БИКАРА: Я, господин Арамис, – я гвардеец Кардинала и эти слова меня не шокируют.  АРАМИС: Не могли бы вы разъяснить мне это после смены караула, господин де Бикара?  БИКАРА: Могу, господин Арамис.  АРАМИС: Это все, что я хотел сказать Вам, господин гвардеец.  БИКАРА: К вашим услугам, господин мушкетер. (Возвращаются на свои места)  (Госпожа Бонасье, появляется из кабинета господина де Тревиля, открывает дверь  и касается плеча Арамиса.)  ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: Тс-с! Aunis(?) и Анжу. Не двигайтесь, заслоняйте меня, чтобы гвардеец не мог меня видеть.  АРАМИС: Так?  ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: Да. Возьмите этот платок, обратите внимание на монограмму, и если кто-нибудь покажет Вам такой же, будьте уверены в этом человеке.  АРАМИС: Но где и как мне покажут этот платок?  ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: В вашем доме, на улице Вожирар. Они постучат в ставень. Предупредите особу, которая прячется в вашем доме.  АРАМИС: Как вы узнали?  ГОСПОЖА БОНАСЬЕ: Достаточно, что я знаю – пока это всё – остальное узнаете позже – займите ваш пост – прощайте! (Возвращается в кабинет и исчезает.)  (Миледи и де Рошфор выходят из кабинета Кардинала.)  РОШФОР: Нет ничего проще, Миледи – Вы возьмете этот платок — обратите внимание на монограмму.  МИЛЕДИ: Я вижу — "К" и "Б".  РОШФОР: Вы скоро отправитесь на улицу Вожирар – напротив остановки карет, постучите в ставень дома, увитого плющом, покажете этот платок человеку, который откроет дверь, затем вы спросите адрес, а поскольку этот платок – знак, по которому вы узнаете друг друга, он скажет вам этот адрес.  МИЛЕДИ: Ничего, кроме адреса?  РОШФОР: А вы его запомните и тот час сообщите мне.  МИЛЕДИ: И последнее, - если меня спросят, кто владелец этого дома.  РОШФОР: Это мушкетер по имени Арамис.  МИЛЕДИ: Арамис! Отлично!  РОШФОР: Теперь я отпущу гвардейцев с поста.  МИЛЕДИ: Я еду домой. (Идут в разные стороны.)  РОШФОР: Господа, – бьет семь часов. Вы свободны.  (Бьет семь часов -- Миледи уходит, надев маску. Арамиса отпускают с поста. Звук трубы. Мушкетеры заходят в прихожую – двери открываются.)  ПОРТОС: Господа, я простудился той ночью, а поскольку я боюсь лихорадки, я взял плащ, даю слово!  БУА-ТРАСИ: О, Портос, на вашей груди не перевязь, а настоящее солнце!  (Все восклицают в восхищении.)  ПОРТОС: (небрежно): Да, не так ли?  АРАМИС: Привет, Портос.  ПОРТОС: Привет, Арамис.  АРАМИС: Честное слово, вы сверкаете. Давайте отойдем в строну – как здоровье вашего друга? ПОРТОС: Он страдает, он ранен. Шпага прошла через плечо в грудь.  АРАМИС: Бедный Атос – он в постели?  ПОРТОС: (очень громко) С лошадиной лихорадкой – хорошо что никто не знает – а я не стану говорить господину де Тревилю. (Д’Артаньян появляется позади группы мушкетеров.)  АРАМИС: Тс-с! Портос, ваш голос как ваша перевязь, слишком привлекает внимание.  ПОРТОС: Верно – здесь есть чужаки.  (Д’Артаньян, со шляпой в руке, подходит к группе мушкетеров.)  АРАМИС: Кто это там? Посмотрите, Буа-Траси.  БУА-ТРАСИ: Должно быть, недавно приехавший гасконец – подождите (подходит к д’Артаньяну) Сударь!  Д’АРТАНЬЯН: Сударь!  БУА-ТРАСИ: Смогу ли я быть вам чем-то полезен?  Д’АРТАНЬЯН: Будьте добры, я ищу господина де Тревиля, капитана мушкетеров.  БУА-ТРАСИ: Сударь, его слуга находится вот там.  Д’АРТАНЬЯН: Сударь, покорнейше благодарю вас. (Слуге) Будьте добры, сообщите пожалуйста господину де Тревилю, что шевалье д’Артаньян просит его о краткой аудиенции.  СЛУГА: Позже. Господин де Тревиль еще не прибыл.  МУШКЕТЕР: Господа! Господа! Капитан Мушкетеров.  ВСЕ: Ах!  МУШКЕТЕР: Он в ужасном настроении.  БУА-ТРАСИ: Он уже знает о нашей вчерашней проделке?  (Входит господин де Тревиль. Все мушкетеры салютуют ему.)  ТРЕВИЛЬ: Добрый день, Господа, добрый день. Какие новости?  БУА-ТРАСИ: Никаких, господин Капитан.  ТРЕВИЛЬ: Дежурные, отчитайтесь (заходит в кабинет).  Д’АРТАНЬЯН: Его взгляд как пистолетный выстрел.  ПОРТОС: Плохо дело.  АРАМИС Плохо!  (Портос отходит поговорить с группой мушкетеров; Арамис остается с одним из мушкетеров на авансцене.)  Д’АРТАНЬЯН: Как замечательно, мушкетеры, мне нравятся лица всех людей здесь. Я чувствую к ним симпатию. Один из них потерял свой платок. (Арамису, который заметил это и наступил на него.) Сударь, вы обронили платок.  АРАМИС (сурово) Благодарю!  Д’АРТАНЬЯН: Он не слишком дружелюбен!  БУА-ТРАСИ: (берет платок) Так-так. Мой скрытный Арамис, вы и теперь будете утверждать, что в дурных отношениях с моей кузиной, мадемуазель де Буа-Траси? Она была с вами так любезна, что одолжила свой платок. Взгляните, господа: инициалы К. Б.  Д’АРТАНЬЯН: Прекрасно. Отличное начало.  АРАМИС: (наградив д’Артаньяна свирепым взглядом) Сударь, вы ошибаетесь. Это не мой платок, и я не знаю, почему этому господину взбрело в голову подать его именно мне, а не вам. Лучшее подтверждение моих слов - то, что мой платок у меня в кармане.  БУА-ТРАСИ: Так вы отказываетесь от него! Это хорошо, потому что в противном случае, ради чести моей кузины, я должен был бы…  ТРЕВИЛЬ: (стучит кулаком по столу) Это оскорбление, смерть Христова!  БУА-ТРАСИ: Капитан в ярости.  Д’АРТАНЬЯН: (Арамису) Сударь, я в отчаянии.  АРАМИС: Сударь, мы с вами рассчитаемся.  Д’АРТАНЬЯН: Э, раз вы так, то идите к черту!  ТРЕВИЛЬ: Прелестный рапорт! Прелестный шум он поднимет, смерть Христова!  ПОРТОС: Он распаляется…  ТРЕВИЛЬ: Разберемся прямо сейчас… Но сначала избавимся от посторонних, чтобы мы могли обсудить это дело в семейном кругу. (слуге) Кто там?  СЛУГА: Интенданты.  ТРЕВИЛЬ: Позже.  СЛУГА: Секретарь от господина де ла Тремуля.  ТРЕВИЛЬ: Завтра.  СЛУГА: И подписи.  ТРЕВИЛЬ: Давайте их сюда, быстро (подписывает несколько бумаг).  БУА-ТРАСИ: Слава Богу, капитан успокоился. Распахните ваш плащ, Портос, чтобы мы могли любоваться вашей перевязью – даже у короля нет ничего подобного.  АРАМИС: Бьюсь об заклад, эта вышивка стоила десять пистолей за локоть.  ПОРТОС: Двенадцать. А всего в ней три четверти.  БУА-ТРАСИ: Роскошно. А сзади она так же хороша?  ПОРТОС: (закутывается в плащ, его окружают любопытные) Еще лучше.  ТРЕВИЛЬ: Итак, это все?  СЛУГА: Ох, сударь, я забыл, дворянин из Гаскони… господин д’Артаньян.  ТРЕВИЛЬ: Д’Артаньян… отец? Мой старый друг д’Артаньян?  СЛУГА: Нет, сударь, молодой человек.  ТРЕВИЛЬ: Значит, это сын… Зовите его, зовите.  СЛУГА: Господин д’Артаньян!  Д’АРТАНЬЯН: Здесь!  (Срывается с места и сталкивается с Портосом, некоторое время они оба пытаются сохранить равновесие. Д’Артаньян запутывается в плаще Портоса, плащ соскальзывает – все видят, что перевязь расшита золотом только спереди).  ПОРТОС: Идиот!  БУА-ТРАСИ: Ха-ха! У перевязи лишь одна сторона!  Д’АРТАНЬЯН: Отлично. Еще один промах.  (Взрывы смеха. Д’Артаньян пытается пройти, Портос удерживает его).  ПОРТОС: Вы мне заплатите за это, господин гасконец!  Д’АРТАНЬЯН: Как вам будет угодно, но дайте мне пройти.  ПОРТОС: О, я буду ждать вас здесь.  ТРЕВИЛЬ: Где же этот господин д’Артаньян?  Д’АРТАНЬЯН: Здесь, здесь!  (Проходит, над Портосом продолжают смеяться).  Д’АРТАНЬЯН: Простите меня, господин капитан. Я явился невовремя, и все же я чувствую радость - только от того, что вижу вас.  ТРЕВИЛЬ: Благодарю вас… одну минуту, молодой человек (говорит что-то слуге вполголоса).  ПОРТОС: (мушкетерам, смеющимся над ним) Это была шутка, пари.  АРАМИС: Приятный сегодня день.  Тревиль:( продолжая читать бумаги) Я не в силах далее сдерживаться. Атос! Портос! Арамис! ДАртаньян: Что это за имена? Портос: Ай! Все: Ай! Тревиль: Атос! Портос! Арамис! Портос и Арамис( входя к де Тревилю) Мы здесь, капитан! Остальные мушкетеры: Послушаем! Тревиль: Знаете ли вы, господа, что сказал мне король вчера вечером? Портос: Нет, сударь. Арамис: Но я надеюсь, что вы нам окажите честь сказать это. Тревиль: Что он будет набирать отныне своих мушкетеров среди гвардейцев кардинала. Все: О! О! Портос: С чего бы это, сударь? Тревиль: Потому что его слабенькому винцу нужно взбодриться хорошим вином.О, Его Величество прав! Его мушкетеры имеют бледный вид при дворе и господин кардинал! Великий кардинал! Рассказал вчера в моем присутствии, что эти проклятые мушкетеры, эти рубаки, эти головорезы, задержавшись в трактире на улице Феру в кругу гвардейцев, вынудили его, Ришелье, арестовать этих нарушителей порядка. Дьявол! Арестовать мушкетеров! Не возражайте! Вы там были! Вас опознали! Вас назвали! Арамис, Портос: Сударь! Тревиль: О, это моя ошибка! Это научит меня лучше отбирать своих людей! Посмотрим! Вы, гогсподин Арамис, почему вы испросили у меня казакин мушкетера, когда вы так отлично выглядите в сутане? А вы, господин Портос, к чему вам золотая перевязь? Чтобы повесить на нее соломенную шпагу? Проклятие! А Атос? Я не вижу Атоса! Где он? Арамис: Атос болен. Тревиль:Болен... А чем он болен? Портос: Опасаются, что у него ветрянка. Тревиль: Что за сказку вы мне тут рассказываете! Он не болен, он, наверное был ранен, возможно убит! Если бы я мог знать!.. Святое чрево! Мушкетеры( снаружи) Дьявол! Дьявольщина! ( они переговариваются между собой, потом двое из них выходят) Тревиль: Кровь господня!... Господа мушкетеры. Я не желаю слышать, что посещаются подозрительные места, что поигрывают шпагой на перекрестках; я не желаю, чтобы поднимали на смех гвардейцев кардинала, которые храбрые ребята,( шепот) законопослушны( шепот), люди, которые не дадут повода к аресту, а в случае чего, я уверен, не дадут себя арестовать.Они предпочтут смерть на месте, но не бегство. Спасаться, бежать — это в духе мушкетеров. ( топот, шум снаружи. Арамис и Портос сжимают кулаки) А! Шесть гвардейцев Его Высокопреосвященства арестовывают шесть мушкетеров короля! Дьявольщина! Я принял решение: я отправляюсь прямо сейчас в Лувр и подаю в отставку с места капитана мушкетеров, чтобы принять должность лейтенанта гвардейцев кардинала! И если мне откажут, я сделаюсь аббатом; лучше уж так! Вы, Потос, будете у меня привратником, а вы, Арамис, причетником. ( врыв ропота снаружи. ДАртаньян прячется за столом.) Портос: Ну, так вот, мой капитан: это правда, что мы были шестеро против шестерых, но на нас предательски напали прежде, чем мы успели выхватить шпаги. Двое из нас были убиты, а Атос опасно ранен. Тревиль: А, ранен! Портос: Вы знаете же Атоса: он дважды пытался подняться и дважды падал. Мы не могли вернуться- нас уволокли. Арамис: А я имею честь вам доложить, что я убил одного гардой, так как мою украли вместе с ножнами. Убил или заколол — как вам больше нравится. Тревиль: Мне об этом не сказали... А Атос? Арамис: Прошу вас, капитан, не говорите никому, что Атос был ранен; Он будет в отчаянии, если это достигнет ушей короля. А так как рана очень опасна и он вынужден находится в постели... я опасаюсь...( видно Атоса, который входит, поддерживаемый двумя мушкетерами. Он бледен, как смерть. Приподнимает портьеру и показывается). Атос! Тревиль: Атос! Неосторожный! Атос: Вы меня вызывали и я поспешил явиться по вшему распоряжению. Что от меня требуется? Тревиль: Я уже говорил этим господам, что я запрещаю моим мушкетерам рисковать их жизнью без необходимости. Храбрецы дороги королю, а мушкетеры одни из самых храбрых людей на свете. Вашу руку, Атос! ( крики Браво, апплодисменты) Атос: (изнемогая), Простите, сударь! Тревиль: Что с вами? Арамис: Извините, сударь.. Тревиль: Да что с вами? Арамис: Он потерял сознание. От боли: вы сжали ему руку. Тревиль: Хирурга! Моего или королевского! Хирурга ! Боже правый! Мой храбрый Атос умирает!( Все мечутся, бегают и кричат: Хирурга!) Перенесите его в эту комнату! Осторожнее! Арамис! Ничего, он сильный! Буа- Траси: К черту Преосвященство! Портос: Ну, гвардейцы Его Высокопреосвященства не так-то уж и хорошо держались. Тревиль: Ну же, господа, у меня не так уж и много места. (Все выходят и образуют группу в передней)

stella: Сцена 7. Тревиль, дАртаньян. Тревиль: Ну, и на чем мы остановились? ДАртаньян ( робко выходя из своего угла) Сударь! Тревиль:А! Вы, верно, господин дАртаньян? Ну-с, и что вы желаете от меня? Я был бы счастлив сделать что-нибудь для вас в память о вашем отце. ДАртаньян: Сударь, когда я пришел к вам я думал просить у вас мундир мушкетера. Но после того, что я увидел здесь, я понял, что это огромная честь и я ее не заслужил. Тревиль: Это прекрасно — быть скромным, особенно если ты гасконец. Нет, я не смогу вам дать мундир; чтобы вступить в мушкетеры надо два года участия в компании или особые заслуги: но есть и другие способы для начала. Наши младшие гасконские сыновья не богаты и вы, без сомнения, не катаетесь в золоте... ДАртаньян: Сударь! Тревиль: Да-да, мне знаком этот вид! Я из тех же краев... Когда я прибыл в Париж, у меня было четыре экю в кармане и я дважды дрался с людьми, которые мне заявили, что я не в состоянии купить Лувр. ДАртаньян: Четыре экю! У меня — восемь. Тревиль: Подумайте... Я дам вам письмо к директору Академии: вас туда примут без жалования... Дворян там обучают верховой езде, фехтованию и танцам. ДАртаньян: О, сударь!.. Я умею ездить верхом, я умею держать шпагу в руках, а что до танцев... Тревиль: Ну хорошо, вы состоявшийся парень, вы ни в чем не нуждаетесь. Время от времени приходите повидаться со мной, чтобы поведать о своих делах. ДАртаньян ( тихо): Он меня выпроваживает. ( громко) Ах, месье! Я и не знаю, что вам сказать! Вы меня привели в смущение... я потерял голову... почему у меня нет с собой рекомендательного письма от отца! Оно помогло бы мне избежать сегодня ошибки. Тревиль: В самом деле, как могло случиться, что вы явились сюда не имея рекомендации? ДАртаньян: У меня она было и превосходная! Но у меня ее вероломно выкрали. Тревиль: Выкрали? ДАртаньян: Да, месье, в Менге, в гостинице. Я ехал на желтом коне.. Тревиль: Вы были на лошади? ДАртаньян: Цвета лютика... Дворянин, находившийся там же, утверждал, что этот оттенок принадлежит скорее растительному миру, чем миру животных. Мы вытащили шпаги... Но трактирщик не дремал и его слуги подло напали на меня с палками. Они меня ранили, сударь! Они меня ранили, не взирая на угрозы, которые я раздавал им вашим именем. Тревиль: Моим именем? Вы громко меня называли? ДАрнтаньян: Что вы хотите! Такое имя, как ваше, мне служило щитом: на всем протяжении своего пути я представлялся, как протеже господина де Тревиля; но, в конечном итоге. Это обернулось против меня: мой противник оставил меня в награду челяди. Тревиль: Дворянин? .. Это плохо. ДАртаньян: У него было оправдание: он ждал женщину... очень красивую женщину... Которая явилась, наконец и с которой у него была длительная встреча. Но это не оправдывает его расспросов хозяина на мой счет, то, что он шарил в моих карманах после того, как меня раздели, видимо для перевязки, но, на самом деле, чтобы у меня украсть письмо отца. Без сомнения, это тот, кто меня обокрал. Тревиль: Но мотив? ДАртаньян: А, в конце-концов: ревность. Возвращаются Портос и Арамис. Тревиль: Вы говорите, это произошло в Менге? ДАртаньян: Да, сударь. Тревиль: Когда? ДАртаньян: Неделю назад. Тревиль: И этот дворянин ждал женщину? ДАртаньян: Очень красивую женщину. Тревиль: Это был человек высокого роста? ДАртаньян: Да. Тревиль: Смуглый, волосы и борода черные? ДАртаньян: Да, именно так? Тревиль: На лбу шрам? ДАртаньян: Точно. Но как это все делает его узнаваемым для вас? А, если я его когда-нибудь найду! О сударь, прошу вас, найдите мне его! Тревиль: Вы не знаете, что говорила ему та женщина? ДАртаньян: Она ему сказала: «Спешите передать туда, что он прибудет через неделю». Тревиль: И он ответил? ДАртаньян: Он ответил: « Хорошо, миледи!» Тревиль: Этот так! Это так! Это были они.. А! .. господин кардинал!.. Посмотрим, молодой человек... Подумаем о вас. ДАртаньян: Сударь, вы только что сказали, что знаете, кто он. Я готов расстаться со всеми вашими обещаниями, со всей вашей благосклонностью, скажите мне только его имя... его имя! Я хочу отомстить.. Я весь горю... Тревиль: Упаси вас Бог от этого. Если вы только увидите его, идущего по вашей стороне улицы- перейдите на другую сторону. Не бейтесь об эту скалу, вы разобьетесь, как стекло. Успокойтесь, хоть вы и гасконец, пока я буду писать директору Академии. ДАртаньян: Хорошо, отлично! Если я его найду! (Тревиль пишет) Скала или шип, если он попадет мне в руки... ( он смотрит на дверь) Ах! Тревиль: Ну, что еще? ДАртаньян: А! Но это он! Тревиль: Кто « он»? (Рошфор, выйдя от кардинала, пересекает театр) ДАртаньян: Мой предатель, мой вор! Тревиль: Остановитесь! Честное слово, это дьявол. ДАртаньян: ( исчезая) Остановитесь! Остановитесь!

stella: Сцена 8. Те же и Атос. ДАртаньян выходит от Тревиля и сталкивается с Атосом. Атос: Кровь Господня! (Хватается рукой за плечо) ДАртаньян: Простите... Я спешу. Атос: Вы спешите! ( останавливая его) И это для вас достаточный повод? ДАртаньян: Мушкетер, которого ранили!.. Еще глупость... Простите меня, сударь... Я... Атос: Минутку... Вы не господин де Тревиль, чтобы вести себя бесцеремонно с мушкетерами. ДАртаньян: Честное слово, сударь, я не специально толкнул вас и я сказал « Извините»; я нахожу, что этого достаточно... отпустите меня ; я спешу, слово чести! Атос: Я вижу, что вы спешите, но при чем тут я? ДАртаньян: А это мне сегодня не поможет: я гонюсь за кое-кем. Атос: Ну-с, господин Торопыга, меня вы найдете, не гоняясь за мной, слышите вы?! ДАртаньян: Не угодно ли сказать : где? Атос: У Карм Дешо. ДАртаньян: В котором часу? Атос: В полдень. В четверть первого именно я вам уши на ходу отрежу. ДАртаньян: Буду без десяти двенадцать. Атос отпускает его и он убегает. Портос, в группе Портос: Господин Гасконец! ДАртаньян: Человек с перевязью! Дьявол побери! Портос: Вам знаком Люксембург? ДАртаньян: Я с ним ознакомлюсь. Портос: В полдень! ДАртаньян: Нет!... В час, если вам будет угодно! Портос: Согласен! ДАртаньян: Два! Если хорошо бежать, у меня еще будет время догнать моего вора. Он собирается бежать. Арамис ( в дверях) Сударь! ДАртаньян: А, хорошо! Человек с платочком! Арамис: К вашему сведению, я буду ждать вас в полдень на улице Шасс- Миди. ДАртаньян: Нет, сударь, в два часа, если вас это устроит. Арамис: Согласен, в два... ДАртаньян: Ну, вот теперь я могу быть уверен в себе. Тройной шанс быть убитым сегодня; да, но я буду убит мушкетером!.. И будет прекрасно, если я буду убит моим вором еще до полудня!.. Ну-с, постараемся! ( Он скрывается в прежнем направлении). Привратник( у Тревиля) Король! Король ( вдодя к Тревилю): Добрый день, Тревиль! Вы помирились с кардиналом? Я иду к нему. Тревиль: Помирился? Я с Его Высокопреосвященством? Король: Конечно вы должны это сделать. Его гвардейцы победили наших мушкетеров. Тревиль: О! Часовые выстраиваются с оружием. Остальные строятся в две линии. Король выходит.

stella: Картина 2. Вход в Карм дешо. Засохший луг; Старые здания без окон. В стороне — пространство, свободное от домов. Сцена 1. Атос, дАртаньян Атос: ( сидит на межевом камне) Никого! Мой гасконец не придет? Подождем... ДАртаньян( подходит совсем запыхавшись): А, месье! Вы первым явились на свидание. Извините меня : я совсем забегался и ничего не нашел! Уфф! Атос: Еще нет двенадцати, так что вы не опоздали. ДАртаньян: А вот и полдень звонят. Атос: Сударь, я велел предупредить двух своих друзей, которые будут моими секундантами, но эти двое еще не явились. В конце-концов, я не вижу и ваших секундантов. ДАртаньян: У меня их нет, сударь. Я только вчера прибыл в Париж и не знаю никого, кроме господина де Тревиля... и еще... Атос: Вы ни с кем не знакомы? Но, если , к несчастью, я вас убью, я буду иметь вид пожирателя детей... ДАртаньян: Не слишком. Вы в невыгодном положении, поскольку оказываете мне честь скрестить вашу шпагу с моей будучи раненым и рана причиняет вам неудобство. Атос: Очень большое неудобство, даю вам слово! Вы причинили мне чертовскую боль!.. Но, если у меня правая рука очень устала, я беру шпагу в левую. Так я обычно делаю в подобных ситуациях... О, вас это не пощадит: я одинаково действую обеими руками и это очень удобно для меня. Левша - это очень затруднительно для тех, кто к такому не привык. ДАртаньян: О, месье! Не занимайтесь мною, прошу вас!... Я не стою того... Поговорим о вас. Атос: Вы меня смущаете... Но эти господа все не идут!.. А! Кровь Господня! Как же больно вы мне сделали! Плечо так и горит!.. ДАртаньян: Если бы вы мне позволили, сударь... У меня есть чудодейственная мазь для ран... мазь, которую я получил от матери. Я вам уделю часть и по прошествии трех дней, я уверен, мазь вас исцелит. Атос: И?... ДАртаньян: И по прошествии трех дней, когда вы выздоровеете, я буду готов к вашим услугам. Атос: Черт возьми! Вот предложение, которое мне по душе. Оно выдает сердечного человека. Благодарю! Но спустя три дня кардинал и его люди прознают, что мы должны драться и помешают нашему поединку... А, эти бездельники все не идут! ДАртаньян: Если вы спешите, сударь, и если вам угодно отправить меня на тот свет немедленно, прошу вас, не стесняйте себя. Атос: Мне нравится сказанное вами... Сказано хорошо и сказано неглупым человеком. Сударь, я люблю людей подобной закалки; и если сегодня мы не убьем друг друга, сдается мне, что впоследствии для меня беседа с вами будет истинным удовольствием. А, вот и один из моих людей! ДАртаньян: Что! Господин Портос? Атос: Вы против? ДАртаньян: Ни в коей мере!

Диана: Еще динамичнее, чем книга! Ну у миледи тут поистине дьявольское самообладание: сразу после клеймения вести себя как ни в чем ни бывало.

stella: Сцена 2. Те же, Портос, Арамис Портос: А! Что я вижу! Атос: Ты видишь человека, с которым я дерусь. Портос: И я тоже? Атос: И вы тоже? ДАртаньян: Только в час дня. Арамис:( приближаясь) И я тоже! Я дерусь с этим господином! ДАртаньян: Только в два часа дня! Арамис: Но почему деретесь вы, Атос? Атос: Честное слово, я не знаю! Он причинил мне боль в плече. А вы, Портос? Почему вы деретесь с этим молодым человеком? Портос: Я дерусь... потому что...потому что я дерусь. ДАртаньян: Мы поспорили об одежде. Атос: А вы Арамис? Что у вас с ним? Арамис: Позиция в ученом споре. Сударь? ДАртаньян: Кстати, о святом Августине. Атос: ( в сторону) Решительно, этот парень умен! Портос: Итак, займемся нашим делом? ДАртаньян: Минуту, господа! Раз мы все уже здесь собрались, разрешите мне принестои вам свои извинения... Все: О! О! ДАртаньян: Вы меня не поняли; я приношу вам свои извенения только в том, что я не смогу уплатить свой долг всем троим: в конце-концов господин Атос имеет право убить меня первым. Это во многом снижает ваши возможности, господин Портос, а ваши, господин Арамис, сводит почти к нулю. Я сделаю одного из вас банкротом, возможно и двоих. Вот за это я и прошу прощения, но только за это! А теперь, господа, если вы желаете! Атос: В добрый час! ДАртаньян: Здесь я буду заколот. Но, соберись здесь вместе даже сотня мушкетеров, я не отступлю ни на шаг. ( Они обнажают шпаги) Атос: Вы избрали плохое место: солнце светит вам прямо в глаза. ДАртаньян: Ба! Я это знаю! Я с Юга! ( Они скрещивают оружие)

stella: Диана , я все время себя контролирую, потому что , того и гляди, сваливаюсь в цитаты.

stella: Сцена 3. Те же и Жюссак, Бикара, де Винтер, Каюзак , гвардейцы. Жюссак: О! О!...Мушкетеры! Здесь дерутся? А как же эдикты? Атос: Жюссак! Портос: Люди кардинала! Арамис: Шпаги в ножны! Жюссак: Слишком поздно! Атос: Э! Господа, к чему вам вмешиваться! Если мы бы увидели, что вы деретесь, убиваете, уверяю вас, что мы бы не стали вам препятствовать... Бикара: Любезны, как всегда! Сдается, урок не пошел вам впрок? Арамис: Господин Бикара, вы напоминаете, что партию следует продлить? Жюссак: Опять провокации! Мы на службе, господа; сдавайтесь, тысяча чертей! И следуйте за нами! Арамис: Невозможно для нас подчиниться столь любезному приглашению... Господин де Тревиль нам запретил... Жюссак: Как это? Атос: Ну да! Это именно так! Жюссак: Ах, так! Если вы не подчинитесь... Атос: То? Жюссак: Вы сейчас увидите... Внимание, вы все! Господин де Винтер, вы не из людей кардинала, вы... вы англичанин. Если вы желаете воздержаться... Винтер: Нет, господа, я не из людей кардинала, но моя сестра принадлежит к числу его друзей. Я англичанини, это так, но есть смысл в том, чтобы я показал, что в Англии сражаются так же хорошо, как во Франции и раз уж моя прогулка привела меня сюда, я буду делать то же, что и вы, господа. Атос: ( друзьям) Нас трое. Их пятеро. И нам придется здесь сражаться и умереть. Потому что, заявляю вам, что побежденным я не появлюсь перед капитаном. Портос: Ни я! Арамис: И ни я! ДАртаньян ( в углу). Вот момент сыграть свою роль. Если не ошибаюсь, это одно из тех событий, что решают жизнь человека... речь о выборе между королем и кардиналом... печальный друг король и беспощадный враг кардинал... А! Ба!.. У меня сердце мушкетера! Тем хуже! Прошу прощения, господа! Атос: Что? ДАртсньян: Вы только что ошиблись, говоря, что вас только трое... Арамис: Но! Портос: Нас трое... Жюссак: Черт возьми! Они что, ждут подкрепления? Эй, все вы! Шпагу в руки и в линию. А вы, красавчик гасконец, убирайтесь!.. Мы даем вам такую возможность... Спасайте свою шкуру! Бикара: Вы поступите благоразумно, потому что удары посыпятся дождем... ДАртаньян: Пусть этот дождь падет на всех... Я остаюсь! Атос: Вы хотите быть на нашей стороне против них... Вы, наш враг?.. Это прекрасно, но... ДАртаньян: Я вижу, вы спрашиваете себя, чего я стою, как мужчина... так испытайте меня! И я сделаю все, чтобы убить умело. Атос: Я вижу, что вы чудный юноша! Как ваше имя? ДАртаньян: ДАртаньян. Атос: Итак, Атос, Портос, Арамис и дАртаньян — вперед! Все: Вперед! ( общая драка) ДАртаньян: (После того, как он скрестил шпагу с Жюссаком, Винтеру ) Если желаете, тут найдется место для всех. Винтер: Нет, я заменю первого, кто будет ранен. Портос: (Каюзаку) Почему я не слышу, чтобы звонили половину первого? Каюзак: Фанфарон! Портос: У вас сейчас прекрасный клинок, мой дорогой. Арамис: ( Бикара) Я вынужден сделать это ( Убивает его). Первый из них. Жюссак: Вы устроили здесь провинциальную игру. ДАртаньян: Гасконскую игру, да, сударь. ( ранит его) Атос ( Арамису): А у дАртаньяна идет хорошо! Арамис: А у вас, Атос? Атос: У меня, у меня... я терплю... но я распалился... ДАртаньян: Немножко подождите... Жюссак: Он очарователен... ДАртаньян: Не правда ли? ( он опрокидывает Жюссака) Это сапог господина дАртаньяна-отца. Господин де Винтер, я к вашим услугам. Атос: Оставьте мне этого, это он вчера меня ранил.( Обезоруживает одного из гвардейцев). Портос ( трогая своего): Трое из четверых. Атос: ( тому, кого разоружил) Вернитесь! ДАртаньян:( Винтеру) Я вас убью! Винтер: Убейте! ДАртаньян: Честное слово, нет! Вы произвели на меня впечатление храброго англичанина, живите! Винтер: Благодарю вас! Ваше имя, ваш адрес? ДАртаньян: Если это для того, чтобы возобновить, я здесь, начнем немедленно! Винтер: Нет, сударь, это чтобы отблагодарить вас. Чтобы представить вас моей сестре как галантного человека, которому я обязан жизнью; итак: ваше имя, ваш адрес? ДАртаньян: Шевалье дАртаньян, ул. Могильщиков. Винтер: Господа, примите мои комплименты. До свидания... Портос: О! О! Вот это реванш! ДАртаньян ( видя, что мушкетеры уходят без него) А я?! Атос: Вы... ты... Поцелуй меня, только не делай больно плечу... ( Арамис и Портос целуются с дАртаньяном) ДАртаньян: Так мы друзья? Атос: И в жизни и до самой смерти! Все: И в жизни! И в смерти! Атос: Вот только ты теперь в ссоре с кардиналом. ДАртаньян: А! Ба! Зато я получил место ученика мушкетера! А господин кардинал — не мой дядя!

Диана: Вот уж действительно, само-фик! Откуда Винтер в ряду гвардейцев, даже не объясняется толком.

stella: Картина 3 (у миледи) Сцена 1. Кэтти, Рошфор( входит первым) Кэтти: Нет, господин, вы не войдете: мадам не принимает. Рошфор:( появляясь на сцене) Хорошо, мое прелестное дитя! Вы, которая может войти, объявите господина Рошфора. Идите живо! Кэтти: Я? Я не могу зайти к мадам также, как и вы, когда она одевается. Рошфор: Ах, да, англичанка!... И тем не менее их приводят в пример, когда спешат. Кэтти: Я позвоню мадам.( звонит). Рошфор: Так не принято во Франции. Кэтти: И тем не менее здесь так. Рошфор: Ах, вот как! Кэтти: Господин спешит? Рошфор: Очень спешу! Кэтти:( звонит еще раз и скрывается в глубине сцены) Сцена 2. ( те же и миледи) Миледи: А, это вы, господин Рошфор! Вы принесли мне новости о лорде Винтере? Рошфор: О лорде Винтере? Нет... А почему бы? Миледи: Кажется, было сражение между гвардейцами кардинала и мушкетерами? Рошфор: А что вы видите тут необычного? Такое случается каждый день. Миледи: Безусловно! Но не каждый день мой брат лорд Винтер оказывается замешан в эти сражения. Рошфор: Так он дрался сегодня? Миледи: Вот что произошло: лорд Винтер прогуливался с этими гвардейцами; именно они встретили мушкетеров де Тревиля и тут же полилась кровь... возможно, мой брат убит! Рошфор: О, мой Бог! Но откуда вы все это узнали, миледи? Миледи: [/b ]Лакей моего брата издали видел все сражение. Он примчался сюда в ужасе, бедный парень! Рошфор: Вы отправили его предупредить кардинала? Миледи: Нет!.. Я потеряла голову, я не знала, что делать! Рошфор: О, ваше отчаяние сверх меры: барон не ваш брат. Миледи: Это всего лишь брат покойного лорда Винтера... Но тем не менее, я его очень люблю. Рошфор: Ах, бедный барон! Я не знаю почему, но что-то подсказывает мне, что с ним случилось несчастье. Миледи: Вы думаете? Рошфор: У этих чертовых мушкетеров рука такая счастливая... или несчастливая, что после этого остается только одно утешение... Миледи: Какое? Рошфор: Если барон убит, его состояние не пропадет. Миледи: Как это? Рошфор:У него сто тысяч экю ренты, не так ли? Миледи: Что-то около того... Рошфор: Ну, а разве его племянник, ваш сын, не наследует ему? Миледи: О, граф, это совсем не то, что вы должны были мне сказать, я полагаю. Рошфор: Простите, вы знаете, что я человек положительный. Но оставим в стороне наследство лорда Винтера. Нет, не за этим я пришел к вам поговорить... Миледи: Тогда говорите! Рошфор: Я пришел объяснить вам весь наш план по похищению лорда Бэкингэма. Миледи: Посмотрим! Рошфор: Раз показанный носовой платок по данному вам адресу по улице Вожирар, не так ли? Миледи: Далее... Рошфор: Однажды открыв адрес, вы побеспокоитесь о свидании с герцогом Бэкингэмом. Миледи: Прекрасно! Где же? Рошфор: У этой крошки Бонасье, наперсницы королевы. Герцог туда явится без подозрений. Миледи: Конечно! Рошфор: А так как мы собираемся устроить мышеловку у этой крошки Бонасье... Миледи: Мышеловку? Рошфор: В Париже мы это называем мышеловкой: место, куда мышка входит, но никогда не может выйти. Миледи: Я поняла. Рошфор: Вы видите, как герцог принят и принят у Бонасье, наперсницы королевы. Что и требовалось доказать, как говорится в геометрии. Миледи: Это обговорено. А эти вечером... Оставьте мне разузнать... Рошфор: Ах да, успех... простите, ситуацию с лордом Винтером. Кэтти ( входя): Лорд Винтер, миледи! Миледи: Ранен? Рошфор: Смертельно?

stella: Диана , у меня подозрение, что он туда явился, затеяв дуэль с гвардейцами в каком-то кабаке. Теперь я понимаю, что фильм 59 года с Бельмондо и с Декриером - это экранизация пьесы. Но я в восторге от ехидства Рошфора. А еще мне очень нравится. какие хулиганистые мушкетеры.

Диана: stella пишет: восторге от ехидства Рошфора Я тоже!

stella: Сцена 3а (Те же и Винтер) Винтер: День добрый, миледи, день добрый, сестра! Миледи: О, сударь, я так беспокоилась! Рошфор: Я тому свидетель, дорогой граф. Мадам сочла вас мертвым. Винтер: Если бы не благородство моего противника, подарившего мне жизнь, я бвл бы мертв. Рошфор: Прекрасный поступок! Прекрасный поступок, не так ли, мадам? Миледи: О! Великолепный.. Винтер: Настолько прекрасный, что я осмелился пригласить сюда этого кавалера, чтобы представить его вам, сестрица. Миледи: И он пришел? Винтер: Он внизу. Разрешите мне пригласить его подняться? Миледи: Безусловно! Мне будет очень приятно... Как имя этого кавалера? Винтер: Это беарнский дворянин, шевалье дАртаньян. Миледи: Мой гасконец! Рошфор: Мой гасконец! Нельзя, чтобы он меня здесь видел! Миледи! Миледи!... Простите, граф!.. Миледи, у вас тут не найдется какой-нибудь потайной двери? Миледи: ( показывая ему боковую дверь): Сюда! Рошфор: Очень хорошо! Разрешите исчезнуть! ( в сторону) Я был уверен, что здесь имеется потайная дверь. Миледи: И что теперь?.. Ну, что же, я жду вашего победителя, брат мой! Винтер: Шевалье! Шевалье, входите, прошу вас!

stella: Сцена 4. ( Те же и дАртаньян) Он входит с подозрительным видом и все время оглядывается. ДАртаньян: ( в сторону) Я только что видел человека, пересекавшего двор... человека... Это странно, но я учуял моего вора... ( еще раз взглянув в окно, он сворачивает в коридор.) Винтер: Вы видите, мадам, дворянина, который сохранил вам брата. Поблагодарите его, если вы хоть сколько -нибудь дружны со мной. Миледи: ( в сторону) Проклятый гасконец!( громко) Добро пожаловать, сударь! Вы сегодня заслужили вечные права на мою признательность. Но что это с вами? ДАртаньян: Простите, мадам, но это то, на что я всегда надеялся... А! Миледи... Винтер: Ну, и что? Миледи: Странный способ представиться! ДАртаньян: Простите мою рассеянность, мадам.. и вы, милорд... Но мадам так прекрасна! Миледи: Человеку столь храброму и столь благородному, как вы, господин дАртаньян, прощается все, даже комплименты. Я очень люблю воинственную храбрость и если вы хотите, чтобы я была полностью удовлетворена, расскажите мне о вашей стычке. ДАртаньян: А! Мадам... А скромность? Винтер: Тогда я расскажу, поскольку вы скромны. Но прежде: вот кипрское вино и бокалы, вы дадите мне право... Не так ли, миледи? Миледи: Ну конечно же!... Винтер: ( наливает бокалы) ДАртаньян: Это странно, но я был уверен, что эта нежная сестра мне бросится на шею, осыплет ласками, а вместо этого, беседуя, она смотрит так, словно видит меня насквозь. О, какие глаза! Винтер: Ваше здоровье, господин шевалье! Сестрица!.. ДАртаньян: Как жаль, что такие глаза могут быть так злы.. ( пьет) Винтер: Садитесь, шевалье! Садитесь, прошу вас! Теперь, сестра, я преступлю к своему рассказу. Это была жестокая битва! Девять прекрасно отточенных клинков переплелись, как ужи, блистая на солнце! Кэтти: Милорд, маленький лакей ждет под вестибюлем. Он говорит, что его хозяйка очень беспокоится за Вашу Честь. Винтер: А! Это правда! Бедная женщина! Разрешите, сестра, разрешите, господин дАртаньян! Я вас оставляю в прекрасной компании друг друга. Шевалье, я не прощаюсь. Идем, Кэтти.

Диана: У Винтера зазноба? Ничего удивительного, что миледи переживает

Grand-mere: Стелла, не могу найти слов, чтобы выразить Вам свою благодарность; вот уж подарок - так подарок! А сколько "вкусных" нюансов, вроде того, что гасконец солнца в глаза не боится; особенно про сапоги отца понравилось.

stella: Я думаю, развлекуха на полгода будет: я намерена все перевести. Оказывается, это еще никто всерьез ( по крайней мере, у меня такая информация) не делал, так что я открываю форточку в Европу.))))

stella: Сцена 5. Миледи, дАртаньян. ДАртаньян: Чертов англичанин! Оставил меня наедине с этой дамой! Вот и оказывай после этого услуги людям. Миледи: Ну, вы больше не говорите? ДАртаньян: Но, по правде говоря, мадам, я испытываю страх быть нескромным... Миледи: Но отчего же, господин дАртаньян? Вы смущены? ДАртаньян: Право мадам, я не просто в смущении, я поставлен в затруднительное положение. Миледи: И вы в этом признаетесь? ДАртаньян: О, если я в этом не признаюсь, вы это все равно заметите... лучше уж я в этом признаюсь... это меня заставит говорить... и это мало-помалу придаст мне смелости. Миледи: Господин дАртаньян, вы слишком застенчивы, это очень вам вредит. ДАртаньян: В чем, мадам? Миледи: Доблестный, молодой, храбрый вы очень быстро заработаете репутацию. Вместе с репутацией придет успех. ДАртаньян: Вы думаете? Миледи: Это неизбежно. Плохо, что вы не обладаете нравом влюбленного. ДАртаньян: О, мадам, совсем напротив! Миледи: А! Вы... ДАртаньян: О! Миледи... да... И если я нахожу... Миледи: Что? ДАртаньян: ( пытаясь взять ее за руку) Если я нахожу немного снисходительности... Миледи: Простите, господин дАртаньян, не вы ли искали, где бы можно было служить в Париже? ДАртаньян: (В сторону) Она сменила тему беседы. Жаль... Была моя очередь метать... ( громко) Службу в Париже? Миледи: Безусловно! У вас же есть друзья? ДАртаньян: У меня из трое... три мушкетера. Миледи: Но вам не место среди мушкетеров... Это очень трудно... Неужто у вас нет хоть немного амбиций? ДАртаньян: Это возможно... Миледи: Есть служба, которая возвысит... Очень возвысит... Служба Его Высокопреосвященству, например?.. ДАртаньян: А! Я не могу, мадам: трое моих друзей в ссоре с кардиналом и я сам... после того сражения... Миледи: О да! Его Преосвященство не из тех, кто прощает... Но я не предлагаю вам службу у кардинала, господин дАртаньян... Я просто задала вопрос официально. ДАртаньян: О, мадам! Но я вовсе не считаю недостойной службу у Его Высокопресвященства, я слишком восхищаюсь господином кардиналом. Но это меня возвращает к тому, что кабинет в Лувре и Пале-Кардиналь подчас могут что-то не поделить и в положении и моем и моих друзей, которые могут предвидеть, если, однажды, Его Величество, или сам господин де Тревиль... Ну вот, я лезу в политику... Я предпочитаю прежнюю беседу, миледи! Миледи: Господин дАртаньян! ДАртаньян: Миледи, я все время пытаюсь сказать, что если я нахожу снисходительную душу, я нахожу в себе силы быть не только слишком нескромным, но и не слишком застенчивым. Миледи: ( в сторону) На этот раз это он сменил тему беседы. На самом деле это не плохо... Я поговорню об этом забавнике с кардиналом. ДАртаньян: Вы не отвечаете, мадам? Миледи: По правде, сударь, что мне вам ответить? Вы мне внезапно делаете заявление… Да здравствует наступление! ДАртаньян: Заявление?.. Ну, так защищайтесь, мадам! Миледи: Вы слишком опасны, шевалье.( в сторону) Из-за него я потеряла сто тысяч экю ренты, и он еще ухаживает за мной!.. Я с него глаз не спущу.( громко) Господин дАртаньян, гарнизон настоятельно требует сдачи, так как у него осталась только одна возможность... ДАртаньян: Какая? Миледи: Уйти. ДАртаньян: О, мадам! Вы меня покидаете? Вы этого желаете? Миледи: Я этого не хочу, но я замыкаюсь в себе. Прощайте, господин шевалье. Сцена 6. ДАртаньян ( один) ДАртаньян : Ну вот, наконец-то этот приезд в Париж что-то обещает. Там — победа со шпагой в руке; здесь, мне кажется, для первого свидания я взялся за дело достаточно напористо: я прекрасно видел по глазам миледи, что был момент, когда она начала сдаваться...Она замкнулась в себе... не вашу дверь мне мешают открыть, мадам... Но лорд Винтер может вернуться... Мои друзья ждут меня в « Еловой шишке», чтобы отпраздновать нашу победу. Я не должен, я не хочу заставлять их ждать.



полная версия страницы